Лиза: дорогой к счастью

Лиза: дорогой к счастью
(Lisa gains weight)


По виду гостиной было совершенно ясно, насколько легче стало жить моей супруге Лизе, когда она отринула путь диет и позволила себе наслаждаться сладостями и калориями в свое удовольствие. Воистину, вся эта история "наслаждений" буквально написана у нас в гостиной следами многочисленных вечерних оргий перед телевизором — вся комната завалена пакетами из-под всякой снеди, конфетными обертками, опустевшими коробками от пиццы и пирожных. Мы с Лизой постоянно устраивали такие вот праздники живота, оставив глубоко вдавленные в мебель отпечатки своих тушек (само собой, ее отпечатки были заметно глубже моих). Нам нравилось жить так, мы любим друг друга и сами выбрали этот путь.

Началось все это года три назад. Я как раз расстался с фанаткой здорового образа жизни, которая только и говорила, что о моей фигуре, потерявшей изначальную юношескую стройность. А всему виной моя страсть к раскармливанию — я-то пытался хоть немного откормить Викки, но в итоге, поскольку она неизменно отвергала мои поползновения, слегка раздался вширь сам, набрав с десяток кило. 88 кило при росте 180 — нет, толстым я не был, но начало появляться небольшое брюшко. Оно бы и черт с ним, однако я понял, что с Викки каши не сваришь, мы расстались, и я начал искать более подходящую спутницу жизни.
Больше всего мне нравятся девушки невысокие, где-то 150-157, но весьма пышнотелые, килограммов так за 90. Решительно настроенный найти новую подружку, я прочесал все места, где водятся пышечки. Критерии поиска: милая пухленькая девица годков 25, с хорошим аппетитом — ну и чтобы ей, разумеется, нравилось мое общество. Через неделю я и наткнулся на Лизу, она работала в торговых рядах, в бутике модных одежек. 152 см и примерно 64 кило — меньше, чем хотелось бы, но я заметил, что на обед она отправляется в МакДональдс по соседству и заказывает отнюдь не диетическое меню. Так что я убедился, что кольца на пальце у нее нет, и в ближайший обеденный перерыв заглянул в тот же МакДональдс, спросил, могу ли я присесть за ее столик, и получил полное согласие.
Макияжем Лиза не злоупотребляла, да он ей, как по мне, был ни к чему. Хорошо одета, просто даже и не скажешь, в какое место ее фигурки пойдут калории от БигМака, большой порции картошки и двух молочных коктейлей. Мягкий голос, а главное, она не только согласилась вечером поужинать со мной, но и разрешила заказать себе солидный ломоть творожного пирога десертом к обеду: я просто заметил, что он тут невероятно вкусный, и Лиза готова была убедиться в этом на собстенном опыте. Все одно к одному: неужто я действительно нашел как раз такую девушку, какую так долго искал?
Тем вечером Лиза выглядела сногсшибательно. Пышные формы были упакованы в тесные черные джинсы и белую атласную блузку. Болтая о том о сем, мы обнаружили немало общих интересов, помимо того, что любим хорошо покушать. За ужином аппетит у девушки не уступал обеденному, она легко расправилась с большой тарелкой салата, чашкой сырного супа с сухариками, солидным стейком с истекающим маслом картофельным пюре и зелеными бобами, а после недолгих уговоров еще и взяла на десерт большой ломоть яблочного пирога. Набив желудок, Лиза заметила:
— Не надо было мне брать этот пирог. И так скоро на диету пора, все одежки уже стали тесны.
Я заверил ее, что днем она конечно выглядела соблазнительно, но сегодня вечером — еще лучше, и вообще диета ей совершенно ни к чему. Лиза явно удивилась — какой уж тут соблазнительный вид, когда летом она поправилась на восемь совершенно лишних кило!
— Ну, дело, конечно, твое, — отозвался я, — но ей-богу, уменьшать такую красоту совершенно незачем. Опять же, — хлопнул я себя по брюшку, — ну куда это годится: ты будешь давиться диет-колой и салатом, пока я наслаждаюсь бургерами с картошкой и десертами?
— Ах вот на какую пытку ты меня обрекаешь? — притворно возмутилась она.
Я признался, что тощие женщины мне не по душе, надеясь, что она не обидится. И спросил, как насчет ужина завтра вечером (она сказала "да", и с тех пор нечасто случалось, чтобы мы ужинали не вместе). А потом Лиза сообщила, что я ей понравился.
— И даю тебе слово больше не заикаться о диетах, если ты правда хочешь получить толстую подружку. Не могу же я позволить тебе одному все это сожрать! — потеребила она мой упитанный бочок.

