Новогодний ужин

Новогодний ужин
(Weihnachtsdinner)


Свечи на елке распространяли романтический флер. Новогоднее древо наряжено словно на открытке — шарики, игрушки, звездочки, сверкающий дождик. От гирлянд струилось приятное тепло.
Дверь за мной закрылась, молодой человек в парадном костюме принял сумку у меня из рук и помог снять пальто. Он очень симпатичный — темные глаза, темно-каштановые волосы, высокий, с искренней улыбкой.
Стол накрыт, от горячих блюд поднимается парок. Павловский рефлекс — слюнки у меня при взгляде на стол так и потекли. Машинально огладила темно-синюю юбку, которую надела сегодня. Эта юбка, в отличие от изрядной части моего гардероба — правильного размера, может, даже чуть великовата. Куплена она на той неделе, потому что из всех девчачьих шмоток, какие остались в шкафу, я то ли окончательно выросла, то ли не совсем еще окончательно, но на ужин все равно не наденешь, а то прямо за столом лопнут по швам.

Раньше-то я была барышней довольно стройной — максимум пятьдесят два кило при росте метр шестьдесят три, — но последний школьный год я училась по программе обмена в Штатах, где подсела на жирную пищу, и вернулась в родные края уже шестидесятитрехкилограммовой. Округлились бедра и подрос на размер и так внушительный бюст — никакой трагедии, решила я. Затем летом я жила с бабушкой и работала в местной столовой, где сотрудников кормили бесплатно и без ограничений, а на заработанные деньги я выбралась на Майорку — две недели в компании двух лучших подруг, "все включено". Оторвались мы там по полной программе… и к сентябрю во мне было уже семьдесят два кило. Не так слишком много, как слишком быстро.
Затем я поступила в университет в Констанце. Вдали от родственников, жила одна, сама себе готовила, ну а среди изобилия швейцарских сладостей никак нельзя было не иметь дома коробки мармелада, или парочки лишних круассанов на завтрак, или… в общем, четыре месяца спустя, как раз к нынешнему рождеству, весы показали уже семьдесят девять. Для барышни неполных двадцати лет слишком много. Худеть я, однако же, не собиралась, потому что нравилась себе. Часами любовалась собой в зеркале и если чему и удивлялась, так это тому, как от одной маленькой шоколадки появляется столько лишнего веса? Но мне нравились мои широкие бедра, и я практически влюбилась в слой жирка, под которым ребра пришлось бы прощупывать очень тщательно, а то и пропустить можно.
Мне нравилось носить маечки и джинсы в облипку, буквально трещавшие по швам под напором откормленной молодой плоти. Спорт я никогда не любила, а жизнь в неге и уюте не способствовала сжиганию избыточных калорий. К зиме мой средиземноморский загар, увы, практически сошел, и как назло, лучше всего сохранился на моем пухлом животике.
А потом я встретила Бриана. Он работал в кондитерской рядом с моими апартаментами. Я любила учиться, а сидя над учебниками, спокойно могла заточить пол-тортика в один присест. На этой почве я и вышла на Бриана как на опытного кондитера. Мне как-то стало интересно, почему он выбрал именно эту профессию — сперва он отшучивался, а потом вдруг признался, что ему нравится, когда от его пирогов и тортиков люди раздаются вширь. Наблюдать за этим делом, а нет, так хотя бы сознавать, что ты к этому причастен… Я сперва рассмеялась, но потом вспомнила себя — как мне нравились собственные выпуклости и жиры… в общем, когда Бриан пригласил меня к себе на рождественский ужин, я совершенно не колебалась. Он решил сделать мне необычный рождественский подарок — приготовить такой ужин, от которого с меня бы слетело платье.
Разумеется, я сказала "да".

