Алекс

Алекс
(ALEX)


1

В этой маечке она была в тот день, когда вы впервые встретились.
Она постучалась в твою дверь на второй или третий день занятий. Ты открыл — а она стоит на пороге, игриво улыбается и в глазах огоньки. Ты влюбился сразу и бесповоротно.
— Привет, сосед! Я Алекс, меня заселили тут напротив. Приглашаю всех на пончики, будешь?
И протянула коробку, правда, прежде чем открыть, замешкалась:
— Я, правда, к ним уже немного приложилась...
И то — в рассчитанной на дюжину пончиков картонке трети уже не хватало. Алекс смущенно улыбнулась, чуть покраснев:
— Ну… одни не отвечают, другие говорят — заняты, мол, домашкой уже завалили, я и взяла одну штучку… или две...
С румянцем она выглядела еще восхитительнее.
— В общем, ты заглянешь ко мне на чаек, а то ж я одна все слопаю, а потом буду себя корить?
Как можно на такое приглашение ответить "нет"?
Номер Алекс был не совсем напротив, через две двери. Ты следовал за ней как привязанный — веселая, энергичная, умилительная, в нее просто невозможно было не влюбиться. Вы сидели на диване, и время текло совершенно незаметно.
Ты влюбился, та. Но в транс тебя вогнал ее аппетит.
Ты тогда вежливости ради взял из коробки один пончик… и лишь наблюдал, как Алекс один за другим поглощает все остальные. Белая маечка ее была заправлена в просторные брючки, более-менее скрывающие фигуру. По общим очертаниям худенькая, только что не костлявая… но ты то и дело бросал взгляды в область ее талии, пытаясь понять, куда все это девается.
Вскоре это стало заметно.
Когда в коробке остался только последний пончик, ладонь ее скользнула по животу, пальцы затеребили пояс. Который стал неуютно-тугим, врезавшись в округлившийся животик, так что над пупком образовалась складка плоти.
— Ох, ну я и объелась, — икнула Алекс, — это ж надо, столько слопать...
И огладила животик, впервые обозначив его настоящий объем. Сердце твое затрепетало, таким кругленьким он стал. Пожалуй, худенькая Алекс на самом деле не такая уж худенькая… и может округлиться еще больше.
— Да ну их нафиг, без них удобнее, — решительно заявила она, опрокинулась спиной на кровать и без тени стеснения стянула брючки, продемонстрировав тебе свои длинные ноги и обтянутые трусиками крепкие ягодицы. После чего аж вздохнула от облегчения, отпихнув штаны в угол. — Уф. Так гораздо лучше.
Ты при всем желании не мог не пялиться на это. Маечка ее задралась до самого пупка, обтягивая раздувшийся животик и выставляя напоказ широкую полосу тугой плоти выше резинки трусиков.
— Слишком уж вкусные пончики, не могу удержаться, — пояснила Алекс, похлопав себя по животу, судя по звуку, набитому как барабан. — Надо же, всего один остался...
И задумчиво так посмотрела на сладкое колечко, надув губки, разочарованная собственным обжорством и при этом оценивая, влезет или нет. Умилительное зрелище. И ты уже знал, каким будет ее решение.
— Если я возьму последний пончик, обещаешь никому не говорить?
Молящий взгляд, дрожащий голос — естественно, ты растаял, даже если бы и собирался рассказать кому-то...
Как в нее влез этот последний пончик, ты сам не очень понял. Округлый раздувшийся животик вздымался и опадал, дышала Алекс с явным трудом. А на боках, как раз на уровне плотно набитого желудка, кожа аж натянулась, словно намекая "щас лопну".
Но — не лопнула, и прожевав остаток, довольно вздохнула.
— Господи, ну я и налопалась, — промурлыкала она, оглаживая живот. Легонько надавила пониже пупка, но разбухшая плоть даже не шелохнулась. — Ты небось думаешь, что я обжора.
Ответить ты был просто не в состоянии.
— Вот, сам посмотри.
И Алекс, взяв твои безвольные ладони, сама прижала их к своему разбухшему животу. Пульс твой участился, но Алекс этого словно и не заметила, лишь довольно выдохнула и прошептала:
— Так гораздо лучше… не останавливайся.
И жестом намекнула, что этот самый животик нужно огладить, легкими кругообразными движениями. Чувствовалось, что желудок набит под завязку. Кожа ее была теплой и нежной. Ты осторожно гладил ее живот, а Алекс, довольно растекаясь по сидению, заметила, не открывая глаз:
— Похоже, тебе это нравится не меньше, чем мне...
И взглянула прямо на тебя, призывно улыбаясь. Ты сам собою наклонился ближе к ней, она чуть подалась навстречу, опустив веки, задержав дыхание, и вот ваши губы разделяли считанные сантиметры...
И тут она громко икнула, а потом рассмеялась.
— Мне понравилось, — подмигнула Алекс, — на днях точно надо повторить!

