Затянуть пояс после рождества

Затянуть пояс после рождества
(Tightening Your Belt After Christmas)


Праздник получился преизобильным. Канун рождества ты провела у матери в компании дядюшек-тетушек и прочей родни, и поскольку ты по-прежнему младшая в этой ветви семейного клана — тебя привычно балуют. Раньше тебе дарили модные шмотки, обувь и прочую дребедень, красивую и недешевую; сейчас ты уже выросла и даже закончила школу, так что нормой стали подарочные ваучеры. Это и к лучшему, потому как с прошлого года ты раздалась вширь на пару размеров.
А на следующий день ты отправляешься в дом к отцу, где все повторяется: светская болтовня, ваучеры и праздничный стол. О да, вот уж где ты никогда не теряешься. Отводишь душеньку за основными блюдами, потом объедаешься десертами — а там, разумеется, уничтожаешь все, что осталось несъеденным. Убранные на ночь в холодильник остатки обильного пиршества к утру изрядно уменьшаются.
Ну и разумеется, не стоит забывать про обеды и вечеринки в компании друзей между семейными встречами, где ты поглощаешь пиво и закуски в таких объемах, что набираешь за одни только выходные четыре кило. Дичь какая-то, это ж сколько нужно слопать, чтобы так растолстеть?
Глянь только на свое пухлое пузико. Серебристая кофточка, которую ты планировала надеть на новый год, оставляет оголенными сантиметров восемь бледного пуза, складкой переливающиеся через пояс тесных черных брюк. Эти тоже едва налезли, но в них твой широченный круп кажется тугим и круглым. Объемистым, безусловно, зато плотным.
К кофточке прилагался еще и широкий черный пояс, который надлежало носить поверх нее. Ты смеешься, держа его в руках — чтобы такое да на тебя налезло! — но все равно обматываешь его вокруг условной талии, просто чтобы посмотреть, насколько он тебе мал. Материал слегка растягивается, и все равно пряжка не достает до застежки сантиметров на десять. От этого у тебя внутри все сжимается и теплеет, когда ты сводишь вместе свои мягкие бедра.
Груди в серебряной кофточке выглядят совершенно скандально. Все твои лифчики третьего размера можно выкинуть — не хватает ни чашек, ни обхвата самого бюста. А рукава трещат под натиском пышных круглых рук и плеч.
Что ж, пора посетить торговые ряды и реализовать несколько ваучеров. Наверное, надо бы переодеться — но ты, подумав, ехидно ухмыляешься и оставляешь все как есть. Пусть видят! Едва запахнув некогда просторное пальто на выпирающем пузе, ты берешь сумочку и выдвигаешься к цели.
Для начала — в квартал кафешек, подкрепиться.
"Пузатая Панда", поставляющая, разумеется, китайскую снедь, сегодня предлагает обеденные скидки. Не то чтобы это было так уж существенно, денег на карточке у тебя хватает, но сегодня на ваучер в пятьдесят баксов ты сможешь заказать еды на целую сотню! Выбирать тебе лень, ты просто просишь даму за стойкой:
— Все, что по скидке — по одной порции, пожалуйста.
Она не отвечает, а молча упаковывает тебе десяток картонок. И ты идешь, спиной чувствуя ее неодобрительный взор, через весь квартал кафешек, скрываясь за искусственной елкой. Устраиваешься на скамейке и раскладываешь личный королевский обед, словно это твой личный творец. Весь жареный рис осилить тебе не удается, но ты честно стараешься. Десять порций и столько пропитанного маслом риса, сколько получается утрамбовать гарниром к нежному темному мясу.
Живот твой растягивается и выпирает на коленки, скрытый под столом. Он выпирает из-под кофточки с рвением растущего чайного гриба. Серебряная кофточка, которая три месяца назад была тебе впору, уже не прикрывает даже пупок. Хорошо, что никто не смотрит; поглаживаешь свободной рукой переполненный живот и пальцем забираешься в пупок. Кажется, каверна стала глубже, чем была прежде. Ты улыбаешься еще шире. А теперь надо разобраться с десятком яичных рогаликов...
