Слишком толстая

Слишком толстая
(Too Fat)


Бонни никогда не считала себя завистницей, но по факту ею была. Ее всегда бросало в дрожь, когда она видела, как ее соседка Джоди приводит к себе очередного парня, а неделю спустя меняет его на следующего. Потому ли, что она хотела ее сама? И это тоже. Но в основном — потому что Джоди нужно было лишь пальцем пошевелить, чтобы добыть себе парня, а Бонни уже несколько месяцев "ни с кем и никак".
Нынешний парень у Джоди, Клайв, однако, держался долго, они встречались уже почти год. С одной стороны, Бонни было проще смириться с доступом в их общие апартаменты одного постоянного самца, чем череды сменяющихся каждую неделю; с другой стороны, сердце ее сжималось, когда она видела эту парочку в обнимку.
И вот однажды, придя домой с работы, она обнаружила Джоди свернувшейся калачиком на диване, а рядом с ней несколько смятых бумажных полотенец. Та явно пыталась скрыть слезы, но получалось не очень. Бонни немедленно метнулась к соседке, положив руку ей на плечо:
— Джоди, ты как?
Та лишь покачала головой; Бонни сбросила мусор на пол и села рядом. Через несколько минут Джоди приподняла голову, открыв перемазанное потекшей косметикой лицо.
— Он бросил меня! — и разрыдалась снова.
Новость, конечно, для Бонни звучала фантастически, но она изобразила озабоченный вид и обняла приятельницу за плечи.
— Как же так? У вас же было все прекрасно, какого черта Клайв себе придумал, чтобы бросить такое сокровище, как ты?
Еще несколько всхлипов, и Джоди вытерла глаза очередным полотенцем, выбросив его в кучу мусора.
— Он заявил, что я стала для него "слишком толстой"! Прикинь, ну как так?
В голове у Бонни закрутились колесики. Джоди не то что не толстая, даже на пухленькую не тянет, однако… если удастся ее как-то убедить, что она и правда толстая, возможно, она перестанет на какое-то время искать себе новых парней?
— Ну… — изобразила сомнение Бонни, — Джо, мы хоть и подруги, но врать я тебе не хочу. Ты и правда последнее время частенько запускала лапу в вазочку с конфетами...
— Что, правда?.. — Джоди — пятьдесят четыре кило, крепко сбитая и вполне спортивная, — сделала большие щенячьи глаза. — Ну тогда… может, он и прав… — Вдох, выдох, и она стерла с лица остатки косметики, а потом потянулась за телефоном.
Бонни попыталась краешком глаза взглянуть на экран, но телефон уже был у уха.
— Кому ты звонишь? — спросила она, боясь, что Джоди связывается со своим уже-бывшим в попытке примириться.
К ее удивлению, ответ был иным:
— Пиццу заказываю.

Тебя назвали толстой? Бегом на тренажеры и срочно на диету.
Так сделали бы многие, но Джоди, сторонница тезиса "не можешь победить — возглавь", поступила ровно наоборот. Питалась она отныне сугубо фастфудом, причем предпочитала брать на вынос или заказывать доставку, а в промежутках очищала от съестного буфет.
Если Клайв назвал ее слишком толстой, она ему покажет, что такое — слишком толстая!
Бонни же от такого решения Джоди находилась в смешанных чувствах. Она не хотела, чтобы от такого нездорового рациона у подруги надорвался организм, но было приятно, что та теперь не подсчитывает калории за каждой тарелкой, а просто ест все, что душе угодно. Пока она решила ничего на эту тему не предпринимать, в конце концов, наверняка протестная фаза у Джоди скоро закончится.
Однако неделя сменялась неделей, а протест не прекращался и Джоди потихоньку набирать вес. Стройная фигурка потихоньку раздавалась вширь? прорастая небольшим, но неизменно округлым животиком с растяжками на боках. Причем Джоди просто светилась от счастья, наконец-то уплетая все, что захочется, когда захочется, в любоы количестве — и не парясь насчет фигуры! Как будто в таком питании она обрела ранее неведомую ей уверенность в правильно выбранном пути.
Так что Бонни практически каждый день, возвращаясь с работы, обнаруживала Джоди — в спортивках, туго облегающих пополневшие бедоа, и футболке, которая почти не скрывала раздавшейся верхней части, — валяющейся на диване перед телевизором и поглощающей печенье целыми пачками. Вот и сейчас, присаживаясь рядом на подлокотник, Бонни изобразила дружескую улыбку, отметив, как округлился живот Джоди.
— Ну и… как дела? — спросила она, не очень понимая, как ей самой-то ко всему этому относиться.
Джоди лишь передернула плечами.
— Лучше не бывает. Слышала, Клайв себе новую подружку завел? Кожа да кости. Я эту Твигги пополам сломать могу, если захочу. — И забросила в рот очередное печенье.
Бонни рассмеялась, тут же поняла, что звучит это слишком натянуто, и изобразила неуклюжий кашель.
— Да нет, я… я совсем о другом, в смысле… в общем, я подумывала записаться в тренажерный зал, в свое время ты тоже там частенько бывала, может, пойдем вместе?..
Джоди покачала головой и резко отмахнулась.
— Ни в какие тренажерки я больше не пойду. Это для худых.
— Ну да. То есть ты так и будешь вести сидячий образ жизни? — И жрать как ни в себя, но это Бонни предпочла не озвучивать.
— Именно так. А ты против? — вздернула бровь подруга, но внимание Бонни скорее приковывала ее футболка… точнее, вываливающийся из-под подола краешек пухлого животика.
— Э… да в общем нет, конечно, просто… ты дай знать, если еда закончится и надо будет сходить затариться, ладно? — и поспешила сбежать, пока Джоди не заметила ее недвусмысленный румянец.
Заперлась в ванной, включила воду.
— Черт, черт, черт!..
Сама того не желая, она сделала из подруги лентяйку и обжору… и самое худшее, что та совершенно не против! Джоди жила на ежегодные выплаты богатеньких родителей и в общем-то могла спокойно не работать и при желании весь день сидеть на диване — и именно этим она последнее время и занята!
А в голове у Бонни намертво прописалась футболочка, задирающаяся на вздувшемчя животике подруги...

