Приключения Оксаны

Однажды по ВДНХ гуляла девушка. Ей было 19 лет, она училась на юрфаке МГУ и её звали Оксана. Она была очень красива – каштановые волосы, голубые глаза, пухлые губки, чуть курносый носик, довольно большие груди. Правда она была слегка полновата и джинсы, сидевшие на ней в обтяжку, врезались в жирок на бёдрах и животе. Впрочем, это только больше придавало ей сексуальности.

Вся беда была в том, что Оксана очень любила много и вкусно поесть. Иначе говоря, она обожала предаваться чревоугодию и из-за этого ей то и дело приходилось садится на очередную диету. Она сбавляла вес, а потом опять принималась обжираться, набирая потерянные килограммы. Но она ничего не могла с собой поделать – ей доставляло немыслимое удовольствие набивать свой живот до отказа, а потом лежать на постели и наслаждаться. Она тратила на еду почти все свои деньги.

Сегодня Оксана поехала на ВДНХ на проходившую там ярмарку мёда, с которым она любила печь пирожки – одно из любимейших лакомств. Но когда она проходила мимо кафе, где продавались шашлыки, шаурма и прочие вкусности, Оксана невольно остановилась, засмотревшись на еду. Она почувствовала, что совсем не прочь перекусить. Но – вот беда, у неё было не так уж много денег, что бы позволить себе угощение в кафе и мёд для пирожков.

Некоторое время она стояла в нерешительности. И вдруг она услышала рядом голос:

-Девушка, вы не будете против, если я приглашу вас на обед в этом кафе?

Оксана обернулась и увидела красивого высокого хорошо сложенного молодого человека. Он ей сразу понравился, и хотя его предложение было неожиданным (с чего бы ему вдруг предлагать угощение незнакомой девушке?), она ответила не колеблясь:

-Конечно, не буду, — она улыбнулась и добавила, — Меня зовут Оксана.

— А меня Виктор, — улыбнулся мужчина ей в ответ.

Они сели за столик и Виктор спросил:

— Что вы будете?

Боясь показаться нескромной, Оксана сказала:

— Шаурму.

— И всё? — изумился Виктор, — Здесь же прекрасные шашлыки! Неужели вы не любите шашлыки?

— Люблю, но...

— Вот и замечательно, — обрадовался Виктор, — И никаких «но»! Официант! Нам, пожалуйста, четыре порции шашлыков и четыре шаурмы. И литровую колу.

Оксана даже открыла рот от изумления. Впрочем, похоже у Виктора денег было полно, а значит она скромничала напрасно. Она уже представила себе, как будет есть шашлыки и шаурму, запивая всё это колой, но тут же подумала, что она сейчас как-никак на диете (после позавчерашнего обжорства она еле застегнула свои джинсы и решила что пора чуток похудеть). И сегодня она никак не планировала новую обжираловку

-Виктор, вы зря заказали столько всего. Я, если честно, сейчас на диете, так что...

— На диете?! – Виктор нахмурился, — Зачем это вам? На мой взгляд, вам наоборот не мешает немного поправится

— В самом деле? – изумилась Оксана, — А я всегда считала себя полной, и мама мне всё время твердит, что мне надо сбросить вес!

— Какие глупости! – рассмеялся Виктор, — Забудьте про это, мой вам совет! Живите в своё удовольствие! Зачем мучить себя диетами?!

— Ну… как зачем? Что бы быть стройной и красивой...

— Что бы быть красивой необязательно быть стройной, и, уж тем более, несовместимы красота и модные нынче «кожа да кости!»Настоящая красавица должна быть пышнотелой! Между прочим, именно так и считали в старину! Это сейчас пошла дурацкая мода «худеть»! Вы подумайте, даже само слово «худеть» происходит от слова «худо», «плохо»!

Оксана сидела поражённая словами Виктора. Она первый раз встретила мужчину с таким представлением о красоте. И, надо сказать, это его представление вполне её устраивало! Если бы всеобщий стандарт был не «90-60-90», она могла бы, не заботясь о фигуре, ежедневно предаваться чревоугодию, не сидеть больше на проклятых диетах, не мучить себя бегом и прочими занятиями спортом!

— Виктор, вы что, и вправду так думаете?

— Разумеется! Зачем мне вас обманывать! Вообщем, забудьте про диету и наслаждайтесь жизнью! О, вот и несут наш заказ!

В самом деле, всё заказанное было готово и на столик поставили четыре тарелки с шашлыком и столько же с шаурмой (для приготовления которой, тут, надо сказать, не жалели мяса – она была раза в полтора больше обычной). В центр поставили литровую бутыль «Кока-колы». Оксана обратила внимание, что это была ванильная кола, а не лайт, какую она брала обычно, заботясь о калориях.

-Ну, приступим, — улыбнулся Виктор.

Оксана тоже улыбнулась, вздохнула (всё-таки Виктору не удалось полностью убедить её), и принялась за шашлык. Она подумала, что какая разница, прав Виктор или нет, всё равно не каждый день выпадает возможность съесть СТОЛЬКО вкусностей на халяву. А продолжить диету она может и завтра.

Она съела первую порцию шашлыка, запив его третью бутылки колы и принялась за вторую. При этом она заметила что Виктор едва-едва притронулся к первой порции.

— А вы почему не едите, — спросила Оксана с набитым ртом.

— Знаете, я не очень голоден.

— А зачем же вы заказали себе столько же сколько и мне?

— Вовсе нет! Я заказал себе только порцию шашлыка – всё остальное для вас!

Оксана чуть не подавилась шашлыком.

— Всё это – мне одной?!

— Конечно. А вы сомневаетесь в своих силах?

Оксана сомневалась. Но это, в принципе, не имело значения – она ДОЛЖНА всё это съесть, ведь не пропадать же халявному добру! Поэтому она ответила:

— Да, нет, что вы!

— Ну и замечательно, — улыбнулся Виктор, — Да, и не жалейте колы, если хотите я закажу ещё одну.

— Да, не помешает, — сказала Оксана и только потом подумала – зачем же она это ляпнула?! Ей бы это съесть, а она ещё просит!

Принесли ещё литр колы, а Оксана уже добивала вторую порцию шашлыка. При этом она уже чувствовала себя сытой. Но это, конечно, не могло её остановить – уже давно она ела не до потери голода, а пока влезало в пузо. Правда сейчас, Оксана всерьёз опасалась, что вся эта шаурма плюс два литра колы (третью-то порцию шашлыков она уж как-нибудь уговорит!) может и не влезть.

 Она думала об этом, но не прекращала жадно поглощать шашлыки, периодически делая большие глотки колы из бутылки. Виктор иногда брал в рот кусочек мяса и принимался тщательно жевать, при этом улыбаясь и не сводя глаз с Оксаны. Оксана иногда отрывалась от тарелки, и, жуя, улыбалась ему в ответ.

После третьей порции шашлыков и полностью уговорённой первой бутылки колы, Оксана сыто рыгнула и погладила рукой живот, который уже порядочно раздулся и сильно врезался в ремень на джинсах. Дышать стало трудновато. «Проклятье, — подумала Оксана, а ведь ещё ЧЕТЫРЕ шаурмы и бутыль колы! Если расстегнуть ремень и джинсы, то я, быть может, с частью всего это и справлюсь, но ведь неудобно при Викторе, да и вообще – народ смотрит!»

Заметив её заминку, Виктор вежливо поинтересовался:

— В чём дело? Неужели вы уже наелись?

— Ну… не то чтобы наелась...- чёрт, зачем она врёт! Надо отказаться, чёрт с этой едой в конце-то концов.

— Ну и какие же тогда проблемы? – Виктор съел хорошо, если половину своей порции.

Виктор привстал на стуле и взглянул на пузо Оксаны, пережатое ремнём и джинсами:

— Оксана, вам же явно мешает этот ремень! Что вы его не снимите?

— Да нет, что вы, мне совсем не мешает! – Оксана постаралсь улыбнуться как можно беззаботнее, придвинула тарелку с шаурмой и продолжила пиршество.

Когда шаурма была съедена (зачем то она выпила ещё колы – но ведь не жевать же всухомятку!) мучения стали невыносимыми, и ей даже послышалось, будто ремень на джинсах уже трещит. Видимо, лицо её перекосилось от боли, потому что Виктор испуганно воскликнул:

— Оксана, что с вами, вам плохо?!

— Нет, нет, всё хорошо...- Оксана опять попыталась улыбнуться, но улыбка вышла довольно кривой.

— Оксана, я же всё вижу! Ремень вам мешает – он же такой тугой, это естественно! Расстёгивайте его и плевать если кто-нибудь посмотрит – кому какое дело! А превращать еду в мучение – это одна из самых глупых вещей, которое можно себе представить!

А и впрямь, какое кому дело? – подумала Оксана и, набрав в грудь воздух и, насколько могла втянув живот (смогла она правда немного), она потянула за ремень и с трудом расстегнула его. И как только она это сделала пуговица на джинсах раскрылась сама, молния расстегнулась под напором живота и её пузо наконец то обрело свободу, мягко устроившись на её ляжках. Майка задралась, так как уже не могла покрывать живот полностью. На коже виднелся красный след от ремня.

— Ну вот, другое дело! – обрадовался Виктор, — И ешьте теперь в своё удовольствие!

Оксана отдышалась (как-никак расстегнуть ремень у неё получилось с огромным трудом), погладила живот и придвинула тарелку со второй шаурмой.

Теперь, когда ремень не мешал, она довольно легко справилась с ней и даже смогла прикончить третью (выпив при этом две трети второй были колы), но когда дошло дело до четвёртой, Оксана поняла что дело плохо. Животу больше ничто не мешало, но мешал сам живот, который казалось, вот-вот просто лопнет. Кожа на нём натянулась до предела, стало трудно дышать. Оксана рыгнула, а потом шумно пустила газы. Она покраснела и сказала:

— Ой, извините меня...

— За что? – удивился Виктор, — Просто у вас в животе идут естественные процессы, нечего тут стыдится. А что вы не доедаете шаурму? Всего одна осталась.

Оксана ещё раз рыгнула и, потирая раздувшийся живот и скривившись от едва выносимой боли в желудке посмотрела на тарелку Виктора, на которой оставалась ещё чуть-ли не треть порции. Виктор заметил куда смотрит Оксана и поинтересовался:

— Может, вы ещё шашлыков хотите?

— Ох… Нет, нет, что вы… Если честно, то я уже сыта. И… мне кажется, что эта шаурма будет… БУЭРП! – рыгнула она, — Лишней.

Оксана не стала говорить, что лишними были все четыре шаурмы, а также вторая бутылка колы и третья порция шашлыков.

— Да бросьте, не так уж много вы и съели. Кстати, вы никуда, случайно, не спешите?

— Да нет...

— Ну вот и прекрасно! Я тоже. Посидим тут, подождём, пока у вас в животе всё слегка уляжется. А потом доедите шаурму, может и ещё чего закажем.

Против такого варианта Оксана ничего против не имела. День только начинался, на ярмарку мёда она успеет.

— Хорошо, — кивнула Оксана.

Она сидела откинувшись на спинку стула и гладила свой переполненное пузо, наслаждаясь давлением изнутри и постанывая от боли. Она ещё ни разу не объедалась до такой степени. Шедшие мимо люди смотрели на неё, но видимо считали её просто беременной. Через полчаса боль животе немного утихла, но зато дали о себе полтора литра колы – её захотелось в туалет. «Чёрт, подумала Оксана, до туалета идти минут десять, а я сейчас вообще едва ли смогу ходить! Проклятая жадность, ну зачем я столько съела!» Она с трудом приподнялась со стула и вдруг подумала: «Господи, на мне ж джинсы растёгнуты! Куда я пойду в таком виде!?»

— Оксана, вы куда? — поинтересовался Виктор.

— Мне… ох! Мне в туалет надо. Только вот брюки...

— Ну разумеется вам незачем утруждать себя и идти пешком! – Виктор вскочил со стула, подошёл к Оксане и взял её под руку, — Сейчас дойдём до моей машины и я вас подвезу прямо к туалету! А вы держите джинсы – а то ещё потеряете!

Они уже собрались уйти, как вдруг Оксана спохватилась:

— Виктор! А как же шаурма! И кола! И вы же не доели свой шашлык! — Пустяки! – ответил Виктор небрежно, — Потом ещё купим.

— Нет, ну какие же это пустяки! – возмутилась Оксана, — Давайте возьмём с собой!

— Бросьте, мне ничего не стоит купить потом ещё, поверьте! — Ну тогда подождите, я всё-таки доем шаурму! – сказала Оксана упрямо.

Виктор развёл руками и помог ей опустится обратно на стул.

— А вы до туалета дотерпите?

— Дотерплю, не волнуйтесь, — заверила его Оксана и вцепилась зубами в шаурму. Она практически не жевала, заглатывая огромными кусками. Распирало живот, давил наполненный мочевой пузырь, но она героически расправлялась с шаурмой. Оксана с трудом проглотила последний кусок и подумала, что теперь просто глупо оставлять и остальное! Если он съела эту здоровую шаурму, неужто не справится с колой и остатками шашлыка!

— Ну, пошли? – спросил Виктор.

— Виктор… БУЭРП!.. – А вы больше не хотите свой шашлык, да?

Виктор рассмеялся и сказал что она может доедать.

Оксана кивнула и потянулась было за тарелкой, но пузо, которое вновь, казалось, разрывается изнутри на части не дало ей наклонится вперёд. Она застонала и ухватилась руками за живот. Виктор, улыбаясь, придвинул ей тарелку. Оксана кивнула, чуть-чуть отдышалась, и, откинувшись на спинку стула стала доедать шашлыки, то и дело запивая колой. Жир с шашлыков и кола капали ей на кофточку и шарообразный живот. Последний кусочек мяса она еле запихнула в себя, а остатки колы не пошли – она просто не смогла проглотить жидкость и она потекла у неё изо рта. Последним усилием она проглотила и колу. Виктор встал, утёр ей салфеткой рот и помог встать. Они медленно пошли к машине Виктора (новенькому тёмно-синему BMW). Оксана с трудом делала каждый шаг, охала при этом, кривилась, но всё-таки шла. Теперь у ней был переполнен не только желудок, мочевой пузырь тоже был готов вот-вот лопнуть.

И всё таки они дошли. Виктор усадил её на сиденье, сел за руль и меньше чем через полминуты остановился у кабинки туалета. Оксана уже еле терпела. К тому же ей уже хотелось и по-большому. Виктор помог ей вылезти из машины и проводил до кабинки. Женщина взяла у Виктора деньги и понимающе посмотрела на Оксану, явно приняв её за беременную.

Когда Оксана наконец облегчилась (правда живот распирало по-прежнему) и вышла из кабинки Виктор сразу же взял её под-руку и довёл до машины.

— Ну, теперь можно покататься по ВДНХ, если хотите, — предложил Виктор.

Оксана была не против. Она разлеглась на мягком сиденье и гладила пузо.

— Что ж, давайте. – сказала она, — Я вообще приехала сюда за мёдом.

— А, замечательно! Сейчас подъедем туда и вы купите сколько угодно мёда, какого хотите.

— Ну, сколько угодно то вряд ли – улыбнулась Оксана, — У меня с собой всего 300 рублей.

— Ой, не волнуйтесь! Я куплю вам мёд! Кстати, вы не заняты завтра?

— Ну, вообще то мне завтра с утра в институт, а с 4 часов я свободна. – ответила Оксана.

— Тогда, мы могли бы встретится, если вы не против.

— Нет, конечно не против, — улыбнулась Оксана и подумала что Виктор ей очень нравится.

— Замечательно! Можно пойти в один замечательный ресторан: кормят там – просто пальчики оближешь!

Оксана подумала, что она вроде как перенесла свою диету на завтра, и уж завтра ей никак нельзя объедаться, тем более так, как сегодня.

— Ох, Виктор, вы знаете, вы сегодня меня так накормили, что я, теперь, наверное, никогда не захочу есть! – пошутила Оксана.

