Брачная афера

Брачная афера
(Fat indian wife scandal)


Джейсон был человеком невероятно одиноким. К тридцати годам у него и подружки-то ни разу не было. Казалось бы, не урод и не идиот, все при нем — но вот на свидания и вообще общение с противоположным полом его талантов не хватало никогда.
И вот сейчас худощавый мужчина "в самом расцвете сил" в нетерпеливом ожидании кружил по гостиной, поминутно глядя на часы и приводя в рабочий беспорядок свои коротко подстриженные волосы каштанового оттенка.
Джейсон чуть не заработал невроз, раз за разом проваливаясь в том, что другие парни проделывали без труда, и в итоге решился на авантюру. Списался с брачным агентством и заказал себе "жену из-за океана". В архиве агенства хватало персоналий, готовых выйти замуж за небедного человека и заранее согласных на переезд хоть за тридевять земель, на любой вкус и цвет. И вот сейчас Джейсон гипнотизировал взглядом телефон, мирно лежащий на кофейном столике посреди комнаты. Было договорено, что когда прибудет его будущая жена — ему пришлют сообщение, а прибыть она должна была уже с час назад. Человеком Джейсон был и впрямь небедным, и охотно оплатил авиабилет и прочие путевые издержки для избранной кандидатуры, равно как и все услуги агентства — но сейчас мысль о том, что вся эта авантюра обернется обманом, была для него нестерпима. И не в деньгах дело, Джейсон нервничал так, словно это его последний шанс что-то сотворить со своей личной жизнью.
"Заказал" он девицу русских кровей, стройную, но с изгибами. Не девочку, согласно анкете, она была всего на три года моложе его самого. А еще в анкете — той части, которую ему предоставило агентство — имелась пара фото красотки, параметры ее фигуры и пара общих слов. Русская девица действительно была красоткой: рост метр семьдесят пять, длинные волосы, выкрашенные в яркий колер коммунистического флага, и окружность груди метр двадцать шесть, шестой размер! За такими сиськами прочные подробности даже как-то терялись, ей бы в супермодели податься, ну или как минимум в порноактрисы. А еще она прекрасно владела английским, не придется тратить на ее обучение времени и средств, просто идеал. В общем, Джейсон ни капли не сомневался, выписывая чек на общую сумму.
Но секунды тикали, нетерпение росло. Он уже собрался позвонить по резервному номеру, который был указан на договоре, и тут раздался шум отъезжающей машины, и практически сразу — звонок в дверь.
Джейсон помчался ко входу, задержался на пороге, приводя себя в порядок — невесте следовало показаться при полном параде, — и открыл дверь, уже морально готовый встретить свою будущую русскую жену.
Только это была не она.
Женщина на пороге оказалась заметно моложе, чем заказанная им. Да и не в возрасте дело — она попросту была совершенно другой.
В окружении чемоданов и сумок с одеждой и прочими личными вещами перед ним стояла более чем корпулентная девица явно индийских кровей. Лет двадцати трех, не старше, росту — едва метр пятьдесят семь, зато весу как минимум сто восемьдесят кило, а то и больше, правда, лицо ее было хоть и круглым, но почти не упитанным. Зато живот — просто колоссальным, что еще более подчеркивала традиционная индийская одежда, в которую она была облачена.
Короткая красная чоли — этакая традиционная индийская маечка — оставляла открытой все, что ниже грудной клетки, а длинная розовая павада — столь же традиционная индийская юбка — начиналась на уровне бедер. Голубое сари, классическое покрывало, которое индуски обматывают вокруг всего тела, а потом закрепляют "хвост", перекинутый через плечо, также практически ничего не скрывало, поскольку было кисейно-прозрачным. Пирсинг — небольшое золотое колечко в правой ноздре и с десяток колечек и сережек в ушах. Лицо мягкое, маленький курносый носик, идеальная улыбка, смуглая кожа оттенка корицы и большие голубые глаза. Несмотря на ее габариты, гостья выглядела вполне симпатичной, однако Джейсон не мог понять, что она тут делает.
— Э… добрый день… кто вы? — вежливо спросил он.
— Привет, — отозвалась девица. — Меня зовут Нилам, но можете называть меня Сапфир, — ухмыльнулась она. Индийский акцент в ее голосе был едва заметен.
