Саша и Окси

Тип статьи:
Перевод
Источник:

Саша и Окси

(Toned roommate no more, Let's be fat together, We are no rivals)


1. Больше не спортивная


К восемнадцати годам Саша уже точно определилась, что она по девочкам, мальчики же ее не привлекали в принципе. Расстраивало ее, однако, не это. Лишь один фактор мешал с чистой совестью выбраться из-под родного крова в универ.

Саша была толстая.

Не пухленькая, не полная — именно толстая. Восемьдесят пять кило при росте метр шестьдесят пять. Вроде и не так уж много, хватает народу и покорпулентнее, но — мышц практически нет, все тучное и колышущееся, такая девушка иначе как «толстой» просто называться не может.

Ну и как же ей, такой, найти себе подружку в универе?

Виноватыми во всем Саша числила, разумеется, родителей. Лежачий образ жизни перед телевизором плюс активно нездоровое питание — и вот итог. Что мама, что отец, что старший брат — все они были еще толще Саши.

Но она пообещала себе: уйдет от них и похудеет.

***

В конце августа Саша первой заселялась в общежитие. Кого к ней подселят, она, разумеется, еще не знала.

Она как раз нагнулась, убирая свои вещи в прикроватную тумбочку, когда сзади прозвучало насмешливое:

— Дорогуша, а тебе идут эти шортики. В них у тебя та-акие симпотные окорочка!

Покраснев, Саша выпрямилась и развернулась. Перед ней стояла девушка, какой она всегда мечтала быть. Ее роста, но вся бронзовая от загара, хитрый прищур, красивая мордашка и невероятно спортивная, накачанная фигура. Крепкие руки, небольшие упругие грудки, выраженные мышцы пресса и стройные ноги.

— Я Оксана, но зови лучше меня Окси, — сказала красавица.

— А я Саша. Тебя ко мне подселили?

— Точно так, дорогуша.

— Пожалуйста, не зови меня так, — попросила Саша.

— Как скажешь, солнышко, — улыбнулась Оксана.

Она что, заигрывает со мной? — удивилась Саша. И сама же ответила: да ну, это ж какая должна быть вероятность, что она мало того, что окажется лесби, так еще и толстушек любит...

***

Вскоре стало ясно, что Окси при всем своем спортивном виде обожает покушать и поваляться в кровати, а вот спорт не уважает.

— Родаки достали, — объяснила она, поедая массивный бутерброд, густо намазаный нутеллой. — Постоянно отправляли меня в спортлагеря и тряслись над каждой калорией. Наконец-то я здесь от них отдохну!

— Ну, мои тоже, как видишь, над моей фигурой изрядно потрудились, — вздохнула Саша, похлопав себя по животу.

— Да не парься ты, нормальный у тебя вид. Кроме того, пышки сейчас опять в моде.

— На это только и надеюсь, — снова вздохнула та.

— Так вот, о спорте, — продолжила Окси. — Так-то я не против — но только в качестве зрителя. Смотреть футбол под пиво и чипсы — это сколько угодно, а вот потеть на тренировках отказываюсь категорически. Хватит с меня!

— Но тогда ты растолстеешь, — улыбнулась Саша.

— Ну и пусть, — отозвалась Окси, делая себе еще один бутерброд.

***

Вскоре изменения в фигурах у девушек стали заметны. Саша сбрасывала вес, плотно следуя диетам и занимаясь в тренажерке, а всю ту уличную снедь, которой питалась раньше, скармливала Окси, и та с удовольствием все это поедала. Так что спустя непродолжительное время пресс экс-спортсменки скрылся под слоем мягкого жирка, а Саша, напротив, активно худела.

В конце ноября, то бишь через три месяца после знакомства, Окси попросила у Саши:

— Одолжи чего из одежек. А то я все свои переросла, кроме спортивок, — и потыкала себя в небольшой, но уже явственный животик.

И почему это меня так восхищает, удивилась Саша, мне-то пухлые девочки никогда не нравились!

Но осознав, что пауза длится как-то слишком долго, Саша очнулась от грез и одолжила соседке кое-что из своих шмоток — тех, что стали ей слишком велики после того, как она начала худеть. Для Окси они тоже оказались великоваты, но та даже обрадовалась:

— Слава богу, я пока еще не такая толстая, как ты. Прости, без обид.

Не такая толстая, какой я была в сентябре, мысленно поправила ее Саша, потому как сейчас мы примерно на равных...

***

К концу декабря Окси поправилась еще, а Саша, напротив, похудела — и теперь было очевидно, что из них двоих именно Окси пополнее. Саша сейчас весила шестьдесят три кило, идеал стройности пока еще не достигнут, но по сравнению с тем, что было раньше — земля и небо. Сколько весит Оксана, она не знала; по ее прикидке, килограммов так на десять больше.

Валяясь на кроватях у противоположных стен номера общаги, обе уставились в телефоны. Саша как раз установила «Тиндер», твердо намеренная найти наконец себе подружку, она уже достаточно для этого похудела.

И система выдала ей профиль Окси.

— Ты что, лесби? — воскликнула Саша.

Окси отложила телефон и искоса на нее посмотрела.

— Ну, вообще-то да. А ты меня хоть раз видела с парнем?

— Я думала, ты комплексуешь, потому что начала толстеть...