— Это так вам так только кажется, — ответил Виктор вполне серьёзно, — А на самом деле, вы ведь уже через какие-нибудь час-полтора будете не против опять перекусить, верно?

Оксана с ужасом подумала, что он прав! Перекусить она всегда не против, если только пузо не трещит по-швам. А через полтора часа оно уже трещать, пожалуй и не будет… Но как же фигура! Этот обед обойдется ей в лишний килограмм, а может и больше! Хотя, что там Виктор говорил о красоте!?

Между тем Виктор остановил машину и поднял тонированные стёкла. И посмотрел на живот Оксаны. Глаза его заблестели. Оксане это не понравилось. Зачем он остановил машину и поднял стёкла? Ей стало не по себе.

— Зачем вы опустили стёкла? – спросила Оксана тихо.

— Как вы смотрите на то, что бы слегка развлечься?

— В… В каком смысле?..

Виктор нажал на какую-то кнопку, и спинки кресел откинулись, образовав подобие постели.

Виктор поцеловал Оксану прямо в губы. Она попыталась было сопротивляться, но, во-первых, ей мешал переполненный желудок, а, во-вторых, она вдруг и сама ощутила влечение к Виктору.

Оксана обняла его и застонала от боли в животе.

— Лежите, не стоит перетруждаться, — сказал Виктор ласково, стягивая с неё джинсы, а потом и впивавшиеся в жирок на бёдрах трусики.

У Оксаны перехватило дыхание. Виктор стянул брюки и трусы и с себя тоже, а потом принялся нежно поглаживать живот Оксаны. Она возбуждалась всё больше и больше, потом он стал целовать её пузо и лизать языком.

Оксана стонала теперь не только от боли в животе, которая как-то отошла на второй план, но и от становившегося невыносимым желания и похоти.

А потом Виктор вошёл в неё, оседлав, и не переставая водить руками по животу, массируя его и собирая в складки жирок на пузе. Оксана стонала и стонала, давление изнутри только добавляло оргазма.

А потом она достигла пика наслаждения. Она и Виктор кончили почти одновременно. Виктор лёг рядом, Оксана часто и тяжело дышала, она ещё ни разу не получала такого наслаждения от секса ни с кем из мужчин, что у неё были раньше. Может быть потому, что ни разу она не занималась им с набитым до отказа пузом (ещё бы, она и не думала, что у кого-то встанет, когда перед ним лежит обожравшаяся девка, с брюхом как у беременной!).

С полчаса они лежали молча. Виктор, положив руку на живот Оксаны медленно поглаживал его.

— Тебе понравилось? – спросил он наконец.

— Не то слово, — прошептала Оксана, — Это было восхитительно. Мне ещё ни разу не было так хорошо!

— Если хочешь, тебе будет так хорошо каждый день, по несколько раз на дню.

— Хочу, конечно!

— И я хочу. Значит будем встречаться. – сказал Виктор, — Кстати, как ты относишься к тому, что бы заехать в какую-нибудь кафешку, перекусить и повторить?

— Отношусь положительно, — улыбнулась Оксана переворачиваясь на бок и обнимая Виктора, — Только повторить можно и прямо сейчас.

Её круглый живот коснулся плоского мускулистого живота Виктора и они повторили.

На следующее после знакомства на ВДНХ с Виктором утро Оксана встала по будильнику в 7 часов, ей надо было ехать в институт. Она отключила будильник и с неохотой поднялась с постели. Она вспомнила вчерашнее своё приключение и настроение у неё сразу улучшилось – ведь сегодня Виктор пригласил её в какой-то ресторан и обещал подъехать к четырём часам прямо к МГУ.

Вчера они развлекались на ВДНХ до самого вечера – Виктор купил ей на ярмарке 10 килограммов разного мёда, потом они зашли в ещё одну кафешку где Оксана опять наелась от пуза, а потом вновь занимались сексом в машине Виктора.

«Наконец то я встретила мужчину, который не заставляет меня следить за фигурой, садится на диеты, не попрекает каждым съеденным пирожным! – подумала Оксана, — И даже наоборот, считает, что мне не мешает ещё располнеть! Как же мне всё-таки повезло!» Оксана подумала про свою подружку Светлану, которая тоже любила плотно покушать (часто они устраивали сеансы чревоугодия вместе), но парень, которой постоянно изводил её, говоря, что она должна худеть, иначе он её бросит. В конце концов, Светлане пришлось завязать с обжорством и сесть на какую-то диету. «Вот она обзавидуется, когда узнает, что за мужчина мне достался!» – подумала Оксана.

Она сделала себе кофе и два бутерброда с сыром. Потом подумала, что теперь то ей за фигурой следить ни к чему и она может себе ни в чём не отказывать – отрезала ещё три куска белого хлеба, толсто намазала маслом и положила по ломтю ветчины.

Плотно позавтракав, Оксана посмотрела на часы и решила что пора идти в институт. Она надела новую кофточку (вчерашнюю пришлось стирать – на ней были следы жира и колы) и стала натягивать джинсы. Для этого ей пришлось лечь на кровать и втянуть живот – только после этого джинсы сошлись и удалось застегнуть ремень. Эти джинсы Оксана с самого начала покупала с расчетом, что бы они были в обтяжку (так сексуальней!), но примерно через неделю после покупки (т.е. уже почти месяц назад), надевать их становилось всё проблематичней, и это была ещё одна причина по которой Оксана собиралась сесть на диету. Теперь джинсы были не просто в обтяжку, а едва ли не трещали по швам, но большего размера у неё не было, к тому же это был стимул худеть. Но теперь то ей это не нужно! Надо будет попросить Виктора купить ей больший размер – ведь она теперь не собирается отказывать себе ни в чём, а значит уже скоро она вообще не сможет застегнуть эти джинсы на себе.

Оксана взяла свою сумочку и пакет с тетрадкой и пошла в институт.

В институте Светлана, увидев Оксану, первым делом поинтересовалась, как у неё прошёл первый день диеты.

— Замечательно, — весело ответила Оксана, — Почти весь вчерашний день я обжиралась шаурмой и шашлыками на ВДНХ.

— ЧТО? – не поняла Света, — Это ты так шутишь?

— Да нет, — ухмыльнулась Оксана, — Просто я решила не садиться на диету.

— Как это? Ведь Николай обещал, что вернётся к тебе, только если ты сгонишь жир!

— А мне больше не нужен Николай

— Как это? Ты нашла кого-то другого?!

— Нашла, — гордо ответила Оксана, — Его зовут Виктор, и у него совсем не такие представления о женской красоте, как у Николая или твоего Олега! Он даже сказал, что мне не мешает ещё поправится и что красота – в полноте!

Светлана открыла от удивления рот.

— Вот так, — улыбнулась Оксана, — Так что это тебе придётся следить за фигуркой, забыть про обжорства и считать калории! А я теперь намерена есть от пуза каждый день!

— Хм! Наверное, этот Виктор сам толстяк! – сказала Света насмешливо.

— А вот и нет! Он высокий, стройный и вообще красавец! А ещё у него, похоже, денег куры не клюют! А уж какой он в постели!...

— Ты уже и в постели с ним успела побывать? Когда же вы познакомились?

— Вчера.

— И уже с ним трахалась?!

— Ну, если честно, то это он затащил меня в постель! Он взял меня прямо в своей машине? Кстати, ты когда-нибудь занималась сексом с набитым животом?

— Нет… Ты что, Олег меня сразу бросит, если увидит, что я набила себе пузо до отказа!

— Ох, как я тебе сожалею! А я вот вчера попробовала! Три раза!

— И как?

— Верх блаженства! Жаль, что тебе не светит попробовать...

— Да, — вздохнула Светлана, — Повезло же тебе...

— Не то слово! Кстати, сегодня он заедет за мной прямо после занятий, и мы поедем в ресторан. Ох, я там и налопаюсь! Кстати, он подъедет прямо к универу, так что можешь на него взглянуть!

Пары тянулись мучительно долго. На последней лекции Оксана еле дождалась звонка и поспешила к выходу из университета. Виктор должен был уже вот-вот подъехать. Света шла рядом, ей очень хотелось проверить, не врёт ли Оксана.

Когда они вышли на улицу, Оксана сразу приметила стоящий у дороги BMW Виктора. Он уже ждал её!

— Вон его машина, — сказала она Светлане, — Ну всё, до завтра!

Они чмокнулись на прощание, и Оксана поспешила к машине, а Светлана осталась стоять – она надеялась, что Виктор покажется из машины и она сумеет его разглядеть. Но Виктор к сожалению не вышел – Оксана села в машину, закрыла дверь и BMW с тонированными стёклами уехал прочь.

— Привет, — сказал Виктор, улыбаясь, — Как настроение?

— Привет, замечательное! – весело ответила Оксана.

— Я вот подумал, — сказал Виктор, — зачем нам ресторан? Не лучше ли нам посетить гриль-бар?

— О, замечательная идея! – обрадовалась Оксана, которая обожала кур-гриль, — Кстати, я думаю, что неплохо бы купить джинсы на размер больше. А то эти слишком тесные.

— Купим! – ответил Виктор, — Я рад, что ты вняла моим советам. Зачем худеть, что бы влезть в старые джинсы, когда всегда можно купить новые! Кстати, я думаю, тебе не помешают лишние деньги, — Виктор протянул Оксане стопку банкнот по 1000 рублей каждая, — Это тебе на карманные расходы. Я хочу, что бы ты ни в чём себе не отказывала.

— Ой, спасибо! – Оксана приняла стопку денег и чмокнула Виктора в щёку, уже придумывая, какой еды накупить на эти деньги.

«Пожалуй, — подумала Оксана, — Бутерброды теперь буду есть только с чёрной и красной икрой. И ещё – с окороком! На первое буду готовить суп с фрикадельками, а на второе буду покупать курицу-гриль или отбивные! И, конечно же, всяких тортов и пирожных на десерт! И мороженое! Ух, ну и жизнь у меня начинается!»

Вскоре они подъехали к гриль-бару. Вкусно пахло жареной с карри курицей и у Оксаны заурчало в животе. Они заняли столик, и Виктор заказал четыре курицы пожирнее, четыре лаваша и сок. Оксана с нетерпением потирала руки – ей хотелось поскорее приступить к трапезе.

— Оксана, лучше расстегни ремень на джинсах заранее, — посоветовал Виктор, — А то потом придётся зря отвлекаться от еды, да и зачем мучаться?

Оксана согласно кивнула, втянула живот и быстро расстегнула ремень и пуговицу на джинсах. Сразу стало комфортнее – ничто не врезалось в кожу на животе.

— Самое хорошее в ежедневном обжорстве то, — сказал Виктор наставительным тоном, — Что чем больше ты объедаешься, тем больше растягивается твой желудок, и, следовательно, в следующий раз ты сможешь съесть ещё больше всяких вкусностей. Замечательно, правда?

— О да! А то эти диеты заставляют желудок стягиваться, — пожаловалась Оксана, — А так я скоро смогу съедать намного больше, чем сейчас! Красота! Ух, как же я люблю есть!

Виктор улыбнулся.

— Конечно, главное следить за тем, что бы желудок не был пустой. Нельзя допускать, что бы у тебя появлялось чувство голода! Ешь каждый раз, когда почувствуешь что можешь это сделать! Денег у тебя теперь много, так что проблем не возникнет.

— Конечно! Спасибо тебе огромное! Красотища, буду теперь есть постоянно! — сказало Оксана мечтательно.

Вскоре принесли четыре больших, сочящихся жиром курицы-гриль, лаваш и три литровых пакета сока: яблочный, ананасовый и виноградный. Виктор налил себе сока и сказал:

— Тебе не советую пить из стакана – слишком часто придётся наливать. Пей прямо из пакета – сможешь сразу выпить столько, сколько хочешь.

— Прекрасная идея, — сказала Оксана, вгрызаясь в куриную ножку, — Замечательная курица! Просто объеденье! Чего ты не пробуешь?

— Да, что-то не хочется, — признался Виктор, — Ты ешь, а я просто попью сока. И буду наслаждаться твоей красотой.

Оксана улыбнулась, сделала большой глоток сока и принялась за вторую ножку. Процесс обжорства вызывал у неё почти, что сексуальное возбуждение, и она с жадность вгрызалась в мясо, щёки у неё уже были в жире, жир стекал и по подбородку, но она не обращала на это внимания, а только ела и ела, с наслаждением глотая каждый кусок. Виктор молча смотрел на Оксану, было видно, что она очень возбуждает его. И это заставляло Оксану есть с ещё большей жадностью – она стремилась сделать приятное Виктору, и к тому же чем быстрее она ела, тем больше возбуждалась сама.

После второй курицы она сытно рыгнула и, забыв, что пальцы у неё перепачканы жиром, потёрла живот, размазав жир по коже, так что она заблестела. Голод Оксана утолила, и теперь наступал момент, который больше всего нравился Оксане в процессе чревоугодия – есть, уже не для того, что бы насытится, а просто для удовольствия.

Виктор открыл второй пакет сока, а Оксана принялась за третью курицу. Сначала дело пошло хорошо, но доела он её уже с заметным трудом. Рыгнула и откинулась спинку стула, поглаживая живот ( и ещё больше размазывая тем самым по нему жир) и блаженно улыбаясь:

— Как хорошо! – сказала Оксана.

— Я рад за тебя, но ты должна съесть последнюю курицу. Да и сока ещё пакет остался, – сказал Виктор.

— Я съем, конечно, только отдышусь немного, – заверила его Оксана. Минут пять она просто сидела, массируя живот, а потом принялась за последнюю курицу. С каждым съеденным куском, запитым соком, Оксана чувствовала как желудок всё больше и больше переполняется. Живот уже напоминал арбуз, дышать становилось всё труднее. Кое-как она всё-таки прикончила последний кусочек мяса и допила сок.

-Уф!.. – выдохнула она, морщась, — Я объелась, пожалуй… БУЭРП!, ещё сильнее чем вчера! Ох… Мой живот… Сейчас лопнет...

— И ты чувствуешь, что больше не сможешь съесть ни кусочка? – осведомился Виктор.

— Да ты что, я дышать – то… уф… еле могу...

— Тогда, пожалуй, я закажу ещё шаурму.

— Ты что… хватит… – взмолилась Оксана.

— Нет. Для того, что бы твой живот увеличивался быстрее, после того, как ты объелась до предела, надо всегда съедать ещё, через силу.

— Я и так доедала… ох… курицу через силу… – проговорила Оксана, гладя вымазанное жиром пузо.

— Ничего. Съешь ещё, ничего не случится.

— А если я лопну?

— Не лопнешь. Главное помни – ты страдаешь ради того, что бы потом наслаждаться!

И Виктор заказал шаурму и сок. Оксана взяла шаурму, откусила и принялась жевать. С трудом заставила себя проглотить (пришлось запить соком). И скривилась от боли в животе – ей показалось, что ещё чуть-чуть и её желудок просто-напросто разорвёт.

— Виктор, я больше не могу. Честно. Я сейчас лопну.

— Ну ладно, — сказал Виктор, — Тогда я сам съем.

И тогда, Оксану вдруг обуяла жадность. Она прекрасно знала, что Виктор в любой момент может просто завалить её шаурмой и всем, чего она только пожелает, да и у самой у неё была пачка денег, но ей вдруг стало жалко, что эту шаурму съест не она. И она проговорила:

— Ох… Ладно, я, пожалуй… уф… доем.

— Вот, другой разговор! – обрадовался Виктор.

Оксана взяла шаурму обеими руками и откусила столько, сколько в рот поместилось. Долго жевала, и вдруг поняла, что проглотить не в состоянии. Тем ни менее она проглотила. И тут же почувствовала, что съеденная шаурма лезет обратно. Она поскорее глотнула сока и это помогло – еда очутилась-таки в желудке. А может уже и не в желудке, а где то рядом, не доходя до него, потому что он был набит под завязку.

Оксана рыгнула и пустила газы. Потом ещё рыгнула. А потом застонала: боль была просто невыносимой. Живот трещал по швам, раздувшись до немыслимых размеров, натянутая, испачканная жиром кожа блестела.