Вытирая губы салфеткой, ты вперевалку покидаешь квартал кафешек, временно насытившись. Прохожие, все как один, опускают взгляд, потому что твое громадное пузо полностью оголено и колышется при ходьбе. Хоть желудок и туго набит, но слой жира на пузе настолько велик, что в покое оставаться может, только когда ты сама остаешься неподвижной. На твоих губах улыбка.
Продавщица в секции больших размеров в "Объятиях моды" — сама предупредительность. В ужасе смотрит на твои сиськи, которые буквально выплескиваются из неадекватно тесной кофточки, тяжело сглатывает и спрашивает, не нужно ли тебе снять мерки для нового лифчика. Ты сообщаешь, что тебе нужно снять мерки для нового всего. Она краснеет. Может, в ее глазах и не ужас… может, ей нравится то, что она видит, ну или хотя бы приблизительный размер ее комиссионных за те новые одежки большего размера, за которыми ты пришла.
В примерочной ты разоблачаешься до трусиков. Не без твоей помощи она охватывает длинной мерной лентой твои складки — внизу, посередине, вверху — и вслух сообщает итог: бедра — сто тридцать восемь, талия — сто двадцать пять, бюст — сто тридцать пять. Ты снова улыбаешься: ты и не мечтала, что сможешь так растолстеть, оставшись настолько симпатичной. Судя по румянцу продавщицы, с твоими прелестями все более чем в порядке.
Твой новый размер — четыре икса; ты покупаешь несколько шмоток "на прямо сейчас", а белье, хлопковую юбку и легкую футболку берешь сразу на пять иксов. Ты девочка умная и точно знаешь, что похудеть тебе не грозит. Расплачиваешься за покупки маминым двухсотдолларовым ваучером: она, разумеется, видела, что ты поправилась, и какой размер тебе купить — не знала. А в этом магазине есть и обычные, и большие размеры. Хороший выбор, мама. Переодетая в новые трусики, лифчик и длинное эластичное платье размера пять иксов, ты покидаешь магазин.
В желудке урчит. Ты не уверена, это он в процессе переваривания, или уже проголодался; как бы то ни было, ты останавливаешься у ларька с крендельками и заказываешь "по штучке всего, что есть", расплатившись очередным ваучером. Паренек за стойкой отчаянно краснеет и пытается заглядывать тебе в декольте не слишком уж явно.
На сей раз ты ни от кого не прячешься, опускаясь на ближайшую скамейку, которую занимаешь примерно наполовину. Выстроив крендельки четырьмя столбиками перед собой на столике, ты принимаешься за еду. Паренек в том ларьке вовсю пожирает тебя взглядом, вынужденно отвлекаясь на клиентов. А ты просто методично поглощаешь всю выпечку, солоноватую и сладкую, как конвейер. Хорошо, что сейчас на тебе платье на размер больше, есть куда расти.
Паренек с кренделями вздыхает, когда ты с трудом поднимаешься со скамьи. Уставшая, ты допиваешь лимонад и уходишь.
По дороге домой ты проезжаешь через "Поляну пончиков". Хорошо, что у них тут, как в "МакДональдсе", отпускают прямо в машину, не надо никуда выходить и протискиваться. Ты высчитываешь, что бы такого заказать, чтобы вписаться в ваучер на полсотни баксов. Всего, да побольше, разумеется!
Балансируя пакетом с одежной и коробкой на шесть дюжин пончиков, ты вперевалку шагаешь от стоянки в апартаменты. Добираешься до комнаты, вынимаешь из ящика свернутый в рулончик портновский сантиметр. Полтора метра, стандартный.
И загадываешь "чего я хочу достичь в этом году" — перерасти все, что ты только что купила… и этот вот сантиметр!

Поддержи harnwald

Твоя поддержка будет первой, это приятно
+1
2347
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...