— Я — комплексую? — фыркнула Окси. — За кого ты меня вообще принимаешь? — И она любовно приподняла обеими руками пополневшие груди. — А ты как вообще узнала?

— В «Тиндере» тебя нашла.

— Ах в «Тиндере»… Так ты, значит, тоже?

— Ага… — Голос у Саши дрогнул.

Окси лениво поднялась с кровати.

— Что ж, если хочешь, можем и попробовать, — сказала она. — Ну, если у тебя самой нет комплексов насчет встречаться с толстушкой.

— По мне, так ты стала только красивее, плюшечка моя сладкая, — выпалила Саша, сама от себя такого не ожидая.

Первый поцелуй их был нежным и почти робким.

А потом, после всего, когда они, переводя дух, валялись у Саши на кровати, она вдруг спросила:

— Окси, а сколько ты весишь?

— Без понятия. Перестала следить с тех пор, как сюда приехала.

— А давай проверим?

— Посмеяться хочешь?

— Нет, хочу точно знать, сколько красоты держу в объятиях, — пояснила Саша.

Оксана послушно влезла на весы. Семьдесят пять кило.

— Плюс двадцать с конца августа, — заметила она. — Для моих ста шестидесяти пяти сантиметров уже многовато.

— По мне, так ты прекрасно выглядишь, — возразила Саша, — полнота тебе вообще идет.

— Опасные слова ты говоришь, — улыбнулась Окси, — для меня это явный стимул поправиться еще.

***

И да, она продолжала делать именно это, вопреки воплям папы-мамы и прочих родственников, которые на зимних каникулах едва узнали свою недавно еще такую спортивную девочку. Ее пытались заставить взять себя в руки и скинуть вес — без толку: Оксана была уже достаточно взрослой, чтобы решать самостоятельно, а нынешняя-толстая она нравилась себе гораздо больше.

С началом нового семестра в феврале на Окси обрушилось сразу несколько напоминаний, насколько она теперь толстая.

Во-первых, физра. В сентябре она, подтянутая и спортивная, с крепкими ногами и отменной выносливостью, была определена в группу для бегунов и спортсменов. В ноябре тренер, устав намекать, что она поправляется и ничего не желает делать на этот счет, перевел ее в общую группу. Теперь же Окси растолстела настолько, что ей рекомендовали перейти в специальную группу, где нагрузки поменьше — в начале прошлого семестра именно эту группу посещала Саша, но сейчас, похудев, стала легче и выносливее, и ее перевели в общую.

Во-вторых, одежда, одолженная у все той же Саши: Окси помнила, какой та была свободной всего пару месяцев назад, а сейчас ее округлый и раскормленный филей влезал далеко не во все старые сашины джинсы. А те, куда все-таки влезал — с трудом застегивались на разбухшем животе. Плюс проблема с блузками и футболками, которые буквально трещали под напором тяжелого и пышного бюста четвертого уже размера.

Окончательно убедили Окси весы. Восемьдесят девять кило — на четыре больше, чем у той же Саши на максимуме, в конце августа — и аж на тридцать два больше, чем весит Саша сейчас, почти достигнув своего идеала.

Оксана вздохнула. Да уж, скинуть сколько сала будет нелегко. Особенно учитывая, как она привыкла лениться и лопать все подряд. А кроме того — Саша на нее смотрит с таким огоньком в глазах, что, может, и ну его, то похудание?

***

К концу февраля Саша достигла намеченных для себя пятидесяти пяти кило, именно столько при ее росте положено весить, и именно столько полгода назад весила спортивная крепкая Окси, ныне оставшаяся лишь в воспоминаниях. Далее худеть, решила Саша, незачем, и она сосредоточилась на общем укреплении организма и поддержании тонуса мышц и кожи.

Оксана же остановиться физически не могла. Слишком привыкла потакать новообретенной лени и обжорству — и продолжала толстеть, одновременно восторгаясь и ужасаясь себе самой. Порции, которая раньше казалась ей громадной, сейчас едва хватало заморить червячка. От облегченных нагрузок спецгруппы, какие в сентябре она сочла бы легким разогревом, с нее текли ручьи пота. С каждой неделей она становилась все толще, все тучнее и все слабее. И что самое странное — получала от этого неимоверное удовольствие, как и ее стройная уже подружка.

Одежду Окси теперь покупала в магазинах для крупногабаритных персон, отдавая предпочтение свободным и эластичным вариантам. А когда однажды выбрала облегающий костюмчик, они с Сашей чуть не набросились друг на дружку прямо в раздевалке, так возбуждали их обеих тучные телеса Окси, обтянутые тесной тканью.

***

В конце мая девушки сдали зачет по физре. Для Саши это было легко, в конце весны стандарты общей группы казались ей элементарными, она стала самой спортивной из всех соучениц. Окси же нахрен все завалила, и получила зачет сугубо наврав тренеру о проблемах со здоровьем.

Подруги вернулись в обшагу, сполоснулись в душе и пообедали (как всегда, маленькая порция для Саши и две больших для Окси). Потом улеглись в обнимку на кровать, где вместе умещались уже с трудом: слишком много пространства занимала Оксана.

А потом Саша сказала:

— Окси, мне нужна твоя помощь.

— Конечно, солнышко, — отозвалась та, — что такое?

— Мне предложили в следующем семестре перейти в спортивную группу. Я хочу заняться армрестлингом, но мне нужна практика.

Окси рассмеялась.

