Всего лишь цифры

Всего лишь цифры
(Nur eine Zahl)

 

"Ты еще слишком молодая, чтобы быть такой толстой," — ты слышала это всю свою жизнь. Маленькой девочкой, которая поедала вкусняшки перед телевизором, школьницей, которая постоянно сидела в "обжорных рядах" торговых центров, студенткой, которая допоздна лопала пиццу и уличную снедь. Ты всегда ела, всегда была толстой — и всегда тебя сопровождал этот комментарий. Родители и друзья искренне беспокоились о твоих растущих объемах — и еще больше их беспокоило то, что всякий раз, когда они видели тебя вновь, ты становилась еще толще.
И искренняя озабоченность их неизменно выражалась в одних и тех же формулировках. Это самые лучшие годы твоей жизни, говорили они, ими нужно наслаждаться в компании, а не сидеть на обочине жизни, набивая пузо. Это ж нонсенс, в твои годы не найти одежки подходящего размера, не суметь в один заход одолеть лестничный пролет, не останавливаясь отдохнуть на полпути. Следи за собой, держи себя в руках...
Как знать, что было бы, последуй ты их советам.
Но этого ты не сделала.
И вперевалку прошествовав к кафедре в день выпуска, ты вступила во взрослую жизнь, которая освободила тебя от стеснительного университетского распорядка. Ты фрилансерствуешь, зарабатывая достаточно, чтобы оплачивать счета — и при этом работаешь из дому, где тебе никто не мешает лопать столько вкусняшек, сколько пожелаешь и когда пожелаешь. Никто не указывает тебе, сколько должно быть в тарелке, никто не намекает, что постоянные перекусы до добра не доводят. Другие твои сверстницы постоянно выходят в люди с друзьями-подругами, путешествуют, развлекаются на вечеринках и дискотеках, и вообще живут полной жизнью; ты предпочитаешь сидеть дома, как правило, в одиночестве. Ешь, ешь и ешь. И набираешь вес.
Избавленная от необходимости соблюдать всяческое расписание, устранив даже минимальную физическую активность — ты уже не просто толстеешь, как в предыдущие годы, нет. Ты почти не покидаешь апартаментов, заказывая все через сеть. Пакеты, картонки, коробки и мешки готовой продукции и полуфабрикатов. Тот, кто не видел тебя несколько месяцев, рискует тебя не узнать, потому как за год ты набираешь не меньше пятидесяти кило, а в последнее время уже и больше шестидесяти. Даже родители и самые близкие твои друзья сдались, не в силах спасти тебя от неудержимой стихии, что все быстрее тянет тебя к саморазрушению.
Для нормального человека не бывает такого возраста, когда растолстеть настолько, чтобы уже и из дома не выбратьсЯ, можно считать нормальным. Тебе всего-то двадцать пять, но ты проводишь шестнадцать часов в день на диване, прижатая к нему разбухшим мешком собственного пуза и раскормленным выменем, что двумя каплями сала свисают по обе стороны груди куда-то подмышки, сливаясь там с объемистыми складками жира на боках. С лаптопом на пузе ты работаешь, пытаясь печатать сардельками-пальцами, но тебе трудно наклоняться, да и приходится каждые несколько минут прерываться и отдуваться — утонувшие в жирах мышцы плеч и предплечий банально не могут выдержать тяжести слишком массивных рук. Еще бы: бицепсы у тебя в обхвате больше, чем талия взрослого мужика, сало свисает с запястий практически на ладони, образуя пухлые, как у младенца, перетяжки. Ты пытаешься устроиться поудобнее, ерзая на колоссальных расплывшихся окороках-подушках, с трудом передвигая практически бесформенные ноги. Поскольку ты и так занимаешь большую часть ширины дивана, вариантов более удобного положения не так уж много. Разве что можно слегка вытянуть и расслабить пальцы ног, которые едва видны из-под могучих складок сала, свисающих с икр на ступни.
В твоем распорядке дня три основных состояния. Спать. Сидеть, бездумно отдуваясь и переваривая съеденное. И — собственно поглощать пищу. Поднимаешься ты ни свет не заря, пробужденная муками голода, быстро споласкиваешься в душе, отыскиваешь себе на кухне что-нибудь пожевать и ползешь на диван, где в общем и проводишь весь день.
