Свадьба моего бывшего

Тип статьи:
Перевод

Свадьба моего бывшего

(My Exs Wedding)

Когда я отворила дверь в свои апартаменты, мне навстречу рванулся спасительный поток холодного воздуха. При своих почти пятнадцати пудах живого веса я «немного» чувствительна к жаре. Мой бывший говорил, что в прошлой жизни я была полярным медведем. Вся красная от натуги, я вперевалку вдвинулась в свои арктические апартаменты, закрыла дверь и с облегчением плюхнулась на верный продавленный диван. Тяжелое дыхание в который раз напоминало, какой нездоровый образ жизни я позволяю себе вести.

— Надо заняться собой, — в который раз проговорила я, уронив ключи в корзинку в форме кошачьей головы; когда-то ее подарил мой бывший. Чуть отдышавшись, я принялась перебирать почту, но в голове уже строились версии, чего бы такого слопать на ужин. В желудке все еще переваривался обед из «МакДональса», но мой неутолимый аппетит снова поднимал голову. Где-то там, внутри моего жирного круглого пуза, зарождались первые ростки неудовлетворенного урчания. Которые отвлекли меня настолько, что я почти пропустила конверт, сдвинув его в пачку с газетным спамом.

И уже готова была отправить всю эту пачку в мусорную корзину, как конверт вновь попался мне на глаза. Я сразу узнала почерк, в глазах у меня потемнело, и спам рассыпался по полу.

— А я не стану слишком толстой? — неуверенно спросила я, оглаживая свой округлый и отяжелевший живот.

— Никогда, — соврал Томас, улыбаясь мне, — с каждым килограммом ты только хорошеешь.

Сердце мое рвалось из груди, пока я вскрывала конверт. Мое мироздание окрашивалось во мрак, пока я читала первое предложение. «Томас Маркем и Элизабет Роллинс с уважением приглашают Вас...»

— Ты вроде в последнее время чуток поправилась? — спросила Элизабет с натянутой от столь неудобной темы улыбкой.

— Сама не знаю, — соврала я, глупо улыбаясь в ответ. — Томас меня постоянно водит по хорошим ресторациям, так что вполне может быть.

На самом деле Томас откармливал меня как ту рождественскую гусыню, но не желал, чтобы я кому-либо открывала «наш маленький секрет». Сволочь...

Я сумела дочитать послание, прежде чем чернота окончательно поглотила меня. А потом как-то сама собой оказалась лежащей на полу кухни, голая, пузо невероятно раздулось — а холодильник опустел. Ох… даже я от такого могла лопнуть. На губах вкус мороженого смешивался с солеными слезами, я неуклюже села, аккуратно, чтобы не тревожить шар разбухшего жира, что лежал сейчас на полу промеж моих раздвинутых ног.

Приглашение лежало все там же, когда я со стоном переместилась в вертикальное положение. Не будь я сейчас столь обожрамшись, один взгляд на это мог наслать на меня еще один приступ безудержного жора.

— Вся эта гребанная толпа? — вслух засомневалась я, перечитывая приглашение. Вновь и вновь, и сквозь строчки я почти видела Томаса, который подмигивал мне через весь зал, стоя под руку со своей стройной невестой, моей бывшей лучшей подругой. — Наверняка это он придумал, — вскипела я, перечитав приглашение вновь. — Он всегда считал, что это чертовски весело.

— Я думал, будет весело, — улыбнулся Томас, передавая мне воронку.

— Не знаю, — ответила я, — меня и так разносит как на дрожжах.

Томас нахмурился.

— Что ж, ладно, мои фантазии не так уж важны.

Как будто весь этот вес я набрала по своей инициативе...

Я посмотрела на него и улыбнулась, пытаясь порадовать эту тварь.

— Думаю, разок попробовать можно.

Долго смотрела я на изысканный конверт, пытаясь подобрать правильное ругательство, чтобы выразить мою ярость от самого факта их существования, о приглашении меня на их свадьбу уже молчу. Да, я гора никчемного сала, однако слова мои могут разить наотмашь, как и раньше. Однако чем больше я подбирала правильный ответ, тем менее правильным мне все это казалось.

Итак, вот она я, приглашенная на свадьбу мужчины, который разрушил мое тело, и женщины, которая всадила мне нож в спину. Что я могу сделать? Только ответить «Непременно буду» и тут же отослать электронкой.

— Просто так случилось… — всхлипывала Элизабет. — Я не собиралась делать тебе больно...

— Ты и Томас? — повторила я, все еще не веря.

— Так уж вышло, — объяснила она. — Томас сказал, он больше не может видеть, как ты едой убиваешь себя.

— Он что?! — возопила я.