— Саша, уж прости, но не слишком ли ты тощая для армрестлинга?

Та завела руки за голову, поправляя прическу, и тут Оксана обратила внимание, что у спортивной ее подруги появились небольшие, но отчетливо очерченные бицепсы. Собственные-то мышцы Окси давно ослабли и скрылись под слоями сала...

— Тощая, говоришь? — задумчиво проговорила Саша.

Отступать от сказанного Окси не привыкла.

— Тощая, конечно. Я легко тебя одолею.

— А давай проверим, — улыбнулась Саша. — Кто проиграет, исполнит три желания победительницы.

— Заметано, — голос Оксаны дрогнул.

Стол на середину комнаты, обе уселись на стулья, ладони переплелись. Окси привычно надавила — и обнаружила, что сдвинуть руку соперницы и на пару сантиметров не может.

Саша не спешила атаковать, держа руку на прежнем месте, похоже, без особых усилий.

— И это все, на что ты способна? — зевнула она.

Окси, сама не веря, что стала настолько слабее, подключила все резервы, какие могла. Все так же без толку.

— Нет, я знаю, что ты толстая и растренированная, но я и не думала, что настолько… — заметила Саша. — Двумя руками попробуй, что ли, толстушка.

Предложение было унизительным, однако Оксана ради победы готова была на многое и действительно подключила к делу обе руки, надавив всей своей немалой тяжестью. Теперь ей таки удалось сдвинуть ладонь Саши сантиметра на три.

А потом та надавила сама, и в две секунды прижала к столу обе руки Окси.

— Да ты какой-то Халк! — выдохнула та.

— Ага, теперь я сильнее, — согласилась Саша. — Кстати, недавно болтала с твоими родителями, попросила у них хроники твоих спортивных достижений. Оказывается, я еще и бегаю быстрее тебя, и на тренажерах вытягиваю более серьезный груз.

— Ого, — Окси была впечатлена. Так-то она сосредоточилась на собственном теле, на том, чтобы стать еще толще — и почти не замечала изменений в фигуре подруги.

— Но дело не только в том, что я стала сильнее, а в том, какой стала ты, — продолжила Саша. — Моя слабая, расплывшаяся, толстая...

— Не говори так, — прошептала Окси. От каждого слова Саши ее словно толкало изнутри темной волной.

— Итак, первое мое желание: а ну-ка, встань на весы! Ты с начала семестра на них и смотреть не хочешь.

Окси послушалась, но из-за собственного раскормленного пуза даже не могла рассмотреть экрана. Пришлось Саше озвучивать результат.

— Сто двенадцать кило, толстушка. Ты вдвое толще меня. Ну или себя самой еще в начале нынешнего учебного года.

— Любимая, я тебя хочу, — выдохнула Окси.

— Терпение, солнышко. Сперва мое второе желание: встань-ка перед зеркалом, рядом со мной.

В комнате у них имелось ростовое зеркало, но Оксана так растолстела, что они вдвоем толком и не умещались там бок о бок.

— Посмотри на меня, Окси, — проговорила Саша. — Вот что значит — сила воли. Я была расплывшейся и слабой толстушкой, но стала крепкой спортсменкой. А ты что сделала?

— Я растолстела, — ответила Окси.

— Именно так. Ты похоронила свою спортивную фигуру под килограммами тучного сала. Посмотри, сколько жира у тебя теперь тут, — Саша шлепнула ее по раскормленной ягодице, отчего по всему телу Оксаны прошла волна, снаружи и изнутри, — и тут, — шлепок по пузу, с еще более впечатляющими результатами, — и вот здесь, — обеими руками она приподняла ее массивные груди.

— Это потому что я только лежу, ем, пью пиво и толстею, — простонала Окси.

— Из самой спортивной девчонки в общаге ты превратилась в самую толстую, — прошептала Саша. — Моя толстая, моя мяконькая, моя слабенькая… Помнишь, что ты мне сказала, когда впервые меня увидела?

— Что у тебя в тех шортиках такие симпотные окорочка.

— Да, а теперь ты в эти шортики сама не влезешь, даже если захочешь, твои жирные бедра просто не протиснутся, — заметила Саша.

— Хочешь, чтобы я попробовала их примерить? — спросила Окси.

— Потом. Сперва я все-таки хочу тебя.

А потом, когда они вновь лежали в обнимку, восстанавливая дух, Окси спросила:

— Ну что, солнышко, третье желание уже придумала?

Саша улыбнулась.

— Разрываюсь между велеть тебе все-таки примерить те шортики, или скормить тебе ведерко мороженого.

— Я определенно за второй вариант, — заявила толстушка. — Не скормишь ты — я его все равно слопаю сама...


2. Давай обе будем толстыми


Ласковый лучик мартовского солнца коснулся пухлой щеки Оксаны, которая предпочитала именовать себя «Окси». она потянулась, почесала свое внушительное пузо и перекатилась набок — посмотреть, где там сейчас Саша, ее подруга.

Они встречались уже несколько лет, с первого курса универа. По закону зарегистрировать такой брак было нельзя, но в разговорах с друзьями и родными постоянно представляли друг дружку «это моя жена». Оксана работала в отделе кадров, Саша до недавних пор числилась тренером в тренажерке. Но на дворе был год две тысячи двадцатый, конец марта, и до полного карантина всего на свете оставалось несколько дней, вот Саша и решила срочно поменять работу на что-то такое, где можно трудиться на удаленке. Из тренажерки ее неохотно, но отпустили, ибо действительно не могли предсказать, когда все это закончится, и Саша пристроилась учительницей на онлайн-курсах английского языка.