— Вик… о… Виктор… Я… я сейчас умру… О...

— Ладно, хватит. – сжалился Виктор, — Ты молодчина, почти съела шаурму. Больше, пожалуй, тебе в самом деле не стоит есть. Пойдём в машину?

— О… о… БУЭРП! – она пустила газы, — О… Я… я умираю… О, господи… БУЭРП! – Оксана могла только стонать – такой сильной была боль.

— Ладно, подождём, пока тебе полегчает, — решил Виктор.

Оксане полегчало только через час. Она перестала стонать и сообщила, что ей надо в туалет. Виктор с готовностью встал, взял под руку и она, со стоном, с трудом встала со стула, держась за живот. Кое-как они дошли до туалета, Виктор усадил её на унитаз и сказал что будет ждать входа – ждать когда она позовёт.

Минут через десять, основательно сходив и по-большому и по-маленькому, Оксана позвала Виктора. С его помощью она встала и сказала:

— Пожалуй, теперь я уже могу доесть шаурму и допить сок.

— Ты уверена.

— Думаю да. Оксана тяжело опустилась на стул, а Виктор протёр ей салфеткой живот. Оксана потёрла пузо и стала доедать шаурму. «Зря я это делаю!»– подумала она, чувствуя, что сейчас ей станет так же плохо, как было час назад. Но останавливаться она и не подумала. Вскоре остатки шаурмы и сока оказались у неё в животе. Она сыто рыгнула. К счастью, так плохо, как было недавно, ей не стало, видимо в туалете она освободилась весьма прилично.

— Уф… Ну теперь и в машину можно! – заявила Оксана.

Виктор довёл ей до машины, усадил на сиденье.

— Ну что, как насчёт секса? – осведомился Виктор.

— Сейчас, отдышусь немного, — сказала Оксана.

— Ну, лёжа всё равно удобнее, — заметил Виктор откидывая сиденья, — Давай я помассирую тебе живот.

— Помассируй, — согласилась Оксана, — Только не очень дави.

— Сначала, думаю, стоит раздеться, — сказал Виктор, стягивая с себя штаны.

Полностью обнажившись, Виктор стянул с Оксаны джинсы и трусики. Потом лёг рядом и стал гладить её пузо. Оксана почувствовала, как растёт возбуждение, перевернулась на бок и, обняв Виктора, поцеловала его в губы. Виктор страстно ответил на её поцелуй, проводя рукой по её бедрам, по попе, по ляжкам.

— О… Виктор, я хочу тебя!.. – простонала Оксана и Виктор вошёл в неё, лаская её груди и набитое пузо, — О да, да!.. О… – стонала она, держась за живот и наслаждаясь давлением внутри живота и неописуемыми ощущениями ниже его. Она застонала и кончила, но Виктор продолжал и, вскоре, она кончила ещё раз, на этот раз вместе с Виктором.

Отдуваясь, она думала о том, как прекрасна жизнь, и представляла себе, как будет есть вкусности, купленные на подаренные Виктором деньги.

Прошло почти две недели со дня истории в гриль-баре. Оксана встречалась с Виктором каждый день и каждый день они посещали какое-нибудь кафе или ресторан, где Оксана наедалась до отвала, а потом, как всегда, они предавались сексу в машине Виктора. На подаренные им деньги Оксана уже на следующий день накупила кучу продуктов: красную икру, отбивные, мороженое, торты, много пачек масла и белого хлеба, сала, всевозможных колбас и мясных деликатесов. Что бы купить всё это ей пришлось пять раз ходить в магазин и возвращаться с полными сумками, зато оба холодильника оказались полностью забиты продуктами.

Оксана объедалась за утренним завтраком, объедалась в институтской столовой, потом с Виктором. А придя поздно вечером домой, опять набивала живот так, что долго не могла заснуть, мучаясь от болей в животе. Но, тем ни менее, она была счастлива, ибо о такой жизни она всегда и мечтала.

И после трёх недель последствия такого образа жизни уже были хорошо заметны: щёки округлились, ляжки потолстели, пузо и бёдра заплыли жирком. Теперь уже и новые джинсы, подаренные две недели назад Виктором и бывшие ей, поначалу, довольно свободными, теперь еле сходились на её животе. «Надо будет попросить Виктора, чтобы купил новые.», — думала Оксана.

Итак, прошло почти две недели, была суббота, в институт идти было не нужно, встречи с Виктором тоже не планировалось (он уехал на несколько дней по делам в Питер). Оксана проспала до 11 часов (вчера опять долго не могла заснуть, мучаясь от переполненного желудка), встала, почистила зубы и пошла завтракать.

Она поставила кипятить воду, открыла холодильник и достала оттуда окорок, масло, банку красной икры, торт «Наполеон» и коробку с эклерами. Она нарезала толстыми ломтями батон свежего белого хлеба и намазала каждый сливочным маслом так, что толщина бутербродов увеличилась чуть ли не вдвое. Потом она толсто нарезала окорок, а на оставшиеся куски хлеба с маслом разложила содержимое банки с икрой. Между тем чайник вскипел, Оксана достала из буфета большую чашку и банку с растворимым шоколадным напитком. Она налила полчашки кипятка, положила несколько ложек шоколадного порошка, а остальное долила сливками, такими жирными что они по консистенции походили на жидкую сметану. Жадным взором Оксана окинула лакомства, включила телевизор и приступила к трапезе.

Начала Оксана с бутербродов и ела быстро и с жадностью, откусывая едва ли не по половине бутерброда за раз, проглатывая, почти не жуя и запивая слишком сладким (меньше надо было ложек класть!) напитком. По мере того, как чувство голода уступало место приятной сытости, Оксана снижала темп. Она погружала зубы в сливочное масло, ощущала его мягкий сливочный вкус на языке и это доставляло ей истинное блаженство.

Покончив с последним бутербродом, она почувствовала, что домашний халат стал ей тесен. Оксана развязала пояс и распахнула халат, опустив глаза на округлившийся живот. Она нежно провела по нему пальцами, с удовольствием ощущая под ними мягкость наросшего жирка.

Немного подумав, Оксана встала, скинула с себя халат, сделала ещё одну порцию шоколадного напитка и приступила к «Наполеону».

Нарезав торт большими кусками, она впилась зубами в слоёное тесто, обильно промазанное кремом. Едва ли не мурлыкая от удовольствия, не обращая внимания на сыплющиеся на живот и на пол крошки, Оксана поедала лакомство, приятной тяжестью ложившееся в её желудке и заставляющее всё больше растягиваться его стенки.

Осилив добрых две трети торта, Оксана сделала небольшую передышку, что бы помассировать раздувшееся пузо. Водя пальцами по округлившемуся чреву, она постепенно стала гладить себе и груди – возбуждение нарастало и вскоре её рука скользнула вниз, к клитору. Оксана застонала, выгнула спину, но почувствовала, что съела ещё недостаточно.

Левой рукой играя со своей щёлкой, правой Оксана взяла оставшийся кусок «Наполеона» и буквально затолкала его в рот. Пытаясь прожевать огромный кусок, она стала ласкать правой рукой груди и гладить живот, прощупывая складочки наросшего на нём жирка.

Наконец ей удалось прожевать и проглотить торт, который сухим комом застрял в горле. Оксана допила оставшийся в чашке шоколадный напиток и новая порция еды очутилась в её желудке. Оксана нагнулась вперёд, протягивая руку за коробкой с 10 эклерами, при этом давление в набитом пузе усилилось и это ещё больше возбудило её.

Оксана открыла коробку с эклерами, взяла один, скусила кончик пирожного и втянула в себя нежным крем. Пальцы левой руки работали всё быстрее, проникали всё глубже, возбуждение всё возрастало. Оксана запихнула эклер в рот и тут же взяла следующий. После 6 эклера её живот окончательно стал похож на барабан, дышать стало тяжело, однако она и не думала останавливаться.

Сексуальное наслаждение было таким сильным, что боль в переполненном желудке отходила на второй план, с каждым новым эклером её распирало всё сильнее, живот раздался в бока, и это всё усиливало и усиливало оргазм. Последние эклеры Оксана уже просто впихивала пальцами себе в рот – было ощущение, что переполненное чрево уже просто не в состоянии вместить в себя ещё еды и теперь просто выталкивает её обратно. Левая рука Оксаны работала не переставая, пальцами она ласкала себя изнутри, правой она массировала и гладила живот, постанывая от готового лопнуть пуза и возбуждения. Последний эклер наполовину высовывался у неё изо рта, Оксана попробовала просунуть его глубже, но пирожное никак не хотело пролезать в горло. Тогда она надавила силой, эклер смялся и уместился в рот. Как следует разжевав сладкую мяготь, неимоверным усилием Оксана всё таки проглотила её, дыхание перехватило, наслаждение достигло наивысшей точки и, издав полный сладкой истомы стон, она кончила.

Несколько минут Оксана просто сидела, расставив ноги, откинувшись на спинку стула и с трудом дыша. Каждый вдох отдавался болью в переполненном желудке и давался с трудом. «Господи, зачем же я так обожралась?!» — пришла в голову запоздалая мысль. Оксана рыгнула и принялась массировать тугое как мяч пузо.

«Жаль, что мой резиновый дружок остался в спальне», — подумала Оксана с сожалением, — «Хотя я и сама неплохо справилась. Но теперь буду всегда его брать с собой, когда кушаю.»

Только через час боль утихла, дышать стало легче, чувство, что малейшее движение заставит желудок лопнуть, исчезло и Оксана решила, что, в общем-то говоря, завтрак удался на славу. Со стоном, опираясь на стол руками, она встала и направилась в туалет, так как почувствовала, что часть съеденного уже просится наружу.

После туалета Оксана стала думать, как ей провести день. Телевизор смотреть не хотелось. Тогда она включила компьютер и несколько часов провела за новым квестом. Наконец, на одном месте она застряла основательно. Как проходить игру дальше Оксана не знала и решила отложить головомку на потом. Между тем она заметила, что все последствия утреннего обжорства прошли, тяжести в животе больше не было, да и само пузико уже не походило на шар. Голода Оксана не испытывала, но тут ей вспомнились слова Виктора в гриль-баре: «…главное следить за тем, чтобы желудок не был пустой. Нельзя допускать, чтобы у тебя появлялось чувство голода! Ешь каждый раз, когда почувствуешь что можешь это сделать!»

«О, да! Я могу это сделать!» — подумала Оксана и тут ей пришла в голову замечательная идея. Она взяла телефон и набрала номер Светланы. После непродолжительного ожидания, она услышала голос своей подружки:

— Алло?

— Привет, Свет!

— О, Оксан, привет!

— Чё делаешь?

— Да вот, телек смотрю. Олег как назло сегодня работает, я думала мы куда-нибудь сходим с ним сегодня, а тут на тебе! А ты?

— Надо же Свет, какое совпадение! Я тоже дома одна сижу, мой Виктор уехал в Питер по делам. Слушай, а как ты смотришь на то, чтобы прийти ко мне?

— Неплохая идея, — сказала Светлана, — А что мы будем делать?

— Свет, когда ты в последний раз наедалась от пуза?

— Оксанка, ты с ума сошла? Уж не предлагаешь ли ты мне вспомнить былые деньки? Раньше я могла себе это позволить, но ты же знаешь как Олег печётся о моей фигуре! Я сейчас на диете, заветные 90-60-90 Олега уже не за горами – он меня каждый день замеряет. И вот, теперь, ты хочешь, чтобы я не просто съела конфетку или печенюшку, о которых мне теперь и думать нельзя, а наелась до отвала!

— Да, не повезло тебе с парнем, — вздохнула Оксана.

— Ещё как повезло! Я люблю Олега, он классный и ради него я готова хоть вообще не есть!

— Да ладно тебе, Свет! Один день объешься, ничего с тобой не случиться! Ну подумаешь, доберешься до своих 90-60-90 не через неделю, а скажем, через две – какая разница! И вообще, как тебе себя не жалко?

— Мне себя жалко, но ради Олега я готова на всё!

— Свет, Виктор дал мне кучу денег. У меня оба холодильника забиты всякой вкуснятиной. Подумай, от чего ты отказываешься. Мы можем устроить такую оргию, какой у тебя ещё никогда не было! И может уже никогда и не будет, когда Олег тебя окончательно возьмёт под контроль!

Наступило молчание, потом в трубке раздался голос Светланы:

— Ох, Оксанка, ну ты и искусительница! Ладно, уговорила! Готовь еду, скоро буду!

— Ура! – завопила Оксана, — Молодец, я верила что ты всё-таки внемлешь гласу рассудка! Давай, жду!

***

Светлана жила в 15 минутах ходьбы от дома Оксаны и поэтому долго ждать не пришлось. Раздался звонок в дверь и Оксана, посмотрев в дверной глазок, повернула ключ в замке.

— Милости просим! – улыбнулась Оксана, представая перед своей подругой полностью обнажённой (скинув халат во время завтрака, она уже и не стала его одевать).

Света вошла, Оксана закрыла за ней дверь.

— Ты уже начала, что ли? – поинтересовалась Светлана, проводя рукой по округлому животу подруги.

— Да это так, остаточные последствия утреннего завтрака, — небрежно ответила Оксана, — Ты давай, тоже всё скидывай, к чему нам одежда?

Не прошло и пяти минут, как обе подруги, обнажённые, направились к холодильнику. Света, которая не смотря на диету, всё ещё не тянула на фотомодель, на фоне Оксаны казалась худышкой. Оксана открыла дверцу холодильника и все его сокровища предстали перед девушками. У Светы округлились глаза, при виде обилия лакомств.

— Ух ты! – только и смогла она сказать.

— Ха, а я тебе что говорила! – гордо сказала Оксана, — Только представь, сколько бы упустила, настояв на своём.

— Ох, завтра я поправлюсь на несколько килограммов, — вздохнула Света, — Олег меня убьёт. Но отказываться от такого удовольствия не в моих силах.

— Мудрые слова! Давай, набирай что хочешь! Мне не терпится приступить!

Набрав еды, они пошли в спальню Оксаны, где стояла большая, двуместная кровать. Потом Оксана пошла на кухню и поставила разогреваться в духовку 4 больших пиццы. Взобравшись на перины и окружив себя яствами, девушки обменялись полными вожделения взглядами и набросились на еду.

— Да, отъелась ты прилично, — произнесла Света, окидывая взглядом Оксанины прелести и жуя бутерброд с икрой и бужениной.

— Ага. Прикинь, те джинсы, что Витя мне подарил две недели назад, на мне уже еле сходятся, — пожаловалась Оксана, запихивая в рот кусок окорока, — Ну да ничего, он мне новые купит, как из Питера вернётся. А ты здорово похудела!

— Стараюсь, — вздохнула Света, — Морю всё себя диетами! Эх, ты не представляешь, как я тебе завидую! Как бы я хотела, чтобы у Олега были такие же взгляды на женскую красоту, как у твоего Вити.

— Ещё бы! – ухмыльнулась Оксана, откусывая от толсто намазнного маслом бутерброда с ломтиком сыра, по толщине не уступающему самому куску хлеба, — Я думаю, об этом мечтают все женщины!

Она взяла двухлитровую бутылку с колой и сделала несколько больших глотков.

Минут пять они ещё поглощали бутерброды с разными деликатесами, а потом девушки принесли с кухни разогревшиеся пиццы и нарезав их на кусочки впились в сочное тесто.

— Ух, какая вкуснотища! – мечтательно произнесла Светлана с набитым ртом, — слушай, а по 2 пиццы не многовато будет?

— Как бы мало не показалось, — сказала Оксана, принимаясь за второй кусок.

— Ну так ведь ещё для тортов и пирожных надо место оставить, — заметила Светлана, откусывая сразу полкотлеты.

— Тоже верно, — ответила Оксана, пытаясь прожевать здоровенный кусок пиццы — Хотя… Для тортов я думаю у нас место всегда найдётся!

Подруги рассмеялись.

Переправив в свой 6 кусков, составляющих вместе целую пиццу, Светлана откинулась на подушки и стала массировать заметно округлившийся живот.

