Почему бы и нет...

Почему бы и нет...
(Warum denn nicht?)

Март:
Коронавирус, карантин, работа из дому! Вешу уже больше восьмидесяти — не знаю точно, сколько, давно не проверяла, но джинсы стали тесноваты, да и лифчик трещит, и футболка слишком уж облегает пузо… наверное, все же я поправилась. Впрочем — кому какое дело, все равно сижу в четырех стенах. А в начале года собиралась ведь заняться собой, записаться в тренажерку, сменить рацион на диетический… Собиралась. Но я всегда была слишком занята, вся в бегах, на хочу чего-то перехватить и сжевать, а потом подзаправиться еще, потому как не наелась. А теперь все закрыто. И вот сижу дома, времени вагон, работы мизер — ответить на почту, набросать концепт-решение, в общем, часа хватит с головой. Начальница в курсе, так и сказала — спокойно жди и наслаждайся, пока можешь. Она права, наверное. Переодеваюсь в удобный спортивный костюм, ложусь на диван, врубаю зомбоящик и принимаюсь за еду. Заказала пиццу и сделала пудинг. Наедаюсь до отвала, потому как — а почему нет? Не вижу ни одной разумной причины отказывать себе в этом, разве только "будешь много лопать, растолстеешь", но сейчас-то какая разница?

Апрель:
Все еще работую из дому, все еще целый день напролет ем и валяюсь у телевизора. И толстею. Влезла на весы: девяносто пять. При моих-то метр шестьдесят два в прыжке. Да, ожирение третьей степени. Ну и что, чувствую я себя нормально. Удобные спортивки то и дело застревают промеж ног. Какая разница, все равно никто не видит. Резинка врезается в пузо. Я ее всегда приспускаю пониже, когда ем. Рукам становится тесновато в рукавах. Заказала себе новый костюмчик шестидесятого размера. И новое белье попросторнее, а то нынешнее приходится, когда встаю, потом вынимать из неудобосказуемых мест. В новом куда уютнее, валяюсь на диване и кайфую. В почтовом ящике нашла рекламную листовку итальянского ресторанчика, у них и доставка с курьером есть. Оформилась там постоянным клиентом, теперь они мне регулярно в полдень доставляют "дежурное блюдо" — какие-нибудь макароны, и брускетту на закуску, а на десерт пудинг или пирожное. Вкусно, слов нет. Позвонила и попросила, чтобы мне присылали сразу двойную порцию. Ну да, я от этого растолстею еще больше. Но — почему бы и нет, какая разница?

Май:
Работа на дому. Работы, собственно, почти и нет. Зато много ем. Заказала себе в итальянском ресторанчике и ужин: семейная пицца и тирамису на десерт. Само собой, также вдвойне. Еще скаталась в гипермаркет и загрузила морозилку коробками мороженого. И взбитые сливки не забыла. Для этого пришлось дождаться курьера с новой одеждой, а то и выйти на улицу не в чем было: эластичные штаны и длинная мешковатая футболка до бедер. Шестьдесят второй размер по обхватам подошел. Снаружи тепло, куртка не нужна. Это хорошо, а то у меня подходящей уже нет. И да, из дому я все-таки вышла в бюстгальтере — по спецзаказу подобрала, с широкими лямками, чтобы не давил. Он и не давит, правда, поддерживает так себе. Перекусила в супермаркете: хорошо, но мало. Четырех булочек на завтрак — две с нутеллой, одна с сыром и одна с ветчиной — хватило только заморить червячка. Через час снова проголодалась. Какого черта, все равно мне делать больше нечего, только жрать и толстеть. Вешу уже сто пять кило. Почему бы и нет, какая разница...

Июнь:
Карантин чуть ослабили. Но я продолжаю работать из дому. Все равно работы мало. И продолжаю много есть. В спортивном костюме слишком жарко, заказала себе шорты и летние футболочки. Все эластичное, шестьдесят щестого размера. Очень удобно, сижу на диване и трескаю мороженое. Оказывается, у гипермаркета тоже есть доставка, так что пополняю свои запасы дважды в неделю. Как раз хватает. Фабричное печенье и торт мне не понравились, взялась за пекарское дело сама. Каждое утро два пирога. Это на весь день, сперва решила я, но оно обычно заканчивалось уже к обеду. Даже при том, что на завтрак я слопала шесть булочек. Собственно, в принципе я могу есть без остановки: набив пузо так, что вроде больше и не лезет, делаю вдох, выдох, громкое "ик" — и как-то местечко внутри образуется, можно продолжать, что я и делаю. Так, но для такого распорядка нужно хорошо подготовиться, а то все чаще и чаще у меня получается к ночи опустошить все свои запасы, а доставка уже не работает. Разве только греческий ресторанчик в четырех кварталах — там дороговато, зато быстро, и всегда горячее, пряное и вкусное. Так что сижу на диване, раздвинув ноги, и объедаюсь. Шестнадцать часов кряду. А почему нет, мне это нравится.