— Привет, Сапфир. Но я вообще-то имел в виду — что вы здесь делаете?
— Вы ведь заказывали жену? — радостно улыбнулась Сапфир, отчего она вся чуть всколыхнулась.
— Да, но вот какая штука… — озадаченно потер лоб Джейсон, — я ведь заказал стройную русскую девушку, а не… э… вас.
— Люди в машине сказали, что вы выбрали именно меня, — столь же озадаченно проговорила Сапфир. — Они мне соврали?
— Что ж, Сапфир, выходит, они соврали не только вам, — почти прорычал Джейсон. — Пожалуй, вам стоит войти, пока я не разберусь, что произошло.
— А, да, вот это для вас, — Сапфир протянула ему конверт. — Мне велели передать это вам.
Джейсон открыл незапечетанный конверт. Внутри было свидетельство о браке и письмо из агентства. Не желая тратить времени, Джейсон заранее подписал свою часть брачного свидетельства, чтобы "заказанная" жена стала ею сразу, как только переступит порог его дома — и вот...
Сапфир тем временем перетащила свои пожитки в прихожую, ожидая, пока Джейсон прочтет письмо. А он с каждой строкой все больше кипел от ярости. Официальным языком его проинформировали, что теперь он по всем документам состоит в законном браке — вот только не с той персоной, которую заказывал. Теперь его жена — Сапфир, а если он попробует развестись, ему это влетит в копеечку...
В ярости швырнув письмо на пол, Джейсон набрал номер агентства. Получил механический ответ телефонной компании — "абонент не существует".
Да, подставили его классически. Он сразу же почувствовал, что такой идеал — слишком хорош, чтобы быть правдой, — но все равно пошел на авантюру, и вот итог. Ну и что теперь, спрашивается, ему делать с Сапфир?
Тут Джейсон заметил, что ее нет, а потом услышал, что на кухне из крана бежит вода. Войдя на кухню, он увидел, что Сапфир стоит у раковины и моет посуду. Посуды, надо сказать, там скопилось изрядно — Джейсон на той неделе рассчитал служанку, поймав ее на краже.
Ситуация странная, чтобы не выразиться иначе. Сапфир письма не читала, но явно понимала, что тут что-то не так — и тем не менее принялась за дело, не дожидаясь его объяснений.
В задней проекции ее объемы выглядели еще внушительнее. Живот терся о край буфета, а ягодицы под тонкой тканью колыхались вправо-влево, пока она отмывала грязные тарелки. Складок на ее фигуре было куда меньше, чем можно было бы ожидать от женщины подобных габаритов. А еще раньше Джейсон обратил внимание, что грудь у нее не просто большая — минимум седьмой размер, — но и тугая, вздернутая и подтянутая. Только у совсем молоденьких девиц такие бывают, подумал он.
Он поинтересовался, что это она делает, и получил ответ — просто стараюсь помочь, — при этом Сапфир не отрывалась от раковины, и через несколько минут вычищенные до блеска тарелки уже стояли на сушке. Да уж, его бывшая служанка полировала четыре тарелки в течение получаса. Сапфир с улыбкой развернулась к нему, и Джейсон не мог не признать, что она и правда симпатичная.
Он провел ее в гостиную и объяснил все, что узнал сам. В ответ девушка расплакалась. Ей обещали светлое будущее с любящим мужем, и вдруг выяснилось, что ей нагло врали. Теперь она в десяти тысячах миль от родины, от семьи, она сама отказалась от прежней жизни и поставила все на кон — чтобы оказаться с тем, кому она совершенно не нужна. Если это не конец жизни, то как еще такое назвать?
Джейсон успокоил ее и сказал, что она спокойно может жить здесь, а он пока обсудит все это с юристом. Он собирался разобраться с этим вопросом, даже если это будет последнее, что сможет сделать в этой жизни. Дом большой, есть несколько гостевых покоев и тонны провизии в кладовой, так что лишний человек в хозяйстве — совершенно не проблема, в конце концов, она ведь такая же жертва, как и сам он. В общем, Сапфир было предложено чувствовать себя тут как дома — хотя бы временно. Девушка поблагодарила и принялась перетаскивать пожитки в гостевые покои.