Прошло три месяца. Лиза держала слово: никаких диет, более того, благодаря нашим постоянным ужинам и проведенным вместе выходным она набрала еще семь кило. Выходные были лучше всего: я вставал пораньше и готовил сытный завтрак, а потом доставал побольше закусок и пирожных, включал какой-нибудь длинный фильм и мы практически весь день сидели на диване и кушали. Я массировал ей ступни или спину; Лизе это жутко нравилось, она каждый раз просила меня об этом, а я быстро начал пользоваться ее маленькой слабостью и отвечал — конечно, только скушай еще вот это вот. Вскоре Лиза привыкла к постоянным перекусам и уже предлагала сама:
— Дорогой, если я сейчас скушаю пару пирожных, ты правда сделаешь мне массаж ступней?
Так что сразу после сытного ужина в лизин животик отправлялась еще пара-тройка пирожных или горстка шоколадок, а я разминал ее спину и ступни, уделяя особое внимание новым мягким складкам.

Месяц сменялся месяцем, а Лиза все теснее входила в мою жизнь. Чему весьма способствовали еще восемь кило, поскольку изрядная их толика осела на ее упитанном седалище, которое, едва девушка приходила с работы, немедля плюхалось на диван. Толстея, Лиза становилась все более ленивой, и возвращаясь домой, я практически всегда заставал ее на диване, в одной руке пульт, в другой пакет с чипсами. 79 кило лежачего соблазна, воплощенная мечта всякого любителя раскармливать. Животик ее постоянно выпирал из-под футболки — Лиза наслаждалась всеми проявлениями моего внимания, а я не уставал повторять, что с каждым новым килограммом она лишь становится соблазнительнее.

На девятом месяце совместной жизни я решил жениться на Лизе. В тот день она приготовила роскошный обед на пять блюд и к каждому взяла добавки. А под конец, когда девушка размышляла, скушать ли еще кусок торта, я сделал ей предложение. Она просто просияла от счастья, но спросила, действительно ли я все еще считаю ее привлекательной. Заверив, что лучше она еще никогда не выглядела, я отрезал ей еще кусок торта, а себе взял ломтик поменьше.
— А все-таки, может, мне пора скинуть чуток лишнего веса? — улыбнулась она, ткнув себя пальчиком в складку на талии.
— По мне, так тебе в честь праздника пора скушать еще кусочек торта, — ответил я.
Вместо ответа Лиза расстегнула шорты, которые и так трещали под натиском упитанных бедер, и расправилась со вторым куском торта, а потом и с третьим. Огруглости ее 86-килограммовой тушки действительно выглядели великолепно.

