От худобы к женственности

Лиза плакала, когда Мария, ее новая соседка по квартире, вернулась домой. Лиза только что застукала своего парня с другой женщиной, и теперь они окончательно расстались. Мария засиделась допоздна, пытаясь утешить ее, и они уговорили почти литр вина на двоих. Лиза редко пила — не столько из-за страха перед алкоголем, сколько из-за калорий и сахара. Она была помешана на аэробике и считала каждую калорию. Брэд (ее бывший) всегда ныл про ее вес, настаивая, чтобы Лиза оставалась супер худой. Она любила демонстрировать свою стройную фигуру, надевая обтягивающие джинсы и свободные футболки, которые прикрывали только половину живота, обнажая пупок и иногда — ребра, когда она поднимала руки над головой. При росте 168 см и весе 50 кг, живот у девушки был плоский, вогнутый, ребра заметно выступали, особенно когда она потягивалась. Но все это не важно: теперь Брэд был с другой женщиной, и самое смешное, что она и близко не была такой стройняшкой, как Лиза...

Мария старалась помочь как могла, чтобы ее соседка пережила разрыв. Несколько дней девушки каждую ночь выбирались повеселиться и, из-за этого Лиза пропустила все занятия аэробикой. Лиза поняла, что совсем не скучает по этой части своей жизни.

***

Незаметно, но неизбежно расставание уходило в прошлое, и Мария решила свести Лизу со своим двоюродным братом Гектором. Мария немного волновалась, потому что Гектор плохо понимал по-английски, а Лиза — по-испански. Кроме того, она не была уверена, что Лиза дружелюбно воспримет Гектора и его друзей. Латиноамериканцы иногда немного брутальны и прямолинейны в общении с женщинами, и такую gringo, как Лизу, это может напрягать.

Знакомство должно будет произойти на вечеринке в парке – под открытым теплым небом. Лиза запланировала одеться как можно более сексуально, поэтому она надела свои любимые обтягивающие джинсы и свободную укороченную футболку. Натягивая первые, Лиза заметила, что штаны стали немного тесноваты… должно быть, она пересушила их в прачечной.

Тем временем из своей комнаты возникла Мария в полной боевой готовности; глядя на соседку, Лизы испытала некоторый стыд. Для своего сегодняшнего наряда Мария была слишком толстой. Сверху трескалась по швам маленькая блузка, предполагавшая оголенный живот и открытое декольте; последнее действительно было обильным и зовущим, но вокруг него портили вид рыхлые плечи и мягкий живот. Джинсы были до боли тесными; должно быть, Мария очень долго и мучительно их застегивала. Ремень, казалось, был скушан складками плоти сверху и снизу. Когда Мария садилась, волна загорелой плоти вываливался через пояс на волю.

Вечеринка проходила без особых сюрпризов.  Мария буквально купалась в галантном внимании мужчин. А вот Лиза особого внимания не удостаивалась, испанцы общались с ней добродушно, но недолго, спеша к ближайшей обладательнице раскормленных бедер или декольте с содержимым пятого размера. Проходя между группками гостей, Лиза обратила внимание, что в среднем девушки были полнее Марии, и одевались они более чем развратно. Худые гостьи тоже присутствовали, но они явно скучали и покинули вечеринку достаточно рано.

Когда подруги вернулись домой с вечеринки, Мария спросила Лизу, хорошо ли та провела время. Лиза выдавила неуверенное "Да", но она не была уверена, что Гектор запомнил ее в толпе.

— Мужчины не обратили на меня особого внимания. Я даже надела свои лучшие обтягивающие джинсы, а ни один из них этого не оценил...

— Ну, — ответила Мария, — честно говоря, ты симпатичная, и личико у тебя модельное, но… ты тощая.

— Тощая?!!! Да я в отличной форме!

— Может быть, для беговой дорожки ты и в отличной форме, но, крошка, твои округлости не впечатляют! Настоящие мужчины любят женщин с сочными формами, — сказала Мария, полуобернувшись и хлопнув себя по заду.

— Держи, я помогу тебе откормиться, — она протянула ей пончик с желе.