2

Весь следующий месяц вы были неразделимы.
Почти каждый день она оказывалась у тебя на пороге, и все равно через три минуты после расставания тебе ее уже недоставало. Чем дольше ты был с Алекс, тем больше она завораживала тебя. Приворожила, так это называется. Может быть, это и есть любовь.
Вы абсолютно все делали вместе. Болтали о жизни, засиживаясь за полночь. Ходили по барам и дискотекам. Вместе смеялись над всякой чепухой. И желал ты только одного: чтобы так продолжалось и дальше.
А еще Алекс все время ела.
Она оставалась такой же ненасытной, как в тот первый день. Всегда что-нибудь да жевала — на занятиях, на прогулках, даже на танцплощадке. Ну и конечно, когда Алекс была с тобой, ты следил, чтобы вкусняшек у нее было вдоволь.
И наблюдал, как она растет вширь.
Сперва это было почти незаметно. Алекс, к вящему твоему разочарованию, с того первого дня особо не демонстрировала подробности своей фигуры, но время от времени, оценивающе разглядывая округлившися под одежкой животик, тебе казалось, что он стал чуть попухлее, чуть побольше, чем прежде. Да и вся Алекс казалась чуточку женственнее и округлее — но это могло быть и плодом твоего воображения...
Однако однажды она явилась пред тобой в той прежней маечке.
День был не по-осеннему жаркий, вы собирались выбраться на пляж — и ты тогда отстучал по ее двери условный сигнал "это я, открывай" и ждал так долго, что даже усомнился, дома ли она.
— Прости, еще минутку… — послышался изнутри приглушенный голос Алекс. Потом она тихо чертыхнулась, что-то зашелестело. — У меня тут кое-какие сложности...
И еще минуты полторы спустя замок щелкнул и она махнула тебе "входи" — вернее, махнула ее рука, сама Алекс скрывалась где-то за дверью.
— Знаешь, наверное, сегодня мы никуда не пойдем. Я, э, в общем, вряд ли смогу натянуть купальник...
И смущенно потупилась, а ты впервые за последние недели сумел увидеть ее фигуру — и сердце твое радостно екнуло.
На Алекс была та самая маечка, только теперь она и до пупка не доходила. Вся раздавшаяся вширь талия напоказ, а когда она сделала шаг, все это пухло-розовое великолепие чуть колыхнулось, намекая, какой красавица за эти недели стала мягонькой.
— Мне нужна твоя помощь. Только пообещай — не врать.
Алекс нервно дернула маечку вниз, пытаясь прикрыть округлый животик, но ткань тут же задралась обратно, оставив его обнаженным.
— Скажи мне честно… я толстею?
И одним плавным движением стянула маечку через голову, выгнув спину, что еще больше подчеркнуло ее живот. Прикусила губу и взглянула на тебя так, что у тебя вся кровь закипела.
Под маечкой у Алекс обнаружился купальник, каковой она определенно переросла. Лямки низа врезались в пухлые бедра, подчеркивая роскошные формы. Пышный бюст рвался наружу из верхней части бикини, которое практически трещало. А между верхом и низом округлялся купол величественного, хорошо откормленного животика.
У тебя просто слов не было.
— Как ты полагаешь, мне этот купальник уже маловат? — Она нахмурилась. — И я выгляжу полной?
Ты заверил Алекс, что выглядит она совершенно фантастически, ничуть не кривя при этом душой.
— Ты прав. Наверное, я делаю из мухи слона. Просто плотно пообедала сегодня, вот и все.
Она игриво улыбнулась, явно расслабившись, и проследив твой взгляд, который закономерно был прикован к ее животу, вопросила:
— Ты точно не против вот этого вот?
И сгребла горсть мягкой плоти чуть пониже пупка, а потом хихикнула, видя твой завороженный взгляд.
— Хорошо, что тебе нравится, как я пополнела.
Алекс двинулась к тебе, покачивая широкими бедрами, у тебя дыхание перехватило, а она снизу вверх взглянула на тебя, прикусив губу:
— Если бы я не была с тобой знакома вот уже месяц, я бы решила, что ты нарочно пытаешься откормить меня...
Привстала на цыпочки и чмокнула тебя в щеку, прошептав:
— А я и не против.
И рассмеялась, глядя на твою физиономию. Затем развернулась и, все так же покачивая бедрами, направилась к двери.
— Ладно, пойдем выгуляем мой купальник. — И похлопала себя по животу. — Ты мне правда купишь большое мороженое? А то жарковато сегодня...