Июль:
Продолжаю работать на дому. У компании все в порядке, сообщает начальница, только мне работы по-прежнему почти нет. Это неважно, лишь бы еды хватало. Впрочем, об этом я ей не говорю, и когда она спрашивает, как у меня дела — отвечаю, что наконец-то могу отдаться своему хобби. И не соврала: мое любимое хобби сейчас — еда. Я наслаждаюсь ей, упиваюсь ей, всецело посвящаю себя процессу питания, и это такой кайф — набивать пузо сверх всякой меры и, чуть дыша, ловить момент, когда часть переваренного переместится по пищеварительному тракту чуть подальше, и я вновь вдыхаю немного воздуха и, приспустив резинку штанов на бедра, позволяю уже и нижней части пуза выкатится вперед, восхитительно мягкой и нежной, Это такой кайф, что я такая толстая. Мне жаль голодающих моделей, они не знают, в чем себе отказывают, вынужденные держаться в комплекции швабры. Разумеется, как только в желудке появляется свободное местечко, я вновь набрасываюсь на еду, и вот так целый день напролет. В апартаментах жарко, хожу обычно в одних трусиках и блузке нараспашку. Главное — не забыть прикрыться, когда подхожу к двери забрать очередной заказ. По-моему, одного курьера я сделала заикой, когда открыла дверь, застегнув лишь одну пуговицу под грудью, он молча вручил мне пять коробок пиццы, глаза как теннисные мячи, и испарился, забыв даже про чаевые. Что ж, сто тридцать кило обильной женственности, возможно, для мальчика и чересчур, я с тех пор его больше и не видела. Кстати, я купила себе новые весы, старые годились только до ста двадцати кило. На новых лимит двести пятьдесят, и еще есть дополнительный дисплей на длинном шнуре, очень кстати, потому как чтобы увидеть основной, мне приходится уже предпринимать совершенно лишние акробатические ухищрения. ОЧень быстро толстею, но — почему нет? Какая разница, все равно никто не видит, да если бы и видел...

Август:
Все еще жара, все еще работаю из дому. Вернее, отдыхаю: плановый отпуск, а поехать никуда нельзя. Так что посвящаю себя прежнему хобби: валяюсь перед зомбоящиком и ем. Все равно мне больше никуда и ничего такого не хочется, я предпочитаю сидеть на диване и поменьше двигаться, несколько шагов, и с меня уже пот ручьями льет. Мне ведь при каждом шаге приходится отводить одну ногу изрядно вбок, чтобы переставить ее перед опорной конечностью, а бедра нещадно трутся друг о дружку, особенно когда я потная. Тяжело. Перекатываюсь вперевалку как раскормленная утка. К счастью, служба доставки работает как часы, так что мне достаточно дойти до дверей. У меня все равно не осталось ничего, в чем можно выйти из дому. Пришлось заказать. Балахонистые блузки и рейтузы. Эластик, шестьдесят шестого размера, должна влезть. Еще мне нужны новые, более просторыне трусы, в старых ногам опять тесно. А вот лифчик будет проблемой. Обхват сто тридцать, прямо под грудью сто сорок; объем того места, где была талия, уже и не знаю — полутораметровой мерной ленты не хватает. Впрочем, неважно, я всяко переросла все стандартные объемы в линейке моделей, у них там обхвата больше ста шестидесяти и не бывает нигде. Но я на всякий случай заказала и трехметровую мерную ленту, потому как уверена — мне предстоит поправиться еще не на один килограмм и округлиться не на один десяток сантиметров, ибо еда очень вкусная, но ее всегда мало. Но — почему нет, какая разница. И если даже и увидит кто, какая разница?