Мария работала в пекарне и каждый вечер приносила домой нераспроданную выпечку. Она и раньше предлагала ее Лизе, но та всегда отказывалась, так как считала каждую калорию. Но сейчас Лизе было все равно, а также она все еще была немного пьяна от выпивки на вечеринке. Она распласталась на диване и при моральной поддержке Марии съела семь пончиков с желе. Она с трудом могла в это поверить! Она чувствовала себя отяжелевшей от всей этой нездоровой еды и напитков на вечеринке, а теперь она забрасывает себя еще больше! Лиза хихикнула, когда Мария села рядом с ней, прогнув диван своим холеным телом. Испанка приподняла топ подруги и похлопала Лизу по голому животу, слегка округлившемуся от еды, затем легонько помассировала его, как будто чтобы освободить в нем место. Лизе было так приятно это прикосновение, что она на мгновение засомневалась в своей ориентации. Лиза наклонилась и расстегнула джинсы, которые вот-вот должны были лопнуть в поясе от давления выпечки в животе. В конце концов, девушке пришлось лечь на кушетку, и она откинулась на спинку и сидела с закрытыми глазами, с улыбкой на лице, пока Мария нежно гладила живот. Вскоре Лизу захватили духи сна и утянули куда-то далеко.

***

Следующие несколько дней Лиза напряженно думала о своем образе жизни. Ей явно импонировал испанский гедонизм. Она вспоминала девушек на вечеринке. Некоторые из них были худыми, но большинство выглядели обильно упитанными, и парни явно были более склонны увиваться вокруг последних.

Лиза сознательно начала пропускать тренировки. Аэробику она не любила никогда, но это была цена, чтобы удержать Брэда. Теперь Брэд был в прошлом, но Лизе все равно хотелось какой-то нагрузки. Она решила поднимать тяжести. Надевая костюм из спандекса, Лиза заметила, что плоть под кожей стала слегка мягче, но это было не слишком заметно.

Позднее – в зале – следя в зеркала за правильностью техники упражнений, Лиза рассмотрела свое отражение во всех деталях. Ее тело выглядело как-то по-другому; ребра стали менее заметны, зато плечи казались толще — совсем чуть-чуть. Живот сделался чуть более округлым, и девушка чувствовала большее давление, чем обычно, от груди, сжатой спортивным лифом. Лиза пока не решила, нравится ей то, что она видит, или нет; ее облик немного изменился — как будто кто-то намазал тонкий слой жира на каждую часть ее тела.

***

Прошло две недели или чуть больше; Мария пригласила Лизу на другую вечеринку. Лиза хорошо кушала в эти дни, и, когда она пошла примерять свои любимые джинсы, то обнаружила, что они стали слишком тесны; она не смогла застегнуть их. Она осмотрела на себя в зеркало: брюки и лифчик были расстегнуты, животик — определенно округлился, а пупок стал глубже. Ее грудь тоже казалась больше, и между «холмами» даже появилась небольшая ложбинка. Лиза повернулась из стороны в сторону, сложила ладони чашечкой под грудью, нежно двигая их вверх и вниз. Да, ее богатства определенно стали весомее! Ей нужен новый бюстгальтер, на размер побольше. Лиза втянула живот и задержала дыхание. «Я сексуальна!» — подумала она, исследуя новые слои мякоти вокруг пупка. Но, выдохнув, Лиза с неудовольствием отметила, что живот все-таки стал шире и круглее, чем ей того хотелось.

Лиза порылась в своем шкафу и нашла пару джинсов, которые никогда не носила, потому что они были слишком большими, и у них не было петель для ремня. Надевая их, девушка с удивлением обнаружила, что теперь они сидят как раз впору. Для верха была выбрана мешковатая укороченная футболка, и благодаря более глубокому пупку Лиза в ней выглядела довольно аппетитно. Присев, Лиза почувствовала себя немного толстой. Большим и указательным пальцами она могла сгрести складку плоти толщиной почти в дюйм. Ей вдруг понравилось играть со своим новым жиром, как будто это была игрушка. Лиза набралась храбрости, встала на весы и нетерпением уставилась на табло. Ого, набрала 7 кило всего за две с половиной недели! Девушка была потрясена! На секунду Лизу охватила паника, но она вспомнила откровение Марии о том, что латиноамериканцам нравятся более упитанные женщины — Гектор не был исключением — и Лиза успокоилась.

Мария вошла в комнату, чтобы узнать, готова ли подруга к вечеринке, и увидела весы. Со странным блеском в глазах она поспешила на них забраться.

— О, плюс пять кило в моих девочек, — со странной гордостью отметила она, — а я-то думаю, чего это мои джинсы старые перестали натягиваться на ляжки? Лиза, мне пойдут на пользу еще… скажем так… килограмм восемь?

***

На вечеринке Лизе показалось, что мужчины стали обращать на нее больше внимания. А может, разыгравшееся воображение выдавало желаемое за действительное… Гектор и его друг болтали с ней и Марией, и глаза друга, казалось, не выныривали из декольте Марии. В какой-то момент Мария пошла за хот-догом, оставив Лизу наедине с двумя парнями. Гектор с другом знали, что она не понимает по-испански, и заговорили о женщинах прямо перед Лизой. Они не могли знать, что в школе — много лет назад — она ходила на курсы испанского языка, и отдельные слова всплывали в памяти.