В кулинарии Бриан был мастером. Он налил мне вина, и я приступила к закускам. Для начала — сырный суп с белым хлебом. Тарелку я очистила мгновенно, взглядом потребовала добавки и получила ее вместе с подмигиванием Бриана. Затем последовали брускетта, вяленая лососина и картофельно-грибные гренки. Я пробовала все, наслаждаясь каждой нотой кулираной симфонии, а Бриан порхал вокруг меня, обслуживая аки ее августейшее величество.
— Готова к основным блюдам? — с улыбкой записного сердцееда спросил кулинар.
Чего-чего? Да я уже слопала столько, что хватило бы на двоих.
Медленно, словно взяв паузу на подумать, допила бокал. Вино, кстати, тоже оказалось высший класс, легкое, с фруктовым привкусом. Это был второй бокал, кстати, или уже третий? В любом случае, стоило мне поставить пустой бокал на стол, Бриан тут же подлил еще.
— Да, готова, — твердо заявила я, пощупав пояс юбки. Животик уже угрожающе округлся, но это пустяки. Хорошо, что я не надела черную юбку в облипку, зато эта сейчас была мне как раз впору.
Основные блюда были представлены жарким с хрусткой корочкой, говяжьим филе и жареным гусем, в обрамлении разнообразных гарниров — овощи, картофель и клецки, соусы в ассортименте прилагаются. Я глубоко вздохнула и принялась за дело. Раньше я как-то сдерживала себя, но тут уже от сытых стонов и вздохов удержаться было просто невозможно. Слишком много и слишком вкусно, оторваться невозможно. Я расстегнула молнию на юбке и вздувшийся как шар живот выкатился наружу. Вино, к которому я регулярно прикладывалась, помогало осилить такое изобилие, но даже мой желудок имел свои пределы вместимости.
— Больше не могу, — пожаловалась я, обхватив живот обеими руками.
Бриан мягко коснулся моей пухлой плоти, покачал головой.
— Можешь, ты просто себя недооцениваешь. Поверь мне, там еще есть местечко. — Глаза его сверкнули, он взял вилку из моих рук, наколол на нее кусочек и поднес к моему рту. — Сладенькая моя, ты еще не готова, тебе для начала надо как следует покушать...
Слова его, сладкие как мед, текли сквозь меня, обволакивая сознание. Я медленно жевала, Бриан свободной рукой гладил мой переполненный живот, и клянусь, получал от этого не меньше удовольствия, чем я сама.
— Вот так и только так. Так и нужно кушать, запоминай это ощущение. А уж я позабочусь о том, чтобы всегда было что.
И наконец моя тарелка опустела.
— Ты молодец, сладенькая моя, я просто горжусь тобой.
Я тоже собой гордилась, только пошевелиться не могла, так объелась. Бриан помог мне подняться и переместиться на диван в гостиной, где я просто лежала, а он о чем-то говорил — я не разбирала слов — и гладил мой живот. Через какое-то время я наконец смогла накрыть ладонью его руку, и Бриан понял это как знак переходить к десерту. И притащил громадную миску пудинга с шоколадным соусом, которую мне и скормил, медленно и чувственно.
Когда я добралась до ванной, вид у меня был тяжело беременный. По крайней мере, шагала я точно так же вперевалку, и алкоголь наконец ударил в голову. Бриан довез меня до дому и пообещал в ближайшем будущем снова пригласить вот так вот в гости. Я ввалилась в апартаменты и рухнула на кровать. Не включая свет, нашарила на тумбочке початую коробку с шоколадками и отправила в рот еще несколько конфет, прежче чем отключилась.
Все-таки столько съесть — тяжкий труд. Желудок намекал, что так и лопнуть можно. Но усталость и боль смешивались с радостью, чувственной и возбужденной. Клянусь, в следующий раз на десерт я затребую кое-чего еще… особенного. Бриан только целовал меня и повторял, как сильно гордится мной. И это, признаться, тоже возбуждало. Я хотела, чтобы он мной гордился, хотела доказать ему, на что способна на самом деле, и толстеть с удвоенным рвением.
На следующее утро я влезла на весы. Коленки еще немного дрожали после вчерашнего, а желудок рычал — жрать давай! — как будто это не я вчера слопала столько, что хватило бы шестерым. Стрелка весов метнулась за восемьдесят и остановилась, немного не дойдя до восьмидесяти одного килограмма.
О да, Бриан прав: меня надо еще раз пригласить в гости, и как можно скорее!..

Поддержи harnwald

Твоя поддержка будет первой, это приятно
bbw
+2
2169
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...