Твои невероятно разбухшие ноги, однако, пока способны дотащить тебя до дверей. Несколько раз в день. Тяжелые, неуклюжие шаги, заставляющие тебя выбиваться из сил — но лишь они позволяют тебе добыть у курьеров те десятки тысяч ежедневных калорий, которые ты должна употребить, чтобы оставаться в этой самолично построенной домашней тюрьме. Впрочем, сама ты о ней так не думаешь. Для тебя это удовольствие. Опять же, для тебя добраться до дверей и обратно на диван — это расход сил побольше, чем для средней барышни три часа в спортзале с полной нагрузкой, и за то, что ты столь усердно заботишься о своей фигуре, тебе полагается награда.
Разумеется, никого ты этой софистикой не обманешь, даже саму себя. В те редкие минуты, когда ты все же задумываешься о своей жизни, видишь ты ее без прикрас. Да, для барышни неполных двадцати шести лет совершенно ненормально разожраться до габаритов двуспальной перины. С телесами столь обильными и раскормленными, что никакое белье на тебя уже банально не налезает, ты если что и надеваешь, то лишь безразмерные платья-палатки прямо на голое тело. Также нет и не может быть оправданий тому факту, что ты расплылась и отяжелела до такой степени, что едва способна вперевалку одолеть несколько метров от дивана до санузла.
А еще есть целая плеяда твоих интернет-обожателей. Которые считают, что ты просто бомба, и хотят, чтобы ты стала гораздо толще нынешнего. Будь у них хоть тень шанса, они охотно помогли бы тебе перекрыть пределы собственного обжорства. Чтобы ты уже и до двери доползти самостоятельно не смогла, чтобы ты разжирела так, что уже и с кровати встать не смогла бы, даже с чужой помощью. Чтобы ты стала пыхтящей, беспомощной, колышущейся горой сала, чтобы в складках твоих окончательно растворилось сходство с человеческим существом. Они хотят, чтобы ты в свои двадцать с небольшим лет стала тучной обездвиженной коровой, которая только тем и занята, что безудержно обжирается, набирает вес не по дням, а по часам, и в конце концов сдохнет, задавленная собственными жирами.
Тебя порой раздражают их комментарии, описывающие, что женщине твоих габаритов уже физически недоступно. Выбираться в люди, ходить по магазинам, водить машину… да просто появиться где-либо снаружи, не притягивая к себе бесчисленных удивленных взоров и циничных замечаний прохожих, которые честно и искренне поражены видом двадцати-с-хвостиком-летней барышни, которая весит раз в пять или шесть больше, чем положено весить женщине. Право слово, говорят сетевые поклонники, жаль, что все это уже не для тебя — и добавляют: скушай чего-нибудь вкусненькое, настроение и поправится...
Ты еще не настолько жирная, не настолько тучная. Пока — не настолько. Да, твой вес в сравнении с любыми твоими сверстниками совершенно слетел с катушек, однако даже с твоим аппетитом и режимом питания так вот сразу критический порог тебе не переступить. Впрочем… еще пара-тройка лет, и обратного ходу точно не будет. Если даже ты сумеешь взять себя в руки и дальше не толстеть — шансов, что ты сколько-нибудь похудеешь, нет и близко. Ты слишком привыкла жить так, как живешь. А значит, цифры на весах будут продолжать неуклонно расти. И о непреложной судьбе своей ты будет вспоминать всякий раз, когда одежда твоя будет ощущаться все теснее. Когла с каждым днем сила земного притяжения словно будет немножко расти конкретно для тебя. Но ты прекрасно знаешь, что ни твоя одежда, ни флюктуации физических законов тут ни при чем. Виновата в этом лишь ты — ты и твое обжорство.
Ты ведь не стала бы так быстро настолько громадной, не желай ты этого сама. Где-то там, внутри. И пока в тебе остается это глубинное желание, ты не остановишься — и уж точно не станешь возвращаться обратно к "норме". А значит, смирись с тем, что у тебя осталось лишь несколько месяцев, от силы пара лет, прежде чем ты разжиреешь слишком сильно вообще для всего, кроме как чтобы стать чьей-то раскармливаемой игрушкой. Смирилась? Тогда можешь скушать еще одну вкусняшку. Еще одну тарелку вкусняшек. Еще один полноценный обед, какого хватило бы десятку обычных людей. Ведь твой возраст, как и твой вес, это всего лишь цифры. Так ведь?

Поддержи harnwald

Твоя поддержка будет первой, это приятно
bbw
0
3230
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...