Эльза

Глава 1.

— Будь оно проклято!

Эльза развернулась на каблуках перед зеркалом и сморщилась от вида своего отражения. В семнадцать лет фигура девушки должна бы начать приобретать женственность, однако в случае Эльзы богиня любви, казалось, не захотела одарять девушку телесными достоинствами. Говоря по-честному, Эльза была плоска как доска.

— Твоя проблема в том, — заверила ее подруга Шелли, — что ты слишком тощая. Твой организм сжигает калории еще до того, как они успеют куда-либо отложиться.

— И как это лечится? – спросила Эльза.

Шелли пожала плечами.

— Я не знаю. Попробуй больше есть, но, насколько я тебя знаю, это тебе не сильно поможет. Ты и так плотно обедаешь, но всё равно остаешься плоскодонкой. Если бы я ела хоть вполовину твоего, то распухла бы уже до размера фургона.

Шелли перекатилась на кровати и вернулась к чтению «Космополитена». Эльза еще раз оглядела подругу, подавляя разгорающееся в селезенке низменное чувство зависти. Шелли постоянно ныла о том, какая она толстая (а также о том, что все время голодная), и при всем при этом Эльза бы многое отдала за такие формы. Для Эльзы круглый мягкий животик при всей своей негламурности был приемлемой ценой пышных влекущих ягодиц  и соблазнительного округлого бюста. Кстати говоря, о бюсте…

— Шелли, как ты думаешь, если я все-таки наберу чуточку веса, это прокачает мне сиськи?

— Не вижу причин, почему бы и нет, — ответила Шелли, — но как ты собралась его выращивать?

— Не знаю, — опустила глаза Эльза, — природа сражается против меня в этом деле.

Эльза встала боком, чтобы показать подруге плоский впалый живот.

— Возможно, ты ешь мало вкуснятины.

— Это что ты таким словом называешь?

— Ты ешь много, — Шелли смирилась с тем, что в ближайшее время она журнал не дочитает, — но ты ешь здоровую еду. Полезную по составу. Сытную. А ты попробуй перекусывать между приемами пищи. Попробуй выпечку, шоколад, бутерброды, газировку… Если уж и это тебе не поможет, то тут даже я опускаю руки. Помнишь, как я выглядела три-четыре года назад?

Эльза посмотрела на упитанную подругу.

— Ты всегда была круглее меня. Не понимаю, к чему ты?

— Ты помнишь, как я сломала ногу в седьмом классе и месяц валялась в гипсе? Вот тогда-то я и сорвалась! Делать было нечего, холодильник был на расстоянии вытянутой руки  и никогда не пустовал. А остальное – дело техники. Раньше я сладкое не очень любила, но после этого… ох… Эльза, когда ты меня видела в последний раз без шоколадки в руке? Не стесняйся, скажи мне!

— Ээээ – только и могла сказать Эльза, крепко задумавшись.

— Да, детка, вот тогда-то меня и начало распирать. И это был настоящий взрослый женский жир, а не младенческая припухлость.

Шелли самодовольно поправила вырез на кофточке, приоткрывавший упитанные шарики грудей третьего размера.

— Ты реально думаешь, что шоколадные батончики и чипсы вырастят мне грудь? Это бессмысленно, да и нездорово.

— А кто сказал, что будет здорово? Ты жалуешься на сиськи – точнее, их отсутствие – а  я помогаю тебе советом.

Эльза еще раз посмотрела в зеркало, на то место, где должны быть груди, которыми ее сверстницы уже вовсю соблазняли юношей. И приняла решение.

— Шелли, где там твой запас шоколада?

 

Прошел месяц. Шелли снова лежала на кровати и снова читала журнал (она искала новые модели купальников большого размера на предстоящее лето). Эльза снова вертелась перед зеркалом. Как и месяц назад, она была недовольна. Но причина недовольства была другой.

Никто не отрицал видимых изменений, которые новый образ жизни оставлял на внешности Эльзы. Если не всё, то многое шло не по плану. Живот, твердый и плоский, налился мягкостью и округлился, и когда-то просторные вещи стало носить неудобно. Бедра попышнели, а черты личика кое-где утеряли остроту. Но чего-то по-прежнему не хватало.

— Почему они не растут? – Эльза в сердцах пнула шкаф голой ногой, -  Нельзя называть эти прыщи гордым именем «сисек». Даже это слово я стала ненавидеть!

— Хм, а ведь я даже не задумывалась об этом, — сказала Шелли, — По крайней мере, хоть что-то у тебя выросло в правильном месте.

Шелли схватила подругу за попу и слегка потрясла. Когда она отпустила руку, колебание продолжалось еще секунды полторы.

— Хоть что-то? Это куда больше! Все шоколадки словно мечтают осесть именно там. Что со мной не так?

— Ничего особенного, — стала успокаивать Шелли, — просто организм у всех работает по-разному.

Эльза бросила в пухляшу подушкой.

