​Сознательно отращивая живот

Тип статьи:
Перевод
Источник:

Сознательно отращивая живот

(On growing a belly on purpose)


— Что-то ты в последнее время кашляешь больше обычного, — как-то утром заметил Виктор.

— Простыла, наверное.

— Может, и так, но...

— Но?

— У меня такое чувство, что ты стала больше курить.

— Когда мы познакомились, ты сказал, что не возражаешь. Что тебе это даже нравится.

— Тогда ты курила вдвое меньше нынешнего.

— И что с того? С курильщиками так часто бывает. То есть теперь я тебе не нравлюсь.

— Вообще-то как раз наоборот. Знакомился я с оторвой, с которой не прочь был позажигать. А сейчас рядом со мной та, которая чем дальше, тем больше становится частью меня. Приоритеты меняются.

— То есть оторва для позажигать тебя уже не устраивает, ты хочешь, чтобы в доме не пахло табаком.

— Табак тут ни при чем, а вот здоровье — да. Потому что когда болеешь ты, больно и мне.

— Надо же. Это уже почти предложение руки и сердца.

Виктор побледнел.

— Шучу. Но вот что я тебе скажу: я растолстею, если брошу курить. Потому, собственно, и начала. Ты готов к перспективе жить с толстой барышней?

— Хм. Ты так уверена, что растолстеешь?

— Железно.

— Ну, не скажу, что я категорически против. Зависит от. А есть прогнозы, насколько ты растолстеешь и в каких именно местах?

— Судя по моей мамочке, во всех, правда, очень уж большой бюст в нашей генетической карте не значится. А насколько — предела лично я не знаю! Мама бросила курить два года назад и уже набрала килограммов сорок.

— Надо подумать. Но те, кто живут вместе, особенно обменявшись кольцами, согласно статистике, все равно набирают вес. Так что надо во всем видеть положительную сторону.

— То есть ты за?

— Я же сказал — надо подумать.

Я показала ему язык и закрыла сию дискуссию на какое-то время.

***

В течение последующих недель Виктор несколько раз в шутку обращал мое внимание на ту или иную персону разной степени корпулентности, интересуясь, подойдут ли мне вот такие габариты. Пару раз, увидев пышечек с очень уж сочными пропорциями, я отвечала положительно — эх, если бы я и правда могла выбирать себе такие, как новое платье! А как-то мы сидели в кафешке, и вошла, ковыляя на костылях, дама средних лет — упитанная и с протезом вместо левой ноги, — и Виктор сухо заметил, что бывают, конечно, и такие варианты.

И попал в яблочко.

Потому как два года назад матери был выдан именно такой прогноз — нарушение кровообращения в левой ноге, именно из-за никотина, с перспективой мышечной атрофии. В тот вечер она пришла домой, выкурила в пулеметном режиме две пачки и более к сигаретам не прикасалась вообще. Начала много ходить и даже лазить по горам, и все равно за последние два года раздалась на пять размеров.

Виктор об этом, конечно, не знал. Вне семьи о таком не говорят.

Но мы продолжали болтать насчет какой именно толстушкой я хочу быть или вскорости буду, и мало-помалу из шутливой перепалки для нас обоих это стало скорее обсуждением реальной перспективы. Словно мы оба понимали, что именно так и будет.

***

И вот наступила осень, очередной простудный сезон, очередные приступы кашля — трудно сказать, из-за простуды или ежедневной пачки сигарет. И как-то утром я, отдуваясь после очередного приступа, плюхнулась за стол с несчастным видом и заявила:

— Знаешь, наверное, я готова.

— Готова к чему?

— Отращивать живот.

— Ты беременна?

— Нет. Ну по крайней мере вроде нет. Я о другом: мы вот шутили, какой толстой я стану, если брошу курить. Так вот, я готова.

— Толстеть? — улыбнулся он.

— Для начала — отказаться от курева. Та еще будет ломка. Но судя по твоей ехидной ухмылке, ты ждешь как раз последствий этого решения. Больших и толстых. Мне вот интересно, стоит ли перед этим заставить тебя жениться на мне.

— Ну раз ты сама делаешь мне предложение, я, пожалуй, тоже готов.

— Готов жить с толстой барышней или чтобы у тебя была толстая жена?

— На этом этапе я уже не собираюсь останавливаться на полпути, так что пусть будет толстая жена.

— Ладно, давай проверим, не вышвырну ли я тебя во время ломки, а там уже решим. Отцу в это время пришлось нелегко, а они с мамой тридцать лет вместе.

— Договорились.

Не то чтобы мы ранее не обсуждали вопрос брака, но так, скорее теоретически. До того, как оба скажут «да», о большем все равно говорить не стоит. Впрочем, мы уже решили, что просто распишемся в ратуше, где оформят все документы, а вечером позовем в ресторан всех друзей, и вот тогда и сообщим им, что именно мы решили отпраздновать.