За три месяца Джоди набрала более двадцати кило, перевалив за семьдесят пять. Обновленный гардероб вновь стал ей тесноват, но она с прежним рвением продолжала лопать вкусняшки и снедь из заведений быстрого питания.
Бонни же потихоньку входила в ритм фрилансерства. Когда поток клиентов уменьшался, это давало ей возможность больше времени проводить с Джоди, наблюдая, как та лопает весь день напролет. Несколько раз случалось так, что от обжорства Джоди попросту отрубалась где сидела, засыпая прямо на диване, и тогда Бонни накрывала ее одеялом, чтобы подруга не замерзла, и во время этой простой операции то и дело задевала ее пухлый бочок или вздувшийся живот, кончиками пальцев ощущая гладкую и теплую плоть.
Доселе она не думала, что у нее есть какие-то особенные склонности в этом плане — но вот видя, как Джоди превращается в ленивую обжору, Бонни призадумалась и вскоре сообразила, что до того она западала исключительно на пухляшек, а то и вовсе на толстушек. Черт.
Не замечать очевидного она честно пыталась. Пока не увидела, как загораются глаза Джоди при виде пакета с логотипом "МакДональдса", который Бонни принесла, собираясь поужинать сама. Ладно, чего себя-то обманывать: она не просто наслаждалась тем, как Джоди полнеет — она хочет ПОМОЧЬ ей полнеть еще и еще.
И вот как-то утром, проснувшись, как обычно, на диване после вчерашней обжираловки, Джоди к собственному удивлению обнаружила на столике два пакета из "МакДональдса".
— У меня утром была встреча, я и прихватила на твою долю, — на голубом глазу соврала Бонни. — Не слишком много?
Не без труда приняв сидячее положение, Джоди тут же нырнула в один их пакетов. Из-под футболки выглянула складка животика, которую Бонни немедленно захотелось ущипнуть.
— Ох, Бонни, ты просто чудо, — заявила Джоди, отправляя драник в рот. В двух пакетах, осбственно, собержалась примерно двойная порция того, что в "МакДональсе" понимают под "завтраком", однако Джоди ни капельки не возразила, похрустывая свежепрожаренной снедью и откровенно постанывая от удовольствия. — Господи, вот это я понимаю — завтрак, каждый бы день так!
Бонни пристроилась рядом, делая вид, что щелкает телеканалы, но на самом деле краем глаза наблюдала за Джоди. Прикусила щеку изнутри, когда та поглощала одну вкусняшку за другой, переправляя все это в бездонную прорву желудка. Аппетит у подруги невероятный, а она ведь едва перешла в категорию полных барышень — что же будет, если-когда Джоди станет действительно толстой!
Оба пакета опустели очень быстро, и Джоди, застонав, осела обратно. Мягкий животик выпирал вперед оформленным шариком, натянутая кожа горела и требовала внимания. Ее распирало, от тупой боли в нижней части желудка Джоди выдохнула:
— Ох, черт...
— Объемшись? — проворковала Бонни, уже не скрывая своего интереса. Растяжки на животе у подруги стали гораздо заметнее.
Джоди кивнула, надув губки и пытаясь прикрыть футболкой живот; без толку.
— Хочешь, помогу? — указала Бонни на этот самый живот, и к немалому ее удивлению, Джоди кивнула.
Практики такой у Бонни прежде не было, но она пересмотрела кучу роликов, как после сытной трапезы объевшаяся персона массирует живот сама себе — или этим занимается кто-то другой, в общем, она примерно понимала, что и как. Так что Бонни аккуратно усадила Джоди боком, сама обвила ее руками сзади, прижавшись грудью к спине, и принялась оглаживать бока в области талии и чуть повыше, подбираясь к переполненному желудку. Теплая, невероятно чувствительная кожа требовала осторожного подхода, и Бонни не торопилась, легчайшими касаниями снимая напряжение и выискивая те местечки, где Джоди это требовалось больше всего. Где-то фоном бубнил зомбоящик, а желудок Джоди натужно урчал, переваривая съеденное — в остальном же царила тишина, пока обе открывались новым для них ощущениям близости. Джоди в итоге откинула голову на плечо Бонни, чувствуя, как та пахнет кокосовым орехом — ее шампунь, сама Джоди пользовалась лавандовым. Уют, романтика, покой. Идеальное сочетание, решила Бонни.