Главную проблему для Лизы составлял не вес, а попытки упаковать растущие формы в имеющийся гардероб. Как-то пришлось явиться на работу в костюме на пару размеров меньше, чем нужно; а начальница, и без того взбешенная фактом увеличения ее габаритов, высказала вслух все, что думает о таких работницах, и попыталась возложить все убытки бутика за последний год исключительно на "лентяйку и обжору" Лизу. Девушка плюнула и уволилась, а потом отправилась лечить нервы в знакомый МакДональдс. После двойного чисбургера и порции жареной картошки Лиза решила, что жизнь на этом не заканчивается, и огляделась по сторонам. Допивая коктейль, она заметила напротив МакДональдса недавно открывшийся магазинчик, и большое объявление "требуются на работу". Вот и ответ, решила Лиза, и, дожевывая печенье, направилась к вывеске "Одежда для настоящих дам".
Две девушки, работавшие в магазинчике, казались явно довольны жизнью, причем обе были заметно покорпулентнее Лизы. Диана, менеджер, в свои 28 весила под 150 кило при росте 165. Дебби, продавщица, без устали расписывала новенькой, что работа здесь просто отпад. Пока Лиза заполняла все бумажки, она заметила на конторке фото Дианы (пару лет и пятьдесят кило тому назад), полупустую коробку с пончиками и громадную вазу с конфетами (также полную отнюдь не доверху). Сцапав пончик, Диана объяснила Лизе все ее рабочие обязанности — проще, чем на старом месте, а зарплата на полтора бакса в час выше, плюс солидная скидка на фирменные товары; последнее Диана и Дебби полагали самым серьезным бонусом.
— Потому что здешняя работа весьма печально сказалась на объеме моей талии, — призналась Деб, дожевывая третий пончик.
— Вот только парни наши прямо противоположного мнения, — фыркнула Диана, взяла себе еще пончик и подвинула коробку к Лизе. Та, хотя и только что перекусила, отказываться не стала.
… За ужином она все это пересказала мне, в лицах и с явным удовольствием.
— И самое лучшее, это и правда скидки для сотрудников, потому как ты и сам видишь, что я постоянно расту вширь, — погладила Лиза себя по уютно округлившемуся животику.
Подсовывая ей следующий кусок шоколадного торта, я ответил, что раз все так замечательно сложилось — оно и к лучшему. А потом сменил тему на планы по поводу Дня Благодарения.

Раньше или позже, но встречи с родителями Лизы было не избежать, за все время нашего знакомства она только раз навещала их. Меня весьма беспокоило, что они скажут, увидев любимую дочку, которая не просто поправилась на двадцать с хвостиком кило, но и продолжает потихоньку толстеть. Но ехать все равно нужно. И не просто в отпуск, а еще и устаканить все со свадьбой, которую мы запланировали на январь.
Первое, что сделала Лиза по прибытии в Орландо — заказала порцию мороженого шариков на пять, и двинулась к выходу, балансируя стаканчиком и радостно облизывая лакомство. М-да, подумал я, при ее растущих формах подобная картинка для родителей отнюдь не станет утешением.
Тревоги мои быстро улетучились: в аэропорт встречать нас приехали не родители, а младшая сестра, Лизы, Габриэль — девятнадцать лет от роду, росту все тот же метр с кепкой, и явно не склонная возражать против изменений в фигуре сестры, потому как сама была весьма жизнерадостным колобочком.
— Что, наконец-то начала толстеть? — хихикнула Габриэль, ущипнув Лизу за пузико.
— Ну, тебя я пока еще не догнала, — отозвалась Лиза.
Ехать до родительского дома было недалеко, но по дороге у меня чуть крышу не сорвало, потому как сестры без стестений обсуждали, сколько они кушают и как активно поправляются. Габриэль при своих 157 весила уже 102 кило, и когда она упомянула, что мама готовит на целый батальон, от сердца у меня отлегло. Похоже, беспокоился я зря. А когда мы наконец добрались до места и мама вышла встречать любимую дочку, я просто расплылся в улыбке.
Ибо она была именно такой, какой я надеялся в будущем увидеть Лизу. Сплошные округлости и пышности, килограммов так сто тридцать, обожает готовить, но еще больше любит покушать. Введя нас в дом, она указала на обеденный стол, который просто ломился от снеди. И очень обрадовалась, обнимая раздавшуюся вширь дочку, что та по этому поводу отнюдь не комплексует.
— Тощие девицы ему не по нутру, мам, так что можешь смело накладывать мне полную тарелку, — усмехнулась Лиза.
После этого все три дня, что мы провели там, нас кормили как на убой. С отцом Лизы мы тоже поладили, да и вообще я уже чувствовал себя частью семьи. "В дорогу" на один короткий перелет нам упаковали с полдюжины сандвичей, множество конфет, чипсов и большой домашний пирог, — и мы, уж не знаю каким чудом, ухитрились все это прикончить. Дома я тем же вечером влез на весы. 103 кило, да уж. Погладив мое брюшко, Лиза хихикнула:
— Не все же мне одной отдуваться! И вообще, мне нравится, что ты немного округлился. А что скажешь насчет меня?
Сбросив футболку, она выпятила и так явно раздувшееся пузико. Имелась у меня мысль затащить на весы и ее, но постель была явно актуальнее.