— Будете заселяться к нам? — носильщик уставился на меня с таким отвращением, словно ни одна корпулетная персона доселе даже рядом с этим отелем не появлялась.

— Нет, я выгрузила чемодан и скутер просто чтоб на меня пальцами показывали, — сверкнула я очами в ответ. — Буду, конечно.

— Прошу прощения, мэм, — вспомнив, что он все-таки профессионал, проговорил носильщик, преодолев шок от того, что вживую увидел восемнадцатипудовую женщину.

Сказала бы я ему еще пару ласковых, но я проголодалась и вспотела. Так что я включила скутер и проехала сквозь главную дверь в ласковые объятия кондиционированного воздуха.

Получив приглашение на свадьбу, я шесть месяцев готовилась к этому дню. Сосредоточившись на том, чтобы есть как можно больше. В прошлом стыд удерживал меня от некоторых шагов, к примеру, от покупки скутера, но сейчас ярость моя одолела стыд и позволила с головой нырнуть в омут чревоугодия, чуть ли не каждый день ставя личные рекорды обжорства лишь для того, чтобы назавтра побить их же. У меня было шесть месяцев, чтобы обдумать все это и спланировать. Чтобы есть и расти.

Одной мысли о том, какая будет рожа у Томаса, когда я всей своей горой въеду в середину этой свадьбы, уже хватало, чтобы заставить меня обжираться даже когда мой практически бездонный желудок молил о пощаде. Сверх всякого благоразумия, сверх физических пределов возможного. За полгода я набрала полсотни кило сплошного колышущегося сала. Пузо выплескивалось вперед на метр, бедра напоминали переваренные сардельки, жирные свисающие сиськи обеспечили мне почти полметра декольте — есть, как говорится, чем похвастать. А складки на спине так расплылись вместе со всей моей тушкой, что верхняя в объеме стала больше, чем живот у среднестатистической пухлой домохозяйки. Лицо и шея превратились в каскад колышущихся складок.

— Лаура? — услышала я знакомый голос, когда повернулась к стойке регистрации.

— Томас? — Я улыбнулась, загнав всю свою ярость и ненависть глубоко в желудок. Хорошо, что у меня там столько места. Для моего удара еще не время. Не сейчас. — Это ты?

— Господи, Лаура… — Томас покраснел и неловко поерзал, пытаясь как-то поменять позу, чтобы скрыть восставшую до твердокаменности плоть. — Поверить не могу, что ты все же приехала.

— О, я ни за что на свете не пропустила бы такого, — все так же улыбалась я. — Моя лучшая подруга и мой бывший вступают в законный брак! О таком особом дне только и мечтать!

— Лаура, — опасливо огляделся Томас вокруг.

— Все еще стыдишься, когда тебя видят рядом со мной, — рассмеялась я. — Так значит, это Элизабет решила меня пригласить?

— Да нет же, не в том дело! — отозвался Томас хорошо отработанным тоном правдивого негодования. — Я...

Однако я прервала его:

— Отложим на потом, красавчик, — рассмеялась я. — Сейчас я слишком проголодалась, чтобы слушать всю эту историю. Я зарегистрируюсь, а потом отправлюсь перекусить. Если хочешь объяснить свои благородные стремления, или поведать, сколь превратно тебя понимают — тогда и расскажешь.

— Не надо так, пожалуйста, — сказал он, но я уже катила прямо на него, так что бывший вынужден был почти отскочить в сторону.

— Движение останавливает красный свет, — помахала я ему, — а не чья-то красная физиономия.

— Ты же сказал, я никогда не стану слишком толстой! — прокричала я.

— Я не думал, что ты настолько растолстеешь! — прокричал он в ответ.

— Но это же все было для тебя! — попыталась я объяснить. — Мне вот это вот, — обхватила свое пузо обеими руками и выразительно тряхнула, — напрочь не нужно!

— Я что, силой заставлял тебя есть?

— Именно так, — заявила я. — Ты постоянно в меня впихивал то одно, то другое.

— Не хотела бы сама — остановила бы меня! — сверкнул он очами. — Тебе это где-то глубоко внутри на самом деле нравилось, иначе ты бы не позволила мне сотворить с тобой такого.

— Просто поставьте куда-нибудь, — улыбнулась я официантке, которая пыталась воткнуть заказанную мной гору еды на небольшой столик.

— Лаура, это ты? — услышала я другой голос, которого ожидала.

— Элизабет? — заставила я себя широко улыбнуться, прежде чем повернулась к бывшей лучшей подруге. — Как у тебя дела?

Я наблюдала за взглядом Элизабет, которая косилась то на мои громадные объемы, то на пять блюд на столике передо мной. Бусинки ее очей внезапно заблестели от слез.

— Что с тобой случилось?