— Ты чего, уже объелась? – удивилась Оксана, приступая уже к 8 куску.

Сама она уже, впрочем, тоже была близка к тому состоянию, когда уже приходится есть через силу.

— Ага, — простонала Светлана, — Я уже так давно не ела вволю, что мой желудок отвык растягиваться. А ты как?

— Пока нормально, — ухмыльнулась Оксана похлопывая себя по тугому пузу, — У меня живот натренированный – уже две недели тренируюсь!

Оксана продолжила чревоугодие, не обращая внимания на капающий на пузо и груди жир. Живот приятно распирало и девушка, облизав пальцы, провела ими между ног. Постанывая, Оксана продолжила ласки, не забывая поедать куски пиццы.

Глядя на подругу и так же ощущая давление внутри пуза, Светлана тоже стала возбуждаться. Она сделала глубокий вдох и продолжила обжорство.

Будь у Оксаны пустой живот, она бы умяла 2 пиццы без труда, но в желудке ещё оставалась часть утреннего завтрака и поэтому когда от её доли оставалось 2 куска она почувствовала что уже почти переполнена и полна вожделения. Светлане к этому времени оставалось съесть 4 куска, её живот увеличился раза в два и напоминал воздушный шар, надутый до предела. Она застонала от боли в набитом до отказа животе и отключилась.

Спустя три месяца, Виктор сделал Оксане предложение. Она была на седьмом небе от счастья. До этого, Оксане постоянно казалось, что Виктор вот-вот её бросит и вся эта сказка исчезнет навсегда. И уж во всяком случае, она не рассчитывала на предложение так скоро. Само собой Оксана согласилась. Обручальное кольцо было потрясающе красивым и, наверное, невероятно дорогим.

К этому времени Оксана располнела настолько, что когда она застёгивала джинсы, складка жира на животе выпирала над поясом, а на бёдрах жирок нависал над ремнем. Это очень возбуждало Оксану и она любила собирать в складочки свою мякоть на животе и бёдрах, гладить своё тело, ощущать нежный слой жира под кожей.

Время шло, дни проходили в подготовительных к торжеству хлопотах. И вот заветный день настал.

***

Света окинула взглядом Оксану, стоявшую перед ней в одном лишь нижнем белье.

Слегка оплывший и значительно выросший за эти месяцы живот выступал над трусиками.

— Да… — протянула Света, — Когда наденешь платье, все подумают что ты уже в положении, — она хихикнула.

— Пусть думают, что хотят, — усмехнулась Оксана, — это, — она похлопала себя по пузику, — моя гордость. Ты же знаешь, сколько усилий я прилагаю, чтобы он становился всё больше и больше.

— Да уж, знаю, — хмыкнула Света, — почти столько же, сколько я, для того чтобы мой живот был плоским как доска.

— Ладно, Светка, завидовать нехорошо, — рассмеялась Оксана, — И вообще уже пора мне одеваться. Ах, какое же красивое платье мы купили!

Света взяла платье, а Оксана просунула руки и голову. Белые кружева скользнули вниз и наряд оказался на невесте. Но… не до конца.

Светка прыснула со смеху. Оксана с недоумением пыталась одёрнуть платье вниз, однако оно упрямо не хотело опускаться ниже середины её живота.

— Чёрт, что за дела! – заныла Оксана, — Да хватит ржать уже! – крикнула она на Светку.

— А-ха… Не могу, ты бы видела своё лицо!.. – не унималась Светка.

— Свет, ну ладно, тут такое дело важное, а ты смеёшься! У меня свадьба через час! Нет, ну что такое-то?!.. Оно мне свободно было, когда мы его покупали!

— А когда вы его покупали-то?

— Да недели две назад… — прикинула Оксана и с изумлением посмотрела на Свету, — Ты что, хочешь сказать, что я за эти две недели располнела настолько, что!.. О, нет! Где же мне взять новое платье?! Это конец!

Оксана плюхнулась на стул, закрыв лицо руками.

— Просто кто-то слишком много ест! – блеснула Света знанием классики, — Ладно, не отчаиваемся, сейчас чё-нить придумаем. Вставай!

Оксана встала и ещё раз попробовала натянуть платье, но тщетно.

— Ну-ка, втягивай своё пузо! – скомандовала Света.

Оксана вдохнула полной грудью и как могла втянула живот. Света потянула платье. Наряд стал медленно но верно натягиваться.

— Светка… — просипела Оксана, — Всё круто, но я так долго не смогу.

-Так, всё ясно, снимай! – сказала Света, — придётся применить старый проверенный метод!

— Какой?.. – испуганно спросила Оксана, снимая свадебный наряд.

— Ну как, какой? Корсет, конечно!

— Корсет!? Я их только в фильмах видела!

— Ну вот, сможешь прочувствовать, каково было дамам, когда эти штуки были в моде. Хотя на самом деле ими и сейчас пользуются. Тебе очень повезло, что у меня он есть.

Света порылась в шкафу и, наконец, извлекла из его недр довольно красивый белый корсет.

— Вот!

— Выглядит ничего.

— Нормально. Дышать тебе, конечно, будет проблематично, но что поделать. Сама виновата.

— Светка, ты чудо! – Оксана бросилась на шею подруге и чмокнула её в щёку, — Давай, надевай скорее!

— О.К. Втягивай свою «гордость»!

Оксана опять глубоко вдохнула и втянула живот, так что спереди слегка выпирал только жир на пузе. Света принялась затягивать шнуровку.

— Оксанка, давай, выдыхай теперь! – сказала Света.

Корсет затягивался, врезаясь в её пухленькое тело и нежную кожу. Когда Света закончила, то Оксана едва могла вдохнуть, а над бёдрами из-под корсета выпирали жировые валики. Зато теперь Света смогла без усилий натянуть на Оксану свадебное платье.

— Ты прекрасна! – воскликнула Света и захлопала в ладоши.

Оксана медленными шажками подошла к зеркалу и улыбнулась. Она и впрямь была очень красива в этом наряде.

— Просто королева! – сказал Света, — Эх, надеюсь скоро и у меня будет такое же. Жду не дождусь, когда Олег сделает мне предложение!

— Слушай, Свет… – Оксана мелко и отрывисто дыша посмотрела на Оксану, — Всё круто, я даже наверное как то смогу приноровиться к тому, что еле могу дышать, но…

— Что, «но»?

— В этом корсете, за свадебным столом я пожалуй смогу съесть от силы пару кусочков.

— Ну что ж, один раз можно это пережить, я думаю.

— Проклятье, Светка! Там будет столько всего! Я уже предвкушала как буду весь день наслаждаться этими лакомствами, как наемся до отвала, а тут такое!...

— Оксан, при таком муже, я думаю ты сможешь наедаться до отвала хоть по 6 раз на дню всю свою жизнь, так что, наверное, можно сделать исключение на свадьбу.

— Ты права конечно… Но это будет уже совсем не то торжество, о котором я мечтала… Проклятье, придётся клевать, как птичка, будто я опять на диете! А ведь я со вчерашнего вечера ничего не ела! Даже не завтракала сегодня специально! Чтобы за столом побольше съесть!

За окном раздались гудки машины. Света выглянула в окно.

— Ух ты, там такой лимузин шикарный!!! Посмотри!

Оксана посмотрела в окно. Лимузин действительно смотрелся впечатляюще. Это подняло Оксане настроение.

***

— Ты прекрасна! – сказал Виктор, любуясь на свою невесту.

— Спасибо, — улыбнулась Оксана, — И ты красив как никогда! Костюм шикарный!

— Какая ты у меня оказывается стройняшка! – Виктор окинул взглядом с ног до головы свою невесту, — Куда подевалось твоё славное пузико? И почему ты с таким трудом дышишь? – добавил он взволнованно, — Ты хорошо себя чуствуешь?!

— Со мной всё в порядке, — кивнула Оксана, — По дороге объясню.

Виктор кивнул, они сели в лимузин и свадебный кортеж тронулся.

— Понимаешь, — начала Оксана, — Я сегодня стала одевать свадебное платье и… Ну… Вообщем, оно не хотело на меня надеваться.

— Я же тебе говорил, что нужно было брать на размер больше! – рассмеялся Виктор, — И что же? Сейчас платье на тебе и смотрится великолепно!

— Меня Светка выручила, — пояснила Оксана, — Она надела на меня штуку такую, корсет. Мне пришлось живот втянуть. Потому я и дышу сейчас… уф… с трудом…

— Бедная моя кошечка, — Виктор обнял Оксану.

— Но это не самое страшное, — Оксана прижалась к Виктору, — Теперь весь банкет для меня испорчен. Мы столько всего накупили, я не завтракала специально, а теперь я едва ли смогу съесть даже тарелочку салата!

— Ну уж нет, — сказал Виктор, — Свадьба это такое дело, нельзя допустить, чтобы у тебя от этого великого дня остались какие то плохие воспоминания!

— Вить, а что же делать?...

— А вот что. Сейчас распишемся, погуляем, пофоткаемся, а потом, прямо перед банкетом, заедем в тот же магазин, где покупали это платье, и купим тебе наряд впору.

Радость Оксаны описать было невозможно. Она обняла Виктора и страстно поцеловала.

— Витечка! Ты чудо! Ты мой спаситель! Как же я тебя люблю!

— И я тебя, Оксаночка! – сказал Виктор, и чмокнул Оксану в щёчку.

***

Виктор распустил завязки на корсете и Оксана с облегчением дала волю своему животику. Виктор снял корсет и погладил девушку по по талии.

— Какая ужасная вещь, этот корсет! – возмутился Виктор, — У тебя после него остались такие ужасные полосы на теле!

— Зато я всех поразила своей красотой! – Оксана несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула, наслаждаясь тем, что теперь ей нигде ничего не сдавливает.

— Какая же ты сексуальная, — прошептал Виктор, прижимая Оксану к себе, — Я бы взял тебя прямо сейчас…

Ладонь Виктора прошлась сзади по талии Оксаны и, скользнув в трусики, стиснула правую ягодицу её пухленькой попки.

— Ммм… Виктор и я хочу тебя прямо сейчас… Я постоянно хочу тебя… Но сегодня особый день… Надо отдать дань традиции и дождаться нашей первой брачной ночи…

— Ты права, Оксаночка. – Виктор высвободил жену из своих объятий, — Пора надеть новое платье и идти за стол. Гости ждут.

Новое платье отличалось от старого только размером. Теперь Оксана без труда облачилась в свадебный наряд. Какое то время покрасовавшись перед зеркалом, она сказала:

— Ну пошли! Еда ждёт! Проклятье, страшно представить, что я полдня ничего не ела! Я зверски голодна!

— Я тоже, Оксана, — улыбнулся Виктор, — И я жду не дождусь ночи, чтобы наконец утолить свой голод.

— Да, милый! Эта ночь будет незабываемой!

***

Стол ломился от яств, на которые Оксана сразу же жадно набросилась. Светлана и другие подруги Оксаны, приглашённые на свадьбу, с завистью смотрели, как она объедалась – им самим приходилось следить за своими фигурами. Виктор едва успевал накладывать жене новые порции.

Оксана начала с салатов. «Оливье», «Мимоза», «Нежность», «Экзотика», «с кальмарами»… Её тарелка становилось пустой за считанные минуты. Оксана уплетала за обе щёки, наслаждаясь вкусом еды и самим процессом чревоугодия. Она смаковала каждую ложку, ощущение обильно сдобренной высококалорийным майонезем массы на языке, во рту, в горле и в животе, наконец, дарили ей неописуемое наслаждение. Вино, шампанское и пиво лились рекой, правда тут она решила особо не усердствовать: ей хотелось наполнять себя чем-то более существенным. Впрочем, в пиве она себе не отказывала, зная что оно благоприятно отражается на увеличении её чрева. В последние два месяца она всегда трапезничала, стараясь выпивать не менее литра волшебного напитка.

Когда Оксана съела по тарелке каждого салата и выпила около литра пива, а так же несколько бокалов шампанского, то почувствовала приятную наполненность. Чувство голода исчезло. Она откинулась на спинку кресла и положив руки на живот, заметила что он уже стал довольно упругим. Если бы не гости, Оксана продолжила бы трапезу за мастурбацией, как она всегда делала уже больше двух месяцев, но сейчас это было, понятное дело, невозможно, хотя сладкое желание уже и растекалось внизу её живота. Впрочем, невозможность есть и ласкать себя не слишком огорчили Оксану. Впереди была ещё куча еды, которую она должна была съесть, а потом – брачная ночь.

Оксана продолжила трапезу. Королевские порции заливного, холодца и селёдки под «шубой» довольно скоро тоже оказались у ней в животе, правда, ела Оксана теперь уже не так быстро. Она чувствовала, что уже близится время, когда придётся есть через силу и ей хотелось наслаждаться каждым кусочком еды, приближающем её к этому состоянию и всё больше и больше наполняя её чрево.

Многие гости к этому времени ещё только заканчивали вторые порции салатов, а некоторые из девушек (в том числе Света, находящаяся под пристальным вниманием своего Олега) даже ещё только первые.

Иногда Оксана ловила на себе полные удивления и недоумения взгляды Светиного парня, а иногда слышала как Олег на просьбу Светы положить ей «вон того салатика», бурчал ей в ответ что-то типа: «Свет, да куда ещё!.. Тебе и так худеть надо!..». Оксана в такие моменты испытывала смешанные чувства жалости к подруге, презрения к Олегу, невероятной любви и благодарности к Виктору и гордости собой. «Как прекрасно, что подсчёт калорий для меня теперь навсегда в прошлом!» – с удовольствие думала Оксана, заканчивая вторую порцию холодца.

Примерно на середине второй порции, после очередного бокала пива, Оксана наконец почувствовала, что объелась. Её пузо увеличилось настолько, что теперь новое свадебное платье стало тесно в талии. И тогда она, слегка помассировав под столом живот, сказала:

— Ну что, наверное пора горячее подавать?

Многие посмотрели на неё с изумлением, многие с восхищением, кое-кто с завистью, а Виктор, положив под столом свою ладонь на ставший довольно упругим живот своей жены сказал:

— Да, согласен. Пора, подавайте!

И, после долгого поцелуя, прошептал Оксане на ушко:

— Дорогая, я от тебя без ума!..

Оксана попросила положить ей полную тарелку риса, несколько куриных ножек и грудку. После чего начала есть. Каждый новый кусочек, каждый глоток пива уже давался с трудом, но стенки ей наполненного чрева медленно раздавались и растягивались, вмещая в себя новые и новые порции. Оксана едва сдерживалась от того, чтобы не начать ласкать свой клитор, «авось под столом не заметят», но это было, конечно же, безумие, хотя желание и становилось мучительно невыносимым. По полным вожделения взглядам Виктора, девушка с удовлетворением поняла, что и её муж сейчас испытывает те же чувства.

Она съела одну ножку, грудку, половину тарелки риса и выпила бутылку пива, когда её желудок растянулся настолько, насколько позволяло платье. Девушка почувствовала некоторое неудобство, дыхание стало затруднённым и возвращались неприятные воспоминания о корсете, в котором она испытывала хоть и гораздо более тяжёлые, но, вообщем-то, сходные ощущения. Однако курица влекла, а впереди был ещё чай и торт. Мысль о том, чтобы оставить курицу и рис недоеденными, оставив хоть чуть-чуть потенциального места для торта, ей даже не пришла в голову. Она не желала отказывать себе хоть в чём то. Ткань трещала, жирок на животе врезался в платье, но девушка продолжала предаваться чревоугодию. И вот, с огромным трудом запихав-таки в себя курицу и рис, Оксана решила, что неплохо было бы запить всё это дело ещё бокалом пива Она выпила половину и… вдруг почувствовала что не может дышать. Она откинулась на спинку кресла, ухватилась руками за живот, застонала и попыталась вдохнуть. Платье снова затрещало, но не порвалось, ткань впилась в живот. Все с беспокойством посмотрели на Оксану. К счастью, Виктор был наготове. Он быстро смекнул в чём, взял со стола острый нож нож и аккуратно разрезал швы платья на талии. Понадобилось лишь чуть-чуть их надрезать, чтобы, платье разошлось по давлением её живота, отпуская пузо девушки. Оксана с облегчением вдохнула и с благодарностью посмотрела на Виктора. Кто то кому то шепнул на счёт того, что такое обжорство – это уже просто неприлично.

