Не просто друзья

Не просто друзья
(More then just friends...)

 

Спорт и колледж. Вечный кошмар: безумная учебная нагрузка, из-за этого форму невозможно поддерживать, итог — ты вылетаешь из команды. Историй таких сотни, и все они правдивы — нам, атлетам, это известно получше других. В расписании сплошные лекции-семинары-зачеты, а между ними — тренировки, тренировки и опять тренировки. На себя и друзей времени не остается. Верно?
Так вот: ни мне, ни моему другу Хайдену в колледже сильно напрягаться не пришлось.
Я и Хайден: в старшем классе — мы оба звезды школьной футбольной команды [здесь и далее имеется в виду американский футбол], опора сборной, на нас держались все сюжеты местечковых новостей, да еще и по успеваемости мы в первой десятке. Короче, перед такими бравыми парнями все пути были открыты. Мы избрали Техасский универ в Остине; еще с восьмого класса мы с Хайденом поговаривали о том, чтобы поступить именно туда, а тут еще и моя подружка Бриттани решила обучаться там на чирлидершу. Все одно к одному. Жизнь прекрасна!
Комнату мы с Хайденом получили на четвертом этаже общаги, откуда был виден весь универ. Бриттани, к сожалению, обитала в общежитии на другой стороне университетского комплекса, так что с ней мы виделись только урывками.
Зато с футболом сложилось прекрасно. Сложения мы с Хайденом вполне подходящего: я — метр восемьдесят и девяносто три кило, скала в линии; он — метр восемьдесят семь и восемьдесят кило, резвость полузащиты. Привыкнуть к распорядку занятий оказалось непросто, но мы вписались и вошли в команду.
Правда, играть нам как первокурсникам пришлось ОЧЕНЬ немного. Я за весь сезон отыграл четыре матча, и в одной из них вколотил тачдаун за два ярда от линии; Хайден и вовсе участвовал лишь в одной игре, поймав мяч на тридцатичетырехярдовой отметке. Но главное — мы в составе, так что жалобы прочь.
И тут случилось ЭТО.
В середине ноября мы с Хайденом вернулись из Канзаса, где играли с тамошним госунивером. Я отправился к Бриттани — она всю неделю болела, надо же проведать девушку. Когда мы приехали, я позвонил, но она не ответила, и я просто бросил сообщение "буду к восьми вечера". Пришел к ней в общагу и поцеловал замок. Постучал — не отвечают. Постучал уже как следует; на шум вышла соседка, Эли.
Эли барышня крупная. ОЧЕНЬ крупная. Бриттани как-то сказала, что в ней килограммов под 150. Короче, Эли сообщила, что Бриттани час как ушла на прогулку под руку с Мэттом, капитаном баскетбольной команды.
Я умер на месте. Даже не знал, что делать. Чтобы девушка, с которой мы вместе с десятого класса, крутила амуры у меня за спиной, пока я на выезде? Или это началось еще раньше?
— Куда они отправились? — спросил я у Эли.
Она пожала плечами, но сказала, что если я хочу — могу подождать прямо в комнате, пока они не вернутся. Я хотел и вошел внутрь. Отправив Хайдену СМСку "буду поздно"...
В два часа ночи замок щелкнул. Вошла Бриттани, за ней Мэтт, включился свет, Мэтт начал раздевать ее прямо в коридоре… И тут на сцену вышел я.
Когда я закончил с этой баскетбольной дылдой, в нем было на добрый метр ниже. Повернулся к Бриттани, в глазах слезы.
— Как ты могла? — выплюнул я и хлопнул дверью.

Вычеркнул из своей жизни Бриттани. Остальное — просто. Мэтт, разумеется, молчать о драке не стал, и на весь остаток сезона меня отстранили от игры. Так что пока команда тренировалась на поле, я сгонял пар в качалке.
Дальше — новый сезон, в весенних играх мы с Хайденом вновь хорошо себя зарекомендовали, и к следующему году от нас ожидали многого. Так что на летних каникулах нам только и было хлопот, что тусоваться на вечеринках со старыми школьными приятелями и клеить девчонок. Их на этих тусовках попадалось немало, но для большинства "клейщиц" целью было — исключительно закадрить парня, каким можно было бы хвастать перед всем городом, а такое не по мне. Хайден, тот, похоже, ввязался в эту игру со своей целью: до конца каникул дать от ворот поворот максимальному числу "клейщиц". Рекорд местного масштаба.
Ну а я… даже не знаю, почему, вроде никогда особо не любил толстушек, но с тех пор, как мы с Бриттани расстались, мы с Эли проводили вместе чем дальше, тем больше времени. Честное слово. Что-то меня в ней волновало, а что — сам не знаю. Она призналась, что весит 145 кило, всю жизнь пыталась похудеть, но в итоге плюнула на все и решила жить толстой и счастливой с мужчиной своей мечты. Меня такой аспект не сказать чтобы привлекал, я собрал мысли в кучку и потихоньку стал общаться с ней все реже и реже.