Когда они с Оксаной только познакомились, Саша была толстой и слабой девчонкой — восемьдесят пять кило при росте метр шестьдесят пять; но уже год спустя, как и сейчас, она выглядела совершенно другим человеком. Пятьдесят пять кило, минимум жира, сплошь тренированные мышцы. Крепкие ноги, рельефный пресс, мощные руки — иные мужики-атлеты позавидуют. Выбравшись из кровати, Саша первым делом подошла к закрепленной в дверном проеме перекладине, подпрыгнула и принялась за утреннюю гимнастику — тридцать подтягиваний.

Окси наблюдала за своей подружкой со смесью восхищения и ужаса. Спортивное тело Сащи очень ее привлекало, а контраст между ее крепкими мышцами и расплывшейся тушкой самой Окси безмерно возбуждал, ужас же был в том, насколько Саша стала сильнее. Пару раз в неделю та разминалась с двумя пудовыми гирями — одну такую Окси с трудом могла поднять обеими руками.

Когда-то сама Оксана была очень даже крепкой и спортивной, но как раз на первом курсе универа удвоила собственный вес, став ленивой и слабой стадвенадцатикилограммовой толстушкой. Дальше она поправиялась не столь активно, килограммов на шесть в год или около того, и сейчас, в марте две тыщи двадцатого, весила сто сорок четыре. Ноги ее напоминали толстые колонны, соприкасаясь по всей длине, так расплылись. Тяжелое жирное пузо, массивные окорока в целлюлитных ямках, сочные груди, пухлые мягкие руки и круглое лицо с мощным двойным подбородком — такой была нынешняя Окси.

А через пару дней объявили полный карантин.

***

Саша весьма удивила подругу. Буквально на второй-третий день карантина она забросила подтягивания и работу с гирями, а через неделю — вообще всякие зарядки и спорт как таковой. Мол, кому он нафиг сдался, когда сидишь дома, поддерживать форму по работе не требуется, носишь только шорты и футболку — и то если одеваться не лень, — а общаешься исключитильно со своей раскормленной подругой. Школьники по веб-камере не в счет.

Кроме того, Окси предпочитала еду плотную и сытную — пиццу, бургеры, набор всяческих роллов; Саша же обычно на всю эту снедь и не смотрела, ограничиваясь курятиной и пропаренным рисом. Но сейчас она просила Оксану «заказывай сразу на двоих» — и ухитрялась съедать больше, при том, что была чуть ли не втрое мельче!

Нет, Саша не собиралась намеренно толстеть. Просто после многих лет самоограничений и тренажерки она считала, что заслужила «небольшой отдых», и раз уж так сложились обстоятельства, сейчас самое время.

Итоги такого отдыха стали заметны уже месяц спустя, в начале мая: когда они занимались любовью, Окси обнаружила, что может приподнять и потрясти небольшой, но явственно пухловатый животик Саши. Для проверки шлепнула ее по ягодице — до карантина побоялась бы, мышцы у подруги были стальные, только руку ушибет, — и расплывшаяся пятая точка колыхнулась в ответ!

От Саши все это тоже не ускользнуло, и наутро она взвесилась. Шестьдесят пять кило.

— Это ж получается, я за месяц набрала все десять, — заметила она. — Даже ты в универе с такой скоростью не толстела.

И при этом часть мускульной массы ты тоже потеряла, подумала Окси, глядя на резко уменьшившиеся бицепсы подруги, а вслух сказала:

— Ну так что, родная, будешь худеть?

— Сама не знаю, — задумчиво отозвалась Саша. Чревоугодие и нездоровая еда за последний месяц очень уж ей понравились. — А ты как думаешь?

— Я думаю, тебе бы подошло как раз поправиться еще больше. Давай обе будем толстыми!

Саша довольно улыбнулась, и по одной этой улыбке Окси все поняла.

***

Оказывается, та ленивая обжора, какой Саша была до универа, никуда и не исчезла. Просто поразительно, какой силой воли нужно было обладать, чтобы пять лет оставаться стройной. Зато сейчас она с удовольствием валялась на диване, лопая калорийные вкусняшки и в обнимку со своей раскормленной подругой смотрела сериалы, ибо когда же, как не во время карантина?

Месяц спустя, в начале июня, она весила уже семьдесят семь кило. Сама себе удивилась — зачем вообще утруждаться взвешиваниями, все равно из-за летней жары по апартаментам Саша передвигалась в одной футболочке, слишком короткой и тесной, демонстрируя во всей красе растущий живот, круглые полные ягодицы и мягкие ноги, а мускулы потихоньку растворялись в жирах...

К середине июля карантин ослабили, и Саша с другом узнавала себя в зеркале. Она одним махом перемахнула в категорию «толстых», оставив позади и «пухлую», и «полную». Три с половиной месяца назад она была тренером в тренажерке, эталоном спортивного образа жизни — а сейчас? Полные ноги, круглые сочные окорока, живот в две складки сала, груди свисают тяжелыми дынями. Руки стали пухлыми и мягкими — крепкие бицепсы исчезли без следа, лень и чревоугодие даже лицо ее изменили, сделав круглым и пухлым, со щеками аки у хомячка.