Большой дом Джейсона все же не был фамильным особняком, поэтому они с Сапфир еще несколько раз сталкивались в тот день. Остаток дня, впрочем, Джейсон провел в обществе бутылки. И не одной. Пил он много и быстро отрубился, а через несколько часов очнулся и на автопилоте побрел в ванную.
И лишь открыв дверь, сообразил, что в ванной как раз находится Сапфир и принимает душ. Джейсон, конечно, сразу же развернулся и вышел, но увиденное врезалось в память сквозь все алкогольные пары. Девушка вроде бы не заметила его — она как раз споласкивала волосы, черные и длинные. Закрыв дверь, Джейсон выдохнул, покачал головой и спустился на первый этаж, где имелась еще одна ванная комната. А потом, уже у себя в спальне, он долго ворочался и не мог заснуть — память подбрасывала дразнящий образ Сапфир в душе, при этом он понятия не имел, что это творится с его подсознанием.

Утром он собрался и сообщил Сапфир, что уезжает на встречу со своим юристом — они старые приятели, еще с колледжа. Сапфир же не стала ему сообщать, что не только заметила его взгляд вчера вечером, но и поняла его куда лучше, чем он сам. Джейсон, как многие представители западного социума, с детства находился в плену стереотипов, что красотками бывают только стройные. Сапфир, однако, чувствовала, что подсознание Джейсона эту инвективу разделяет не до конца, и собиралась в ближайшее время попробовать другой подход — совместный ужин с небольшой выпивкой поможет ему отпустить поводья. Готовить она научилась еще в десятилетнем возрасте и неустанно совершенствовалась в кулинарном мастерстве. А самым лучшим в этом совершенствовании было то, что все приготовленное можно самой и съесть! Разумеется, это отразилось на ее фигуре, но Сапфир на этот счет не волновалась.

Домой Джейсон вернулся к вечеру, весьма недовольный от сообщенных ему вестей. Поскольку он и Сапфир женаты в разных странах, развод также необходимо оформить в обеих — то есть сперва здесь, потом слетать в Индию и повторить, а это время и силы. И куда больше времени и сил уйдет, чтобы взять за горло всех ответственных за эту аферу.
Уже с порога он почувствовал соблазнительнейшие ароматы чего-то свежеприготовленного, и влекомый любопытством и обонянием, отправился сразу на кухню. Где Сапфир как раз заканчивала готовить небольшой ужин "на двоих". Она встретила хозяина дома теплой улыбкой, облаченная в красно-пурпурные одеяния — красная чоли и пурпурная павада сегодня дополнялись сари лилового оттенка, только накинула его Сапфир лишь на верхнюю часть тела, а паваду, напротив, приспустила чуть на бедра, полностью оголив внушительный смуглый живот. Джейсон раньше не замечал, что на животе у нее татуировка — наверняка индийская, — и такие же узоры повторяются на обеих ладонях. Он покачал головой: нечего зря пялиться.
Сапфир подала ему бокал вина, сказав, что взяла бутылку из бара; Джейсон не без сомнений, но все же выпил — ему все еще казалось, что это часть аферы; но поскольку Сапфир налила и себе, риск он счел приемлемым. После ритуала "приветственного бокала" она вернулась к плите, сказав, что еда будет готова через несколько минут. Джейсон с недопитым бокалом в руке устроился за столом и осмотрел кухню — она казалась как-то чище обычного.
— Вы что, сегодня устроили генеральную уборку? — выдохнул он.
— О да, дом просто на нее напрашивался, а мне было нетрудно, — ответила Сапфир.
— Но вы ведь совершенно не обязаны были...
— Да, конечно, — с яркой улыбкой обернулась она, — но это самое малое, чем я могла отплатить вам за то, что приютили меня в своем доме в час нужды.
— И… вы что, весь дом убрали? — Джейсон не был уверен, что хочет слышать ответ.
— О, вашу спальню и кабинет я не трогала, — рассмеялась Сапфир. — Подумала, что там могут быть вещи, которые вы не хотели бы показывать мне.
— Весьма вам признателен, — с облегчением вздохнул он. — Мы в конце концов только что встретились, и я не уверен, сколько вы еще тут пробудете. Не то чтобы я возражал против вашего присутствия...
