Вечером выходного дня

Сергей и Маша вернулись домой довольно поздно. Первое, что сделала Маша — это приподняла футболку, обтягивавшую верхнюю часть ее огромного живота, повернулась к Сергею и простонала:

— Расстегни!

Улыбнувшись, Сергей чуть наклонился, чтобы нащупать затерявшуюся в складках плоти пуговицу. Через пять секунд ненасытное чрево его любимой женушки получило свободу. Сергей не стал скрывать своего возбуждения и начал поглаживать это большое розовое чудо. Маша немного отступила под таким напором, и ее попа тут же мягко врезалась в стоявший в прихожей шкаф, которому как раз соответствовала по ширине.

— Я из-за тебя опять страшно объелась. У меня даже на последний ужин аппетита не осталось — пожаловалась Маша.

— Почему из-за меня? — удивился Сергей — Кто в «Ростикс» потребовал на обратном пути завернуть?

— Это потому что я в тот момент не поняла, как обожралась в «Шварцвальде» — не отступала Маша — Ты же меня уговорил там съесть свиную ногу, а это блюдо, по меньшей мере, на двоих

— Но ты ведь любишь такие порции, у тебя просто глаза загорелись, когда ногу принесли. Мне и в голову не пришло претендовать хотя бы на один кусочек. Отнимать еду у голодных девочек не в моих правилах — оправдывался Сергей.

— Вообще-то это было уже второе такое «суперблюдо», после той утки, которую я скушала в пабе, помнишь? — вздохнула Маша

— Ну это было давно, мы же потом еще в кино сходили, фильм был страшный, ты переживала и, вполне естественно, вновь проголодалась. Так что в целом ты себя вела вполне прилично, от принципов здорового сбалансированного питания не отступала, вот разве что «Ростикс»: — неожиданно закончил Сергей и нарочито нахмурился

— Да ну тебя — вздохнула Маша и, освободившись от мягких приставаний, затопала в сторону ванной.

Сергей проводил совершенно недвусмысленным взглядом обтянутый джинсами 74-го размера зад, быстро переоделся и вскоре уже орудовал на кухне. В бездонных закромах быстро нашлось то, что нужно

— Я жарю блинчики с сыром и ветчиной, мне кажется, кто-то их скоро очень захочет. Вот только думаю — сколько жарить: 12? 14? Или мы на диете? Тогда десяток.

— Искуситель — раздалось из ванной, — если так будет продолжаться, то мы скоро ни по каким ресторанам уже не сможем ходить. Я и так с трудом пролезаю в дверь.

И после некоторой паузы:

— Жарь побольше, ведь это мои любимые.

Вскоре Маша появилась на пороге кухни. Она была в халате, в который можно было завернуть трех самых тучных кустодиевских купчих. Ее темные волосы были мокрыми, глаза сонными и немного беззащитными. В общем, Маша выглядела так, что у Сергея перехватило дыхание и он даже отвернулся.

Лирическое настроение, впрочем, не было замечено:

— Ну, и когда мне купят нормальные весы — вопросила Маша, положив руки на бока и еще больше выставив, если только это было возможно, живот — Или ты хочешь, чтобы я по-прежнему думала, что вешу всего 170 килограммов?

— Все дело в том, что найти весы на 200 кг непросто, — пожал плечами Сергей — но не волнуйся крошка, я все держу под контролем. Еще полцентнера в резерве у нас есть.

— Хорошо бы — вздохнула Маша, садясь на свою широкую скамейку. Перед ней тут же возникла тарелка с целой горой блинчиков. Сергей пожарил 20 штук — все, что было в двух пачках. Кроме блинчиков, Маша съела на ужин солидный ломоть ветчины, не менее внушительный кусок сыра, маленький (800 грамм, не больше) тортик «Прагу», четыре банана и, конечно, пару баночек «Гиннеса». Больше она в тот день не капризничала и вела себя как настоящая большая девочка.

Поддержи Трабант

Пока никто не отправлял донаты
0
1502
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Для работы с сайтом необходимо зарегистрироваться!