Окси обняла ее сзади, запустив ладони в складки мягкого сала на боках у любимой.

— Я так рада, крошка, что ты снова толстая, — заявила она.

— Я тоже, родная.

Спиной Саша чувствовала массивное раскормленное пузо подруги. Тут же захотелось затащить ее в койку и заняться любовью… но у нее еще оставалась куча дел. Для начала — вопрос персонального гардероба.

Можно, конечно, было взять кое-какие шмотки из тех, которые Окси давно переросла, но хотелось бы найти что-то покрасивше. Найдется ли это что-то в магазине для крупногабаритных персон?

— У меня тут остались две пары твоих джинсов, которые ты носила до универа и отдала мне, когда начала худеть, — сказала Оксана, — может, попробуешь примерить?

Саша не планировала таскать собственные шмотки пятилетней давности, но и правда интересно было проверить, доросла ли она до своих прежних объемов. Оказалось — еще как доросла, и даже переросла. Первые джинсы она с трудом натянула на сочные бедра, но впихнуть в них еще и окорока оказалось задачей непосильной. Она примерила вторые, поэластичнее; в эти влезть кое-как удалось, однако застегнуть не получилось, живот мешал.

— Да, мне точно нужно обновить гардероб, — подвела итог Саша. — И для начала нужно выяснить, какой мне нужен размер. Тащи сантиметр.

Оксана охотно принесла мерную ленту и обвила вокруг бюста подруги.

— Сто девять сантиметров.

— Ого. А было восемьдесят один.

— Неплохой прогресс, но думаю, главные достижения впереди, — подмигнула Окси.

В обхвате пояса — талией это, пожалуй, уже не было, — Саша оказалась ровно метр.

— Вот это да, толстушка моя, — с удовольствием назвала так подругу Оксана. — А до карантина сколько было?

— Пятьдесят пять, — отозвалась Саша.

Попытки влезть в джинсы, а теперь еще и эти измерения изрядно утомили ее. Бывшей спортсменке даже просто стоять прямо уже было нелегко, и от мысли об этом, как и от цифр ее нынешних достижений, промеж ног стало влажно.

— Ну и бедра, так, посмотрим — сто двадцать восемь сантиметров, — сказала Окси.

— А было восемьдесят пять.

— Ну, нынешняя твоя фигура получается почти яблочного типа.

— Она обжорливого типа, — поправила Саша. — Давай уж заодно и вес мой проверим.

— Конечно.

На весах оказалось девяносто пять кило.

— Плюс сорок за три с половиной месяца, ты ж моя лапочка, — умилилась Оксана.

— Господи, как же я растолстела… и как я тебя хочу, — простонала Саша.

И они вмиг оказались в постели и принялись активно ласкать друг дружку.

***

А когда обе, утомленные, отдыхали, в голову Саше внезапно пришла мысль и отказалась уходить.

— Окси, а ты сколько весишь?

— Не знаю. Последний раз еще до карантина взвешивалась.

— Ну так проверь сейчас! — властно потребовала Саша.

Оксана улыбнулась. Она охотно подчинялась распоряжениям крепкой и спортивной тренерши, которая силой превосходила многих мужиков, но сейчас в постели с ней была пухлая, мягкая и разленившаяся толстушка.

— А ты меня заставь, — ухмыльнулась Оксана и звонко шлепнула Сашу по ягодице, отчего по всему телу подруги прошла волна.

— В смысле — заставь?

— Армрестлинг, — предложила Оксана. — Как тогда, пять лет назад, в обшаге.

Саша прикинула: конечно, почти все тренированные мускулы с ее рук пропали за эти три месяца без упражнений, но действительно ли она сейчас слабее Оксаны?

— Или ты меня боишься? Слабачка! Жирная и хилая!

— Вовсе я не слабачка, — недовольно выбралась Саша из кровати и в качестве доказательства подошла к запылившимся пудовым гирям. Попыталась правой рукой вскинуть гирю на плечо… и не смогла даже оторвать от пола.

— Не такая сильная, какой была, да, милая?

Саша поняла, что постоять за себя все-таки придется.

— Ладно, пусть будет армрестлинг, — заявила она.

Минута, и сцепленные руки замерли над столом. Нет, все-таки не как тогда, в общежитии. В нынешней их квартирке и места было побольше, и мебель получше, а главное, сами они изменились: Окси стала еще толще, чем была, а Саша вот сейчас тоже превратилась в толстушку.

Оксана надавила — ура, она таки сумела немного сдвинуть руку Саши; но вот та собралась с силами и перешла в наступление. Оксана отчаяно сражалась, но — увы. Да, Саша за эти три с половиной месяца совершенно не тренировалась, вот только сама-то Оксана о спорте забыла более пяти лет как. Поэтому Саша медленно, но уверенно прижала к столу руку противницы.

— А если бы ты позволила мне пустить в ход обе руки, как тогда, я бы выиграла, — пожаловалась Оксана.

— Если бы, да кабы. А ну на весы, живо.

Весы у них были особые, с верхним пределом в двести кило. Оксана пока их точно не переросла.

Окси влезла на весы, приподняла свое громадное пузо. Сама, конечно, прочесть то, что высветилось на экране, все равно не смогла, зато смогла Саша.

— Сто шестьдесят семь кило, красотка моя раскормленная.

— Я за время карантина поправилась всего на двадцать три кило, вдвое меньше, чем ты, — Заметила Окси.

