​Замужем за шеф-поваром

Тип статьи:
Перевод
Источник:

Замужем за шеф-поваром

(She Married a Chef)


Кристина озадаченно опустила взгляд на пояс собственных джинсов. Пуговица застегнулась без проблем, сзади также не жало. А ведь после свадьбы, каковая состоялась всего четыре месяца как, все ее штаны начали врезаться в бока и неприятно натирать бедра изнутри — но эта пара сидела вполне удобно, более того, даже оставалось чуток свободного места. Как-то сомнительно, чтобы она так резко похудела. Что тогда?

Стащив загадочные джинсы, Кристина поискала внутри этикетку. Таковая была аккуратно срезана, однако изнутри на поясе нашелся напечатанный прямо на ткани размер. Ж48. Какого черта, ахнула она. Всю жизнь Кристина носила сорок второй или сорок четвертый, в зависимости от производителя, и блюла фигуру с предельной тщательностью, вполне влезая в те шмотки, которые носила лет в шестнадцать. Неужели она за такое короткое время настолько раздалась вширь?

Ткнув себя в мягкие зачатки животика, задумчиво ущипнув за собравшееся на боках сальце, она вынуждена была дать положительный ответ. Да. Сменила статус на «мужняя жена» и расслабилась.

Конечно, она такая не первая и не последняя, в стабильных отношениях, исполненных обоюдной любви и заботы, люди всегда несколько поправляются. А у Кристины и Лиама до сих пор, как в медовый месяц, лица сияли любовью и надеждой на светлое будущее, и когда твоя половинка — для тебя все, весь остальной мир отступает на задний план. Так что неудивительно, что она и не заметила, как набрала вес.

Не говоря уже о том, что Лиам — шеф-повар. Когда-то он открыл собственный ресторанчик, и хотя конкуренция в городе среди таких заведений адская, ему удалось удержаться на плаву, более того — выйти в плюс. Своим кулинарным искусством он привлекал к себе критиков, туристов и окрестных жителей, и вот недавно расширил дело, открыв уже третью точку и окончательно сменив фартук на костюм и белый воротничок «главного босса». Теперь, вырастив себе достойную смену, он уже не стоял у плиты, а «делегировал полномочия», определяя стратегию развития. Новый статус предполагал более высокий личный доход, а главное — больше свободного времени, которое Лиам мог посвящать своей юной красавице-супруге. Между ними было более десяти лет разницы, но Кристину он покорил еще на первом свидании, приготовив для нее невозможно искусительный обед, и продолжал готовить для нее каждый вечер — и она, хихикая, охотно согласилась с такой сменой ролей.

Ни один из бывших парней Кристины не знал, чем литая чугунная сковорода отличается от сотейника, и кулинарные их способности заходили немногим дальше «разогреть в микроволновке». Работать на кухне полагалось, конечно же, ей. Она часами потела у плиты, уставая как проклятая...

… но с Лиамом изменилось все. Он о кулинарии знал больше, чем все ее бабушки и тетушки, и Кристина с удовольствием дегустировала его новые рецепты и старые проверенные блюда. Крем-соус, сладкий винегрет, тушеная говядина, телятина, креветки в чесночном соусе, домашние равиоли… и в выпечке он тоже разбирался! Пироги, пирожные, печенье — горяченькие, из печи, выставлялись на полки в кухонном буфете, чтобы Кристина, когда захочется, могла взять и погрызть. Что и делала.

Готовил Лиам божественно. С кухни у них дома всегда струились ароматы свежайших ингредиентов и притягательных блюд, пробуждая аппетит за два квартала, и практически со дня свадьбы, когда жизнь стала одним сплошным праздником, Кристина и думать забыла о диетах. Она просто не могла сопротивляться этим кулинарным искушениям. А кто бы смог?

Когда прямо на кухне на них нападало игривое настроение, Лиам подходил к ней, в серо-голубых очах его плясали бесенята, встряхивал своей золотистой гривой и, прижав ее к стене, или к столу, или к буфету, мурлыкал: «попробуй-ка вот это вот», и вручал ей большую деревянную ложку с невероятным соусом, похлебкой или кремом, и пока Кристина пробовала новый или старый рецепт прямо с ложки, он беззастенчиво лапал ее податливые ягодицы.