 

Эльза ходила такой расстроенной, что Шелли в какой-то момент показалось, что она смирилась с пожизненной ролью девочки-доски. Или толстопопой доски. Шелли на весенние каникулы уехала к бабушке и выбросила всю эту затею из головы.

Но, как оказалось, Эльза была целеустремлённее, чем думала о ней ее подруга.

Через две недели подруги встретились в фитнес-клубе у шкафчиков в раздевалке. Шелли от удивления открыла рот, когда увидела подругу. Попа Эльзы взяла новые рекорды. Спортивные эластичные штаны растянулись до полупрозрачности, и через них было видно розовое белье. Трусики сочно вклинивались в щель между соблазнительными булками.

— Привет, подруга, — вежливо окликнула Эльзу Шелли, — как дела?

— Не пытайся быть со мной вежливой, — мрачно ответила Эльза.

— Да что с тобой?

— Да всё ты понимаешь! На корму мою глянь! Я толще, чем когда-либо была! И не надо мне втирать про «Забей-Эльза-она-не-так-уж-и-велика»! Она… она… огромная.

— Да не всё так плохо…

— Она огромная, — продолжала рыдать Эльза. В ее истерике был свой здравый смысл: словно два волейбольных мяча, ее ягодицы распирали трещащие от натуги штаны.

— Мама заколебалась давать мне денег на новые штаны каждую неделю. Она говорит, что если я не перестану толстеть, то буду ходить только в леггинсах. Боже, я сдохну от такого унижения!

— Быть того не может. То есть твоя попа переросла все твои штаны? – засмеялась Шелли.

— Спасибо, кэп! Всё именно так! Все труднее и труднее находить свой размер. Если они по длине подходят, то с вероятностью 99% не застегнутся на этом филе. И тогда я ношу их расстегнутыми, едва прикрыв их выпущенной рубашкой. Видишь?

Эльза злобно и решительно выпрямилась, и это было зря. Рубашка поднялась, обнажив пробел на широких брюках.

— Эльза, — шепнула Шелли, — твоя молния!

Эльза оглянулась и густо покраснела. После этого попыталась свести пуговицу с петелькой. Штаны опасно натянулись на пышном заде. Эльза закусила губу и попробовала снова. И снова не вышло.

— Гениально, почему я не могу толстеть в животе, как все нормальные люди? Живот еще можно втянуть, но не этот «кардашьян»!

— И почему б тебе не перестать есть сладкое? – спросила Шелли.

— Легко тебе сказать, — ответила Эльза, — я подсела на это дерьмо!

— Подсела? Вот это поворот! – рассмеялась Шелли.

— Это не смешно! Я весь день голодная как акула. Это даже странно. Без шоколадки в руке я чувствую себя неуютно. Что ты творишь со мной, «подруга»?

— С тобой, — возмутилась Шелли сквозь смех, — я не сую печеньки в твой рот, попко-девочка! – с этими словами Шелли ущипнула подругу за бедро в самом мягком и откормленном месте.  Та насупилась.

— Послушай, если ты не можешь перестать есть, попробуй позаниматься спортом. Я слышала, что некоторые упражнения перераспределяют жир по телу.

— Звучит как лохотрон из интернета. Но попробовать стоит.

 

Эльза в спортзале почувствовала себя увереннее. И… женственнее? Если ее заднее изобилие было немаленьким в обычных штанах, то в натяжном спандексе она была просто роскошной женщиной. Эта роскошь форм растягивала синюю синтетическую ткань до полупрозрачности. Штаны все время забиралась в сочные влекущие  глубины меж ее ягодиц и она их одергивала каждые три метра. Набранная мякоть животика стремила вылезти из штанишек на волю, и Эльза в глубине души была рада, что живот ее распух не так сильно, как мог бы при ее образе жизни. Когда штаны Эльзы вместили богатства хозяйки, та начала бояться слишком резко вдохнуть, чтобы не услышать предательский треск лопнувшего шва.

Эльза пыталась заняться аэробикой. Это не получилось – за несколько минут девушка запыхалась и раскраснелась. Пот тек по ее херувимскому личику. Что хуже, она осязала весь дьявольский трепет роскошной плоти на попе и бедрах.

— Всё, последний подход, — сказала она сквозь зубы. Эльза наклонилась, пыхтя от напряжения. И легкий треск прошелся по зданию спортзала. Для Эльзы это был самый оглушительный грохот в жизни. Она едва прикрылась и побежала в раздевалку. Сквозь дыру в седалище были видны розовые трусики – казалось, пол-попы вот-вот вывалится через это окно в свободу.

— Сдаюсь. Я больше не могу. Я рождена, чтоб жить с толстой попой.