— Ну так что, прямо сейчас и начнем? — предложил Виктор.

— Нет. Курить брошу завтра. И установим испытательный срок в полгода. Чтобы ты понял, что именно тебя ждет — вернее, нас обоих. Это в конце концов мое тело, и оно изменится.

— А вдруг...

— Нет. Без вариантов. Поверь.

***

Чтобы бросить курить, мне потребовалась неделя. С ломкой я боролась с помощью белого вина — всякий раз, как захочется закурить, вместо этого тяпнуть маленький стаканчик. Вино за завтраком, за обедом, за ужином, и в промежутках… Мы купили пятилитровую коробку португальского «аринто», и через три дня она опустела. Купили вторую, этой хватило на четыре дня. После этого я поняла, что физическая ломка у меня, пожалуй, закончилась. И прибавилось три килограмма.

— Господи, если так и дальше пойдет, я стану алкоголичкой. Я же все это время почти ничего не ела...

— На самом деле очень даже ела. Три раза в день досыта, плюс постоянные набеги на холодильник. Ты просто была под градусом и сама не заметила.

***

Набеги на холодильник, да… Мама лет в четырнадцать как раз на этом меня и поймала. Вручила пачку легких ментоловых сигарет и сказала:

— Или так, или растолстеешь. Выбор твой. Меня устроит любой вариант, пока будешь держаться в рамках.

Это было десять лет назад.

И вот я наконец сделала выбор.

Растолстеть.

***

После десяти литров «заместительной терапии» мы оба решили, что хватит, и количество потребляемого алкоголя снизилось до приемлемого уровня. Кстати, набеги на холодильник тоже, так что за оставшееся время до Рождества я хоть и поправилась еще, но всего на четыре кило.

А потом грянули рождественские праздники. Виктор отправился навестить своих родителей, я своих, и когда мы вернулись к себе тридцатого декабря, я набрала еще пять кило. Мои пели мне осанну: бросила курить, похорошела, обзавелась практически постоянным парнем — можно считать, остепенилась, еще чуть-чуть, и будет нормальная семья, дети и все такое.

Аррргх!

В общем, мы с Виктором решили назначить день Д в канун Пасхи. Я хотела к этому моменту обзавестись достойным упоминания животом, благо из нынешних двенадцати минимум десять устроились именно там, так что если и дальше так пойдет, свадьбу я буду отмечать с видом хорошо так беременной персоны. Мне даже нравилось, что я постоянно несу нечто перед собой. За следующие четыре месяца это нечто действительно подросло, хотя я полнела достаточно скромными темпами, набирая лишь по паре кило в месяц, и эти новые килограммы распределились более равномерно.

Свадебное торжество прошло так, как мы и запланировали. Родня очень удивилась приглашению, вернее, столь внезапной его причине, но наши резоны поняла. А Клэр, моя школьная подруга, с которой мы лет пять не виделись, шепотом призналась мне, что когда увидела меня на пороге, решила, что мы как раз решили объявить всему свету пол будущего отпрыска.

Ну, вы поняли.

***

Прошел год.

Виктор, который изначально не был против того, чтобы я поправилась, с каждым месяцем получает все больше удовольствия, тиская мои мягкие места. Особенно ночью. Судя по его замечаниям, он полностью доволен своим положением «мужа толстой жены». Как-то мы пошли в одежный магазин, я купила себе новые джинсы — нового размера, конечно, и хотя они были как раз впору, Виктор намекнул, что лучше взять попросторнее, потому как скоро все равно понадобятся. Пышнотелая продавщица при этой фразе расплылась в ухмылке. Я тоже. Еще он посоветовал мне для офиса обзавестись костюмчиком, который максимально скроет мои лишние килограммы — а вот для домашних и более интимных моментов, напротив, чем-нибудь пооткровеннее, что подчеркивало бы мой большой и жмакательный живот, вроде тех же маечек с открытой талией, в них и мои пухлые руки и плечи будут отлично видны.

Статус «одной из сотрудниц» я сменила на положение «самой толстой в офисе», мне даже табличку на стол поставили. В шутку, но я согласна и вполне этим статусом довольна, как Виктор доволен своим статусом мужа толстой жены.

Толстой и красивой, поправляет он.

Учитывая мои стабильные темпы роста — пара кило в месяц и пяток на новогодние праздники, — уже к нынешнему лету я перевалю за центнер. С полным ощущением того, что я как раз такой и должна была быть.

А то, что я прежде была худой — это ошибка.

Громадная ошибка.

С чем Виктор, обожающий мои накапливающиеся жиры, согласен.

Всем сердцем.

Поддержи harnwald

Пока никто не отправлял донаты
0
4593
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Для работы с сайтом необходимо зарегистрироваться!