Толстая и красивая

Толстая и красивая
(Fat and Happy Wife)


Начало. Фанатка тренажеров, плоский мускулистый живот, широкие от природы бедра. Постоянные диеты — боится стать похожей на мать, та в неполные сорок поперек себя шире, передвигается вперевалку, ноги как колоды и живот в два обхвата. Боится, что такую ее я не приму.
Кольцо на пальце. Свадьба. Замужняя жена. Тренажерный зал — реже, зато больше ест и пьет. Потихоньку набирает вес. Сидячая работа, лень. Одобряю ее растущий аппетит и подначиваю — родная, да ну их нафиг, эти тренажеры, идем лучше в ресторанчик! Становится мягче, появляется животик.
Годовщина знакомства, плюс восемь кило.
— Я толстая?
— Ну что ты, крошка, ты великолепна!
Успокоившись, активно лопает мороженое. Джинсы не налезают, бикини трещит по швам. Талия явно раздается вширь. Само совершенство. Каждую ночь неустанно доказываю ей это, словом и телом, Кэтти довольная и счастливая, лениво валяется на кровати. Повторяю вновь и вновь — мы всегда будем вместе, — и вжимаюсь в ее пышное тело. Тренажеры забыты. В мусорном ведре все больше конфетных оберток. Закупаю конфеты и чипсы целыми коробками. Все это отправляется в живот моей любимой.
Вторая годовщина. Еще девятнадцать кило. Каждый вечер кормлю ее мороженым до отвала.
— Милый, я хорошо выгляжу?
— Конечно, Кэтти, ты самая лучшая!
— Но ведь я слишком толстая...
— Родная, я люблю тебя именно такой, какая ты есть!
(А еще мечтаю почувствовать себя на двухсоткилограммовой тебе, содрогающейся подобно горе желатина, взорваться в беспредельную мягкую теплую тебя...)
Одетая в одни трусики, вопросительный взгляд; поглаживаю ее мягкий, урчащий, покрытый целлюлитной корочкой живот, смотрю ей в глаза, целую, нежно и глубоко.
— Ты просто совершенство.
И через несколько минут она уже лежит, раскинув ноги, и я в ней.
Толстеет все активнее. Постоянно жует. Живот постоянно набит.
Три года вместе. Девяносто шесть кило, пышечка, которая явно скоро станет толстушкой.
Четвертый год. Семья и сотрудники интересуются — ты что, беременна? Смущенная Кэтти качает головой, содрогаясь всеми своими ста двадцатью роскошными килограммами. Снова и снова повторяю ей — ты великолепна, снова и снова она успокаивается и продолжает активно набивать живот.
Как-то утром она поворачивается, поддерживая внушительный живот, мягкий и липкий от моего семени.
— Родной, давай не кончать с этими забавами. Я хочу от тебя ребенка!
Смущенный я ласкаю ее нежные колышущиеся формы и отвечаю:
— Согласен. Попробуем прямо сейчас?
Я снова на высоте, ибо уже представляю, насколько ее разнесет от беременности, да и после родов тоже, этот вес почти невозможно согнать диетами… Кэтти больше не пьет таблетки, а я разряжаюсь в нее дважды в день, как заведенный, глубоко-глубоко в ее пышную расщелину, надеясь, что семя останется там. Вскоре тест показывает две полоски. Тело ее быстро раздается вширь, складки на боках, бедра как подушки, но самое великолепное — пузо, громадное и величественное, ни в одни штаны не втиснуть, оно растет и растет с каждой неделей, а я повторяю, насколько она прекрасна, выполняю все ее капризы, помогаю ей купаться и забочусь, чтобы ни одна калория не пропадала даром.
К четвертому месяцу Кэтти смотрит мне в глаза и интересуется:
— Я ведь нравлюсь тебе именно толстой, да? Какое-то время я сомневалась, но сейчас думаю, что большой я нравлюсь тебе все-таки больше
Попался. Признаюсь — да, она нравится мне именно толстой, и никогда не станет для меня "слишком толстой", как бы она ни поправилась — я всегда с ней, потому что люблю, потому что она само великолепие. Тут же меня ловят, затаскивают в кровать и самым фантастическим образом доводят до изнеможения орально; а проглотив все, что я сумел выдать, Кэтти щипает себя за ближайшую складку пуза и с улыбкой сообщает:
— Я слышала, сперма очень калорийный продукт...
Ест за двоих, твердо зная, что я обожаю ее толстой. Ее распирает от жира. Складки на спине, целым каскадом.
Ребенок появляется на свет. Я без ума от нее, от них обоих.
Пять лет мы вместе. Не могу оторваться от моей любимой, ни на час, ни на миг. Как только врачи сказали "можно", снова врываюсь в нее. И вскоре тест снова показывает "да".
Кэтти смеется:
— Плодимся и размножаемся!
И продолжает объедаться, жадно заталкивая в себя еду и не меньше меня наслаждаясь каждым килограммом.
Вес перевалил за двести. Выпирающий задний фасад, громадное пузо, нижняя складка от пупка разделена надвое. Когда я касаюсь этого колыщущегося великолепия, словно с ума схожу. Носит только эластик, все остальное не налезает, уволилась, постоянно лопает.
Подруги удивляются:
— Почему ты так растолстела?
А она отвечает:
— Потому что муж любит меня большой и толстой.
Каждой ночью в постели мы доводим друг друга до изнеможения. Вчера беру ее сзади — для "миссионерской" позиции она уже слишком растолстела, -и точно знаю, что снова поразил цель и вскоре на подходе будет уже третий, а вместе с ним — новые и новые килограммы. Кэтти плачет от счастья:
— Я так рада быть твоей большой и толстой женой, ну же, дойди в меня еще раз!
Полтора часа восстанавливаю силы, а потом она взбирается на меня сверху, насаживается всей своей тяжестью, ее громадное мягкое пузо у меня на груди, на подбородке, языком ласкаю ее и повторяю, какая она великолепная.
Моя жена, толстая и счастливая.

bbw
+1
2567
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...