Позже, когда Мария вернулась, подруги пошли в дамскую комнату, чтобы освежиться.

— Эй, я думаю, Гектор и его друг Энрике на нас запали, — сказала Лиза, -Они говорили о нас.

— Ну и что же они сказали? — спросила Мария.

  — Я не знаю, они говорили по-испански. Когда ты отходила, они посмотрели на тебя сзади и сказали  'la gordita" и  "buena". Я знаю, что "buena" означает «хорошо», но что такое "gordita"?

— Толстушка.

— Ой, прости! — сказала Лиза, и ее глаза расширились, надеясь, что она не обидела соседку.

Мария рассмеялась.

— Девочка, ты не понимаешь. По-испански " gordita " — это комплимент!

— Действительно… — сказала Лиза с удивлением,  - Хммм… когда Гектор взглянул на меня, он сказал своему другу что-то вроде "la flaca" и "bonita". "Bonita" значит «миловидная», так? А что такое "flaca"?

Мария снова рассмеялась и покачала головой.

— "Flaca " означает тощая, — и она снова хихикнула.

— Тощая!!! Как он может говорить, что я тощая! Я никогда в жизни не чувствовала себя такой толстой!

Мария только рассмеялась и покачала головой.

— Не беспокойся об этом. По крайней мере, он сказал, что ты "bonita". Это хорошее начало.

Гектор и его друг проводили Марию и Лизу до машины. Друг на прощание подарил долгий Марии, между делом облапав за все выступающие округлости; Лиза получила только рукопожатие и улыбку. Тем не менее, Гектор пригласил ее на свидание, но предупредил, что завтра уезжает из штата на несколько недель по работе, и обещал позвонить ей, как только вернется.

Семена мужского внимания легли на благодатную почву, и Лиза поняла, что она без ума от Гектора. Она думала о нем каждый день, фантазируя о том, как занимается с ним любовью… Порой накал сладострастия был таким, что Лиза уединялась в туалете и ласкала себя до изнеможения. Может быть, причина была в том, что тело почувствовало, что период голода и изнеможения прошел, и наполнило кровь бурлящими гормонами. Не исключено также, что избыток поедаемого сахара создавал ощущение легкой эйфории. Во всяком случае, Лиза решила: если Гектору нравится gorditas, то у нее есть несколько недель, чтобы сделать себя такой.

Мария стала приносить домой ватрушки из пекарни, и каждый вечер Лиза метелила их до изнеможения, а днем она постоянно перекусывала в кафетерии, в котором работала, часто забирая второй и третий завтраки. Иногда к ночи Лиза так наедалась, что откидывалась на спинку дивана, задирала футболку и спрашивала Марию, не пополнела ли она по сравнению со вчерашним вечером. Мария подходила к ней, нежно поглаживала животик и подбадривала ласковыми словами.

— Не волнуйся, — сказала она Лизе, — когда Гектор вернется, то втрескается в тебя по уши!

Каждый день Лиза перебирала бельевой шкаф и обнаруживала, что тот или иной предмет гардероба стал несуразно тесен, за исключением свободных футболок, на которые она всегда могла положиться. Она часто стояла перед зеркалом в лифчике и трусиках, любуясь своими полнеющими прелестями, новыми складочками, углубляющейся пещеркой пупка. Живот Лизы, когда она расслаблялась, начинал напоминать ей старый матрас на бабушкиной кровати, на котором было несколько кнопок, которые погружались в поверхность и удерживали матрас вместе. Она представила себе веревку внутри себя, привязанную одним концом к ее пупку, и по мере того, как слой жира вокруг ее пупка рос, пупок оставался на месте, создавая видимость того, как он становится глубже. Лиза улыбалась и поглаживала его пальцами… Кроме того, был куплен бюстгальтер на новый размер — ее груди стали намного круглее и полнее. Она наслаждалась женственным декольте в своем новом лифчике пуш-ап. Джинсы же Лиза покупала только в «Армии спасения»: не хотелось тратить деньги на новые вещи по полной цене, если набираешь обильные формы.

Наконец в один прекрасный день Гектор позвонил и сообщил, что он и Энрике приглашает ее и Марию в воскресенье на танцевальную вечеринку. Лиза была взволнована ожиданием – всю субботу она заедала мороженным волнение, а когда живот отказывался принимать угощения — трогала себя, полная предвкушения.