— «Всего» на двадцать три, ха! — фыркнула Саша. — Учитывая, что ты и до карантина была более чем толстой...

И она запустила обе руки в складки сала, которые у Оксаны были везде — на бедрах, на боках, на спине. Ну и конечно же, громадное пузо ее было много объемнее, чем достаточно солидный живот Саши.

— Это ж на сколько ты поправилась с тех пор, как мы впервые встретились… — задумалась Саша.

— На сто двенадцать кило, — тут же отозвалась Окси. — Я более чем втрое тяжелее, чем тогда.

— А еще твой вес в килограммах перекрыл твой собственный рост в сантиметрах!

— Ох, как же хорошо, что мы обе теперь большие, мягкие и толстые… — простонала Окси.

И они слились в страстном и нежном поцелуе.

… если бы они только знали, что осенью начнется следующий этап карантина...


3. Мы не соперницы


Когда летом две тысячи двадцатого карантинные запреты сняли, Саша и Окси, влюбленные друг в дружку толстушки, решили начать заниматься в тренажерке.

Карантин дорого обошелся их фигурам. Саша, которая до карантина была тренером в качалке, из сильной и спортивной пятидесятипятикилограммовой барышни превратилась в ленивую девяностопятикилограммовую толстушку. Окси, а полностью — Оксана, на карантине набрала двадцать три кило, и хотя «категорию» не поменяла — ее исходные сто сорок четыре кило и так были весьма далеки от стройности, — но доросла до ста шестидесяти семи, в голых цифрах перекрыв собственный рост (метр шестьдесят пять, как и у Саши).

Конечно, барышни не рассчитывали, что тренажерка поможет им вернуть девичью стройность. Во-первых, скинуть столько жира — адова работенка и не на один год, во-вторых, обе как раз были без ума от обильных форм друг дружки. Нет, цель занятий была иной.

Обеим хотелось поработать над выносливостью — надоело задыхаться, не преодолев и половины лестничного пролета, — и укрепить мышцы ног, чтобы легче было таскать все это сало. Плюс была еще одна причина.

Увидев, как Саша растолстела и обленилась во время карантина, как ее крепкие бицепсы сошли на нет, Окси раскрутила ее на армрестлинг. Саша выиграла, будучи все еще сильнее, но не с таким явным преимуществом, как за три месяца до того. Так что Саша надеялась подкачаться и вернуть рукам хотя бы часть прежней силы, а Окси рассчитывала наконец-то стать сильнее подружки.

Они, конечно же, пошли не в ту тренажерку, где прежде работала Саша, ни к чему им эти отвисшие челюсти и шквал вопросов «как тебя так разнесло за столь краткий срок». Работать в тренажерке для Саши оказалось куда проще, чем для Окси — в конце концов, она была на семьдесят кило легче. Оксана очень быстро выбилась из сил, ведь о спорте забыла почти шесть лет как, все ее тело было мягким и хлипким, сало ходило ходуном при каждом движении. Она приняла решение не набирать мышечную массу (массы ей и своей выше крыши), но просто укрепить те мускулы, которые еще остались под слоями сала, усилить выносливость — ну и скинуть вес хотя бы до полутора центнеров.

Саша же как раз скидывать вес не собиралась и сосредоточилась на развитии мышц рук и ног. Окси охотно скармливала ей всю высококалорийную снедь, которую исключила из собственного рациона, намереваясь похудеть — но ее расчет, что Саша с таким питанием обленится, начнет манкировать занятиями и в итоге станет слабее, не оправдался. Саша действительно много ела, но в то же время много тренировалась, накачала руки-ноги и вернулась если не к прежней своей форме, то к вполне достойным показателям.

За четыре месяца занятий Окси скинула двенадцать кило, до ста пятидесяти пяти — отличный результат, учитывая обстоятельства, хотя она не достигла ни своего до-карантинного веса, ни даже поставленной цели. Саша же набрала семнадцать кило и весила теперь сто двенадцать. Точно как Окси, когда растолстела в конце первого курса, вспомнилось ей с улыбкой.

Однако выглядела она совсем не так, как тогдашняя Окси. Тогда Оксана разленилась и вся заплыла салом, а вот у Саши после месяцев тяжких тренировок мышцы, напротив, были весьма крепкими. Конечно, набрала она не только мышечную массу, судя по внушительному колышущемуся животу и не менее массивным окорокам, но своими успехами Саша была довольна.

А потом грянул ноябрь две тысячи двадцатого, и снова объявили карантин. Менее жесткий, чем весной, но тренажерку все равно закрыли, Окси снова перевели на удаленку (Саша уже работала на дому), и барышни вновь оказались заперты в своих апартаментах.

***

Новый виток карантина для Оксаны стал поводом наконец сделать перерыв и перестать худеть. После нескольких лет лени и чревоугодия при минимуме физической активности четыре месяца тренировок и диетических ограничений для нее казались адом — и она безмерно обрадовалась, что этот ад закончился.

Вновь в ее жизнь вернулась доставка готовых блюд из ресторанов; кроме привычных суши, бургеров и пиццы, в рацион вошли полюбившиеся ей кавказские блюда. Сочные хачапури с нежнейшим плавленым сыром внутри. Великолепные осетинские пироги, половинки такого стройной девушке хватит на день (Окси и Саша на пару съедали четыре штуки). Вкуснятина! Оксана ухитрялась съедать даже больше Саши, хотя та ни в чем себя не ограничивала.