Однако, теперь, когда Оксане больше ничего не мешало, она поняла, что в торт ей вполне по силам. Она даже подумала, не попросить ли добавки курицы, но поймав взгляд Виктора поняла, что он делать этого не советует. А я хочу! – прошептала Оксана, томно посмотрев на супруга и ей попросила ещё. Ей положили ещё ножку и полтарелки риса. Виктор только с восхищением покачал головой и, положив руку на её живот, слегка надавил пальцами, чтобы ощутить приятную мягкость жира под кожей.

Оксана одна съела едва ли не больше, чем все её подруги вместе взятые. Теперь, после второй порции курицы, ей живот стал поистине огромным. Оксана съела столько, что ей казалось, она вот-вот лопнет, а между тем пришла, наконец, очередь десерта. От одного только вида огромного, белого, жирного свадебного торта, Оксана испытала едва ли не оргазм.

Виктор отрезал ей огромный кусок, основную часть которого составлял крем. Оксана вгрызлась в кусок и прикрыла глаза от удовольствия. Она ела, откинувшись на спинку стула, отрывисто дыша, понимая, что уже не просто переела, а обожралась сверх всякой меры, но жадность и желание получать удовольствие от еды, заставляли её продолжать чревоугодие. Многие уже с беспокойством поглядывали на Оксану – её шарообразный живот был под стать женщине на 6-7 месяце беременности.

Уже даже Виктор с беспокойством осведомился у неё, хорошо ли она себя чувствует. В ответ, Оксана с набитым тортом ртом промычала что-то невразумительное. На её тарелке оставался кусочек торта. Дышать стало практически невозможно, живот распирало во все стороны. Но Оксана взяла кусок и принялась запихивать его в рот обеими руками. Виктор уже давно еле сдерживал себя – он хотел Оксану прямо сейчас. Куски торта вываливались изо рта Оксаны и падали на платье. Крем застрял в горле, ей никак не удавалось его проглотить. Воздуха не хватало. Она пустила газы. Торт полез обратно.

Виктор больше не мог сдерживаться. Он встал, извинился перед гостями, с трудом взял Оксану на руки и понёс в спальню. Положил на перины, сорвал с неё платье, и вогнал в неё свой член, прямо под раздувшееся пузо, впившись пальцами в жир на бёдрах.

Оксана громко застонала – наслаждение и муки от, казалось, разрывающегося желудка слились воедино, вознеся её на седьмое небо. Она обхватила руками живот и застонала:

-Да, да! О, Господи, да! Ах, я сейчас лопну, а-аах! ДА!...

Она испытала, наверное, с десяток оргазмов, один сильнее другого, прежде чем Виктор, наконец, вытащил свой член и кончил ей прямо на живот. Потом он ласковыми движениями размазал сперму, продолжая ласкать клитор Оксаны пальцами правой руки. Оксане уже немного полегчало и она смогла встать на колени, подставив Виктору свою спелую попку.

При этом живот лёг на заблаговременно подставленные под него подушки. Уже только это доставляло Оксане неописуемое наслаждение. Виктор стиснул похожие на сдобные булочки ягодицы Оксаны и стал иметь её сзади, впившись пальцами в пышные бёдра.

— Ммм, Боже, как сладко, — застонала Оксана.

…В середине ночи Виктор принёс Оксане торт. Она лежала на перинах, на спине, а Виктор кормил её. Свободной рукой он медленными движениями ласкал истекающую соком киску Оксаны, а она водила своими пальчиками по его члену.

Потом он взял кусок торта и круговыми движениями стал водить им по животу Оксаны, размазывая крем. Он положил кремовую розочку на щёлку Оксаны и стал лизать её. Оксана стонала, ласкала себе груди, гладила живот и бёдра и запихивала свободной рукой куски торта в рот, пачкая щёки.

Язык Виктора проникал меж половых губ, Оксана стонала от возбуждения, которое достигало предела.

— Войди же, войди же в меня! – прошептала она.

Она перевернулась на бок, живот лёг на перины и Виктор исполнил желание Оксаны.

Он имел её, держа руку на её животе, ощущая как подрагивает жир под её нежной кожей.

— Да, да!..- стонала Оксана, которой это ощущение дарило дополнительное наслаждение.

Они предавались плотским утехам до самого утра. Первая брачная ночь удалась на славу.

Медовый месяц они решили провести в Греции. Оксане пришлось купить новый купальный костюм – старый оказался ей слишком тесен.

Это было похоже на рай. Целыми днями Оксана лежала на морском берегу, нежась в солнечных лучах, предаваясь чревоугодию и сексу. Когда Виктор выбивался из сил, Оксана ублажала себя своим вибрирующим дружком. Вокруг неё были разложены кушанья. Оксана постоянно переедала, чувство переполненности она ощущала теперь почти постоянно. Она ела не потому что была голодна, а потому что ей просто хотелось наслаждаться вкусом еды, ощущать тяжесть и давление в желудке – её это возбуждало и каждый раз очередной сеанс чревоугодия неизменно заканчивался либо сексом с Виктором, либо мастурбацией. Она вставала, только чтобы сходить в туалет или искупаться – правда с набитым пузом это давалось ей нелегко, и она не решалась нырять без поддержки Виктора.

Был день, похожий как две капли воды на все предыдущие дни этого тянущегося уже две недели рая. Живот Оксаны заметно вырос и округлился, но она хотела, чтобы он стал ещё больше и смог вмещать больше еды. Перед отъездом она взвесилась и обнаружила что весит почти 88 кило, а ведь до знакомства с Виктором её вес колебался всегда в районе 65! А за эти две недели Оксана уже прибавила не меньше 5 лишних килограммов и эта прибавка в весе ощутимо сказывалась на её внешности: она всё больше заплывала жиром, и особенно это было заметно в области живота, попы и бёдер, хотя её груди тоже заметно увеличились, руки стали пухленькими, да и щёчки округлились. Купленный перед самым отъездом бикини теперь врезался в кожу. Трусики утопали в мякоти её бёдер, но ей это даже нравилось, а уж Виктор вообще был без ума от её новых форм и не мог наглядеться на свою располневшую красавицу.

Они лежали рядом, на кушетках, в тени зонтов, и с моря дул лёгкий бриз. Оксана по обыкновению занималась любимым делом: кушала. Стоявший рядом с ней столик был заставлен тарелками с разнообразной едой, у кушетки стоял ящик с пивом. Надо сказать, что с момента предыдущей Оксаниной трапезы, после которой она долго мучилась от болей в переполненном животе, прошло не более трёх часов, однако четверть часа назад Оксана основательно освободилась на унитазе и, выйдя из туалета, поняла, что чувство переполненности уступило место простой сытости, а значит, можно снова подкрепиться! Она сказала о своём желании Виктору, и вот – стол накрыт и всё готово для новой трапезы!

Оксана ела не спеша, смакуя каждый кусочек и сопровождая его глотком холодного пива.

В основном она налегала на пирожки, которые, по её словам, «были просто объеденье». Однако, видимо Оксана переоценила свои силы – всё-таки с момента её последнего обжорства прошло слишком мало времени – уже после шестого пирожка и одной бутылки пива она почувствовала, что набита под завязку. А на блюде оставалось ещё не меньше 15 пирожков! Конечно, она могла съесть их и потом, но они были настолько вкусными, что Оксане хотелось их прямо сейчас и не смотря ни на что! В подобные ситуации она попадала довольно часто, так что есть через силу Оксане было не привыкать, хоть она и знала, чем это в итоге закончится.

Оксана вздохнула.

— Что, место закончилось? – поинтересовался Виктор, который обожал наблюдать, как его «девочка кушает».

— Да нет, что ты! – улыбнулась Оксана, — Как у меня не может остаться места для такой вкуснятины!

Виктор потыкал пальцем в её тугое раздувшееся пузо и сказал:

— А на ощупь – будто уже под завязку. Может не стОит, а?

— Нет, стОит! – закапризничала Оксана, — Мне виднее! И потом – они настолько вкусные, что ради них я готова на любые жертвы!

— Ну смотри, дело твое, — ухмыльнулся Виктор.

— Ты мне только пузико массируй, ладно? – попросила Оксана.

— С удовольствием, — Виктор положил ладонь на её шарообразный живот и стал нежно массировать его.

Её желудок был почти полон, но Оксана наела уже достаточно жира в области живота, чтобы он оставался довольно мягким даже в таком состоянии.

Оксана открыла бутылку пива и, взяв первый пирожок вгрызлась в его сочную мякоть.

— Ммм, как же вкусно, — проговорила она с набитым ртом и даже прикрыла глаза от удовольствия.

Она проглотила первый кусочек и слегка скривилась – её желудку явно было нелегко принимать новую порцию. Ей пришлось глотнуть пива, чтобы проглоченный кусочек разместился получше, однако жидкость тоже требовала места, и она поняла, что запивать лучше пореже. Оксана откусила ещё. Виктор с восхищением и вожделением смотрел на неё, старательно массируя её раздобревший живот. Это действительно помогало, слегка снимая боль и напряжение.

После первого пирожка, Оксана, отрывисто дыша, подумала: « Проклятье, мне всё это ни за что не съесть сейчас. Может перерыв?, — она покосилась на плавки Виктора, в которых, судя по всему, уже давно всё было готово к решительным действиям, — Потрахаюсь, авось уляжется, потом продолжу… Ну ладно, ещё один…».

Она взяла следующий пирожок.

— Ну как пошло? – осведомился Виктор, едва сдерживаясь от того, чтобы либо сейчас же оседлать Оксану, либо банально начать дрочить.

— Нормально, — хрипло проговорила она, рыгнула и стала есть дальше.

Кое-как осилив ещё три пирожка, она поняла, что её желудок категорически против новых «посетителей» и наотрез отказывается принимать ещё чтобы то ни было. Боль в животе стала почти невыносимой, несмотря на массаж Виктора. «О, боже, — подумала Оксана, — я вот-вот лопну!», — она перевела взгляд на аппетитную гору пирожков, каждый из которых манил и словно шептал: «Съешь меня, я такой вкусный!» и, не в силах противиться этому зову, Оксана продолжила насилие над своим чревом.

Оксана давилась и глотала с огромными усилиями, то и дело рыгая. Живот, в котором уже, казалось, абсолютно не осталось свободного места, отчаянно сопротивлялся, но, всё же, уступал под напором новых порций. Один за другим пирожки исчезали в её чреве. Стенки её желудка нехотя раздавались и растягивались во все стороны, так что ей уже с трудом удавалось дышать. Её пузо приобрело уже какие-то совершенно колоссальные размеры – Оксана не помнила, чтобы её живот когда-нибудь был таким большим, да и Виктор уже смотрел, вытаращив глаза и глотая слюнки, однако не забывал массировать её животик, хотя это уже скорее смахивало на ласки.

«Лопну, — думала Оксана, беря очередной пирожок и морщась от боли в животе, — Точно лопну. Ну и пусть! Зато вкусно-то как!» На подносе оставалось ещё четыре пирожка. Хотя нет, теперь уже три, и один съеден наполовину. Вдыхать удавалось уже с огромным трудом, и при каждом вдохе желудок пронзала резкая боль. Оксана всерьёз испугалась и решила, что теперь, кажется, на самом деле хватит. Она посмотрел на половинку пирожка в руке. «Ну этот-то точно надо прикончить, — подумала Оксана, — не бросать же недоеденным!» И запихнув его в рот целиком, кое-как прожевала и попыталась проглотить. Не пошло – пирожок полез обратно, но Оксана пальцами затолкала его назад и попыталась проглотить ещё раз. Комок теста застрял где-то на полпути, так что Оксана решила глотнуть пива. Она потянулась за бутылкой и скорчилась от адской боли.

— В-вить… охх… Пив… о…

Но Виктор и так уже всё понял и подал ей бутылку. Оксана сделала обильный глоток, пиво частично прошло в горло, частично пошло назад и потекло изо рта по подбородку, струйками стекая прямо на её пышные груди. Однако застрявший в горле ком она таки проглотила. Застонала и, рыгнув, пустила газы. Потом ещё. Но легче не стало, стало хуже. Она обхватила руками своё огромное пузо и закрыла глаза. «Боже, ну зачем, зачем я съела СТОЛЬКО?!» — вертелся в голове один единственный вопрос.

Виктор даже не стал пытаться заняться с ней сексом, понимая, что это было бы слишком эгоистично – Оксане явно сейчас было не до этого, и к тому же дополнительное напряжение могло для неё плохо закончиться. Она оставила еду – а это был верный признак того, что его девочка не просто обожралась, а переела сверх всякой меры и ей действительно было ОЧЕНЬ плохо.

Виктор вздохнул, раскинулся на кушетке рядом, и, протянув руку и положив её на гигантское пузо Оксаны, стал нежно массировать его. Ощущать под пальцами мякоть нежного жира, толстым слоем обволакивающего её раздавшееся во все стороны чрево, было просто восхитительно.

Лишь через час боль стала терпимой настолько, что Оксана смогла думать о чём то, кроме неё и более-менее свободно дышать. Она сжала лежащую на её животе руку Виктора.

— Ах, Витя! Как же я счастлива, что вышла за тебя! – сказала она вдруг, глядя на накатывающиеся на песчаный берег морские волны, — До встречи с тобой мне постоянно приходилось следить за своей фигурой, сидеть на диетах, считать калории, есть по чуть-чуть. А я ведь так люблю вкусно поесть! Всю свою жизнь я только и слышала от подруг стоны типа: «ах, я набрала полкило, какой ужас!..» — и сама была такой же! О встрече с таким мужчиной как ты я могла только мечтать! Хотя, что я говорю, о таком как ты я даже и не мечтала, я даже представить себе не могла, что бывают такие как ты! И ты представить себе не можешь, как я счастлива!

— Милая, я тоже счастлив, — сказал Виктор, — На самом деле, то, что мы нашли друг друга – это подарок судьбы, я до сих пор иногда не могу поверить в своё счастье. Ведь совсем не просто в наши дни найти девушку, которая согласилась бы плюнуть на эти ужасные стереотипы, эти 90-60-90, которые навязывают нам с экранов телевидения, из радиопередач, да отовсюду!.. Поесть-то вкусно любят все, но просто не могут себе позволить! Как же так, они станут «некрасивыми», их «никто любить не будет»! И самое страшное, что многие парни и в самом деле считают пышечек «страшными», а некоторые просто бояться пойти против мнения большинства.

— Идиоты, — хмыкнула Оксана, — Мой бывший был таким. Как хорошо, что у меня с ним нечего не вышло, а то бы ограничивала сейчас себя во всём, как Светка. А знаешь, кстати, что я заметила?

— Что, киса?

— Что когда мы гуляем по пляжу, многие парни на меня заглядываются, и в основном я вижу в их глазах… вожделение! А уж про взгляды девушек, когда я тут объедаюсь дни напролёт, я вообще молчу! Они полны зависти, готова поспорить, они бы много отдали, чтобы оказаться на моём месте! Бедняжки! – хихикнула Оксана, взяла с подноса пирожное и целиком запихнула в рот.

Есть ей вообще-то не хотелось, скорее наоборот, но мысль, что девушки на пляже завидуют её возможности есть что угодно и сколько угодно, пробудило в ней желание съесть ещё что-нибудь через силу, просто для того, чтобы ещё раз подтвердить своё «превосходство» над ними.

— Детка, никак ты уже проголодалась, — пожурил её Виктор, похлопав по тугому пузу.

Оксана широко улыбнулась с набитым ртом. Дожевав пирожное, Оксана на секунду задумалась и вдруг спросила:

— Вить, а у тебя есть мечта?

— Ну…, — Виктор посмотрел на Оксану и широко улыбнулся, — Скажем так, у меня БЫЛА мечта. А теперь она исполнилась: я женился на тебе.