Сентябрь
Наконец-то стало чуть попрохладнее. Полили дожди. Количество заболевших растет, карантин снова ужесточили. Я все равно сижу дома, и мое расписание не изменилось: восемь часов на сон, шестнадцать на еду. Ну, с небольшими перерывами — переварить и добраться до туалета. На весах уже больше ста пятидесяти кило. Заказала пару теплых спортивных кофт, самые просторные. Потому что в них мне уютно. И я себе нравлюсь, такая пышная, с таким изобилием мягких мест. Вот только вставать с дивана все труднее. Приходится отодвигать столик и раскачиваться туда-сюда, прежде чем перетечь в вертикальное положение. Тяжко. Но я умная: заказала себе новый диван с моторчиком! Специально разработан для пожилых и инвалидов, у которых проблемы с ногами и трудно вставать, в теории выдерживает нагрузку до двухсот кило, посмотрим. Диван трехместный, очень кстати, потому как моим расплывшимся окорокам уже ни на одном обычном стуле не втиснуться. И когда сидушка с моторчиком этак жужжит и приподнимается, наклоняясь — презабавное ощущение, очень удобно для такого колобка, как я. Да, за этот год я растолстела изрядно. И мне это настолько нравится, что я намерена и дальше толстеть. А почему бы и нет, повторяю я себе, какая разница?

Октябрь
Мерзкая погода, карантин ужесточили, по-прежнему делать почти нечего. Ну, я сижу дома и ем. Забавы ради заказала себе девочковых шмоток невообразимого обхвата и навела полный марафет. Выкрасила ногти в яркий зеленый цвет, на руках и ногах. На ногах — та еще эпопея была, как я выворачивалась, зато чувствую себя теперь секс-бомбой. Правда, ног своих я давно уже не вижу, но какая разница! Колобок готов к подвигам. Особенно на ниве обжираловки. Забавно, как быстро я выросла из всех этих девочковых шмоток: розовые рейтузы растягивались все больше, до прозрачности, а потом лопнули по шву на бедрах; блузка, даже скроенные балахоном, разошлась в стороны и задралась вверх под напором моего пуза. Весело. Ко мне теперь приезжают курьеры из трех разных рестораций, каждый приносит полную семейную трапезу из трех блюд. Ну и еще доставка из гипермаркета всяких вкусняшек вроде пирожных, мороженого, пудинга и взбитых сливок. Очень стимулирует даже когда я уже обожралась так, что и не вздохнуть — продолжать в том же духе. Работает, надо сказать: в неделю я набираю больше пяти кило. С весны уже растолстела более чем вдове. А почему бы и нет, если для меня праздник жизни и праздник живота теперь неразделимы!

Ноябрь
Бррр, ну и холодина на улице. Заказала теплые домашние шмотки. И пальто — вдруг все же понадобится выйти. Все уютное и симпатичное… но через две недели я уже из всего этого выросла. Неважно. Куплю новые, попросторнее. Снова занялась выпечкой. Медовые коврижки, тертые пироги, печенье. Так, разнообразия ради. Поднос тертого пирога улетает за полчаса. Пеку дважды в день и прямо с подноса все это, еще горячее, и поедаю. Пару раз обожгла язык. Неважно. Сижу на диване и ем. Взвешиваюсь каждую неделю. Уже сто девяносто два. К рождеству точно будет за двести. Как подумаю, страшно становится: двести кило живого веса, это… много. Но почему бы и нет, жизнь хороша и жить хорошо.

Декабрь:
В преддверии рождества становится чуть теплее. Всегда так бывает. Снова жесткий карантин, но я все равно никуда не выбираюсь, а служба доставки работает в лучшем виде. Разумеется, перевалила за двести, но мой диванчик с моторчиком оказался крепким и пока выдерживает. Одежда, правда, снова нужна новая. Пижамка и безразмерные трусы уже снова в облипку, а балахонистая палатка-блузка толком не сходится на пузе. А если я стану еще больше… поправка: КОГДА я стану еще толще… Выпечку пока забросила — слишком много трудов, — заказываю сласти из кондитерской, нашлась и такая доставка. Очень вкусные и можно слопать сразу много. Если постараюсь, к весне утрою свой изначальный вес. Не хватает всего-то сорока с небольшим кило. Почему бы и нет, цель не хуже других. Как новогоднее пожелание — подойдет.

bbw
+2
5058
RSS
04:03
Отличный рассказ
Загрузка...