Лара

Лара
(Lara)


Сонно улыбаясь, Лара шлепает на кухню и плюхается за стол рядом со мной. Кто она мне? Сложный вопрос. Мой отец и ее мать недавно "нашли друг друга", и уже несколько дней как все мы живем вместе. "Сводная сестра", вроде так правильно, да. Будущая. Наверное.
Ларе семнадцать, она на пару лет младше меня и пока еще школьница. Сейчас, правда, каникулы. Друзьями она после переезда еще обзавестись не успела и большую часть времени проводит со мной. А я что, я не против, она девушка веселая, компанейская и вообще своя в доску. Опять же хорошенькая, длинные светлые волосы и карие глазищи в пол-лица. Невысокая, под метр шестьдесят, и не слишком худенькая, над поясом штанишек неизменно округляется небольшой животик.
Зевнув, Лара приступает к утреннему ритуалу: две булочки с нутеллой на завтрак, затем душ и прочий марафет, чтобы окончательно проснуться, а потом мы вместе отправляемся в город. К городу она еще не привыкла — они с матерью раньше обитали где-то в деревенской глуши, до той же школы Ларе было минут сорок на велике. То ли дело сейчас — школа в двух кварталах, пять минут не слишком быстрым ходом, а до центра города со всеми шоппингами и развлечениями аж четверть часа на метро. Лара вся брызжет восторгом; я показываю ей, где тут у нас музеи, заметные ориентиры и просто красивые места, а потом мы устраиваемся в кафешке на предмет перекусить.
— Невероятно, столько всего и сразу рядом! — восклицает она, налегая на мороженое. Благо еще лето, тепло и даже в наших не слишком тропических краях пока можно сидеть на улице.
Второго сентября начинаются занятия в школе, родители же решают устроить себе нечто вроде медового месяца, отправившись к тетке в Канаду. Раз уж мы с Ларой так хорошо поладили, а в колледже у меня график достаточно свободный и ненапряжный, я спокойно могу взять на себя готовку и "осуществлять общий присмотр" за несовершеннолетней. Новая школа Ларе понравилась, и она быстро находит там себе компанию, что и неудивительно.
Новый режим дня образуется сам собой. Готовить я умею и люблю, так что постоянно делаю на обед что-нибудь экспериментальное и, как правило, сытное — не признаю веганско-диетического меню. Судя по вылизанным тарелкам, Лара со мной в этом солидарна. Иногда она после обеда возвращается на дополнительные занятия или секции и домой приходит уже ближе к вечеру, доедая на ужин то, что осталось от обеда; раз я предложил ей шоколадку на десерт, но девушка отказалась, мол, не люблю сладкого. Иногда же после обеда у Лары занятий нет, и они с подругами отправляются в город, где подкрепляются уже бургерами, шашлыком или еще чем-нибудь по вкусу. А уж вечером в пятницу-субботу непременно "идет в люди", что в ее деревне было немыслимо, там до ближайшего клуба пилить и пилить, а потом же еще и возвращаться надо. Другое дело — здесь, дискотеки-бары-прочее, пару раз Лара возвращалась с этих гулек изрядно навеселе, но и я, и ее подруги обеспечивали ей безопасную дорогу домой. В общем, девушка вскоре привыкает к жизни большого города.
В эту субботу Лара намерена отправиться в бассейн и, уже натянув бикини, бежит на кухню собрать с собой немного съестного. Я, разумеется, получаю возможность как следует рассмотреть ее тело со всех ракурсов. Маленький животик я у Лары и ранее замечал, но сейчас он кажется не таким уж и маленьким. Забавно, кажется, большой город обеспечил девушке четыре-пять кило сверху?
На следующее утро Лара, как обычно, расправляется с парой булочек с нутеллой, а потом отправляется к себе в комнату — дождь и ветер, погода шепчет, что наружу без нужды выходить незачем. Проходя мимо, вижу сквозь открытую дверь, что Лара валяется на диване в обществе вазочки с печеньем.
— Сладкое ты не любишь, да? — ухмыляюсь я.
Девушка удивленно ойкает, потом ухмыляется в ответ.
— Ну, они просто стояли в кухне, я как-то взяла одну штучку на пробу, а оказалась такая вкуснятина!
В просторном спортивном костюме очертаний ее фигуры толком и не видно. И вообще, о чем я вдруг думаю?
Впрочем, намек насчет вкусняшек даром не проходит, так что я эксперимента ради начинаю готовить чуть побольше. Тарелки все так же вылизываются дочиста, аппетит у Лары явно вырос, а кроме того, она, похоже, распробовала и сладкое, и теперь не отказывает себе и в десертах. Животик у девушки также растет и выпирает все заметнее.