— Давай для начала я помогу тебе одеться, — предложила Мария на следующее утро, — Знаешь, тебе всегда нравились эти мешковатые футболки, но ты смотришься намного лучше в чем-то обтягивающем. У тебя красивые сиськи, милая, и ты должна их всем показать! Не забывай заставлять своего мужчину ревновать – в рамках приличия, конечно!

Мария одолжила Лизе одну из своих узких желтых блузок с глубоким вырезом, которая по длине резко обрывалась прямо под линией лифчика, обнажая большой голый животик. Лиза только что купила новую пару джинсов — менее чем за два месяца талия Лизы округлилась на добрый десяток сантиметров! Новые штаны пока обтягивали бедра не очень плотно, зато они доходили прямо до пупка и были действительно узкими, подчеркивали каждый изгиб. Пояс впивался в мягкую плоть между складками живота (всё как мужчины любят!), и ей пришлось отрабатывать походку и сидящие позы в этих штанах. Лиза любовалась на себя в зеркало под разными углами, и Мария делала ей комплименты. Когда Лиза поднимала руки, верхняя складка расправлялась и пупок выступал из-за пояса, вытягиваясь в глубокий вертикальный овал. Когда она садилась — пупок исчезал под верхней складкой нежного, пухлого животика, который нависал над тугой линией ремня. Мария также одолжила Лизе блестящий пояс, который казался немного безвкусным, но зато акцентировал внимание на обнаженной коже ее чувственного голого живота. Верхняя складка этого живота выталкивала вверх потрясающий бюст  в чашечке 4 размера — в новом бюстгальтере пуш-ап с глубоким декольте. Ее бедра и ягодицы трепетали при каждом движении, румяные щеки взывали к поцелуям, шея излучала нежность, а лицо — румянец.

— Девочка, ты горячая штучка! — заявила Мария, хлопая Лизу по заду и смеясь.

— Есть одна вещь, которую я хочу узнать, — сказала Лиза, подходя к весам. Последние две недели она боялась взвеситься, все еще борясь с чувством вины, которое общество навязывает нормальным женщинам через рекламу духов и журналы мод… но почему она должна позволять кучке гей-модельеров определять, какого размера должна быть женщина?? Она чувствовала себя прекрасно в своем новом весе.

Лиза встала на весы и смотрела, как цифры проносятся в окошке под старой шкала с вращающимся диском, показания которого сразу взлетели до 82 кило, затем до 30, затем до 72, затем до 45… и остановилась на… 67,5 кило!!! Она набрала 18 кило всего за пару месяцев! Она посмотрела на Марию и нервно рассмеялась. Соседка ободрительно кивнула.

Мария всё это время не стеснялась делить с подругой вечернюю добычу; кроме того, днем она строила глазку одному из поваров-кондитеров на работе и пару раз в день «ненароком» задевала его бюстом. Этот флирт стал еще одним источником калорий для «поддержания моих крошек в форме», как называла это Мария. Завороженная размером собственной груди, Мария все это время не замечала, что бедра и ягодицы росли еще быстрее.

— Как поживают твои планы набрать восемь килограмм? – вспомнила однажды вечером Лиза старый разговор.

— Отлично, я набрала все тринадцать. Теперь-то я раскачаю этот танцпол!

Когда Гектор встретил девчонок у дверей клуба, у него чуть глаза не вылезли из орбит! Он пожирал Лизу глазами и ничего не мог с собой поделать. На танцполе она вела его, улыбаясь и уперев руки в бока, выгибая при этом спину – так грудь смотрелась более выпуклой. Ее сладострастные сиськи боролись против стесняющего бюстгальтера при каждом движении, тугой серебряный пояс и узкие джинсы терзали мякоть живота и боков, гладкая кожа оголенной верхней складки живота мягко трепетала взад и вперед в ритме дыхания...

— Que gordita tan buena!!! — только и смог произнести Гектор, когда грохот музыки стих.

Они провели незабываемую ночь в танцах, и Гектору особенно нравились медленные танцы, потому что у него был повод нежно ласкать пальцами обнаженную кожу Лизы, крепко прижимая к себе ее мягкое, сладострастное тело, ощущая давление ее груди и живота...

Когда Гектор впервые поцеловал ее – это случилось на стоянке — он подошел к ней сзади и осторожно положил одну руку ей за голову, мягко повернув ее лицо к своим губам, а другой рукой дотянулся до ее живота, мягко положив на него вторую кисть. Лиза упивалась его желанием, но больше всего она мечтала о том, чтоб его рука скользнула ниже, в джинсы, где плоть его животика примет его руку, и ей будет хорошо, тепло и влажно. Открытое место и возможное осуждение зевак лишь придавали пикантности ощущениям. Она никогда в жизни не чувствовала себя более сексуальной.

 

+3
4488
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...