— Со мной? — ответила я так, словно не понимала, о чем она вообще. — Ты вес имеешь в виду?

— Да, — она только что не рыдала. — Тебя жутко разнесло. Что с тобой случилось?

— Что случилось, говоришь, — рассмеялась я. — Ты, наверное.

— Я?

— Ты и Томас, — уточнила я. — В основном, конечно, Томас, но в этой камерной пьесе у каждого из нас была своя роль. — Я рассмеялась. — Ну да хватит обо мне, это твое торжество. Расскажи мне о своем платье.

И я с улыбкой отправила в рот сразу половину отбивной.

— Платье? — эхом отозвалась Элизабет. — Я никогда… в смысле, в общем, никогда не собиралась...

Прожевав мясо, я проглотила его и остановила ее взмахом руки.

— Неважно, что ты собиралась. Важно, что ты сделала. Но обо мне не беспокойся, Томас не единственный мужчина, который предпочитает женщин помягче.

— Чего? — непонимающе посмотрела она.

— Ну, — усмехнулась я, — ты же видела его каталог? Надеюсь, мои фотки он все-таки оттуда убрал, ты не в курсе, их там уже нет?

— Какой такой каталог? — уставилась Элизабет на меня. Наживка схвачена. Была, конечно, вероятность, что Томас удалил весь тот архив, но я сильно сомневаюсь. Когда он показывал его мне, доказывая, что любит крупных женщин, я уже должна была понять, что он сволочь и врун. Не потому, что у него были эти картинки — не фонтан, но смириться можно, — а потому, что он сказал, что все его бывшие оказались нервными истеричками.

— Уверена, ты замечала, как он посматривает на пышных девиц, — я перевела дух. — Нет, честно, я рада за вас обоих, вы два сапога пара. Но Томас любит то, что любит, так что… с вероятностью или ты станешь примерно такой же, как я, или у него на стороне появится такая, как я.

Лицо Элизабет дрогнуло от гнева, и я быстро добавила:

— Впрочем, откуда мне знать? Уверена, с тобой он будет сама добродетель. А теперь прости, у меня обед стынет.

И я развернулась спиной к бывшей подруге и продолжила уплетать обед, какого хватило бы пятерым.

Частью официальной «брачной программы» я не являлась, так что мое расписание было свободно вплоть до ужина уже после официальной церемонии. Имея столь гибкий график, я весь день готовилась к часу Ч, иначе говоря — обжиралась так, как только могла. Громадный завтрак в местной кафешке, за ним гора уличной снеди, плавно продолженная еще большей горой той же продукции вскоре после полудня. После я отправилась часок покемарить, отдохнуть перед марафонским забегом, а затем натянула особый костюм, который купила специально для нынешнего вечера. Длинная темно-синяя блуза на пуговицах и эластичные штаны почти того же оттенка. Одевшись, я снова принялась набивать желудок с удвоенной целеустремленностью. Томас, конечно, любитель раскармливать, но и «черничное раздувание» а-ля Виолетт Бьюрегард в его фантазиях имелось — вот для него я все это и запланировала.

Блузка была уже тесновата, когда я застегнула все пуговицы, утрамбовав внутрь свое громадное пузо. И стала еще теснее, пока я сидела у себя в номере, поглощая одну пиццу за другой. Кажется, у меня перед глазами уже плавали эти хрусткие корочки. Когда я, оседлав скутер, прибыла на свадебный пир, я едва дотягивалась до рукояток управления, так раздулось пузо. Круглая как шар, да, это обо мне.

Когда я ехала мимо регистрационной стойки, я почти слышала, как скрипят поворачивающиеся в мою сторону глаза. И одна пара определенно скрипела громе других. Томас не мог оторвать взгляда от колоссальной «чернички», которая катила мимо на скутере, явно слишком толстая, чтобы самостоятельно передвигаться сколько-нибудь далеко.

Он смотрел на меня, Элизабет смотрела на Томаса — а я катила себе по банкетному залу, как будто все так и должно быть. Болтала с малознакомыми людьми, пила и ела — как будто я обычный человек, а не восемнадцать обожравшихся до нестояния пудов. Каждый, с кем я заговаривала, опускал взгляд на мой живот, словно боялся, что я сейчас лопну.

Я несколько утомилась, и тут мимо прошел Томас и уронил в пустой бокал в моей руке записочку. В которой было «в баре через два часа».

Я мысленно рассмеялась, переправила записочку в лифчик и покатила к бару, расставить следующую часть моей ловушки. Чтобы скрасить два часа ожидания, я заказала себе пару литровых кружек пива и громадное блюдо жареных крылышек — не потому что была голодна, а потому что тут имелась еда, и для меня этой веской причины вполне хватало.