Оксана засмеялась:

— Витечка, как же я тебя люблю! Ты тоже мужчина моей мечты!

— Неправда, — сказал Виктор, — Минуту назад ты сказала, что о таком как я даже и не мечтала!

— Да, но встретив тебя, я поняла, что если бы раньше знала, что такие мужчины как ты вообще бывают, то обязательно мечтала бы о таком!

— Что ж, получается, наши мечты исполнились, – Виктор погладил Оксану по пузику, — А значит, пора начинать мечтать о чём то новом.

— Думаешь пора?

— Конечно. Я считаю, что смысл жизни – это стремиться к достижению своей главной мечты. И если она осуществилась, нужно непременно начинать мечтать о чём то новом.

— И как, ты уже начал?

— Ну да. Сейчас, например, я мечтаю о том, чтобы заняться с тобой сексом…

— Ну, эту мечту легко исполнить, — игриво произнесла Оксана, — А что потом?

— Да, ты права, эта мечта слишком легко исполнима, — согласился Виктор, — хотя менее приятной она от этого не становится. Надо будет придумать что-то поглобальнее. Ну, а как на счёт тебя? Ты о чём-то мечтаешь?

— Кроме того, чтобы заняться с тобой сексом?

— Ну да, кроме этого, — рассмеялся Виктор.

Оксана немного подумала и сказала:

— Знаешь, да. У меня есть мечта.

— Какая?

— Я мечтаю о том, чтобы всю свою жизнь делать только то, что хочется, во всём себе потакать. Чтобы никогда не работать и целыми днями предаваться лени, обжорству, сексу и развлечениям! Вот о чём я мечтаю!

— Оксана, — серьёзно сказал Виктор, — Ты же знаешь, как я тебя люблю?

— Очень-очень сильно?

— И даже сильнее. А ты знаешь, что это значит?

— Ну… Что я девушка твоей мечты?

— Правильно. А значит, я буду делать всё возможное, чтобы воплощать твои мечты в реальность. И эту твою мечту сделать реальностью для меня будет очень просто!

— Правда?! – глаза Оксаны заблестели.

— Разумеется. Мы богаты, у меня отличная, перспективная работа, что означает только то, что в ближайшее время мы станем ещё богаче и работать тебе нет совершенно никакой необходимости.

— А институт? Мне ещё три года учиться, — вздохнула Оксана.

— Киса, а не подскажешь мне, зачем тебе учиться, если тебе не придётся нигде работать?

— Хм… Ну, вообщем да, незачем…

— Так что бросай институт и добро пожаловать в новый мир, детка! В мир твоей мечты!

— Витя!!! – Оксана бросилась ему на шею, — Ты просто чудо, чудо, чудо!!! Ура! Теперь я точно самая счастливая девушка в мире!!!

Она села Виктору на колени, прижавшись своим пузиком к его рельефному животу, и, обвив его шею руками, прошептала:

— В благодарность, твою мечту я исполню прямо сейчас…

— И тогда я буду самым счастливым в мире мужем самой счастливой в мире женщины, — сказал Виктор и их губы слились в страстном поцелуе.

Пальцы Виктора скользнули по ей талии, обросшей уже изрядным количеством жирка, задержались на нежнейшей мякоти располневших бёдер и впились в сладкую податливую плоть её сочной попы, в полной мере отражающей последствия Оксаниного обжорства. Её дыхание стало учащеннее, она издала полный желания стон. Её мягкие, упругие и заметно раздобревшие груди тёрлись о грудь Виктора, пухлые губы жадно целовали его. Виктор прижал Оксану к себе, сильно надавив при этом на её полный еды и пива живот. Оксана вскрикнула, из её попы вырвались газы, и, застонав, она постаралась ещё больше прижаться к Виктору. Оксана чувствовала, как от этого усиливается давление в её чреве, как растягиваются стенки желудка, и это невероятно возбуждало её. И вместе с тем, она вдруг ощутила, что наполнена не целиком, что внизу её живота всё пылает и изнемогает от невыносимой пустоты. И тогда, слегка отстранившись, она рукой оттянула в сторону ткань своих трусиков на лобке, уже совсем мокреньких, и, обнажив клитор, томно простонала:

— Витя, заполни меня всю!

Виктора не надо было просить дважды, он страстно желал её, и, приспустив трусы, сжал рукой свой окаменевший от возбуждения член и направил его прямо на вожделенную Оксанину щёлку. Одним стремительным движением Оксана нанизала себя на его твёрдую плоть и изо всех сил прижалась своим тугим пузом к его животу.

— Ааах!.. – простонала Оксана, наслаждаясь двойным давлением внутри чрева и внутри влагалища, — Да, да, боже, как сладко!...

Прижимаясь к Виктору, Оксана стала ритмично двигать бёдрами, ощущая твёрдость его члена в себе. Оргазм сладкими волнами накрывал её сознание, она чувствовала себя словно в раю, но ей хотелось ещё и ещё, она желала, чтобы это чувство длилось вечно и в эти мгновения Оксане казалось, что так и будет. Теперь руки Виктора мяли её подрагивающие груди, его большие пальцы круговыми движениями ласкали её набухшие соски, поднимая её на новые вершины блаженства. Из её клитора, по его мощному члену, обильно тёк сок. Она стонала не переставая.

— Да, да, да, о боже, да!!! Ах, ещё, ещё, ласкай меня, ласкай, да, ах, Ааах!!!, — по всему её телу прошлась судорога и Оксана взлетела до небывалых высот наслаждения.

Но Виктор кончать пока вовсе не собирался. Обхватив Оксану сильными руками, он встал с ней, всё ещё насаженной на его член, с кушетки, и, опустившись на колени, бережно положил её на спину, на тёплый песок. Она задрала ноги к плечами и в сторону и он, перехватив инициативу, стал яростно иметь её, обхватив за пухлые ляжки.

Её оргазм ещё не успел схлынуть после первого пика наслаждения, а новая стремительная атака Виктора, уже вновь возносила её на сладостные заоблачные высоты.

Каждый раз, когда член Виктора доходил до самого её естества, вонзаясь прямо под набитый живот, она вскрикивала в сладкой истоме, мир замирал на мгновение и снова оживал на краткий миг, пока Виктор не входил в неё снова. С каждым его движением жир её округлого живота подрагивал, как желе.

Виктору захотелось ощущать эту податливую откормленную плоть под своей ладонью и они снова сменили позу. Теперь Виктор оказался справа от лежащей на спине Оксаны, которая закинула одну ногу ему на плечо, а другую вытянула в сторону. Он надавил пальцами правой руки на её живот, ощутив сводящую с ума мягкость её уже весьма солидного слоя нежного подкожного жира, а левой ладонью стиснул её грудь. Между тем, рука Оксаны скользнула к лобку и принялась круговыми движениями ласкать верхнюю часть клитора, удваивая наслаждение.

— Ах, ах, сладко, боже, как сладко, ещё, ещё!!! Витя, сильнее!!! Дави сильнее на мой живот, ах, да, вот так, да, да, сильнее, боже, ааа!.. Лопну, сейчас лопну, о боже, АХ!!! – стонала Оксана, не переставая.

Виктор наконец стал давить достаточно сильно, так что она и впрямь почувствовала, что её обожравшееся пузо вот-вот разойдётся по швам, выплёскивая на свободу коктейль из пива и жирных яств, но от этого наслаждение стало таким сильным, что волна сладостного оргазма целиком затопила её сознание.

Все мысли и чувства были вытеснены ощущением полёта сквозь бесконечность, сердце бешено колотилось, экстаз поглотил её целиком, без остатка. И в этот миг она ощутила, как в неё хлынула мощная обжигающая струя его спермы и это сделало её наслаждение абсолютным. По всему её телу прошла сладостная судорога, всколыхнув жирок на откормленных бёдрах и округлом животике. Она лежала на песке, безвольно раскинув руки, тяжело дыша, время от времени содрогаясь и отрывисто выдыхая.

Она была счастлива. Как и Виктор, ведь теперь его мечта исполнилась. Впрочем, подобные мечты имеют свойство исполняться на весьма недолгий срок. И это – их главное достоинство.

Оксана проснулась. Зевнула, сладко потянулась всем телом и, разлепив веки, посмотрела на стоявшие на столике около кровати часы: было уже около 11. Значит, Виктор ушёл на работу уже около 3 часов назад, пока она спала – он всегда уходил тихо, чтобы не потревожить сон своей любимой. Оксана ещё раз зевнула и раскинулась на перинах.

Оксану не заботило то, что было уже довольно поздно. Она теперь никогда не просыпалась раньше 10 часов. Те времена, когда ей нужно было вставать ни свет ни заря, чтобы к 8 часам ехать на занятия в университет, остались в прошлом. Виктор исполнил своё обещание, которое дал ей два месяца тому назад, во время их медового месяца в Греции: воплотил в реальность её заветную мечту «никогда не работать и целыми днями предаваться лени, обжорству, сексу и развлечениям» — Оксана бросила учёбу и для неё настала новая жизнь, жизнь похожая на дивный сон. И, в этой жизни, Оксана была центром мироздания, мир вращался вокруг неё. Любое её желание, любую прихоть Виктор был готов исполнить, лишь бы сделать свою «крошку» счастливой. Эта мысль всегда вызывала у Оксаны волшебную лёгкость на душе и блаженную улыбку на устах. Это было похоже на сказку. Она теперь жила в шикарной пятикомнатной квартире Виктора в центре Москвы, которая скорее напоминала дворец. Тут была огромная кухня, размером с Оксанину большую комнату в её прежней квартире, шикарная гостиная, отдельная комната для домашнего кинотеатра, отдельная – для компьютера, чудесная спальня и кабинет Виктора. Внутренняя отделка поражала своим шиком и красотой – одни только шитые золотом обои стоили, наверное, кучу денег. Роскошная мебель поражала своим изяществом. На полу были дорогие узорчатые ковры, по которым было так приятно ступать босиком. А такого шикарного санузла Оксана вообще никогда раньше не видела.

Она никогда не вставала сразу. Проснувшись, Оксана любила ещё с четверть часа поваляться, понежиться в постели, на мягчайших перинах. Она положила руку на свой располневший животик и слегка надавила пальцами, чтобы ощутить его приятную мягкость – жира на её пузике за эти два месяца изрядно прибавилось, равно как и на остальных частях тела.

Когда Оксана, на прошлой неделе, по просьбе Виктора, взвесилась, то на электронном табло высветилась цифра 96. Оксана была поражена. Подумать только, с момента знакомства с Виктором прошло семь месяцев, а она прибавила в весе уже целых 31 кг! 31 килограмм нежнейшего жира! Из которых 8 кило она наела за эти последние два месяца, после переезда в дом Виктора и начала её беззаботной жизни. Она не понимала почему, но осознание этого факта невероятно возбуждало её, а уж Виктора и подавно, он даже не пытался это скрыть, говоря ей: «Киса, ты теперь стала на 31 кг сексуальнее!»

«О да, это так!», — подумала Оксана, и её правая рука скользнула вниз, к гладкой коже чисто выбритого лобка, волшебная мягкость которого говорила о том, что и в этом месте Оксаниного тела отложилось уже немалое количество жирочка.

Раньше она не задумывалась о том, какое значение будут иметь для неё новые килограммы. Она никогда не ставила перед собой задачи располнеть. В её прошлой жизни, до знакомства с Виктором, которая теперь казалась кошмарным сном, каждые лишние 100 грамм на её теле были едва ли не трагедией, вызывали бурю укоров со стороны её тогдашнего парня. Виктор убедил её, что в полноте нет ничего дурного, что напротив, именно полная женщина истинно красива. Однако, для Оксаны это было не более чем разрешением есть всё что угодно и сколько угодно, забыть о запретах, о диетах и о подсчёте калорий.

Однако теперь, когда полнота уже значительно отразилась на её фигуре, когда прозвучала эта цифра «31», Оксана вдруг поняла, что лишний вес имеет для неё куда большее значение. Возможно, она теперь даже понимала, почему это приводило в такой восторг Виктора – осознание того, что всё её тело покрывает слой мягкого нежного подкожного ЖИРА, общим весом в 31 килограмм, ощущение, осязание этого жира, невероятно её возбуждали, и ей хотелось располнеть ещё больше! Это желание сводило её с ума. Понятия красота, сексуальность и жир внезапно стали для неё синонимами. Она желала становиться красивее, желала становиться сексуальнее, и это было достижимо, ведь она безумно хотела стать ещё жирнее! Оксана поняла, что на пути к счастью у неё больше нет преград: она хотела есть больше с каждым днём, без перерыва наслаждаться едой и это желание в полной мере не только не противоречило, но, напротив, помогало исполнению её второго желания – становиться с каждым днём красивее, сексуальнее. И жирнее. И все эти желания для неё были абсолютно достижимы!

Когда Оксана рассказала о своём прозрении Виктору, тот радовался как ребёнок.

Он сказал ей, обнимая за плечи:

— Оксаночка, ты просто чудо! Ты – истинная фиди!

— Истинная кто? – не поняла Оксана.

— Э… Неважно, — Виктор смутился на мгновение, — В общем, ты та девушка, о которой я всегда мечтал. Ты сказка. То, что ты сказала мне только что… Я всегда мечтал найти девушку, которая думала бы так как ты. – Он поцеловал её.

— И ты, Виктор, ты тоже сказка! – улыбнулась Оксана, — И моя жизнь теперь сказка, ты мой принц, мой волшебник! Ведь если бы не ты, я бы никогда не поняла, в чём для меня истинный смысл жизни! Теперь я знаю! Ты открыл мне глаза!

— Боже, ты чудо, чудо! – Виктор страстно целовал её в плечи, в шею, в груди, — Скажи, скажи это ещё раз! В чём смысл твоей жизни?!

— Жир!.. – произнесла Оксана с придыханием, целуя Виктора в губы, — Жиреть, наедать жир, раскармливать себя!.. Есть, объедаться без конца, наедаться до отвала!.. И любить, любить тебя!.. Ощущать твой член в себе!...

— Да, да, произноси, произноси это! Ещё и ещё! – требовал Виктор, старстно лаская её плоть.

— Жиреть!.. Ах!.. Жиреть, жиреть, жиреть!...

…Все эти воспоминания возбудили Оксану и пробудили чувство голода. В её животе заурчало. Ей хотелось есть, кроме того, ей хотелось в туалет, и ей НЕ хотелось вставать с мягких перин, на которых было так приятно нежиться. Некоторое время её лень боролась с зовом естественных потребностей. Наконец последние победили. Оксана вздохнула, решительно откинула одеяло, и села на кровати. Её солидное, заплывшее жиром пузо мягко коснулось пухлых ляжек. Оксана положила на него ладонь и слегка потрясла жировые складки, потом сжала валик жира между пальцами.

Оксана надела тапочки, встала и, жеманно выгнув спинку, громко пустила газы. И направилась в туалет..

Наконец, более-менее уладив свои большие дела, Оксана почистила зубы и приняла душ. После чего направилась на кухню – в животе урчало всё настойчивее. Идя на коридору, Оксана остановилась около висевшего в прихожей большого, в полный её рост, зеркала. Она никогда не могла пройти мимо него, чтобы не полюбоваться своей красотой, которой восхищалась теперь едва ли не больше Виктора, который не уставал расхваливать её округлившиеся формы и осыпать комплементами при каждом удобном случае.

Оксана минут 10 вертелась перед зеркалом, рассматривая себя со всех сторон. Постоянное переедание так растянуло её чрево, что живот выглядел теперь весьма внушительно даже сейчас, когда её желудок был почти пустым. Кроме того, он начал слегка свешиваться вниз, нависая над лобком. И это большое, откормленное, оплывшее пузо, окаймляли пышные белоснежные бёдра, принявшие на себя не один килограмм её молодого, нежного жира. Её сочная, спелая, округлая попа заметно раздалась вширь, ягодицы слегка оплыли и плотно прилегали друг к другу, как две сдобные булочки. Новые килограммы откладывались у Оксаны главным образом именно в области попы, бёдер и живота, но, впрочем, не обходили стороной и остальные части тела: её ляжки и талия тоже заметно заплыли жиром, руки стали пухленькими, груди увеличились на несколько размеров, щёки напоминали наливные яблочки, а под подбородком скапливалось всё большее количество соблазнительного жирка.