Обоюдными усилиями Джоди набирала вес еще активнее, взяв стокилограммовый рубеж без тени сомнений. Разве что в тот вечер они отпраздновали переход в трехзначное состояние в ресторанчике со шведским столом, из-за которого Джоди пришлось буквально выкатывать.
Бонни забавляло, что родители подруги совершенно не в курсе, на что на самом деле идут их деньги: дочка счастлива, им этого достаточно. Ни разу в открытую не заговаривая об этом, обеим было совершенно ясно, что дружба сменилась более романтическими чувствами, они так и норовили прижаться потеснее, сесть в обнимку и вообще греться у очага взаимной приязни.
Джоди категорически не желала сдерживаться, и Бонни нередко, готовя очередное блюдо, ловила подругу на том, что та поглощает вкусняшки, перебивая себе аппетит. Разумеется, Джоди все равно съедала все приготовленное, но после этого обессиленно падала, обхватив переполненный живот, и Бонни приходилось вновь устраивать сеанс лечебно-романтического массажа. Она не могла и не хотела противиться такому повороту дел.
А сейчас подруги направлялись в местный универмаг, обнаружив, что Джоди ни во что из имеющейся одежды уже не влезает: сто семнадцать кило божественно пышной плоти, и Бонни не могла даже подобрать слов, которые выразили бы, как великолепно та смотрится. Поэтому она лишь гордо держала Джоди под руку, когда они шествовали к цели, не обращая внимания на критические взгляды прохожих — последние относились как к размерам Джоди, так и к трещащей на той одежде.
— Джоди? — раздался удивленный возглас. Это оказался Клайв, бывший парень Джоди, со своей нынешней подружкой, которую та именовала не иначе как "Твигги".
— А! — Джоди выразительно огладела обоих, руки в боки. — Забавно, что и вы оказались здесь. Давненько не виделись.
— Э… да, черт возьми, — он моргал, явно пытаясь подобрать слова, которые выразили бы его отношение к тому факту, что Джоди стала вдвое толще прежнего. — Вижу, ты… э… ну, знаешь...
"Твигги" ткнула его локотком под ребра, чтобы он случайно не выдал чего-то грубого, а Джоди подмигнула.
— Растолстела? — шагнула она вперед. — Это ведь именно ты сказал, что я "слишком толстая", так что тебе-то удивляться не следовало бы.
Бонни молча наблюдала за этой сценой со стороны, удивляясь поведению Джоди и одновременно восхищаясь ею. И сделала мысленную заметку потом побаловать подругу шоколадкой. Точнее, сразу дюжиной, зная ее аппетиты.
Клайв открыл было рот, но Джоди прижала пухлый палец к его губам.
— Нет-нет. Все уже сказано, а нам пора двигаться. Мы как раз собирались перекусить.
— А мы собирались? — шепотом уточнила Бонни, на что Джоди подмигнула, легким движением плеча чуть не опрокинула своего бывшего вместе с подружкой и направилась прямиком к "обжорной секции" универмага.
— Уже да. Я внезапно проголодалась.
Больше Бонни ничего не сказала, позволив Джоди вести сообразно зову желудка. Так что они уселись в пиццерии, и Джоди взяла себе большую пиццу с жареной картошкой и дюжиной куриных хрустиков; сама Бонни удовольствовалась небольшим бургером в качестве обеда.
Поглощала пищу Джоди быстрее обычного, и хотя Бонни обычно лишь была рада неутолимому аппетиту подруги, сейчас она поинтересовалась:
— Джо… все в порядке?
— Я надеялась, что когда мы вновь встретимся, я буду побольше, — призналась та, забросив в рот горсть ломтиков картошки. — Я хотела продемонстрировать ему, что значит "слишком толстая" на самом деле. А сейчас… я практически на одном уровне с Твигги.
Последнее было явным преуменьшением, ибо "Твигги" весила чуть за сорок, почти втрое меньше нынешней Джоди. Но вопрос в том, что именно сама Джоди понимает под "слишком толстая".
Бонни, ерзая на сидении, представляла подругу раздавшейся вширь еще сильнее — сто тридцать кило, сто пятьдесят, сто восемьдесят, может, и за двести… — и все так же безудержно лопающей все, чего душа желает. В горле у нее застрял комок.
— Я могу чем-то тебе помочь?
Джоди на миг остановилась, задумалась, потом пожала плечами.
— Мне просто нужно больше есть.