— Привет, — проговорил кто-то позади меня.

Я развернулась с улыбкой, ожидая увидеть Томаса, но к моему удивлению, это был незнакомый красавчик в смокинге.

— Привет, — улыбка стала совершенно искренней.

— Я Маркус, — улыбнулся он в ответ, протягивая руку. — Увидел вас вчера в ресторане и надеялся, что у меня будет возможность познакомиться.

— Я Лаура, — пожала я руку в ответ. Добрые карие глаза Маркуса смотрели прямо в мои. — А почему смокинг?

— Ну так уже больше пяти вечера, а я ведь не из деревни! — рассмеялся он собственной шутке, и я тоже хихикнула. — Шучу, просто брат сегодня женится.

— О, и я тут на свадьбу приехала, — пояснила я, — как раз завтра вечером будет.

— Друзья или семья? — уточнил Маркус, присаживаясь рядом.

— Честно говоря, — рассмеялась я, — ни то, ни другое. Долгая и не так чтобы жутко интересная история. Расскажите лучше о себе

И как-то вдруг мы с Маркусом погрузились в интереснейшую беседу, слова текли легко и гладко, и вместе нам было хорошо. Вопреки тому, что я заявила Элизабет — с тех пор, как ушел Томас, я не была ни с кем. Никаких свиданий, меня даже никто не трогал… но сейчас, когда я смеялась над шутками Маркуса, а он над моими, мне хотелось поцеловать его так, как я еще никогда никого не хотела.

— Лаура, — коснулся моего плеча Томас, — мы можем минутку поговорить?

— Прости, Маркус, — улыбнулась я ему, прежде чем повернуться к Томасу. — Это буквально на минутку, никуда не уходи.

— Хорошо, я пока возьму еще пару пивка и крылышек.

Вознаградив его улыбкой и кивком, я повернулась:

— Томас.

Почему-то он осунулся и выглядел старше, чем я его помнила. Волосы выцвели, глаза потускнели.

— Как там праздник?

— Ужасно. Я о тебе думал вчера весь день и всю ночь. Ты великолепно выглядишь. Совершенно ошеломительно.

Я улыбнулась.

— Завтра у тебя свадьба, и не знай я тебя лучше, решила бы, что ты заигрываешь со мной.

Томас также улыбнулся — почти так же чарующе, как когда-то.

— Я сделал ошибку. — Он чуть придвинулся ко мне. — Позволь мне придти к тебе в номер сегодня ночью, и утром мы уедем вместе.

Я посмотрела на него и чуть задержала дыхание, и в эти мгновения все счастливые дни, когда мы были вместе, вновь пронеслись перед внутренним взором. Смех, встречи, трапезы, трапезы, трапезы и секс.

Как же хорошо, когда ко мне снова прикасаются. Сильные ладони на моем изобильном теле. Когда он сжимает мою мягкую податливую плоть и берет меня так, как должен брать мужчина. Теплые губы на моей коже, теплое дыхание в моем ухе. Отдаться тому, кто меня хочет.

Я так давно по-настоящему трахалась — и за это время растолстела настолько, что сама поразилась, как ходят ходуном мои жиры при каждом толчке.

— Господи, какая же я толстая, — рассмеялась я, стискивая массивную верхнюю складку своего пуза — куда дотянулась, — пока этот великолепный, мощный, твердый стержень раздвигал мою влажную расщелину.

Проснувшись утром, я чувствовала себя так, словно надо мной поработал экзорцист, великолепным трахом изгнав жуткого темного духа из моего тела. Попыталась перевернуться. Не смогла, не хватило инерции.

— Давай помогу, — улыбнулся Маркус, перекатил меня набок и помог принять сидячее положение.

— Спасибо, — улыбнулась я ему, когда он помогал мне встать. Откинула назад растрепанные волосы, подняла на него взгляд и снова улыбнулась. — Так какие у тебя планы на сегодня?

— Ну, — чмокнул он меня в кончик носа, — вообще я собирался уехать домой, но решил, что могу задержаться и сопровождать тебя вечером на эту свадьбу.

Я задумалась. О, эта восхитительно перекошенная физиономия Томаса, когда я вкачусь в зал рука об руку с Маркусом. И как Элизабет ругается с Томасом, узнав кое-что новенькое о своем будущем муже...

И это был последний раз, когда я думала о нем или о ней.

— Нет смысла, — рассмеялась я, — все равно эта свадьба будет жалкой. Так что лучше пошлем их куда подальше и развлечемся.

— Это мне даже больше нравится, — улыбнулся Маркус, — и с чего ты хочешь начать?

— Сперва, — скользнула я ладонью по его животу и ниже, — с толики утреннего секса. А потом будет большой и обильный завтрак...

0
1662
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...