Оксана вертелась перед зеркалом и так, и этак, выгибаясь, пробуя на ощупь жировые отложения самых аппетитных частей своего роскошного тела, стискивала ладонями нежнейшую плоть его откормленной филейной части. «Боже, как же я хороша!, — думала Оксана, — Витя прав, я хорошею с каждым днём! Ах, какой же пышной, мягкой и податливой стала моя попа! Груди как спелые дыни! А этот восхитительный жирок на бёдрах? Надо же, сколько его уже! Как приятно ощущать его нежную мягкость между пальцами! Но, конечно же, животик – моя главная гордость, моя главная красота! Как я его раскормила!.., — она обеими руками стиснула сладкую разжиревшую плоть своего чрева, — Сколько в него теперь вмещается всяких вкусностей! Вкусностей… Да, пора на кухню! Ох, как же я хочу есть!»

И, с трудом заставив себя отвести взор от своего отражения, Оксана зашагала на кухню, предвкушая грядущее удовольствие и поглаживая животик.

Она открыла огромный холодильник. Каждую неделю, на выходных, они вместе с Виктором гуляли по магазинам, набирая всего, чего Оксанина душа пожелает. А желала она многого. И, так как сегодня был понедельник, холодильник был забит по завязку. Глаза у Оксаны разбежались, ей хотелось всего и сразу, но, она понимала, что это невозможно, а потому выбрать было крайне трудно. «Эх, — подумала Оксана, — я мечтаю о том дне, когда мой животик станет настолько большим, что я смогу съесть всё это за один присест! И даже больше, чем всё это!, — от таких мыслей у неё каждый раз захватывало дух, — да, но пока животик у меня маленький, эх, чем же мне его накормить?! А, ладно! Всё равно всё очень вкусное, буду вынимать, что под руку попадётся!»

На столе стали появляться блинчики с разнообразной начинкой, сыр, масло, колбаса, мясные деликатесы, красная икра, пирожные с заварным кремом, молочные коктейли, взбитые сливки, торты, слойки с вареньем… Уже весь стол был заставлен яствами. «Нда, похоже, этого уже хватит, — подумала Оксана, — Возможно, я и это не осилю.» Она нарезала белый хлеб, и стала делать разнообразные бутерброды, намазывая толстым слоём масло, отрезая толстые ломтики сыра, колбас, ветчины, грудинки, буженины… Потом взяла большую литровую кружку и вылила туда несколько молочных коктейлей. Подогрела блинчики. Отрезала по большому куску от каждого из пяти тортов, каждый из которых почти наполовину состоял из жирнейшего крема – Оксана обожала такие лакомства!

После этого, Оксана включила висящую на стене плазменную панель, взяла TV-пульт, и уселась за стол, опустив сахарную плоть своей обнажённой попы на нежный бархат дивана. Не теряя времени, Оксана схватила толстенный бутерброд, широко открыла рот, и вгрызлась в него зубами, а свободной рукой стала переключать каналы спутникового ТВ, пытаясь найти что-нибудь интересное. Наконец она нашла довольно занятную передачу про дикую природу – она любила во время еды смотреть что-нибудь в этом духе. Оксана с жадностью набросилась на еду. Она не глядя брала со стола то, что попадётся под руку: блинчики, пирожные, бутерброды, слойки, запивая всё это большими глотками сладкого молочного коктейля. Иногда она брала тюбик со взбитыми сливками и выдавливала солидную порцию себе прямо в рот. Оксана могла теперь без остановки есть уже почти час. На выходных они с Виктором специально устраивали своего рода «объедания на рекорд» — Виктор засекал время, а Оксана должна была есть, пока живот не отказывался принимать больше ни кусочка. В течение недели, Оксана, по сути, усердно готовилась к этому «контрольному» воскресному обжорству. И, надо сказать, усердные «тренировки» не проходили даром, поскольку каждую неделю она устанавливала новый рекорд, увеличивая время на новые 3-5 минут. Чтобы дополнительно стимулировать Оксану, Виктор установил правила: после каждого рекорда он будет покупать ей украшение, по стоимости равное количеству прибавившихся минут, умноженных на 20$. Как и любая девушка, Оксана была помешана на дорогих побрякушках, и часто Виктор сам останавливал Оксану, опасаясь, как бы жадность его любимой не привела к серьёзным последствиям – иногда ему казалось, что её живот в самом деле вот-вот взорвётся, но упорство Оксаны восхищало и возбуждало его.

… Во время завтрака Оксана не пользовалась столовыми приборами. Она всё брала руками, пачкаясь в креме и шоколаде. Это было очень удобно, она могла запихивать еду в рот большими кусками, что ей очень нравилось. Она любила напихать в рот много всякой еды, а потом, с огромными раздувшимися щеками сидеть и пережёвывать всё это. А потом глотать и запивать коктейлем.

Её литровая кружка опустела, Оксана вытерла руки о своё пузо, уже порядком набитое едой, открыла пакет молока 6% жирности, наполнила кружку снова, выдавила в неё большую порцию взбитых сливок и, похлопав себя по вымазанному в жире, шоколаде и креме пузу, продолжила завтрак.

Она уже съела все бутерброды и часть блинчиков, но пирожных оставалось ещё предостаточно, да и три куска торта оставались ещё не тронутыми. Оксана откинулась на спинку дивана, положила ладони на раздувшееся пузо и сыто рыгнула.

Она взглянула на часы. Было уже около часа. За столом она провела уже минут 40. Оксана решительно принялась за оставшиеся лакомства. Её рот наполнился сладким бисквитом, заварным кремом и вареньем. От обилия сладкого её стало слегка подташнивать. Оксана залпом допила молоко, которое частично потекло по подбородку и шее, капая на большие пышные груди и перепачканное пузо, напоминающее уже большой воздушный шар. Рыгнула и налила в кружку кефира. Всю эту сладость теперь было приятно запить кисленьким.

Но надо было чуток передохнуть. Ещё оставались пирожные, два больших куска торта и два блинчика, а желудок уже был забит под завязку и каждый новый кусок принимал с трудом.

Оксана опять откинулась на спинку дивана, тяжело дыша. Она посмотрела на свой огромный живот. Облизала перепачканные пальцы и стала массировать своё жирное обожравшееся пузо, размазывая по нему следы от молока, шоколада, крема и крошек, постепенно, всё больше возбуждаясь. Для неё это теперь стало естественным завершением любой трапезы, её кульминацией — каждое её обжорство неизменно заканчивалось мастурбацией.

Липкие пальцы ласкали клитор, заплывший жиром лобок, располневшие бёдра, сочные груди, проникали меж алых лепестков её набухшего бутона. Оксана протянула руку, взяла кусок торта, и постаралась целиком затолкать его в рот, перепачкав при этом щёки, нос и подбородок. Частично торт попал ей в рот, частично упал на живот и груди. Оксана, наслаждаясь сладостью во рту, и сладостью в промежности, стала растирать липкую массу по всему своему раскормленному, пухлому телу, в блаженной истоме откинув назад голову, закрыв глаза, отрывисто дыша и морщась иногда от резей в переполненном чреве.

— О, да, боже, да!.. – стонала Оксана.

Наслаждение усиливалось, она уже извивалась всем телом, ёрзая жиром обнажённых вспотевших ягодиц по бархату дивана. Пальцы левой руки, только что неистово ласкавшие её истекающий соком клитор, уступили место пальцам правой, и скользнули вверх, по мягкой нежной плоти, соскребая размазанную по всему её телу сладкую массу. Оксана открыла рот и, томно простонав, облизала ладонь.

Сладкая истома близилась к апогею, переходя в бешеный, неистовый оргазм.

— Да, да, а-а… БУЭ-ЭЭРП!.. Ах-х… Сладко!.. Как сладко, боже!.. Ах… — стонала Оксана, извиваясь словно уж, уже не чувствуя боли в животе, а ощущая только сладостное давление изнутри и извне.

Наслаждение достигло пика, Оксана выгнулась дугой, выпячивая свой огромное пузо и кончила. Ощущение иного измерения затопило сознание. А потом схлынуло, и Оксана вернулась в мир земной.

Она лежала на диване, тяжело дыша, вся измазанная липкой сладостью и раскинув. Огромный живот её едва заметно вздымался и опускался.

Она отлёживалась и приходила в себя около получаса, потом доела остатки торта и допила молоко – хотя ей вовсе и не хотелось есть, а во рту было приторное ощущение и её слегка подташнивало, но Оксана взяла себе за правило, всегда доедать всё, что оставалось на столе и что она не смогла съесть с первого захода.

Ещё немного полежав, Оксана с трудом встала из-за стола и зашагала в душ, обхватив руками живот.

Оксана основательно вымылась, а потом с полчаса принимала ванну с ароматическими маслами.

Когда с гигиеническими делами было покончено, было уже почти три часа. Пора было готовить обед, но Оксана слишком утомилась и решила чуть-чуть отдохнуть. Она зашла на кухню, взяла баночку спрайта из холодильника, открыла большой пакет чипсов и высыпала их в тарелку. Взяла банку со сметаной, спрайт и тарелку с чипсами и направилась в «компьютерную комнату». Оксана уселась в кресло и в течение часа смотрела разные забавные ролики на YouTube, укупывая чипсины в сметану и запивая всё это спрайтом.

Конечно, это была не еда, а детское развлечение. В желудке ощущалась небольшая тяжесть и приятная сытость, но не более того, а значит пришла пора как следует подкрепиться. Оксана твёрдо для себя решила, что будет стараться не допускать того, чтобы в её животе надолго исчезало чувство переполненности!

Вдруг, Оксана вспомнила про то странное слово, которое упомянул тогда Виктор. «Фиди». Так, кажется, он её назвал? «Ты – истинная фиди». «Кто же такая фиди? – подумала Оксана». Любопытство одолело её, она зашла в Яндекс и, набрав это слово, нажала «Поиск».

Вторая же ссылка из выданного поисковиком огромного количества результатов привела её на сайт «feederism.narod.ru», на котором Оксана прочитала:

«Фидер (feeder) — человек, получающий удовольствие, раскармливая другого человека, наблюдая как он (она) толстеет.

Фиди (feedee) — человек, которому нравится, когда его (ее) раскармливают.

Фидеризм (feederism) — отношения в которых участвуют фидер и фиди.»

«Боже мой! – подумала Оксана, — Значит, существует даже специальное название для наших с Виктором отношений! Нравится ли мне, когда меня раскармливают? Когда Виктор кормит меня, пока моё пузо не оказывается набитым едой до предела? Да! И ещё как! Это возбуждает меня, гораздо сильнее чем когда я просто ем сама! Как он был прав! Я – истинная фиди! А он – настоящий фидер! «Фиди». Какое приятное слово! Хочу, чтобы Витя называл меня так! Надо будет сказать ему. Почему он не стал объяснять мне тогда значения этого слова? Может быть, хотел, чтобы я нашла ответ сама? Впрочем, это ничего не меняет. Или как?»

Оксана подумала, что, пожалуй, это новое знание о фидеризме всё-таки кое-что меняло. Она была фиди, истинной фиди, и теперь её желание полнеть и полнеть стало в разы сильнее! Она вдруг подумала, что Виктор специально упомянул это непонятное ей тогда слово и отказался объяснять его значение. Он забросил наживку. И она попалась. Она не была уверена, что воспряняла бы эту новую информацию о их отношениях с таким воодушевлением, если бы Виктор сам рассказал об этом.

«Я фиди и я люблю, чтобы меня раскармливали! Боже, как эта мысль заводит меня! Сегодня вечером фидер будет кормить свою фиди до отвала! Да! А пока, фиди придётся позаботится о себе самой!»

Оксана направилась на кухню, поставила в духовку натёртую сметаной со специями жирную утку, поставила вариться рис, картошку и сардельки, а так же греться суп «харчо». Потом достала из холодильника сало, упаковку пива, сливочное масло, кетчуп и сметану. Потом нарезала белого хлеба.

Через полчаса обед был почти готов: на столе дымились тарелки с супом, с картошкой, с рисом, пять сарделек. В большой кружке пенилось пиво. Утка, по расчёту Оксаны, должна была приготовиться как раз к тому моменту, когда она покончит с первым и «первым вторым», как выражалась Оксана. Она теперь никогда не делала себе на второе одно блюдо. Пока она кое-как управлялась с двумя – в перспективах, она надеялась, повысить планку до трёх разных кушаний «на второе».

В тарелке было пять поварешек супа. «Харчо» был жирный, наваристый и острый, Оксана вся раскраснелась и вспотела, пока его ела, тяжело дышала, сопела, похрюкивала и ложка за ложкой уплетала суп, заедая его салом и запивая прохладным пивом.

Покончив с супом, Оксана удовлетворённо рыгнула, отодвинула пустую миску и придвинула тарелки с разваристой картошкой и сардельками. В картошку Оксана отрезала большой кусок сливочного масла. Потом вывалила в неё содержимое упаковки сметаны, посолила и перемешала. Сардельки от души полила кетчупом. Похлопала себя по пузу, утёрла пот со лба и, вздохнув, принялась за «первое второе», брызгая соком сарделек, чавкая, капая кетчупом на груди. Картошку она ела так: вилкой брала кусочек сливочного масла, клала в рот, потом брала в рот вымазанную в сметане картошку и жевала, наслаждаясь вкусом, потом делала обильный глоток пива.

Между тем, Оксана почувствовала, что уже в общем-то объелась, а впереди была ещё утка с рисом. «Наверное надо было меньше налегать на пиво, — подумала Оксана, — Да и пять сарделек – перебор. Ну да ладно, справлюсь! Моему животику к таким перегрузкам не привыкать! Пусть растягивается, пусть растёт большой-большой!»

Она съела последнюю сардельку и тяжело выдыхая, встала из-за стола. Пузо было тяжёлым и тянуло вниз. Чтобы вынуть утку из духовки нужно было наклониться. Это оказалось не простой задачей – в переполненном животе булькало пиво и «харчо», вперемешку с салом, сардельками и картошкой, и стоило ей чуть-чуть наклониться, она ощутила, как всё это подступает к горлу и просится наружу.

Оксана выключила духовку, плюхнулась на диван и минут пять массировала пузо, сыто рыгая время от времени. Наконец, решила вновь повторить попытку вынуть гуся из духовки. Стоило ей чуть-чуть наклонится, как в верхней части живота она ощутила резкую боль. «Нда, похоже я съела сегодня на «первое второе» слишком много!, — подумала Оксана с досадой, — Может быть сегодня обойтись без «второго второго»? Но ведь эта утка такая жирная, такая вкусная! Мне так хочется её съесть! И я это сделаю!»

Оксана принесла стул, и опираясь одной рукой о его спинку, а другой – о кухонную плиту, опустилась на колени так, чтобы спина была всё время в вертикальном положении. Это ей удалось, хотя и с трудом, но зато без сильных болей в животе. Теперь она была на одном уровне с духовкой. Она открыла её, взяла рукавички, и вытащила противень с уткой. Её покрывала золотистая корочка, противень был полон горячего, вытопившегося жира. У Оксаны потекли слюнки. Она поставила противень на плиту и попыталась подняться, но тяжёлый, полный еды и пива живот тянул вниз и при каждой попытке отзывался резью в желудке.

«Ну и ладно!, — решила Оксана, — Я прекрасно поем и на полу!»

Она села, прислонившись к плите, поставила слева от себя поднос, справа – кастрюльку с рисом, которую тоже сняла с плиты. Правда, у неё не было столовых приборов. «Ну да ничего!, — решила Оксана, — Всё равно птицу едят руками!»

Она решила подождать некоторое время, чтобы утка чуть подостыла, а пока как следует помассировала своё пузо. При этом она не сводила взгляда с поджаристой утки. Она жаждала поскорее начать её есть.