В тесном свадебном платье Лиза выглядела объевшейся принцессой. 93 кило ее воплощенных соблазнов перемещались между столами, пробуя то одно, то другое, и если я о чем и сожалел, то лишь о том, что тесное платье не позволяет моей любимой по-настоящему отвести душу. Впрочем, для этого у нас был медовый месяц — морской круиз, где мы весь день валялись в шезлонгах у бассейна и наслаждались фантастической корабельной кухней с рассвета и глубоко за полночь. Купальники у Лизы трещали по швам, но она трудилась буквально не щадя живота своего.
По возвращении домой старый гардероб можно было с тем же успехом выкидывать на помойку. Для кого другого это стало бы серьезной неприятностью, но для Лизы, учитывая место работы, не составляло никаких трудностей выбрать на складе нужные шмотки на размер-два больше необходимого, и все это — за малую толику нарисованной на официальном ценнике суммы. А я снова влез на весы. 107 кило. Что ж, я знал, что в этом круизе аппетита не утратил — но готов был держать пари, что Лиза меня переплюнула. Забросив в рот очередную горсть чипсов, она встала на весы, нарочно выпятила пузо и спросила:
— Ну так сколько там? а то мне не видно.
Я проверил дважды. 101.
Моя любимая не просто не расстроилась — она сказала, что это стоит отметить, и немедля позвонила в ближайшую пиццерию, заказав себе большую пиццу и гренки. Семь ломтиков и гренки Лиза умяла сама, восьмым так и быть поделилась со мной. Да, мы нимало не беспокоились, что толстеем, скорее напротив...