О, Лиам был просто невероятно, немыслимо привлекателен, и после свадьбы накал страстей у них только рос. Но что странно, он обожал наблюдать, как она ест. Он безмерно радовался, изобретая для нее новые блюда, а после того, как она за ужином подчищала тарелку и две добавки, дело почти всегда переходило в горизонтальную плоскость.

Сперва Кристине это казалось несколько странным, однако отказаться от по-настоящему вкусной еды было свыше ее сил, опять же, ей нравилось вести эту игру по его сценарию, при этом подогревая его возбуждение. Еда для Лиама была чем-то вроде прелюдии, по сути, ей всего-то нужно было плотно покушать — и все, его внимание ей гарантировано. Она съедала все, что он ей предлагал даже когда есть уже не хотелось, играя с едой и посылая в его адрес томные взгляды. Сплошное обжорство, так бы сказала прежняя Кристина — но ему нравилось. Немного перекусов в течение дня и десерт после плотного ужина, и Лиам уже готов подарить ей весь вечер страстной и жаркой любви.

Вечером Кристина, забираясь на их трехспальный траходром, прижималась к Лиаму округло-выпуклым животиком — прежний, подтянуто-плоский, остался в далеком прошлом. А после занятий любовью рука Лиама неизменно замирала на ее пухлом пузике или круглых ягодицах, любовно поглаживая или стискивая их, словно изучая эти новые объемы. Ему нравилось, что она поправилась? Честно говоря, Кристина чувствовала себя несколько виноватой в том, что полностью отдалась романтической заботе супруга и перестала следить за собой, но ох, эта его еда, а потом просто ух! ну как она могла сказать «нет», когда он подсовывал ей добавку!

Вся ее жизнь стала сплошным кулинарным приключением, и в кумаре продолжающегося медового месяца Кристина потихоньку отдавалась чревоугодию, и тело ее от такой жизни становилось мягким и пухлым, и вот наконец она это осознала. Можно было и раньше заметить.

Но Лиам уж точно заметил. Откуда бы он знал, что новые джинсы ей нужно купить на пару размеров побольше? И зачем срезал этикетку? Он пытается что-то скрыть от нее?

Вновь натянув джинсы, как оказалось, сорок восьмого размера, она аккуратно заправила внутрь свое скромное, но несомненное пузико, и застегнула молнию. Нет, определенно, в этих джинсах куда удобнее, все старые слишком тесные. Еще немного обомнутся-растянутся, и совсем хорошо будет.

И Кристина направилась на кухню. Когда Лиам вернется с работы, у них будет серьезный разговор...

*

Вернулся Лиам позднее обычного, но с улыбкой до ушей. Ему не терпелось вывалить на Кристину хорошие новости. Только что закончилась встреча с богатыми инвесторами: им очень понравилась популярность его ресторанчиков, а еще больше — уровень прибыльности скромного бизнеса, и они решили как следует вложиться в это дело и раскрутить его, открывая новые точки по всем городам Америки! Контракты подписали, сделку оформили и все такое прочее. Рецепты Лиама «еда для уютной жизни» теперь станут франшизой. Всех юридических тонкостей Кристина не поняла, но зная на собственном опыте, что отказаться от кормежки Лиама невозможно физически, совсем не удивилась взрыву популярности.

Прямых следствий у всей этой сделки было два. Во-первых, в новой большой корпорации Лиаму достанется пост «художественного директора» — он будет отвечать за разработку новых и интересных направлений рецептов и составлять меню для сети рестораций, а деловые партнеры его возьмут на себя организацию новых будущих точек и прочие управляющие обязанности. Так что Лиам снова займется почти исключительно кулинарией, причем заниматься созданием новых шедевров домашней кухни он сможет прямо на дому, а Кристина станет его главным и первым дегустатором. Во-вторых же, новый пост и новая большая корпорация — это категорически выросший доход. Одна только зарплата у Лиама вырастет в два с лишним раза, так что ипотеку за свой новый дом они выплатят уже за пару лет, плюс Кристина сможет бросить надоевшую ей работу секретарши и стать домохозяйкой — или, если захочет, подыскать себе какую-нибудь халтурку на неполный день, просто чтобы чем-то заняться.