Всякую спортивную активность Окси забросила, хотя подруга и намекала, что дома тоже можно потихоньку тренироваться. Сама Саша так и делала, с удовольствием отмечая, что пятикилограммовые гантели наконец перестали быть для нее слишком тяжелыми. Все, думала она, еще чуток подкачаюсь и снова смогу заниматься с пудовыми гирями — а что еще важнее, я снова стану куда сильнее моей сладенькой толстушки. Как она только посмела называть меня слабачкой!

***

В конце декабря, в субботу, у пары было нечто вроде годовщины — ровно шесть лет назад они начали встречаться. Саша привычно проснулась раньше подруги, потянулась, вспомнила, какой сегодня день, и улыбнулась. Планы у нее были наполеоновские.

Чмокнула Окси в щеку, та повернулась поудобнее и губы их соединились в нежном поцелуе.

— У меня сегодня для тебя куча подарков, солнышко, — сообщила Саша, когда они разлепились. — Я напечатала наши фотки, и сегодня мы сделаем альбом! Еще я заказала в кондитерской праздничный торт, а на обед и ужин у нас сегодня блюда из французского ресторана — сегодня мы сделаем перерыв от уличной снеди.

Глядя на сияющее от счастья лицо Саша, Оксана и сама расплылась в улыбке.

— Ты просто прелесть, — проговорила она. — Я тебя люблю.

— А я тебя, родная. Но до завтрака у нас запланирована кое-какая активность. Во-первых — взвешивание и армрестлинг.

Окси нахмурилась.

— А без них никак?

— Ну конечно же, никак, — уверенно заявила Саша. — Ты что, весов боишься? Или боишься снова проиграть своей толстой подруге-слабачке?

Оксана была слишком упряма, чтобы признать — да, именно что боится.

И вот Окси уже стояла на весах, предвкушая, что ей сейчас скажут. Она уже привыкла, что сама экрана не видит — мешают громадные сиськи и еще более могучее пузо, — и цифры ей оглашает Саша.

— Сто семьдесят пять кило. Плюс двадцать за полтора месяца. Тянет на новый рекорд, солнце мое, поздравляю, — сказала та и ласково чмокнула ее в щеку, не заметив, что Окси прячет глаза.

Затем Саша сама влезла на весы. Она тоже не могла прочесть их показаний, опять же пузо мешало, так что Оксана, с трудом наклонившись, сообщила:

— Сто тридцать. То есть ты за полтора месяца поправилась на восемнадцать кило, родная.

Окси загрустила: она так быстро набрала все, что с таким трудом скинула, и еще восемь кило сверху. Конечно, то, что Саша набрала почти столько же, утешала, но очень ненадолго. А подруга, сойдя с весов, изобразила позу плакатного качка, напрягая мышцы рук и ног. Оксана, оценив игру бицепсов на руках подруги, заключила, что та, может, и слабее, чем до весеннего карантина, но определенно посильнее, чем почти все знакомые ей персоны женского пола.

Такой эффект, конечно, восхитил Оксану, но опять же очень ненадолго: шансов в армрестлинге у нее нуль.

Окси не ошиблась, когда их ладони переплелись над столом, она попыталась надавить — и не смогла сдвинуть руку Саши и на миллиметр. Та же могла выиграть в любую секунду быстрой атакой, но не торопилась.

— Помнишь, как ты назвала меня летом? — спросила она.

— Саша, не надо...

— Ты назвала меня толстой слабачкой.

— Саша, прости, я же просто играла. И не собиралась тебя обижать, ну хватит уже!

Ослабшая рука Окси уже ныла от безуспешной борьбы.

— Так кто тут толстая слабачка? — спросила Саша.

— Я, конечно же, — признала Оксана.

— Точно, — согласилась ее подруга, и в следующее мгновение рука Окси была прижата к столу.

Саша ожидала, что после весов и армрестлинга Оксана придет в игривое настроение. Но посмотрев на любимую, она испугалась, видя, что Окси вот-вот расплачется: нижняя губа дрожит, глаза на мокром месте.

— Спасибо, Саша, что напомнила мне, что я слабовольная жирная корова, — проговорила Оксана, и слезы хлынули ручьем. — Что я за полтора месяца набрала вдвое больше веса, чем скинула за четыре. Что я вот уже пять лет куда слабее и хуже тебя, и останусь такой до конца всей этой гребаной жизни.

— Я вовсе не хотела сказать, что ты хуже меня, Окси… — сказала Саша: такого результата она никак не ожидала.

— А что же ты тогда хотела?

Она даже не знала, что ответить.

— Так я и знала! — Оксана зарыдала. — Убирайся, я хочу побыть одна!

***

Через полчаса Саша постучала в дверь.

— Войди, — недовольно проговорила Окси.

Саша вошла: подруга уже не рыдала, но лежала лицом в подушку в настроении ниже плинтуса.

— Окси, прости меня, — сказала Саша. — Я испортила наш праздник. Довела тебя до слез. И все потому, что хотела самоутвердиться и отомстить тебе за ту дурацкую фразочку. Прости меня, пожалуйста, если можешь...

— Зачем тебе вообще это самоутверждение, глупая?

— Ты просто не знаешь, каково это — с самого детства быть толстой. Когда на физре каждый урок становится унижением, а девочки, которые мне нравились, и не взглянули бы на меня, даже будь они лесби.