На работе Лиза также постоянно что-нибудь жевала. Сотрудницы не возражали, поскольку и сами за это время несколько поправились (Диана весила 154 кило, Дебби — 108), в кладовке имелся постоянный запас пончиков и пирожных, да и за обедом девушки ни в чем себе не отказывали. Кроме того, Лиза убедила Диану поставить на прилавок большую вазу с печеньем "для клиентов" — и как правило, вместе со скучающим клиентом печенье это грызла и продавщица.
Как-то в перерыве между наплывом покупателей Дебби решила поболтать о совмещении еды и постельных утех.
— Мой парень просто обожает, когда я объедаюсь весь вечер напролет, а потом приношу в спальню полное блюдо заварных с шоколадом и поедаю их, пока он занимается со мной любовью.
Мечтательно закатив глаза, Дебби чуть не целиком запихнула в рот двойной чисбургер.
Диана целиком и полностью ее понимала:
— Мой муж тоже такое любит.
Лиза, расправляясь с порцией жареной картошки с подливкой, добавила:
— Мы оба поправились с тех пор, как познакомились. Я набрала уже сорок кило, а он все так же меня хочет. Особенно если я вечером объедаюсь так, что на мне шорты лопаются, после этого он на меня просто набрасывается.
Следующие несколько недель девушки то и дело возвращались к этой теме. Неудивительно, что под такие разговоры вся троица, и так не имеющая привычки голодать, перекрывала собственные рекорды в поглощении сладостей и прочей снеди.
И вот однажды после работы Лиза, как всегда, умяв солидный ужин, валялась на диване, по-прежнему в рабочем костюме, и поедала карамельное мороженое прямо из коробки. Блузка на ней трещала по швам, штаны давно расстегнуты — и пуговица, и молния, — но моя любимая упрямо продолжала поглощать пищу. Я заказал по телефону большую пиццу, через десять минут ее доставили, а бонусом еще и большой пакет чипсов. Расправившись с мороженым, Лиза взялась за добавку; когда в ее бездонном желудке разместились пол-пакета чипсов и пять ломтиков пиццы, две из пуговиц блузки вырвало "с мясом". Она довольно икнула, шлепнула себя по пузу и сообщила:
— Мы тут с девушками поболтали и решили выпускать ежеквартальный журнал о крупногабаритных дамах, которые набирают вес. А то мы все чем дальше, тем больше средств тратим на еду и одежки, надо же как-то возмещать расходы.
Мне эта мысль показалась весьма занимательной, а уж то, как Лиза открыто говорит о своих размерах, просто захватывало. А больше всего радовало меня, что она не собирается садиться на диету и даже планирует прямо противоположное.
Я лишь выразил сомнение, не маловата ли лизина 103-килограммовая фигурка, чтобы красоваться на обложке такого издания (судя по виду расползающейся по швам одежке, весила она уже больше — но я хотел узнать, насколько именно).
— По-моему, я с тех пор поправилась, особенно с таким обжорством, как сегодня, — заметила любимая, мимоходом продолжая поглощать чипсы. — В эту блузку мне уж точно больше не влезть.
Я упрямо стоял на своем, мол, ты пока слишком тощая, пусть другие работают моделями, а вот поправишься — другое дело. Наконец, Лиза слезла с дивана, отправилась в спальню, влезла в купальник — с большим трудом, бикини под напором ее округлившихся форм тоже трещало, а раздувшийся живот нависал над трусиками. Продефилировав передо мной, как по подиуму, она поставила весы посреди комнаты, сунула в рот седьмой ломоть пиццы и влезла на весы.
— Сам посмотри, дорогой, какая я тощая. Мне не видно, пузо мешает, — заметила она, поглаживая упомянутое место; выпячивать его уже не требовалось.
На весах высветилось 109. Я глазам своим не поверил.
Пышнотелая Лиза на весах выглядела настолько соблазнительно...
— А можно, я тебя сфотографирую? — спросил я.
— Конечно, — отозвалась она. — Вообще, жизнь в браке явно увеличивает объем талии.
Той ночью мы прокувыркались в постели почти до рассвета, лишь пару раз сделав перерыв, чтобы подкрепиться.

Первый номер "Обжорочек" вышел в июле. На обложке красовались 116-килограммовая Лиза, 124-килограммовая Дебби и 164-килограммовая Диана. Новинку встретили умеренно-позитивно, и после покрытия всех расходов девушкам осталось по две тысячи. Мы с Лизой снова отправились во Флориду, в гости к маме — похвастаться, что она набрала очередные двадцать кило, и вообще продемонстрировать, что семейная жизнь ей явно на пользу.
Дома мы застали Габриэль с большой миской мороженого и двуслойным печеньем. Достав из ящика номер "Обжорочек", сестра похвасталась Лизе, что новые рецепты позволили ей поправиться еще на тринадцать кило.
— То есть в тебе всего 115, мелкая? — фыркнула Лиза и, задрав блузку, продемонстрировала собственное пузо. — Пари держу, кое-какие из твоих одежек мне теперь будут тесноваты.
Тут мама позвала нас обедать.
В прошлый раз стол ломился от еды. Сейчас — даже не знаю, как такое назвать, но съестного на столе стояла раза в два больше. Я с трудом осилил три тарелки разных вкусностей и понял, что больше не могу. Тут подали десерты, и каждому из нас на тарелку шлепнулось по четверти шоколадно-кремового пирога. Доев свой кусок, Лиза расстегнула джинсовые шорты; как я справился со своим, сам не пойму. Затем мама принесла "дьявольский торт". Вот интересно, а сколько сумеет осилить Лиза? Чуть погодя она шепотом поинтересовалась:
— Ты как, еще с одним тортом справишься?
— В меня больше ни крошки не влезет, — выдохнул я, — но если ты можешь — приступай.
Расстегнув нижние пуговицы на блузке, Лиза принялась за дело и вскоре с тортом номер три было покончено.
В жизни столько не ел. Из-за стола я выполз 115-килограммовым, не меньше. А через час после ужина лизина мама принесла нам еще пару блюд по журнальным рецептам...
В общем, сказать, что мы там всю неделю только и делали, что объедались, было бы преуменьшением.
Дома нас ждал приятный сюрприз: в связи с возросшим спросом на "Обжорочек" издатель тиснул доптираж, так что девушкам причиталось еще по три тысячи авторского гонорара. Второй, но уже ожидаемой приятностью, стало то, что Лиза за эту неделю набрала полных пять кило и весила теперь 121. Я и сам поправился, до 117; а моей любимой понравилось гладить меня по туго набитому животу, и она всячески уговаривала меня почаще объедаться вместе с ней, мол, ей так нравится, когда мое брюшко отвисает все ниже… Я же любовался, как она вся растет вширь, и на ее фигурке смотрелось это куда внушительнее.