 

Отказавшись от спорта, Эльза не отказалась от лакомств и перекусов, и, как результат, плоть ее понемногу становилась все роскошнее и изобильнее. Пышность бедер начала создавать проблемы, но, увы, для Эльзы огромные объемы сахара и жира действительно превратились в ежедневную потребность организма; как и предсказывала ей подруга. Мама отказалась давать ей денег на штаны, и требовала худеть. Бедняжка ограничивалась леггинсами и юбками.  С юбками тоже было всё не безоблачно: быстро растущие округлости более не скрывали  все изобилие ягодиц. Трусики тоже приходилось поправлять каждые 5 минут – они всякий момент стремились спрятаться в тепле между булочек Эльзы. И даже сидение за партой создавало проблемы, так как с такой попой школьные кресла и доски отвлекали от урока своей узостью и неудобностью.

 

Когда Шелли через несколько дней раз зашла в гости, то не могла не улыбнуться. Эльза лежала попой вверх над книжкой, а в руке – неизменное «Орео» с тройной начинкой. На ней были футболка и трусики, но последние были практически полностью спрятаны. Корма у подруги выросла еще больше. Иногда Эльза дрыгала ножками, посылая по мякоти ног волны сладострастного трепета.

— Эльза? Чем это тут занимаешься? Я думала, что ты решила согнать все лишнее со своих бедер!

— Решила, а потом передумала?

— Почему? Не смогла натянуть штаны для спортзала?

— Хаха! – кисло ухмыльнулась Эльза, скрывая торжество, — Но прежде чем смеяться, знай, что сам Джастин Виттес влюбился в меня и пригласил на свидание!

Красавчик Джастин был влажной мечта половины половозрелого населения школы. Красивый, подтянутый, единственный наследник немаленького предприятия. Девочки модельной внешности из группы поддержки пытались штурмовать его сердце, но он был столь безразличен к и чарам, что они пустили слух про его «неправильную» ориентацию. Шелли и сама часто о нем мечтала в душе и в постели.

— Да иди ты! – воскликнула подруга, — в тебя! Не верю!

— Все так – теперь Эльза не скрывала торжества, и попыталась перевернуться на спину, но это получилось не с первого раза, — помоги мне встать и я тебе расскажу все подробности! Я слегка переела печенья.

— Джастин любит толстые булки? – смеялась Шелли – Вот уж не подумала бы! Тогда все сходится. Ты теперь хочешь наесть их еще немного, чтоб закрепить успех?

Эльза улыбнулась и с заговорщицким видом промолчала.

 

Глава 2.

 

Шелли любовалась подругой. С момента начала отношений с Джастином попа Эльзы и не думала останавливать свой рост. Жир понемногу начал откладываться и на другие округлости! К радости Эльзы, наконец-то начала сбываться мечта о женственности – бюст из ничтожного первого размера дорос до уважаемого второго, и не собирался останавливаться. А вот свежая пышность на талии для нее словно не существовала. «Подруга ест больше калорий, чем ее развратная попа способна отложить! – думала Шелли, — Похоже, и на остальные части тела что-то остается»

— Эй, мелкая, — заявила однажды Шелли, — Джастин идет на поводу у твоих пороков и очень тебя избаловал ресторанами. Эти складки раньше были меньше.

— О, и что? Неужто я  чувствую в твоем голосе нотки зависти к моим формам? — игриво дразнила подругу Эльза, намазывая на круассан «нателлу» толщиной с сам круассан.

— Я не завидую им! Я сама девочка немаленькая! Если вам с Джастином нравится, как тебя день ото дня распирает, я счастлива за вас. Я тебя просто предупреждаю о последствиях ожирения на случай, если ты бросишь Джастина и решишь похудеть обратно. Ты не сможешь! Не говори мне потом, что я тебя не предупреждала.

— Просто не верится, — надулась Эльза, сложив надутые ручки на надутых грудках, — Я наконец-то счастлива, а ты мне про какое-то ожирение. Я женственная, а не толстая. Ну, может быть, еще сантиметров десять в обхват бюста мне не помешают. Ты реально думаешь, что у меня ожирение?

— Еще нет, но оно где-то рядом. Давай ты встанешь на весы и посмотришь на свою женственность в килограммовом выражении.

— Ладно! Да, пару кило я набрала, но посмотри, как они соблазнительно  отложились на грудь и попу! Мне не на что жаловаться.

Эльза без раздумий вскочила на весы. Самоуверенность девушки быстро исчезла, и на Эльзе не было лица.

— Ох… 72.7 кг…

Шелли закатила глаза. Для нее это число казалось слишком маленьким. Однако, Эльза была миниатюрнее, и на полтора десятка сантиметров ниже подруги. 72 кг – это число надо переварить.

— Да вот ни в жизни мне нет семидесяти! Эти весы сломаны!

— Ну разве что ты их сломала своим весом, подруга. Глянь в зеркало – ты увидишь каждый из этих килограммчиков.