— А вот теперь ты меня прости. Об этом я и правда не думала, — оторвалась от подушек Оксана.

— Когда на первом курсе я похудела и подкачалась, а ты растолстела, я себя чувствовала такой сильной, уверенной, привлекательной...

— Ты и сейчас чертовски привлекательная, солнышко, — сказала Окси.

— Да, но нынешним летом, когда я растолстела и почти все мои мышцы сошли на нет, я почувствовала себя слабой и уязвимой, — призналась Саша.

— Но какая разница, сколько мускулов или жира у тебя или у меня? Главное — что мы любим друг друга, что мы счастливы и все наши трудности одолеем вместе, — проговорила Оксана.

— Ты права, родная, — согласилась Саша. — Мы не соперницы, мы пара. Пора кончать с этими играми — у кого больше бицепсы или кто весит меньше.

Они крепко обнялись. У Окси гневно заурчало в желудке, ее подруга рассмеялась и погладила голодное пузо.

— Я, между прочим, из-за всей этой дури еще не позавтракала, — обвиняюще заявила Оксана.

— Прости, солнышко.

— А вот от этого тебе лучше избавиться, — ткнула Окси пухлым пальцем в накачанные бицепсы Саши. — А то мне как-то не по себе жить с девушкой, которая сильнее многих мужиков, ну а со мной тебе соревноваться точно ни к чему.

— Обещаю, от этих мускулов еще до лета и следа не останется! — поклялась ее возлюбленная.

***

— Что ж, похоже, ты сдержала обещание, — сказала Окси.

Пять месяцев миновало с того дня, когда оно было дано, и за эти пять месяцев растолстевшие барышни не поднимали ничего тяжелее сандвича. Близился к концу май, на носу отпуск, и подруги решили примерить купальники перед тем, как собирать чемоданы.

Купальники, разумеется, были раздельными и откровенными: обеим очень хотелось поваляться на морском берегу впервые после карантина и подразнить окружающих своими раскормленными тушками. Пальцы Оксаны коснулись руки Саши там, где некогда были бицепсы, и погрузились в роскошное нежное сало.

— У тебя такие мягкие и слабые руки, родная, — проворковала Окси, — это та-ак соблазнительно...

— Ну да, особенно если вспомнить, какой стервой я была, — добавила Саша.

— Ага… а теперь ты, наверное, наконец слабее, чем я...

— Эй!

— Да шучу я, шучу. Сама подумай, как я могу стать сильнее тебя — я что, хоть где-то тренировалась с осени?

— Ну да.

Саша-то как раз тренировалась: пообещав Окси избавиться от мускулов на руках, она сосредоточилась на нижней части тела. Так что ноги ее были менее тучными, чем могли бы при нынешнем весе в сто пятьдесят пять кило, и ягодицы при своих немалых обхватах оставались не то чтобы подтянутыми, но уверенно округлыми. Это пузо было бесформенно-трехскладчатым, и груди массивными и свисающими. А уж как подумать, что она сейчас на целый центнер тяжелее, чем перед первой волной карантина — от такого Сашу невероятно перло.

Окси же, напрочь позабыв о спорте, лишилась даже тех немногих мышц, которые наработала прошлым летом, превратившись в сплошную гору тучного сала, местами покрытого целлюлитом. Толстым у нее было абсолютно все, даже пальцы рук и ног.

— Я в детстве была крепкой, стройной и спортивной, — проговорила Оксана. — А потом повстречала тебя, такую симпотную толстушку, и растолстела настолько, что даже наши весы с их двухсоткилограммовым лимитом переросла.

— И нам пришлось купить новые, — подхватила Саша, такая прелюдия ей всегда нравилась, — и оказалось, что ты весишь уже двести пять кило. — Она уже стягивала с подруги купальник. — Только меня-то в этом не вини. Именно ты сама, твоя лень и обжорство, создали все это роскошное тело.

— О да, в этом плане я лучшая, — обнаженная Окси развалилась на кровати, а ладонь ее подруги уже скользнула промеж тучных бедер. — Ну что, красавица моя, потрясем нынче летом все побережье?

— Конечно, Окси, только помоги и мне снять купальник: для начала мы как следует потрясем друг дружку!

Поддержи harnwald

Пока никто не отправлял донаты
+4
3902
RSS
20:11
Привет, оригинал рассказа действительно написал я. Русский действительно мой родный язык, а вот на английском я говорю намного хуже.
Вообще из-за нетрадиционной ориентации персонажей я и не планировал его публиковать на русском) Очень благодарен harnwald что он перевел. Рад что мой рассказ на этом замечательном сайте. Приятного чтения всем
20:50
Потрясающий рассказ. Спасибо большое.
15:02
Па-адумаешь, полно рассказов что розовой, что голубой тематики. В т.ч. и по-русски. Голубую не люблю, вот и не перевожу, а розовую — легко. Так что ежели чего еще напридумывается, моего перевода можно не ждать Ж)
00:42
Написал ещё на розовую тематику, выложил на curvage. Так что может уважаемому harnwald будет интересно перевести)
06:25
Я написал третью, финальную часть и выложил на Curvage. Может быть тоже захотите перевести
17:52
Так уже, посмотрите на текст Ж)
Загрузка...

Для работы с сайтом необходимо зарегистрироваться!