На работе оказалось, что пока Лизы не было, Дебби тоже даром времени не теряла.
— А все мой парень, я уже от сытости дышать не могу, а он продолжает меня кормить. Пончики будете? — Запихнув один в рот целиком, Дебби прихватила еще парочку на потом.
Диана такому прогрессу тоже порадовалась: теперь девушки могли устроить новую фотосессию для следующего номера журнала, а возможно, сделать еще пару-тройку наборов фото, чтобы продавать отдельно.
— Знаете, девочки, чем больше мы толстеем, тем лучше будет продаваться журнал. Так что кушайте и зарабатывайте на хорошую сытую жизнь.
Диана поправилась до 166, Дебби только-только добралась до 120. А Лизе пришла в голову мысль расширить состав участниц и дать в следующем номере раздел для Габриэль. За парой пирогов она обсудила мысль и Дианой и Дебби; обоим вариант показался перспективным.
Авось и она найдет себе парня, подумала Лиза, дожевывая пирог.

Через два с небольшим месяца в продаже появился второй номер "Обжорочек", и на обложке его красовалась 121-килограммовая Габриэль. 176-килограммовая Диана представляла новый рецепт пирога с шоколадным кремом. Дебби брала интервью у 145-килограммовой барышни, но и себя не забывала, поправившись до 129 кило. Лиза разродилась целым эссе "как откормить любимого" и в деталях хвасталась, как довела меня до 120 кило (разумеется, я ее довел до 125).

Ко второй годовщине нашей встречи Лиза раздалась до 135 кило, основная часть последних накоплений осела у нее в области пуза.
В качестве подарка к празднику "Обжорочки" решили устроить массовый круиз. Третий номер успешно продавался и содержал рекламу "особого кулинарного круиза" по вполне разумной цене. Идея родилась из статьи, где Лиза расписывала все роскошные блюда, которые подавали на борту нашего свадебного лайнера, и от этих описаний у читателей слюнки капали, а она честно признавалась: "в общем, я только и делала, что ела и ела, а потом мы вернулись домой и я была на восемь кило толще". Ага, как же, помню, роскошные были две недели, я тоже себе ни в чем не отказывал. В итоге после этой статьи на круиз записалось 79 человек — а круизная компания, зарезервировав за ними отдельный сектор и глубоко признательная журналу за такую успешную кампанию, предоставила Диане, Дебби и Лизе "с сопровождающими" бесплатные билеты.