Эльза так и сделала. Она увидела, как подрос ее животик, и рукоятки любви на боках сильнее выдавались в стороны. Мягкая бледная плоть бесновалась, пытаясь выбраться из-под ремня. Эльза по-прежнему была относительно худощавой – выше талии, конечно — но это явно ненадолго. Лицо Эльзы с редкими веснушками округлилось, как и ее животик – как и Эльза в целом.

— Что мне делать? Я не могу разжиреть, когда у меня в руках лучший парень в школе!

— Остынь и подумай, что ты делала, чтобы наесть такое тело?

— Ничего необычного. Джастин водит меня в бургер-бары и дорогие пиццерии… Задаривает самым дорогим (и вкусным!) шоколадом… Не могу же я их не взять — эти коробки? Он обидится на меня!

— А впрочем, это всё не так плохо, — вдруг сказала Эльза своему пышному отражению, — я не толстею, я расту. Наконец-то мое тело взрослеет.

— Прости, детка, но это как-то много для обычного «детского жирка», — сказала Шелли и потрясла изрядную складку вокруг пупка подруги.  Соблазнительная вибрация плоти не останавливалась несколько секунд. – Эта пышность состоит на 100% из фаст-фуда.

— Шелли, пляжный сезон на носу! – сказала Эльза, надув грудь и втянув живот, — Я обещала Джастину показать новый купальник. Он увидит, как я разжирела, и разочаруется.

Эльза пала духом окончательно и закрыла лицо руками.

— Перестань, — Шелли взяла всё в свои руки, — Я более чем уверена, что Джастин предпочитает дам с мясом на костях. И чтоб на мясе – было, что потрясти. Если он бросит тебя из-за твоего тела, то он тупой индюк, недостойный столь хорошей девушки.  Что он ожидал, закармливая тебя бургерами и лазаньей? Итак, мой план таков: завтра первый викенд лета, и пляж будет полон детей. Я поеду с тобой, чтобы быть рядом, попробуй кто тебя обидеть. И я надену старый черный полный купальник, чтоб казаться еще толще тебя (как оно, впрочем, и есть).

— Ты права, Шелли, — рассмеялась Эльза сквозь слезы, — Ты лучшая, и ты умеешь заставить меня смеяться в любом горе.

— Но я серьезна как никогда, — ответила Шелли, — мы, толстушки, должны держаться вместе. А если Джастин будет говниться из-за твоей внешности – я выбью из него всю дурь.

Эльза улыбнулась снова. Уж она-то знала, что Шелли сдержит слово.

 

 

Эльзе было неуютно, когда машина Джастина остановилась рядом с ее домом. Со времени разговора с Шелли перед зеркалом, она не набрала много веса, но этот вес выглядел достаточно заметно. Горячее солнце вынуждало надевать минимум одежды, так что Эльза выбрала для пляжа миниатюрный топик и брюки-капри. Рыжие пышные кудри были стянуты в хвост, а игривые зеленые глаза скрывались за старомодными темными очками. Эльза знала, что изменилась со времен прошлого сезона. Топик растягивали прелести неполного третьего размера. Ягодицы выросли столь изобильно, что девушка так и не смогла застегнуть брюки (она пыталась целых полчаса). Пояс болезненно вгрызался в мякоть талии. С каждым шагом Эльза чувствовала колебание плоти животика и боков.

  — Эй, Джастин, — сказала она, приближаясь к своему новому бойфренду. Она собрала сердце в кулак, ожидая некоторого комментария к ее новому весу. Она знала, что он не сказал бы ничего жестокого; за короткое время развития их романа, она узнала Джастина как настоящего джентльмена. Но мальчики не всегда осознают, насколько чувствительны девушки могут быть в вопросе внешности… Джастин улыбнулся и быстро поцеловал ее. Ростом этот аполлон был на палец выше Эльзы; крепкий тяжелый рельефный торс, светлые короткие волосы делали Джастина похожим на грубого мачо из футбольной команды. Но она уже знала, что он был более чувствителен, чем любой романтик, которого она когда-либо знала. Он явно был слишком мил, чтобы грубо комментировать проблемы своей лапочки.

— Эй, похоже,  тебя уже поцеловало солнце, Эльза? — сказал Джастин.

— О… да, — девочка задавалась вопросом, почему он не прокомментировал ее вес. Это был первый раз, когда он видел ее без просторной весенней одежды.

Она приспустила солнцезащитные очки, чтобы лучше взглянуть на машину Джастина. Вернее, автомобиль, на котором он сегодня приехал. Очевидно, прибыл он не на собственной машине. Та машина была избитым старым куском мусора, который он купил за десять долларов у нелегального иммигранта из Мексики. За возлюбленной Джастин приехал на папином джипе.

— Нравится? Отец отдал мне ее до конца дня. Моя старушка не потянет езду по песку. А ему не хотелось приезжать нас эвакуировать.

— О, да, твой папа лучше всех. Да нам весь пляж обзавидуется!

Эльза попыталась впрыгнуть в машину, но полнота попы и бедер все норовила застрять, и Джастин терпеливо дожидался, пока она устроится на сидении.