— Да, понимаю. У вас очень красивый дом, — кивнула Сапфир, раскладывая еду по тарелкам.
Через несколько секунд она уже несла на подносе тарелки и бутылку вина. Живот ее при этом колыхался вправо-влево, словно Сапфир нарочно желала загипнотизировать Джейсона — и это работало, он взгляда не мог оторвать от этого смуглого великолепия. Выставив тарелки с едой на стол, она налила Джейсону еще вина — первый бокал он уже прикончил.
На тарелках, совершенно не в стиле высокой ресторанного "изящного минимализма", были выложены целые горы еды: роскошная даже на вид курятина с пармезаном, картофельное пюре с давленым чесноком и приправами, жареная спаржа и свежевыпеченные лепешки-наан (этакий индийский аналог тортильи, только попухлее и попышнее). Джейсон сперва принялся за еду лишь из вежливости, не желая обижать Сапфир, но едва распробовав, о вежливости и думать забыл, так все было вкусно. Курятина идеально пропеклась и подавалась легчайшему нажиму вилки, даже нож не требовался. Пюре не густое и не жидкое, в самую пропорцию. Спаржа, мягкая, ни капельки не липла к зубам, а лепешки-наан превосходно сочетались с остальными блюдами. Джейсон никогда не был великим едоком, но тарелку очистил полностью, заодно оприходовав четыре бокала вина (пришлось открыть вторую бутылку) и категорически объелся. Сапфир без видимых усилий расправилась с двумя такими же тарелками, отчего ее живот стал чуть круглее прежнего.
После ужина Джейсон переполз в гостиную; Сапфир вымыла тарелки, на что у нее не ушло и минуты, и присоединилась к нему, принеся заодно еще вина.
— Благодарю вас за чудесный ужин, — он икнул, прикрыв рот ладонью. — Кажется, я слегка перебрал.
— Да ну что вы, — наливая хозяину очередной бокал, сказала девущка, — это же просто наслаждение, когда мою стряпню может оценить кто-то, кроме членов семьи.
— Ну, вы и сами этой стряпне отдаете должное, — легонько шлепнул ее по животу Джейсон — вино уже оказывало свое обычное воздействие. — Ох, прошу прощения, я, наверное, обидел вас!
— Да нет, нисколько, — отозвалась Сапфир, похлопав его в ответ по тому же месту, — это чистая правда — я обожаю готовить, потому что обожаю кушать и пробовать всякие новые вкусности! Ну а съесть я могу и в самом деле много, семейный талант.
— Вы имеете в виду, что у вас в семье все такие… объемистые? — Джейсон пытался вдохнуть, но легким решительно не хватало занятого едой места.
— Не совсем так. Наш семейный талант, так сказать — это способность при желании растягивать желудок до неимоверных габаритов, — улыбнулась Сапфир. — В прошлом я, бывало, съедала раз в пять больше нынешнего, честно.
— Да быть того не может! — помотал головой он. — Даже вы… нет, невозможно.
— Не верите на слово? — подмигнула девушка. — Что ж, захотите проверить — закажите как-нибудь трапезу поосновательнее, продемонстрирую.
— Рискнете заключить пари?
— Да сколько угодно! Хоть на желание!
— Что ж, если проиграете, пеняйте на себя! — ткнул Джейсон в ее мягкий живот. — Я, правда, не придумал пока, что бы с вас такое стребовать...
— Зато я придумала! Если выиграю — буду жить с вами как жена, пока все это не устаканится! И я имею в виду — по-настоящему, без всяких этих, как это по-вашему, обинякий...
— Без обиняков, договорились! — рассмеялся Джейсон, еще толком не соображая, на что только что подписался.
Так они весь вечер перешучивались, прикончив вторую бутылку вина, а потом и третью, и в итоге оказались в одной постели. Собственно, Джейсон и проснулся в ее объятиях — организм потребовал отлучиться по надобностям. Он медленно, чтобы не разбудить ее, отодвинулся — сработало, Сапфир просто вздохнула глубже, но продолжала спать, — а сам Джейсон, завершив все нужные дела, полусонный протопал на кухню и заварил себе кофе. Спьяну или нет, но пари есть пари, и заказать полный фуршет для Сапфир он собирался уже на следующий же вечер. Ему было любопытно, да. Джейсон совершенно не считал себя жестоким человеком и не собирался обижать эту женщину, что-то в ней его необъяснимо привлекало. Даже и до того, как они под хмельком затеяли играть в "правду или желание", он пожелал, чтобы Сапфир разделась догола — и она без колебаний это сделала, а его аж пробрало.