3

Остатки летнего тепла окончательно ушли, сменившись осенней прохладой, дождем и пронизывающим ветром.
Капризы погоды тебя не волновали совершенно, ибо день и ночь тебя согревали мысли об Алекс. Больше ни о чем ты думать не мог. Это любовь, без вариантов.
Причем чем больше Алекс росла вширь, тем сильнее ты в нее влюблялся. А она росла.
Насколько, ты уверен не был — погода вынудила всех перейти на мешковатые свитера и теплые куртки. Алекс давно уже не натягивала прежние облегающие одежки — вот только был ли причиной холод, или она просто не могла в них уже втиснуться...
Однако как раз когда ты собрался с духом, чтобы предложить ей сделать следующий шаг в ваших отношениях — она исчезла, буквально на бегу сообщив, что уезжает домой, провести с семьей осенние каникулы и День Благодарения. Что ж, тебе оставалось лишь воображать, как она всю эту неделю валяется на диване и с утра до вечера объедается до отвала. Скорее бы она вернулась...
День за днем ты ждал, пестуя свои фантазии, и продолжал ждать.
И вот она наконец вернулась.
Алекс прислала сообщение, что прибывает вечером. Ты появился у нее на пороге, сходу вручив заготовленный подарок — большой-большой молочный коктейль, самый густой и калорийный, какой только нашелся в окрестных кафешках.
— Господи, да ты просто читаешь мои мысли, очень пить хочется!
И крепко обняла тебя, мягкая и женственно-страстная, и ты явно почувствовал, что к тебе при этом прижимается не только ее волнительный бюст, но и округло-пышное сокровище несколько пониже.
Приняв у тебя стакан, Алекс счастливо улыбнулась и сделала большой глоток, глаза ее сияли. Сердце твое заколотилось.
— Я так рада, что ты пришел. Я скучала без тебя.
Ты открыл было рот, чтобы выпалить "будь со мной, стань моей девушкой" прямо тут, на пороге, но она улыбнулась и затащила тебя в комнату, продолжая всасывать коктейль. Медленно дефилируя по комнате со стаканом в руках, она покачивала бедрами. На ней были джинсы и мешковатый свитер, практически скрывающий фигуру — вот только мне помнилось, что такие свитера должны доходить почти до колен, а у Алекс подол заканчивался чуть пониже пояса. Только так, видать, и впору.
— Вообще зря ты мне коктейль подсунул, я и так в последнее время слишком много ем, — нахмурилась она, тем не менее, продолжая всасывать густую жижу через трубочку. — Но как же я могу отказаться? — И подмигнула, игриво ухмыльнувшись и опускаясь на стул. — Ты старался, принес специально для меня, значит, я как минимум должна выпить все до капли.
Так она и сделала. К тому моменту, как вы успели обменяться новостями по прошедшей неделе, вынужденно проведенной врозь, Алекс выдула все содержимое стакана, а ты воображал, как весь этот литр сахаро-сливочных калорий устроится в ее растущем животе.
И вот в трубке остался только воздух. Все, закончился.
— Вкусно было, — простонала Алекс, оседая на спинку стула и закрывая глаза. — Сама удивляюсь, как это в меня столько сразу влезло...
Обхватила обеими руками живот, туго обтянутый свитером. Вот теперь стали видны и его истинные очертания, и размеры — плод нескольких месяцев чревоугодия.
Алекс растолстела.
Изначально практически плоский, живот ее теперь выпирал этаким любовно откормленным мячиком. Месяцы обжорства не могли не сказаться, и она уже была не пышнотелой, не пухлой, даже не полной.
Алекс стала толстой.
Гипнотическими кругами оглаживала она свой шарообразный живот, и между облегающими джинсами и растянутым свитером мелькнула полоска пухлой плоти. Живот переливался через пояс джинсов, угрожая вырвать пуговицу с мясом.
— Я кое-что должна тебе скзаать — ругаться не будешь?