— Надеюсь, это самое большое из сегодняшних неудобств, — пронеслось в голове у Эльзы, — вдруг он подумает, что его лапочка так разожралась, что в машину не залазит!

— Итак, куда едем? — спросила она.

— В «пещеру Сэнди», конечно! – жизнерадостно ответил Джастин, — все наши там соберутся. Под водой можно позалипать на осьминогов!

— А может, в «Кульпу»? Он не столь забит народом.

На самом деле Эльза просто стеснялась вида своего нового  тела.

— Ну ок, в другой раз осьминогов посмотрим.

Эльза набрала номер Шелли и сказала, что место выезда изменилось.

 

— Салют, голубки! — Шелли подпрыгнула с широкой улыбкой, когда их увидела. Вместо контактных линз сегодня Шелли носила пару затемняющихся пластиковых очков в рамке. Ее сероватые волосы были связаны в пару девичьих косичек. Одета она была в эластичный зеленый купальник, который не смог скрыть ее пухлый животик и жир на боках. Полотенце, связанное вокруг ее талии, спрятало ее здоровенные бедра. – Вы во сколько подъехали?

— Эй, — вежливо сказал Джастин, — Почему бы почему бы красавицам не расслабиться? Тут так жарко, что я возьму ледяного спрайта. Вам что-нибудь принести?

— Да, принеси мне хот-дог, — сказала Шелли, бросая полотенце на землю. Когда она наклонилась, чтобы разгладить его, Эльза не могла не смутиться за обильный, округлый тыл своей подруги.

— Мне ничего, — сказала Эльза, — девочки должны блюсти фигуру.

— Девочки с космополитаном вместо мозга, — подмигнул Джастин, — но ты-то не такая?

— Я в порядке, — твердо сказала Эльза. Здесь она контролировала себя. Она могла провести весь день дома, перекусывая, но у нее, конечно, было достаточно силы воли, чтобы прожить несколько часов без еды на пляже. Но… это было на несколько часов дольше, чем она привыкла ходить без еды. Может быть, было бы лучше отучить себя от закусок… но животик предательски побулькивал.

— Ну, может быть, и хот-дог. Но только один!

— Конечно! — Джастин быстро восстановил свой энтузиазм и испарился.

Шелли ущипнула подругу за пухлую щечку.

— Просто один хот-дог? Теперь, когда ты привыкла есть их пачками?

— Заткнись, Шелли, это не смешно! Ты знаешь, на что я все время трачу. Съесть только одну штуку — это шаг для меня и моей силы воли. Я не могу растолстеть еще больше, Шелли! Джастин такой замечательный парень, я не хочу его потерять из-за невоздержанности!

— Во-первых, как я уже сказала, если его любовь настолько зависит от твоей фигуры, то он говнюк и не стоит твоих волнений. Во-вторых, я не думаю, что он возражает против пары лишних складок на своей девушке. Я имею в виду, что он делает практически все, что может, чтобы пончики, шоколадки и пицца оказались сначала у тебя в руках, потом — во рту, и, наконец, на попе. Бьюсь об заклад, что ему нравится, когда на его девочке есть за что ухватиться.

Эльза вздрогнула. Она ведь и не думала об этом в таком ключе. Конечно, Джастин открыл ей чувства, когда ее бедра были в самом разгаре своего взрывного роста. Но мальчик, любящий пышную попу, может не оценить изобильное седалище шириной в два стула.

— Чтобы это проверить, я попробую его соблазнить, — Шелли медленно откинулась назад, выпятив выросший на шоколадках живот  до упора. Она потерла его обеими руками в самом мягком месте.

— Заткнись, —  снова сказала Эльза, смеясь. — Лучше не пытайся! Но ты думаешь, он действительно любит меня, с этой откормленной кормой и торчащими отовсюду жирочками? Ты действительно думаешь, что это не просто вежливость? Что он на самом деле считает меня привлекательной?

— Эльза, ты понимаешь, что ты все еще меньше меня? Так что не относись к себе как к самой жирной на пляже.

  — Сожалею.

— Извинения приняты. Ты можешь сидеть здесь и испортить себе весь день этими терзаниями, но старая добрая Шелли сегодня придёт на помощь. Когда он вернется, я просто построю ему глазки и покачиваю своей большой толстой задницей, и мы увидим, какая реакция последует! И вообще – ты переодеваешься   или собралась сидеть в своем каприсе весь день?

Эльза почти решила не показывать миру свое бикини до этой речи Шелли. Но теперь она не могла придумать достойных причин для сокрытия своих форм от всего света и, главное, от своего солнышка.