Лайнер оказался более чем адекватным. Тренажеры и прочее лишнее оборудование с корабля выкинули, коридоры и двери расширили, чтобы гостям было удобнее передвигаться, наняли несколько сверхшатных поваров и официанток поупитаннее — их главной обязанностью было присматривать, чтобы гости кушали столько, сколько вообще смогут одолеть. Кормежка началась сразу по размещении, на столиках регистрации заботливо подготовили целые горы печенья, конфет и булочек. Вообще, в день посадки именно у регистрации творилось самое интересное: всех гостей взвешивали и измеряли. Любые формы, любые габариты, на любой вкус. Я потом просмотрел анкеты. 79 гостей в нашем секторе, 48 из них — женщины, из них 44 намерены поправиться сами, а четыре оставшиеся приволокли мужей и приятелей с тем, чтобы попытаться откормить их. Из мужчин десятеро хотят поправиться, а остальные просто сопровождают своих дам, дабы любоваться их растущими формами.
Первыми прибыли Диана с мужем. Ее я не видел уже несколько недель, а ее супруга Теда с полгода. Сцапав пару печеней, Диана расписалась где положено и влезла на весы. Тед расплылся в широченной ухмылке, когда на шкале высветилось 182. Диана улыбнулась в ответ и присоединилась к команде регистраторш, но сперва взяла себе еще шоколадный пончик; Тед тоже взял себе пончик и направился с багажом в отведенные им апартаменты. Я сказал Диане, что она выглядит великолепно.
— Да, Теду тоже нравится, и похоже, мой аппетит начал потихоньку отражаться и на нем, — ответила она. Да, я тоже заметил, что Тед с прошлого раза чуток поправился.
Переваливаясь с боку на бок, подошла Дебби, телеса которой так и норовили выплеснуться наружу из обрезанных шортов и коротенькой футболочки. Она влезла на весы и увидев на шкале "140", повернулась к своему парню, Дейву, и улыбнулась; тот улыбнулся в ответ и принес ей четыре ломтика пиццы.
Потом к весам подошла Лиза, которая с самого утра жевала то-се, и от сытости уже начинала икать. По дороге она сунула в рот большое заварное пирожное; потом встала на весы. 138. Лиза казалась еще толще, чем была в действительности, раздувшееся пузо вываливалось из джинсовых шортов, а футболочка была ей маловата еще месяц назад.
А я — что ж, я наслаждался, наблюдая, как взвешиваются на регистрации все наши гости, причем ко всей этой биометрии решили присоединиться еще три девушки из прочих пассажиров.
Круиз вертелся вокруг палубного буфета. Мы выбирались на палубу, садились там и ели до самого закрытия. Я постоянно наполнял тарелку для Лизы, чтобы ей не приходилось лишний раз вставать. В торговых рядах на этой неделе все равно была перепланировка, потому девушки не чувствовали себя виноватыми, покинув рабочее место. Я не сомневался, что по прибытии Лизе потребуется обновить гардероб: ела она так, что за ушами трещало. В один присест она расправлялась со средней пиццей и громадной порцией горячего кремово-шоколадного десерта, а потом, уже икая от сытости, потихоньку уминала полуторафутовый итальянский сандвич, и лишь после этого отключалась прямо в шезлонге и дремала с часик, позволяя калориям свободно устраиваться в нужных местах ее расплывшейся тушки.
К концу круиза лайнер сидел в воде существенно глубже, чем при отбытии. Поправились и те, кто собирался это сделать, и те, кто лишь составлял им компанию. Я снова устроился у регистрационного столика (прихватив миску чипсов и коктейль), так было удобнее просматривать параметры девиц. Никто не набрал меньше четырех кило, а одна рекордсменка умудрилась поправиться на все пятнадцать! Большинство пришло в той же одежде, что и по прибытии, поэтому скрыть эти килограммы было трудновато.
Диана и Тед снова появились первыми, и Диана, конечно, не отказала себе в паре печенюшек, прежде чем взбраться на весы. У меня слюнки текли при виде лопающейся на ней одежды (явно слишком тесной), я воображал, какой будет Лиза, когда перевалит за 180. Диана гордо демонстрировала свои 191-килограммовые прелести, уточняя, куда именно попали набранные в круизе килограммы, а муж ее тем временем совершил налет на блюдо с пончиками, умяв штук пять в ожидании, когда придет его очередь взвешиваться. Тед поправился на 4 кило и весил теперь 110.
Затем прошли несколько пышнотелых девиц и парней, а потом появилась пухленькая официанточка с корабельной кухни с полным подносом пирожных. Три она положила мне на тарелку и с улыбкой долила мне еще коктейля.
— Люблю мужчин с хорошим аппетитом, — сообщила она, сама сперла одно из пирожных и прикончила его в два укуса.
Два пирожных я сжевал, но больше в меня не лезло: завтрак у нас с Лизой был (как всегда) убойным, да еще и здешняя снедь. Улучив минутку, когда народ у весов рассосался, я влез на них сам. 126 кило. Я знал, что если мы с Лизой будем так объедаться, для меня это тоже даром не пройдет. И пусть, все равно она ест куда больше меня и поправляется активнее.
Через некоторое время появилась Лиза и, разумеется, меня не разочаровала. Доедая полукилограммовую упаковку чипсов, она кое-как втиснулась в те же шорты, в каких прибыла на корабль, но из-за разбухшего пуза не могла застегнуть их. Перед тем, как влезть на весы, она выдула у меня пол-бокала молочного коктейля. Футболочка сидела на ней в облипку. Весы высветили 149 кило, плюс одиннадцать! Фотограф снимал на камеру всех, включая замыкавшую шествие Дебби — 148 кило, плюс восемь.