«Всё, больше не могу терпеть!, — решила Оксана, оторвала большую ножку, и, обжигаясь, капая стекающим с неё жиром на пол, на ляжки, живот и груди, вгрызлась в сочное мясо. «Ммм, какая же жирная, какая сочная», — Оксана закатила глаза от удовольствия. Потом открыла кастрюльку с рисом, взяла горсть, и, чавкая, стала есть его прямо с ладони.

Через 30 минут, Оксана лежала, тяжело дыша, вся перемазанная жиром, с прилипшими то тут, то там, к телу рисинками, с животом, ставшим похожим на огромный, слегка расплывшийся, баскетбольный шар, с торчащим изо рта куском утиного мяса, из которого сочился жир, стекая по подбородку, с последним куском утки в правой руке, и горстью риса в левой, не в силах пошевелиться, боясь вздохнуть, ей казалось что сейчас её живот не выдержит, что желудок разорвётся, и даже, в какой то степени желала этого, потому что рези и боли в её переполненном до нового предела чреве были практически невыносимыми. Она вяло постанывала.

«Утка… Такая вкусная… Но я больше не могу… Я сейчас взорвусь… О, боже, зачем же я опять так пожадничала…»

На самом деле, такое случалось с Оксаной хотя и не каждый день, но довольно часто. Она не знала меры. Её жадность и жажда еды не имели границ. Каждый раз, объедаясь, через силу запихивая в себя куски, когда и так уже казалось, что больше не влезет, она словно не верила, что предел всё-таки всё равно будет достигнут. Что желудок у неё, к сожалению, не резиновый. И что за её неуёмную жадность обязательно последует расплата. Как сейчас.

Она пошла в туалет, села на унитаз, и около часа отдыхала, заодно изрядно освободившись. Полегчало заметно. Она приняла душ и ванну. Помыла пол на кухне.

Когда со всем этим было покончено, на часах было уже без десяти девять! Виктор должен был прийти совсем скоро! «Скоро ужин! — подумала Оксана, — слава Богу я успела всё сделать!»

Стоило ей едва-едва отойти после убийственного обеда, как она опять стала мечтать о еде и тех вкусностях, которые съест на ужин. Правда, из-за произошедшего неприятного инцидента, сегодняшний обед не принёс ей обычного удовлетворения – во второй раз помастурбировать на полный желудок у неё сегодня не получилось. Но она рассчитывала, что сегодняшний вечер это компенсирует с полна. Ещё ни один ужин с Виктором не разочаровал её!

Оксана приступила к готовке — сегодня она решила испечь оладьи. Она выставила на стол пять больших фарфоровых пиал, которые наполнила клубничным и малиновым вареньем, сгущенкой, сметаной и взбитыми сливками. Потом наскоро замесила тесто и стала печь оладьи. Она напекла их уже целую гору и почти закончила, когда услышала звонок в дверь! «А вот и Витя!» – подумала Оксана радостно, и побежала открывать. Из всей одежды на ней был только кухонный фартук.

Виктор вошёл, улыбаясь, и Оксана тут же бросилась ему на шею. Их губы слились в долгом страстном поцелуе. Её руки обвили его шею. В правой руке Виктор держал кейс, зато левая была свободна, и она стиснул ладонь на пышной Оксаниной попе.

Их поцелуй длился долго, им потребовалось около трёх минут, чтобы насладится им настолько, чтобы хватило сил обойтись для обоюдных ласк ещё немного. Виктор вошёл, снял пальто, сел на стул и стал разуваться. Оксана побежала на кухню, — она оставила на сковордке последние оладьи и, боялась, что они подгорят.

— Киса, как вкусно пахнет! – крикнул ей Виктор из прихожей, — Что же у нас сегодня на ужин?

— Оладьи, любимый! – весело откликнулась Оксана, — Переодевайся скорее, мне уже не терпится их попробовать!

Вид у оладий был крайне аппетитный и Оксане жаждала ощутить их вкус.

— Сейчас, сейчас! – отозвался Виктор, — Только вот ополоснусь ещё в душе, и сразу к тебе!

— Поспеши, а то остынут!

Оксана заварила чай и разлила его по кашкам. Села за стол. Виктор уже принимал душ – он спешил, но вовсе не потому, что ему очень хотелось оладий. Точнее, потому что ему очень хотелось НЕ ТОЛЬКО оладий!

Оксана уже не могла ждать. Она взяла вилку, отломила ей кусочек оладьи, и погрузилв его в пиалу со сгущёнкой, отправила в рот. «Ммм, как вкусно, — подумала Оксана, — Оладьи вышли на славу!»

Виктор принял душ за пять минут, а через шесть уже входил на кухню, но Оксана уже успела слопать три оладьи.

— О, я смотрю, ты уже приступила? – улыбнулся Виктор.

Как и Оксана, он был совершенно обнажён. Они решили, что дома, когда нет гостей, всегда будут ходить обнажёнными, чтобы была возможность постоянно наслаждаться красотой тел друг друга. Оксана была только «за». Рельефное, в меру накачанное в спортзале (куда Виктор ходил три раза в неделю), ровно настолько, чтобы быть красивым, это было тело истинного атлета, и Оксану это очень возбуждало. В Викторе не было ни грамма лишнего веса. И подобно тому, как в своём жире Оксана ощущала женскую сексуальность, так же и в поджаром теле Виктора чувствовалась сила и истинно мужская эротитичность, которая сводила её с ума.

Виктор сел на диван, рядом с Оксаной.

— Как прошёл день? – поинтересовалась Оксана, накладывая ему оладьи на тарелку.

— Замечательно, — отозвался Виктор, прихлёбывая чай, — Дела идут в гору, сегодня заключили контракты с парочкой весьма перспективных клиентов. Ну а как у тебя прошёл день?

— Замечательно, если бы только я не… — Оксана замолчала, поняв, что едва не проговорилась про свои послеобеденные приключения.

— Что «ты не»?

— А, ничего, забудь! – улыбнулась Оксана, — День прошёл великолепно! Посмотри на мой пузик, как считаешь, он подрос? Я сегодня усиленно готовилась к новым воскресным рекордам, и даже, возможно, поставила сегодня новый по количеству съеденного! – Она откинулась на спинку дивана, демонстрируя белоснежную сочную плоть своего пуза, которое хотя уже хоть и не было таким огромным, как сразу после её героического сражения с уткой, но, всё же, в нём всё ещё оставалось достаточно еды, чтобы оно производило внушительное впечатление.

— Детка, ты великолепна! Твой животик и впрямь кажется больше чем вчера! – Виктор положил руку на её пузо, прямо на пупок, и поиграл её жиром, потом слегка надавил, Оксана рыгнула и захихикала. Живот был довольно тугим, — Похоже, твоя последняя трапеза была не так уж и давно, да? – улыбнулся Виктор.

— Возможно… — игриво произнесла Оксана, — Но, поверь, не настолько « не так уж давно», чтобы я не была готова к новым подвигам!

— Ты чудо! – Виктор поцеловал её, — Ладно, давай есть оладьи, пока не остыли!

Он отломил кусочек, обмакнул в малиновое варенье и положил в рот:

— Ммм! Как вкусно! Ты прекрасно готовишь, солнышко!

Оксана польщено улыбнулась, её щёчки порозовели, ей всегда очень нравилось, когда Виктор хвалил её стряпню.

Минут пятнадцать они просто молча ели. Виктор за это время съел пять блинов, Оксана – восемь. Она ела с той жадностью, которая всегда так заводила Виктора. Он ел не спеша, то и дело поглядывая на свою любимую. Оксана ела очень эротично. Когда Виктор съел пятый блин, его член был уже твёрдым как камень. Оксана заметила это.

— Я очень сексуальная, да? – улыбнулась она.

— Невероятно, киса, — прошептал Виктор, нежно целуя её в щёку, — Ты сводишь меня с ума.

— Ты хочешь меня покормить? – спросила Оксана.

— Я жажду этого, — Глаза Виктора масляно блестели.

— Я тоже, любимый!

— Тогда попроси этого, так как ты умеешь.

Оксана откинулась на диван, положив руки на жир отъевшегося пуза, устремила на Виктора взор чуть прикрытых глаз и томно, слегка капризно, произнесла:

— Дорогой, твоя киса проголодалась! Накорми меня! Накорми меня до отвала!

— Ну тогда ешь, детка! – И Виктор, взяв оладью, обмакнул её во взбитые сливки и положил в её с готовностью раскрытый рот.

Этот обмен шаблонными фразами стал для них уже своего рода ритуалом, предваряющем «священнодействие Кормления Богини». И этой «Богиней» была она – Оксана. После того разговора, когда она поведала Виктору о своём Прозрении, эти кормления стали неотъемлемой, даже, пожалуй, самой важной, частью их половой жизни. Для Оксаны это было своего рода прелюдией перед соитием. Ну а для Виктора…

Каждая клеточка его тела желала Оксаниной плоти, но желание раскармливать её было ещё сильнее. Виктор не смог бы, пожалуй, и сам точно объяснить того, что чувствовал в такие моменты. Оксана была прекрасна, он желал вонзить свой член в глубь её располневшей плоти, ласкать, мять, тискать руками жир её прелестей и целовать, целовать, целовать… Но когда Виктор кормил свою любимую, когда клал ей в рот, меж спелых, сочных губ, очередной кусочек лакомства, когда видел, какое ей это доставляет наслаждение, чувствуя, ту жадность, с какой она глотает каждый кусочек, ту жажду жира, которая блестит в её глазах, его страсть, его желание обладать ею возрастало с каждым мгновением, достигало немыслимых высот, взбираясь на новые и новые вершины. И в том, чтобы сдерживать это желание, ощущать, как оно становится сильнее и сильнее, было своего рода высшее наслаждениее. Пожалуй, можно было сказать так: в момент, когда кончаешь – ты достигаешь на миг рая небесного; но когда ты кормишь свою жаждущую еды и жира красотку, чувствуешь, как сильно это возбуждает и её тоже, ощущаешь, что налитая кровью головка члена вот-вот лопнет от желания, и всё равно сдерживаешься, чтобы желание это стало ещё сильнее – это, своего рода, рай земной.

…Он клал ей в рот кусочки оладий, она жевала, глотала и снова с готовностью открывала рот, без конца повторяя:

— Корми меня, любимый, корми, корми! Я хочу ещё!

Виктор провёл ладонью по мягкой плоти её туго набитого пуза, и, кладя ей в рот очередной кусочек вымазанной в сгущенном молоке оладьи, сказал:

— А животик у тебя уже тугой-тугой! Может хватит? – на самом деле он вовсе не хотел, чтобы Оксана остановилась, просто дразнил её, и она это прекрасно понимала.

— Нет, нет, милый, я хочу ещё!.. – капризно отвечала Оксана, хотя и чувствовала, что уже объелась, — Я всё ещё голодна! Я хочу побольше сметаны! Витя, корми меня теперь сметаной!..

Виктор улыбнулся, его глаза похотливо скользили по Оксаниным прелестям. Он взял пиалу со сметаной и столовую ложку. Оксана с готовностью раскрыла рот. Белоснежная масса исчезла за её алыми пухлыми губами. Виктор потянул ложку и сметана осталась у неё во рту.

— Ммм, блаженно! – произнесла Оксана, — Ещё, ещё! Корми меня ещё, мой сладкий! Ах, какая… жирная сметанка!

— Да, зайка, это ОЧЕНЬ жирная сметана! – Виктор поднёс к её рту полную ложку, которую Оксана с готовностью облизала, — А ведь ты так любишь жирное, да, крошка? Любишь когда животик под завязку набит жирными кушаньями?

— Да, да, милый, люблю! Корми же меня! – сыто пробормотала Оксана.

— Любишь, крошка, да, вижу, что любишь!.. Смотри, сколько жира ты уже наела!.. – Виктор сжал между пальцев жир на её бедре и слегка потряс, — Но ведь тебе мало этого, да?

— Мало, милый, да, да, мало! Я хочу стать ещё жирнее! Ещё! Хочу жиреть бесконечно! Хочу вся заплыть жиром! Ощущать его толстый слой под кожей!.. Ох… Ах… Ммм… Да, корми меня! Я хочу стать ещё жирнее! Быть самой жирной! Самой красивой, самой секси! Ты ведь тоже этого хочешь, да?

— Безумно! – Виктор поднёс к её рту большую оладью, покрытую вареньем, взбитыми сливками и сгущенным молоком.

— Тогда корми меня! Корми ещё! Корми, пока животик не начнёт трещать по швам! Я хочу ещё оладий! И варенья! И взбитых сливок! И тебя!.. Ах!.. Уф… Ах… – Оксана уже задыхалась. Её пузо уже давно было переполнено едой. Очередной кусок покрытой сметаной оладьи она уже просто не смогла проглотить.

Виктор понял, что, пожалуй, на самом деле, хватит. Оба они уже были на грани. Виктор видел, как набухли Оксанины соски, как налился соком бутон её оплывшей от жира промежности. Он и сам уже не мог больше терпеть! Сладостная мука стала поистине невыносимой. И Виктор, сжав руками жирную плоть Оксаниных бёдер, впившись губами в её перепачканные, липкие, сладкие губы, глубоко вонзил в неё свой член, прижимаясь к её тугому пузу, желая войти в неё так глубоко, как это возможно! Оксана застонала от боли и наслаждения, её руки обхватили талию Виктора.

Она задыхалась, она была переполнена, живот, казалось, сейчас разорвётся от чудовищного давления изнутри и извне, и, при этом, наслаждение захлёстывало её, оргазм заставлял биться в конвульсиях всё её пышное, юное тело.

Виктор почувствовал, что сейчас кончит, вытащил член из её влагалиша, спустился на пол, встал на колени.

— Ах… Уф… О… Вик… Нее… Не останавливайся… Е… Еби меня!.. Ах…

Виктор, раздвинув пальцами её половые губы, приник губами к Оксаниной промежности и стал ласкать языком сочный клитор. Оксана застонала от уносящего за грань наслаждения. И, когда Виктор почувствовал, что она вот-вот кончит, снова оседал свою любимую. И они достигли рая почти одновременно. Оксана почувствовала, как внутрь неё хлынул обжигающий поток его семени. Она пила противозачаточные, так что они вполне могли позволить себе полноценный секс без презерватива, и это было прекрасно!

…Они лежали рядом, на диване, удовлетворённые и счастливые. Оксана отрывисто дышала. А через несколько минут, едва дыша, прошептала:

— Вить… Там… Там, кажется, остались ещё оладьи, да? Я хочу… Хочу чтобы ты меня ещё немного покормил!...

Виктор улыбнулся и потянулся за оладьей, а Оксана вдруг добавила:

— Корми меня ещё, мой фидер! Я – твоя фиди! Навсегда!

И, бросив полный вожделения взгляд на расплывшееся в одобрительной улыбке лицо Виктора, она обняла своё переполненное пузо и широко открыла рот, готовая съесть всё, что положит в её жадный рот её любимый фидер.

Ведь Оксана каждой клеточкой своей юного, заплывшего жиром изнеженного тела ощущала, что она — истинная фиди!

Глав с седьмую по девятую в интернете нет. К сожалению. Автор — flame-master. У кого-то есть его контакты?
Выкладывать ли десятую?

Поддержи Трабант

Пока никто не отправлял донаты
+5
2459
RSS
11:25 (отредактировано)
Конечно выкладывать 10 часть
+ можно было бы дописать недостающие главы
15:45
Нет, чукча не писатель. Да и не осилил бы я три главы подобного масштаба — это же около половины выложенного по размерам.
13:08
Хорошо. Давайте тогда я напишу, отправлю вам, а вы выложите?
16:47
Выкладывайте сами, как фанатское продолжение. Десятую главу я выложу, когда буду хотя бы в родном городе. Но это не будет полноценной заменой тем главам.
11:57
Я что то помню из тех глав. Но только кое что. Остальное придется додумывать
02:14
+1
У меня есть с 7 по 10ю)
09:46
Лера, тогда выложьте, плиз
21:56
Когда выложите 7-10 части?
Загрузка...

Для работы с сайтом необходимо зарегистрироваться!