Когда она подняла руки с топиком над головой, Шелли поймала взглядом мягкий животик подруги. Он висел над поясом ее маленьких трусиков-бикини, почти скрывая их. Новые бикини растягивались под натиском изобилия изнеженных форм. Когда она спустила штанишки-капри, трусики Эльзы почти скрылись в слоях мягкой женской округлости. Когда она снова встала, красный материал скользнул между ее мясистыми булочками. Эльза быстро выдернула бикини из ложбинки, но она подозревала, что они скоро в нее вернутся. Булочки ее боков, растущие на сдобной выпечке, нависали над стрингами. Теперь, когда и ее живот, и ее ягодки набирались объема, купальник проходил ежесекундное испытание на прочность.

Эльза посмотрела на себя. Неужели ее бикини так быстро стали настолько малы? Несмотря на то, что Шелли была еще больше, ее менее откровенный купальник заставил ее выглядеть стройнее.

— Что ж, — сказала Шелли, снова пытаясь положительно повлиять на ситуацию, — вижу, я не смогу тебя затмить в глазах Джастина.

К моменту, когда Джастин отстоял очередь за едой и вернулся с хот-догами к подругам, Эльза уже загорала. Налитые грудки растягивали лиф купальника, едва закрывая сосочки. Последние норовили выскочить на волю при любой возможности. Стринги так стягивали холеные мягкие формы, что натирали кожу до красноты. Нитки и ткани  трещали от любого движения. Соблазнительница выдавила крем от загара на грудь и принялась чувственно его втирать.

— Ну вот, в банке меньше крема, чем требуется моему телу, — с этими словами она перешла к обмазыванию рыхлой пышности вокруг пупка. После этого Эльза повернулась животом вниз и попыталась растереть крем по попе. По мере того, как женские богатства Эльзы становились все более соблазнительными, Эльза становилась все менее ловкой и подвижной. Достать рукой до попы было теперь не так уж и легко! Кроме того, Эльза совсем не доверяла своему купальнику и боялась порвать его даже чересчур резким вдохом.

Шипение газировки оторвало ее от сладострастного процесса. Джастин смотрел на нее взглядом, полным детского восхищения и брутального вожделения одновременно.

— Вот и ответ на мой вопрос, — подумала Эльза, а вслух сказала:

— Ой, пупсик, а можешь побаловать свою лапочку коробкой пончиков?

 

Глава 3.

 

Эльза была на седьмом небе.

Ладно, может быть, тому виной был сахар из шести булочек с чип-чипом и упаковки карамельных бомбочек, что умяла красавица между десятью и одиннадцатью часами утра. Но была еще одна причина. Эльза решила разжиреть. Не поправиться, не округлиться, не набраться солидности. Именно разжиреть. Влажное тепло грело ее утонувшие в мякоти бедра всякий раз, когда она думала об этом. Джастин ей открыл свое сердце, и она возликовала. Господи, это так круто! Сам ее возлюбленный уехал  с отцом в Техас на инспекцию нового семейного завода – это займет пару месяцев. Он на прощание сводил ее в самую вкусную кондитерскую лавку города, и Эльза уже тогда решила, какой подарок сделает ему в день возвращения. Все это в подробностях она рассказала Шелли в гостиной своего опустевшего дома. И при этом попивала литровую флягу сливочного коктейля с шоколадом.

Шелли нелегко переживала все то, что происходило с ее лучшей подругой. Ягодицы Эльзы утрачивали соблазнительную упругую форму и становились с каждой неделей рыхлее и непропорциональнее, они мешали друг другу и своей хозяйке и тряслись при каждом шаге. Эльза, впрочем, былую лёгкость походки пока ещё сохраняла. Мир Шелли не крутился вокруг веса подруги, но и игнорировать его она не могла. Эльза села вразвалку, ее попа неудобно сместилась, так как два шара, полных вожделения, были слишком роскошны для большинства стульев в доме. Но росли не только они. «Спасательный круг» на талии распустился как бутон, и, питаемый безбрежной рекой выпечки и шоколада, приобретал форму истинно рубенсовского живота. Этот живот сейчас нависал над поясом и  выглядывал из-под рубашки (хотя обычно она носила не рубашки, а топики), и тогда все роскошество было на виду. Лицо оставалось плюс-минус таким же, лишь щечки слегка порозовели и набухли. И, наконец-то, заблудшие калории почтили своим посещением ее бюст. Старые пуш-апы, пытавшиеся в прошлом нарисовать грудь там, где ее не было, теперь сжимали всю мякоть вместе, складки жирочка опасно нависали  над краем ткани.

Что самое удивительное, легкость походки Эльзы не соответствовала ее новоприобретенной солидности. Рыжая бестия вставала и садилась неуклюже, и иногда пыталась двигать попышневшие конечности с бОльшей скоростью, чем им полагалось. А больше всего Шелли бросалось в глаза то, что одежду ее подруга подбирала без учета последних 15 кг! В эту минуту последнее было особенно заметно. Сверху на Эльзе был свитер с пуговицами. Верхние две пуговицы были приоткрыты («Даю девочкам простор для роста» — объясняла Эльза, приподнимая бюст и лиф упитанной ручкой). Пышная мякоть животика вываливалась над поясом спортивных штанов и свисала мягкой периной.