Три телефонных звонка и заказ по электронке, и вечернее действо подготовлено. Джейсон связался с небольшим ресторанчиком неподалеку и заказал полный фуршет на восемь персон — без обслуживания, но с доставкой, — а также бочонок сидра "Дикий сад" и трехслойный торт "шоколад-ваниль-мята". Сидр — самому Джейсону, остальное понятно кому. Плюс молоко, сливки, лимонад, сок и все прочее.
Сапфир все так же мирно спала в его кровати, по-прежнему нагишом. Несмотря на более чем внушительный вес, фигура ее не растекалась по матрацу, а была плотной и круглой. Тугие и пышные груди, безукоризненно круглый живот, крепкие руки и ноги — под слоем сала сильные мускулы. Наверное, именно так и выглядела бы богиня плодородия, показалось Джейсону.
Проснулась она лишь час спустя и явилась на запах кофе. Чем застала Джейсона врасплох, потому как одеться Сапфир не сочла нужным. Покачивая бедрами, она прошла мимо него и налила себе кофе, с молоком и тройной порцией сахара, смотря на Джейсона поверх края чашки — этак невинно-понимающе, отчего его снова пробрало горячей волной. Потом она так же неспешно снова прошла мимо него, удаляясь и покачивая бедрами — а он не мог не смотреть на завораживающие ягодицы, массивные и округлые. Если бы не пузо и вес… с такими сиськами и бедрами она заставила бы любого мужика съехать с катушек. Джейсон встряхнул головой, сбрасывая полог гипнотического внушения — она, казалось, уже чувствовала, что он запланировал для нее сегодня, и твердо вознамерилась выиграть.
Потом она все-таки оделась — все так же в традиционном индийском стиле, только выставляя напоказ еще больше обнаженной кожи, — а Джейсон пытался выкинуть из головы одну навязчивую мысль: тем больше она рядом, тем меньше он вообще хочет с нею расставаться.

Все завертелось часам к шести. Вкатили тележку с пивным бочонком, упитанная женщина доставила аккуратно упакованный торт, группа официантов принялась сервировать фуршетный стол — по крайней мере, так им было велено. Сверху в это время спустилась Сапфир, оценила ломящийся от еды стол — и Джейсон, внимательно следя за ней, увидел в ее взгляде не страх, а радостное предвкушение. Напитки загрузили частью на барную стойку, частью в большой кухонный холодильник. Затем курьеры удалились, и Джейсон, следивший за ними, чтобы все было сделано как должно, вернулся на кухню уже с кружкой сидра в руке. Он как раз хотел было приглашать Сапфир приступить к делу — но она уже приступила сама… заодно вновь раздевшись догола.
Наблюдать, как она ест, было… интересно. Сапфир поглощала еду с невероятной скоростью, и притом не забывала наслаждаться вкусом. Оприходовав несколько тысяч калорий, она прервалась и взяла со стойки пакет яблочного сока и бутыль "горной росы". В одно движение свернув с пакета крышечку, она осушила его одним длинным глотком. Тут-то Джейсон и заметил, что живот ее уже округлился заметнее, чем вчера вечером. Затем Сапфир вновь опустилась за стол и продолжила расправляться со вкусностями, не умеряя темпа. А он смотрел, как растет ее живот — нет, это уже даже не просто беременная, а близнецы на восьмом месяце. Очередная тарелка (где-то четвертая, если сравнивать со вчерашним ужином), полбутылки лимонада промочить горло — и вновь за дело. Сейчас лопнет, восхитился-ужаснулся Джейсон, но Сапфир продолжала есть. После пятой тарелки живот вырос так, что уже упирался в край стола и она не могла дотянуться до всего, что стояло дальше — рук не хватало. Джейсон придвинул к ней блюда с дальнего края, надо же проверить, насколько ее еще хватит; Сапфир продолжала есть, медленнее, но все так же уверенно. А ведь она не знала о спрятанном в кладовке торте! После седьмой тарелки живот у Сапфир был как на двенадцатом месяце с четверняшками, и она, хоть и ела уже через силу, твердо вознамерилась очистить стол полностью. Что и сделала, и, отдуваясь, откинулась на спинку стула. Тут-то Джейсон подобрался сзади и выставил перед ней трехъярусный торт.