Остин. Второй курс. Хайден, довольный поставленным рекордом, присматривал себе правильную подружку. Мы сняли на двоих квартирку в новостройке и ушли из общаги. В первой же осенней игре я по сумме пробил два тачдауна на 143 ярдах, а Хайден — 160 с одним тачдауном. Чем не повод для праздника? Ну а праздник без подружек — никак не праздник! Хайден уже давненько обхаживал некую Касси, и после игры позвонил ей — она сказала, что через час будет в полной боевой готовности.
Что до меня… ну, Эли я звонить не хотел: на тот момент мысль помогать девушке растолстеть как-то не заводила. И тут мне вспомнилась милашка по имени Кейли, мы пересекались на психологии. Она тоже не могла похвастать модельной фигурой, но зато все изгибы и выпуклости были на нужных местах. Одиссея у нее вышла печальной: в школе феноменально играла в европейский футбол, выбила грант на обучение в универе в Южной Калифорнии — но как-то вечером ее машину долбанул в бок грузовик пьяного дальнобойщика, Кейли провела в больнице три недели и вышла с диагнозом "о спорте забыть", поврежденное колено позволяло ей самостоятельно ходить, но не далее. После такого краха спортивной карьеры девушка впала в депрессию и за полгода набрала килограммов двадцать. Но потом ей повезло получить стипендию на обучение в Остине — Кейли решила, что учиться все равно где, коль скоро спорт ей не светит, а раз так, то лучше она останется недалеко от дома и будет видеть родных не только на каникулах.
Вообще-то мы с Кейли в младших классах учились вместе, но потом моя родня переехала и мы потеряли связь. А на первом курсе гляжу, знакомое лицо...
… Короче, Кейли я и позвонил, и она ответила — конечно, только рада буду! Я тоже радовался. О Кейли иначе как "все при ней" и не скажешь: килограммов восемьдесят, женственные изгибы, бюст третьего номера, роскошные каштановые волосы и блестящие зеленые глаза.
Касси появилась около девяти. Кейли обещала быть к половине десятого — все-таки позвонил я прямо скажем неожиданно. Касси и Хайден тут же занялись друг другом, болтая о том о сем, а я решил не мешать и прогуляться к стоянке, встретить Кейли на улице. Когда она подкатила, я глазам своим не поверил. Летом девушка не иначе отпустила поводья — судя по фигуре, с конца первого курса она набрала килограммов пятнадцать самое малое! Впрочем, не скажу что со всеми этими прибавлениями выглядела Кейли плохо, напротив.
— Рад снова тебя видеть! — и я обнял ее. Обнимать ее, пышную и теплую, было приятно.
Да что со мной такое? Сперва Эли, потом явно поправившаяся Кейли… ладно, решил я, пусть будет так, как будет. Я — пышколюб? Зовите как угодно. Но Кейли мне нравилась. Одета — проще не придумаешь: футболка, джинсы, вьетнамки. Футболка подчеркивала все ее округлости.
— Выглядишь… чудесно, — наконец услышал я собственный голос.
— Спасибо, — сверкнула улыбкой Кейли, и мы пошли внутрь.
Хайден и Касси уже устроились в обнимку на кушетке и выбирали в зомбоящике чего-нибудь "поромантишнее".
— Я закажу пиццу, — сообщил я и пошел на кухню. Кейли возникла там же, пока я искал телефон.
— "Папа Джон" слушает, чем могу? — раздалось на том конце провода.
— Нам, пожалуйста, одну пиццу с сыром и одну с пепперони, — сказал я. — И двухлитровку пепси.
— Это все? — спросил парень на приеме.
Я взглянул на Кейли.
— А можно мне еще большую с мясом, и еще два литра пепси? — с виноватым видом спросила она. — И пакет булочек с корицей?
Я расширил заказ, получил заверения, что через полчаса все доставят в лучшем виде, и повесил трубку.
А Кейли вздохнула:
— Я знала, что все к тому и придет. Так что ты скажешь?
— О чем? — удивился я.
И получил в ответ поджатые губы и взгляд "сам-знаешь-о-чем".
— А… — протянул я.
Глупо отрицать: выглядела Кейли классно. Я шагнул посмотреть поближе, а она задрала футболку и продемонстрировала мне нависающую над джинсами мягкую плоть, которую так и хотелось высвободить из тесных штанов… мда, о чем это я?
— Ну… Кейли, как по мне, ты чертовски классная.
Взгляд девушки был полон изумления.
— Вот этого я от тебя не ожидала.
И призналась, что уже несколько месяцев заглядывалась на меня, а летом, когда я уехал домой, ей так взгрустнулось, что она принялась заполнять пустоту от отсутствующего в пределах видимости меня. Заполнять — разновсякой снедью. В изрядном количестве. Результат очевиден.
Мы вернулись в гостиную, где уже крутился фильм. Парочка на кушетке вовсю выясняла, кому быть сверху, так что мы вдвоем устроились в большом кресле. Было тесновато, учитывая увеличившиеся объемы Кейли. Она положила ладонь мне на ногу и легонько сжала. Еще раз. Тепло и приятно, подумал я, обнял ее за талию и улыбнулся.
Принесли пиццу. Хайден и Касси, уверен, только что выбрались из МОЕЙ кровати, пока мы с Кейли беседовали о том о сем. Кейли сгребла себе на тарелку две трети мясной пиццы и пару булочек, и наполнила пепси литровую кружку до краев. Как она расправлялась с едой — это надо было видеть, но тарелка ее опустела быстрее, чем я успел приступить к своему третьему ломтику. Потом Кейли переложила на тарелку остаток мясной пиццы, взяла по ломтику сырной и пепперони, и еще пару булочек с корицей. Эта порция прожила немногим дольше. Хайден и Касси, скорчив рожи "видеть такого больше не желаем", удалились к нему в комнату, где занялись более приятным делом.
Минут через пятнадцать Кейли спросила, где у нас тут ванная. Через двадцать минут я забеспокоился, заглянул в ванную — ее там не было; а потом услышал вздох облегчения из моей спальни. Сперва я решил, что это Хайден с Касси, но потом услышал из их комнаты ритмичное поскрипывание пружин, так что решил проверить. Заглянул.
И увидел нечто особое.
Разлегшись у меня на кровати, Кейли гладила свой раздувшийся живот. Футболка на полу, джинсы расстегнуты, чтобы дышать было легче. Она тихо постанывала от боли и удовольствия. Не задумываясь, я шагнул к ней и обеими руками принялся ласково поглаживать внушительное пузо девушки. Кейли тихо простонала:
— Охх, как же хорошо… только не останавливайся.
И если до этих слов я еще мог дать задний ход, то после — никак. Наклонился и поцеловал ее, крепко и страстно. Мне нравилось целовать ее, нравилось гладить ее разбухшее пузо… кажется, я влюбился.