Шелли не могла не почувствовать приступ жалость к подруге. Они давно знали друг друга, и свои «худые» годы Эльза нередко подшучивала над неудачами подруги (в том числе, связанными с ее весом). Шелли хотела, чтоб и Эльза побывала в ее шкуре «пухлой подруги», над которой посмеиваются неадекватные одноклассники. Но если Шелли располнела из-за несчастного случая, то Эльза набирала формы специально, видя в них залог счастья в отношениях с мужчиной своей мечты. Как бы там ни было, Шелли видела свой долг подруги в том, чтоб предостеречь рыжую глупышку о всех рисках и последствиях ее выбора.

— …Пока не стало слишком поздно! – Шелли  позволила своим тяжелым мыслям сложиться в длинную речь о здоровом образе жизни. Эльза посмотрела на нее в легком недоумении

— Эльза, я все понимаю, что это я предложила тебе «слегка округлиться». И да, я слегка завидовала твоей стройности. И да, меня сначала забавляло, как ты реагировала на рост собственной попы. – Эльза в этот момент инстинктивно пощупала свой багажник. Он был столь теплым и мягким, что Эльзе не захотелось отпускать от него рук.

— Но в целом, это безумие!, — продолжала Шелли, — ты хочешь разжиреть, или как? Ты хоть представляешь, каково это – быть жирухой?

С этими словами Шелли подняла свитер и показала каскад залежей красоты, на которых покоились распиравшие лифчик тяжелые груди. Глаза Эльзы засветились от зависти и восхищения.

У Эльзы не было желания менять привычки и пристрастия; особенно после того, как о собственных пристрастиях поведал ей ее возлюбленный. Эльза попыталась представить, как на ней будет смотреться живот с лишним десятком сантиметров жира, или форму пары своих малышек, когда они перерастут богатства Шелли. Попа Эльзы, сначала принявшая в себя большинство калорий, замедлила рост и стала более пропорциональной. «Или это остальное тело догоняет мои булочки скоростью роста?» — подумала пышка.

— Шелли, я была тощей как шпала всю жизнь, а ведь я всегда хотела фигуру. Женственную, как у тебя.

— Эльза, моя фигура давно не женственная, моя фигура заплыла жиром! А с твоим аппетитом ты расползешься настолько, что тебе через пару лет станет тяжело ходить. Джастину, может, всё нравится, а остальные люди вокруг нас что скажут? Хочешь стать объектом насмешек младшеклассников?

Хотя Эльза не подала виду, она все помнила. Она помнила, свою стройную, спортивную подругу, которая всегда была впереди нее на  баскетбольной площадке, пока не исчезла на лето и вернулась назад со сломанной костью, конфетой в руке и дюжиной кило лишнего жира. Она помнила, как Шелли нервно расстегивала джинсы в раздевалке, и ее новый животик выплескивался, пока она пыталась втиснуть его в спортивные шорты. В первую игру сезона никто не смотрел собственно на игру. Глаза мальчиков съедали подпрыгивающие формы и складки Шелли, выбивающейся из сил.

Шелли набирала около пяти кило каждый год с тех пор — Эльза наела около 8 за месяц. Эльза посмотрела через комнату и увидела себя в зеркало. Она все еще не считала свои формы избыточными. Она гордилась распиравшим лифчик объемом сисек, которые молили о смене белья на больший размер (Разве это не было главной причиной того, что она начала баловаться сладостями?) Ее короткие рыжие волосы идеально подчеркивали ее полное лицо. Ее старая одежда обнимала ее новые округлости идеально хорошо, ее штаны были натянуты вокруг безразмерных задних прелестей, а  свитер растянулся до полупрозрачности вокруг ее персиков (Эльза улыбнулась, радуясь, что они наконец-то удостоились звания этого прекрасного фрукта). Конечно, она немного набухла в талии; та потонула под нарастающей день ото дня толщей теста. Ее бедра теперь лобызали друг друга и неудобно потирали, когда она шла слишком быстро. А уж какие эротичные колебания посылала при ходьбе по телу попа ...

Когда Шелли предложила подруге округлиться, Эльза поставила себе лимит в 7 кило. Сейчас же это казалось таким смешным! С каждой новой круглой цифрой Эльза любила свое тело все больше, и все с большим удовольствием округляла его контуры.

  — Если ты не хочешь помогать, то ты не обязана, подруга. Мы давно вместе, и я все тебе скажу, как оно есть на самом деле – без намеков и иносказаний. Я ХОЧУ ТОЛСТЕТЬ ДАЛЬШЕ. К приезду Джастина я буду его девочкой-мечтой!

Шелли махнула рукой в отчаянии.

— Ну ладно. Только не приходи потом ко мне плакаться на тему «Я жирная корова, меня никто не любит»!

— Что ж, Шелли, тогда я дальше иду одна.