У девушки аж глаза распахнулись — такой засады она не ожидала! Подняла взгляд на Джейсона, а тот всем видом подтвердил: не съешь, проиграешь.
Чтобы облегчить себе задачу, Сапфир водрузила торт прямо на собственный бюст — так хотя бы тянуться не нужно, — и, не утруждая себя вилкой, ложкой или лопаткой для торта, принялась запихивать в рот сразу горстями. Торт она ела очень медленно, все-таки только что побила собственный рекорд обжорства (восемь тарелок вместо семи), а тут еще такая добавка… Осилив половину, Сапфир засомневалась, что сможет прикончить торт целиком, даже ее желудок, с родовым талантом и многолетними тренировками, протестующе урчал и стонал, переполненный — но все же она продолжала. Джейсон не мог поверить собственным глазам — восемь полных тарелок еды и половина полногабаритного трехслойного торта, и эта ненасытная продолжает есть! Подсознательно он уже чувствовал, что проиграл. Впрочем, это не имело никакого значения: красивая, умная, соблазнительная, Сапфир была достойна любого приза — а что способна заткнуть за пояс целую команду с "обжорных состязаний", так это ей совершенно не в минус.
И вот она запихнула в рот остаток торта, отбросила на пол пустой поднос и медленно-медленно прожевала и проглотила. Все лицо, груди и верх живота перепачканы глазурью и крошевом… но она выиграла пари. Хоть и в состоянии "щас лопну".
Джейсон никогда не отказывался платить по счетам, проиграл так проиграл. Но сейчас это мало его волновало. Он уже был влюблен в эту девушку, в эту жертву брачной аферы, такую же, как сам он. Он наклонился и поцеловал ее в щеку; Сапфир улыбнулась, очнувшись от обжорного транса, и принялась оглаживать свое тугое массивное пузо. Внутри поднялась волна — она вдруг испугалась, что сейчас и в самом деле лопнет, а потом громогласно икнула, и давление в желудке уменьшилось. Какое облегчение!
— А я бы еще что-нибудь скушала, — сказала она.
На что Джейсон рассмеялся и помог Сапфир подняться со стула. Провел ее в ванную — ту, на первом этаже — и велел влезть в просторную ванну. За Сапфир последовал и сам Джейсон, успевший сбросить парадный костюм, он помог ей как следует вымыться, а когда закончил — Сапфир крепко схватила его за голову и впилась в рот мокрым и горячим поцелуем, тела их терлись друг о друга, и первый раз произошел прямо там, а потом они все же добрались до спальни, где и продолжили обоюдно приятную активность.

Рано утром Джейсона разбудил зуммер сотового. Звонил его друг-юрист, он сообщил, что раскопал великолепный прецедент и вскоре фальшивый брачный договор будет расторгнут! Джейсон повернул голову — рядом с ним все так же спала Сапфир, и хотя желудок ее уже переварил большую часть съеденного, но живот выпирал массивной горой.
Долго Джейсон над ответом не задумывался: он сказал приятелю, что по-прежнему хочет, чтобы этих аферистов четвертовали по всей строгости закона, а вот брак расторгать не нужно. Приятель даже не нашелся, что ответить, только "ты совсем спятил"? — а Джейсон объяснил, что понял, эта женщина — именно та, кто ему и нужна, та, равной какой он не найдет на всем белом свете. Еще полминуты молчания, и наконец юрист сказал, что в таком случае он изменит формулировку обвинения, чтобы аферистам досталось по полной, но брак оставался действительным. Джейсон поблагодарил и повесил трубку. И тут две пухлые смуглые руки обхватили его сзади, а к основанию шеи приникли горячие и влажные губы. Джейсон развернулся — в глазах Сапфир стояли слезы, но это были слезы счастья. Он поцеловал ее в лоб, обнял… и они снова принялись использовать кровать по ее второму основному назначению.

Поддержи harnwald

Твоя поддержка будет первой, это приятно
+3
2381
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...