Мы с Кейли потихоньку сошлись и теперь расставались разве что когда мне предстояла выездная игра. А если мы выигрывали дома, после этого вместе же и праздновали победу. Чем дальше, тем больше я упивался ее формами.
Мы с Хайденом помогли Техасу закончить сезон со счетом 10-2 и одолеть Мичиган в поединке за Апельсиновый кубок. Флорида зимой — это, я вам скажу, что-то. Мы сумели контрабандой провезти с собой Касси и Кейли, и пляжи восточной Флориды были наши. Я любовался, как Кейли уписывает за обе щеки роскошные местные блюда. За это время она успела поправиться еще килограммов на двенадцать, заметно перевалив за сто. А я потихоньку свыкался с мыслью о том, что на этом дело не остановится — но такой Кейли мне нравилась еще больше.

Второй курс остался позади. Вся в учебных хлопотах, к лету Кейли набрала разве что пару-тройку кило; ну да ничего, на каникулах наверстает...
Я снял маленькие апартаменты в родном городишке, куда мы и переехали. Хайден с Касси обитали в соседнем квартале. Я сидел на диване и листал рекламную брошюрку — мы планировали съездить в Корпус Кристи; Кейли вышла из ванной, одетая лишь в лифчик, трусики и хитрую-хитрую улыбочку. Ага, подумал я и ухмыльнулся в ответ.
Сногсшибательная. Ухоженные каштановые волны до плеч. Пронзительно зеленые глаза. Округлый холм мягкой плоти, который ее пухлые ладошки неустанно оглаживают. Мощные, как древесные стволы, бедра. Сама соблазнительность. Первый раз мы отдыхаем вместе. Хочу, чтобы все было в лучшем виде.
До отбытия в Корпус Кейли поправилась еще на восемь кило. Забавно, как она втиснется в новое бикини? Не без труда, но втиснулась.
Мы пошли на пляж, она сбросила сарафанчик и ее роскошные округлости открылись во всей 115-килограммовой красе. Мы сидели на песке, болтая о том о сем и держать за руки, и тут кое-кто из любителей спортивного канала меня узнал и спросил, не возражаю ли я размяться с ними в дружеском матче в пляжном регби. Я не возражал и, поцеловав Кейли, присоединился к игрокам.
Само собой, местным звездам против моего класса было не совладать, и я немного сбавил обороты — разминка все же. И тут на моих глазах по пляжу протопали два парня, смутно знакомые мне по школе — где-то с кем-то играли, — в руках по ведру воды, и ведра эти они выплеснули Кейли на голову, радостно вопя:
— Вот тебе, бегемотиха!
Я рванул как разъяренный бизон, сгреб обоих, стукнул бошками — звук был приятственно-деревянный — и когда один попытался лягнуть меня ногой, с превеликим наслаждением приложил его еще и коленом. Потом отволок идиотов на пирс и подвесил там к причальной тумбе за плавки.
Встретили меня овации восторженных болельщиков, но я первым делом поцеловал Кейли в губы и спросил, все ли у нее хорошо. На что она с улыбкой ответила:
— Лучше и не бывает, я просто наслаждалась спектаклем...

Поддержи harnwald

Твоя поддержка будет первой, это приятно
bbw
+1
1832
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...