К началу октября возвращаются родители. Но поскольку оба работают с утра до вечера, покупки и готовка по-прежнему на мне. Ужин, однако, мать Лары решительно берет на себя, чтобы вся семья собиралась на главную семейную трапезу каждый вечер. Обедаем мы с Ларой по-прежнему вместе; я на еду не слишком налегаю, у меня трижды в неделю спортзал и вообще, а вот девушка ограничивать себя не склонна ни за обедом, ни за ужином, и это не считая перекусов в школе и с подругами. В общем, ничего удивительного, что даже просторная вроде бы футболка не скрывает выпирающего пухлого животика, а над поясом нависают уже и складки на боках.
Плюхается на стул и без дальнейшей прелюдии начинает наворачивать вермишель, а потом, сложив руки на круглом животике, поднимает на меня глазищи и жалобно так:
— А что на десерт?
Кто я такой, чтобы ей отказывать? Естественно, Лара получает еще кусок торта, расправлятся с ним и с чувством глубокого удовлетворения удаляется в гостиную смотреть телевизор. Потом она, судя по шагам, еще раза три бегает на кухню за кексиками, ну и за ужином наедается до отвала, с трудом из-за стола вылезает. Замечаю это, впрочем, только я — родители слишком заняты друг другом. Ну и ладно.
Присмотревшись к Ларе, я замечаю, что у нее чуток раздались вширь бедра и немного пополнел бюст. Лицо и руки-ноги остались практически без изменений, а вот животик — да, практически все набранные килограммы откладываются именно там, так что даже под просторно-мешковатыми футболками и свитерами, на которые Лара вынуждена перейти конспирации ради, это круглое и мягкое чудо выпирает уже заметно. Как она вообще в свои джинсы втискивается — загадка природы. Наконец Лара заявляет, что ей срочно нужна новая одежда на холодный сезон, и возвращается из магазина уже в новых джинсах. Шума по этому поводу она, однако, не поднимает, ну и я, разумеется, тоже. Напротив — начинаю потихоньку подкладывать ей за обедом все больше, плюс обеспечиваю на кухне постоянное наличие кексов-печенья-коржиков, предлагая девушке "попробуй еще вот это". В город за покупками также выбираюсь почти всегда я, у Лары "нет настроения". Она призналась, что поругалась с двумя подружками, а с третьей они теперь выбираются погулять пореже. Да и погода уже ноябрьская, ненастная, чем тащиться на дискотеку и потом мокнуть-мерзнуть, лучше просто провести вечерок с хорошей книжкой. Спорт Ларе также надоел, она теперь предпочитает не бегать, а валяться. Разленилась, факт. Смоталась за новыми джинсами, бельем и футболкой из модной коллекции — так эта самая коллекционная футболка совсем не того кроя, туго обтягивает ее пухлые телеса, подчеркивая натуральнейшие складки сала на боках. Лара, однако, то ли этого не замечает, то ли, напротив, нарочно выставляет напоказ: да, я такая, вот. Я в шутку называю ее "сладкоежкой", она смеется и запихивает в рот очередной кекс.

Утром на рождество к завтраку собирается вся семья. Вместо двух булочек с нутеллой Лара теперь съедает четыре или пять. Мать не без удивления смотрит на нее, но поскольку по зимнему времени на Ларе толстый шерстяной пуловер и шаль, ее изменившиеся пропорции поди еще разгляди. К полудню мама готовит праздничный стол — в гости должны приехать мои дедушка и бабушка. Жирный рождественский гусь с четырьмя гарнирами, вкуснятина — пальчики оближешь. Лара лопает так, словно ее уже три недели не кормили, а потом, благо в комнате уже тепло, сбрасывает шаль и пуловер — демонстрируя свои формы в полном объеме. Мать аж подавилась, но ничего не говорит; ну нет, она этого так не оставит, просто не хочет устраивать сцену за столом. Лара же продолжает уплетать разновсякие вкусности — краем глаза я отмечаю, как она расстегивает штаны, чтобы больше влезло. А после десерта, который практически весь и слопала, громко икает:
— Уфф, объелась.
Мать по-прежнему молчит, с трудом сдерживаясь. Ага, знай она, чем все обернется, она бы точно не дарила ей на новый год коробку шоколада и красное бикини. Лара, однако, искренне радуется подарку, даже если подозревает, что этот купальник ей уже не надеть.
Только когда дедушка и бабушка отправились домой, я сквозь три двери слышу отзвуки семейного скандала. Не вмешиваюсь, лишь позднее заглядываю к Ларе в комнату: она валяется на кровати в окружении целой батареи сластей, которые и поглощает с методичностью конвейера. И с упрямым видом заявляет, что никому не позволит собой командовать в плане что ей можно есть, а что нельзя. Тогда-то мы и поцеловались в первый раз, но я понимаю, что родители об этом проведать ни в коем случае не должны.
Однако ведь сводная сестра — она мне по крови и не сестра вовсе, правильно?

Так оно дальше и продолжается. Лара твердо стоит на своем, хотя мать и работает "против меня". Но она не в силах помешать тому, что ее дочь продолжает поправляться; вскоре руки у Лары становятся пухлыми, щеки округляются, появляется второй подбородок. А поскольку она носит облегающие лосины и не по фигуре тесные футболки, или такие же обтягивающие платья и юбки, в которые едва втискивается, то хорошо виден и пышный бюст, и активно выпирающий живот. Талия у девушки давно пропала где-то в складках сала, ягодицы выросли и раздались вширь, но самой выдающейся подробностью тела по-прежнему остается массивный живот. Мы с Ларой все так же вместе, и в конце концов именно она спрашивает меня — не слишком ли она растолстела?
А я всеми силами заверяю ее в обратном...

bbw
+3
2883
RSS
23:04
Идея мне понравилась. Круто!
Загрузка...