Она посмотрела на свой объемистый живот, а потом снова на тебя, большими и ясными очами.
— Я по дороге дважды пообедала, закончила как раз минут за пять до того, как ты пришел. Но не могла же я отказаться от твоего коктейля!
Виновато опустила взгляд.
— Ничего не могу с собой поделать… я такая обжора...
Тихо икнула и простонала:
— Нет, не могу, надо полежать...
Ты помог Алекс подняться на ноги — раскормленная, она и весила явно соответствующе, — довел до кровати и уложил, аккуратно и ласково. Она перекатилась набок и с облегчением вздохнула, выпирающий из-под свитера живот выплеснулся вперед.
А потом она стиснула твою ладонь и просунула себе под свитер, живот ее был теплый и мягкий, но под этой мягкостью ощущалось, насколько он туго набит.
— Останься со мной...
Тихо, нежно, проникновенно — как ты мог сказать на такое "нет", если бы даже и хотел?
Ты устроился на краю кровати, прижавшись к ее спине и ласково обвивая расплывшуюся талию, живот ее льнул к твоим пальцам как поднявшееся в квашне тесто, Алекс довольно выдохнула и потерлась нижними не совсем уже девяносто:
— Тесно...
Пальцы твои скользнули к застежке ее джинсов, действительно явно слишком тесных для упакованной в них плоти, особенно — для плотно набитого живота. Раскормленное пузико взывало "выпусти меня наружу", и ты не без труда расстегнул пуговицу. Молния расстегнулась уже сама собой, и Алекс облегченно выдохнула, удовлетворенно замурлыкав. Пузо ее выплеснулось в твои ладони, став на вид еще круглее. Твой палец нашарил каверну ее пупка, ласково потерся, ладонь застыла на округло-вздувшемся желудке.
Идеальная.
Ты еще некоторое время так лежал, лаская ее массивный живот, от основания пышных грудей и до тугой резинки трусиков, и вздохи Алекс потихоньку перешли в довольные стоны, сердце твое пело от восторга.
Я люблю тебя, выдохнул ты.
Она развернулась, в глазах ее плескалась чувственная страсть.
— И чего было так долго затягивать?
И поцеловала тебя, долго, глубоко и страстно, губы ее были теплыми и сладкими, а твой ответный поцелуй выпустил на волю месяцы томившегося напряжения, которых теперь не стало.
Впрочем, от ее живота ты все равно оторваться не смог, на сей раз оглаживая его обеими руками, стиснув с боков полные горсти нежного роскошного сала, и Алекс снова застонала, ниэко и призывно, чуть выгнув спину, и дыханиее участилось, а потом она снова потянулась к тебе — и, поцеловав еще раз, хихикнула:
— Лежи, не вставай.
Отстранилась и не без усилий окончательно стянула джинсы, обнажив роскошные бедра, обтянутые слишком тесными трусиками. Резинка врезалась в ее мягкие бока.
А потом Алекс слезла с кровати и продефилировала к двери, намеренно покачивая сочными ягодицами. Взялась за краешек свитера и медленно, словно издеваясь, потянула его через голову — а потом отбросила в сторону и развернулась лицом к тебе, прикусив краешек указательного пальца.
Под свитером у нее была маечка, та самая. Которая теперь едва прикрывала обильный бюст.
Алекс стояла во всей своей великолепной женственности, роскошная, пышнотелая, и живот ее, круглый, обильный и тяжелый, выпирал во всем своем великолепии чуть дальше, чем пышный бюст с напрягшимися виноградинами сосков. Она выглядела так же чудесно, как в твоих фантазиях. Воплощенная мечта.
— Ты точно знаешь, как пробуждать у девушки аппетит...
Низкий, чувственный, голос ее трепетал в предвкушении.
Маечка полетела на пол, обнажив великолепные груди. Она потянулась к выключателю:
— Только чтобы кормил меня как следует, договорились?

bbw
+3
3465
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...