Сказано — сделано. Бонни заботилась, чтобы в буфете, холодильнике и кладовой всегда было полно полуфабрикатов для разогреть и готовой еды, которую можно просто запихивать Джоди в рот. Совместными усилиями они за пару месяцев заставили ее перевалить за сто тридцать кило.
Джоди была толстой, они обе это прекрасно понимали, но толстая — еще не значит "слишком толстая", так что Джоди продолжала набирать вес. А еще она разленилась, частенько упрашивая Бонни, чтобы та принесла ей очередную порцию вкусняшек, дабы не напрягаться самой. И если Бонни приходилось отлучаться из дому по делам, она всегда оставляла рядом с Джоди целую гору еды — и как правило, по возвращении заставала целую гору пустых оберток...

Бонни терпеливо ждала, пока подруга ее догонит. Та тяжело дышала, переваливаясь с боку на бок. Прошвырнуться подышать свежим воздухом, пока погода позволяет предложила сама Бонни, имея тайную цель полюбоваться, насколько за эти месяцы разнесло Джоди. Просто поразительно, во что превратилась бывшая активная фанатка тренажерок… теперь ей и пять минут пройти без передышки было проблематично, пот лил с нее ручьями.
— Прогулка… была… дурацкой… идеей… — пропыхтела Джоди, в пятый раз за последние две минуты пытаясь заправить под футболку свое пузо.
— Да ну, не все так плохо! — весело заявила Бонни, погладив подругу по плечу. — У тебя прекрасно получается… хотя, конечно, в сравнении с твоей обычной "прогулкой" это все равно что марафон пробежать!
Шутка в общем-то была недалека от правды...
Завидев скамейку, двухсотсемикилограммовая Джоди немедля на нее плюхнулась, расплывшись почти во всю ее длину своим широченным седалищем. Пузо свешивалось с колен, а на спинке складки сала выпирали сквозь опорные плахи.
— Ненавижу, — честно заявила Джоди, надув губки. — Вернемся домой, завалюсь спать. Следующие десять лет меня не кантовать.
Захихикав, Бонни согласилась с такой перспективой. Правда, пришлось еще потрудиться, убеждая Джоди все-таки оторваться наконец от скамейки, но та вынуждена была признать, что дома и кормят лучше, и сидеть мягче.

Двести семь кило Джоди скоро превратилось в двести сорок семь. В апартаментах установили более мощную кровать и новый диван, а еще перестроили ванную комнату в единую душевую зону — в старую ванну Джоди уже физически втиснуться не могла.
Бонни любовалась прелестями подружки. Пухлые щеки, колышущиеся подбородки — она с удовольствием щипала их, такие умилительные. Частенько спала прямо на ней, ибо телеса Джоди были куда мягче и уютнее любой подушки и перины. А уж это восхитительное "шмяк", которое издавало приподнятое обеими руками и отпущенное пузо...
Из дому они выбирались раз в неделю в ресторанчик со шведским столом, где их уже знали и хозяева, и персонал, и постоянные посетители; все прочее же время Джоди лениво сидела на диване — или валялась в постели, если ей было особенно лениво. Неудивительно, при малейшем движении все ее жиры ходили ходуном...

До границы, именуемой "разжиреть до неподвижности", оставалось не так уж и далеко — в последний раз весы уже показали двести шестьдесят два килограмма. И задумчиво запихнув в рот очередной драник из только что выпеченной порции, Джоди сообщила:
— Знаешь… наверное, я таки подобралась к стадии "слишком толстая".
Бонни непритворно удивилась: сама-то она считала, что эта стадия пройдена примерно центнер тому назад.
— И с чего это ты так решила? — устроилась она, как обычно, в районе коленок подруги, умостив голову промеж подушек массивных сисек Джоди.
— Сама-то как думаешь? — выразительно вздернула бровь та.
Бонни захихикала, похлопав ее по пузу, которое тут же колыхнулось.
— Ну ладно, ладно. Но я рада, что ты добилась того, чего хотела.
Джоди села поудобнее, одобрительно промычав.
— Я тоже. Добавка будет?

bbw
+4
5591
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...