Фортуна не просто повернулась лицом к нашим новобрачным, а отвесила им солидный карьерный пинок. Пара подписей, и многие возможные проблемы уже заранее решены.

Есть что отпраздновать.

Лиам набросился на ее с поцелуями, в глазах горела страсть и плескался адреналин. Какой же он красивый и важный в деловом костюме, подумала Кристина, губами и всем телом отвечая ему «да». На стол Лиам успел поставить сразу два десерта, прихватил с ресторанной кухни — мороженое с шоколадной крошкой и свежевыпеченный ревеневый пирог. И пока он делился подробностями всей этой схемы, Кристина радовалась за него, а в голове ее уже мелькали варианты, что и как можно еще обустроить.

— Боже, любимый, я так за тебя рада! — воскликнула она.

— Я подумал, отпраздновать такое нам надо вместе. Только ты и я. Вот, специально твои любимые вкусняшки принес.

— А разве ты не хочешь пригласить коллег и персонал, — спросила Кристина, — я уверена, они будут безмерно рады таким новостям, им-то тоже наверняка прибавка светит? Они охотно подключились бы к празднику.

— Завтра на работе и отметим, — сказал он. — Ты же знаешь, я не фанат больших застолий.

Это да, даже свадьба у них была скромная, можно сказать, интимная, и не от недостатка средств.

— А прямо сейчас я хочу только завалиться на диван в обнимку со своей любимой женушкой и посмотреть фильм. Последние пару недель я света белого не видел от напряжения, весь на нервах, а ты была моей надежной опорой. Твоя поддержка — это для меня все. И сегодня я все свое внимание хочу посвятить тебе и только тебе.

— Лиам, ты прелесть. Я так тебя люблю.

— А я тебя люблю еще больше, — отозвался он. — Выбери пока, что мы будем смотреть, а я открою бутылку чилийского муската и отрежу нам по кусочку пирога.

— Уже согласна! — крепко обняла она его.

Рушить такой момент и портить ему и себе все удовольствие Кристина не хотела. Будет еще время поговорить и о загадочных штанах с исчезнувшей этикеткой, и о том, почему вообще так происходит. Сейчас — не до того. Им сейчас слишком хорошо вместе, чтобы отвлекаться на посторонние темы.

Когда они наконец умостились на диване вместе, Кристина уютно улеглась на широкой груди Лиама, в его могучих объятиях, растекаясь по нему всем телом, он, покусывая ее за ушко, шептал всякую ласковую чушь, на экране разыгрывалась сцена из очередной романтической оперы, а она всей душой отдавалась вниманию и ласкам своего любимого.

И — пирогу, знакомый вяжущий привкус ревеня, Кристина всегда охотно повторяла, как ей нравится этот десерт, и вообще это ее любимый, так что Лиам во всех своих ресторанах вписал в десертное меню ревеневый пирог просто чтобы она, если захочет зайти к нему на работу, в любой момент могла его заказать. Ну и конечно же, пирог венчала солидная шапка взбитых сливок, отрезав ей ломоть, Лиам не забыл щедро пшикнуть их сверху.

Под пирог Кристина осушила пару бокалов сладкого муската, и Лиам смотался за второй бутылочкой. От вина похорошевшая Кристина раскраснелась, и парочка вовсю щекотала друг дружку и обменивалась поцелуями, уже забыв о том, что там происходит на экране.