Дома нас встретили чеки от издателя, по десять тысяч на каждую из девушек. Мы переименовали журнал в "Безудержное обжорство" и добавили еще десять страниц. Четвертый номер принес нам четырнадцать тысяч подписчиков и тридцатитысячный гонорар для основательниц. По двадцать тысяч девушки решили вложить в свой одежный магазин, чтобы получать с него доход, равный заработной плате. А еще они немало заработали, включив в услуги магазина торговлю по почте (бесплатной рекламой их обеспечивал журнал). Вскоре Диана, Дебби и Лиза переключились именно на эту сторону работы, а продавщицами в магазинчик наняли пару девиц из колледжа, потолковее и поупитаннее — и с таким фланговыми прикрытием продолжали наслаждаться жизнью и набирать вес, хотя и не столь рекордными темпами.
На обложке пятого выпуска "Безудержного обжорства" снова красовались три грации — Лиза, Диана и Дебби. Диана, которая десять месяцев назад весила 164 кило, добралась до 209. В Дебби тогда было 124 кило, сейчас ее весы показывали 169. А Лиза со своих "скромных" 116 выросла до 175, и каждый из килограммов был роскошнее и соблазнительнее другого.

… Лиза сидела за экраном, работая над веб-сайтом "Безудержного обжорства", рядом стояла тарелка с горкой сладостей.
Я заезжал за ней с работы и любовался, как она шагает к дверям, а ее многочисленные жиры при этом колышутся и подрагивают. Открыл перед ней дверь "форда" — "Корона Виктория", модель 96 года — и помог пробраться внутрь. Машина накренилась набок, но когда за руль втиснулась моя 140-килограммовая тушка, пришла в относительное равновесие. Старая наша машина, "олдсмобил калуа" 93 года, давно сломалась — конструкция не из самых надежных, да плюс еще наши размеры. Однако при растущих габаритах Лизы влезть в машину и вылезти из нее становится все труднее, даже и не знаю, надолго ли нам хватит "форда".

Я оказался прав. Полгода назад моя 175-килограммовая супруга вполне втискивалась в "форд"; сейчас сидение пришлось усилить под ее 196 кило, но главный вопрос тут в габаритах. Только что Лиза прикончила десять ломтиков пиццы, два куска пирога с банановым кремом и громадный сандвич со стейком и грибами в майонезе. Потом плюхнулась на диван перед телевизором и немедля принялась поедать чипсы (как всегда, сразу после ужина). Раздувшееся пузо выпирает из-под задравшейся блузки. Она читает мои новые журнальные рассказы "про раскармливание", а в бездонный желудок отправляются все новые калории — чипсы, потом двухлитровая бутыль пепси, потом найдется еще что-нибудь.
А я — я люблю ее, роскошную, соблазнительную, раскормленную, и надеюсь, что так будет и дальше. И Лиза довольна такой жизнью и просто счастлива, когда ее раскармливают с утра до вечера...

bbw
+2
2697
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...