 

Шелли думала, что без ее соучастия Эльза перестанет толстеть. Но она ошиблась. Эльза любила весь свой вес до последнего грамма, и никогда не чувствовала себя сексуальнее. Мечта о женственной фигуре начала сбываться, и Эльзе всякий раз хотелось добавить штрихов к красоте своего тела.

Как бы ни тяжелели от калорий формы Эльзы, ей всё время хотелось округлить их еще чуть-чуть. Немало дней прошло после ссоры подруг, и Эльза не выпускала  из рук и рта еду, чтоб порадовать Джастина мягкостью складок животика и пышностью роскошных бедер на их предстоящем свидании.

И Эльза восхищалась тем, как меняется день ото дня. Она еще помнила свою былую атлетичную фигуру, и слой колышущегося подкожного богатства всё ещё был ей в новинку, особенно ниже груди. Она уже начала привыкать к трению и сладострастному колыханию раскормленных булочек при любом движении, но вот округлость ширящейся каждый день талии и боков была ей не столь привычна. Эта вся толща, покрывающая Эльзину «копилку шоколадок», жила своей жизнью при ходьбе и даже подрагивала при дыхании.

Эльза смирилась с тем, что она стала самым настоящим диванным тюленем, пролеживающим бока перед телевизором. Ее руки были все время измазаны шоколадом или жирным маслом от чипсов или картошки-фри. Эльза тихо хихикала всякий раз, как телевизор пытался рекламировать ей диеты, и при всякой такой рекламе лишний раз набивала род чем-нибудь сладким. Казалось, из общедоступных лакомств она перепробовала уже все, и ее нынешняя беззаботная жизнь была довольно близка к состоянию гармонии. Эх, вот бы Шелли могла разделить со мной эту гармонию!

Однажды днем Эльза  сидела в кресле-качалке (о всех других качалках она позабыла давным-давно) и набивала рот мороженным с тройным шоколадным покрытием. Это был очень чувственный процесс – при каждом глотке желудок просил добавки.

Эльза открыла вторую пачку, когда зазвонил телефон. Девушка резко встала (ей кажется, или с каждой неделей для этого приходится прикладывать все больше сил?) и с громким «УФ!» вперевалку направилась к телефону, что посмел отвлекать ее посреди наслаждения. «Иду!», крикнула в пустоту Эльза и сняла трубку.

— Алло?

— Привет, подруга? Твой маленький безумный план еще в силе? – раздался в трубке голос Шелли. Один Господь знает, как же Эльза была ему рада!

— Шелли, господи, это значит, что ты…

— Не «Ты», а «Мы», — перебила Эльзу подруга, — какие у тебя новости, тощая? Уже придумала  план по повторному совращению Джастина?

— Эм… нет, я просто наслаждаюсь вкусом еды. Всё время перекусываю, как ты и советовала.

— Эльза, если ты серьезно взялась за войну против своей талии, то просто перекусов недостаточно!

Эльза неосознанно потерла вываливающийся из-за пояса кусочек наполненного живота. Складочка пока небольшая, но хозяйка готовила ей прекрасное будущее.

— Недостаточно? Видела б ты меня сейчас! Я только что съела целое ведерко мороженного и почти вываливаюсь из всей одежды!

— Рада, что ты не голодаешь, плоскодонка! – Шелли продолжала подначивать лучшую подругу, — Но если ты хочешь настоящих форм, то перекусов недостаточно! Тебе нужно окунуться в настоящее обжорство! Если я и эксперт в какой-либо области, так это в науке о том, как надо толстеть. Как ты смотришь на то, что я приду к тебе на ночь и мы как следует поедим? Это будет натуральный девичник, только без стриптизеров. Я буду через пятнадцать минут – мне только надо заехать за расходниками.

— Какие еще расходники? — нахмурилась Эльза.

— Лакомства: жирные, вкусные и очень вредные. Есть предпочтения?

— Не знаю… всё, что съедобно и калорийно.

— Вот это настрой!

— А то, — загордилась Эльза, — я уже почти догнала тебя!

— Деточка, тебе еще долгий путь предстоит! Я уже доехала до магазина… Я, пожалуй, возьму побольше чипсов и печенья. И еще просьба будет… я знаю, это непросто…

— Что?

— Не начинай есть без меня!

Эльза рассмеялась, когда она вешала трубку. Поддержка Шелли – штука бесценная. Но теперь, когда Шелли озвучила свою просьбу, Эльза поняла, что она все еще голодная. Черт, она только что закончила довольно серьезный зажор, а ей уже хотелось большего? Хорошо, что Шелли вот-вот подъедет с еще большим количеством угощений.

— Но, обо всем по порядку, — подумала она. Ночевка не будет ночевкой, если она не переоденется в пижаму. Эльза вперевалку поднялась по лестнице так быстро, как могла… что, учитывая, сколько она только что съела, было не очень быстро. Она не хотела тратить калории сверх необходимого.

+1
6559
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...