Когда пирог закончился, Кристина отправилась на кухню за добавкой, не упустив, каким взглядом Лиам провожает ее покачивающиеся туда-сюда округлые окорока. Отрезала себе еще кусок пирога — втрое больше предыдущего — и плюхнулась рядом с супругом, вернее, на него — джинсовая ткань туго обтягивала ее сочные бедра, и Лиаму это определенно нравилось. Улыбнувшись уголками губ, Кристина разделила вилкой кусок пирога на удобные ломтики и принялась отправлять в рот один за другим, сахаристая корочка и сладкий ревень текут непрерывным потоком калорий.

Аппетит Кристины словно перезарядился струящейся меж ними энергией желания, границы физической сытости и удовлетворения страстей размываются, пока она набивает желудок сластями. С каждым движением жевательных мышц внутри набирает обороты двигатель «хочу», промеж ног у Кристины становится влажно. Кто бы раньше ей сказал, что еда станет такой эффективной прелюдией?

Где-то к середине фильма пирог заканчивается, и Кристина принимается поглощать мороженое с печеньем — большой столовой ложкой. Мороженое тает на языке, а потом она дожевывает оставшееся крошево. Медитативно-размеренные движения «зачерпнуть — забросить в рот — прожевать — проглотить» мысленно возвращают ее к тем детским дням, когда она слизывала с венчика остатки теста. Это и правда был ее любимый вкус, о, Лиам лучше всех знал, как ее порадовать. Ложка заскребла по картонке активнее, Лиам давно уже смотрел не на экран, а на нее — смотрел, как ястреб на свою добычу.

Еще немного, и сдержаться он не сможет.

Картонка мороженого почти опустела. Кристина слопала все, остались только замерзшие краешки. Вот так вот моргнула, и полкило сытного десерта словно испарились. Как она так ухитрилась? Откуда взялся столь неутолимый аппетит, вроде ж неплохо днем поела? Но — как только она принималась за еду, остановиться было практически невозможно, особенно если за всем этим наблюдал, одобрительно улыбаясь, Лиам.

Кристина издала тихий стон и растеклась по дивану: вздувшийся животик, зримое свидетельство ее обжорства, так и норовил выглянуть из-под футболки. За эти месяцы после свадьбы в области пояса у нее скопились заметные объемы мягкого жирка. Она попыталась подтянуть футболку, пока Лиам не заметил — нельзя же выглядить неряхой и распустехой, с пузом наружу… а если она не возьмет себя в руки, так и будет, мрачно подумала она, конечно, ей нравится радовать Лиама своим аппетитом, но ведь так тоже нельзя...

В этот самый миг крепкая рука Лиама обвила ее талию, и пальцы, сильные и нежные, коснулись ее податливой плоти и любовно стиснули. Простой жест ласки между возлюбленными, но сейчас он стал искрой неконтролируемого взрыва страстей. Плоть к плоти, кожа к коже, обоих пробрало словно молнией — и пока экранное действо катилось к финалу, Лиам уже оседлал свою пухлую супругу, одежда разлетелась по всей комнате, и он ворвался в нее с такой страстью, какой еще никогда не бывало, даже в горячий медовый месяц. Они словно слиплись в тугой ком ласок и поцелуев, и когда он наконец вошел, Кристина давно уже трепетала, готовая принять его, истекая желанием, и потом взорвались одновременно, в сладостно-упоительном дуэте.

Тем вечером Кристина едва дышала от счастья, не в силах даже сползти с дивана, с перманентно счастливой улыбкой. Лиам с ней, рядом, ласкал и восхищался каждым сантиметром ее мягкого тела. Рай, иначе не назовешь.

И рай этот продолжался день за днем. Кристина регулярно объедалась, особенно по вечерам в компании Лиама, что неизменно заканчивалось крышесносным сексом. Счастье — есть, точно знала она, и ела, вкуснейшая еда и любовь супруга, и тело ее продолжало становиться все мягче, все круглее, все пышнее, и какой смысл сражаться с неизбежным, если результатм невероятно нравился им обоим?

… а о джинсах сорок восьмого размера Кристина так и не спросила. Да и какая разница-то, если через месяц все равно пришлось их менять на более просторные...

Поддержи harnwald

Пока никто не отправлял донаты
+2
2229
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Для работы с сайтом необходимо зарегистрироваться!