Полный провал

Тип статьи:
Перевод
Источник:

Полный провал

(Trying and Failing)


Пролог

Дженна всегда была барышней нехуденькой, и несмотря на активнейший образ жизни и шило в упитанной пятой точке, жир на ее теле откладывался просто сам собой. Титаническими усилиями она ухитрилась к окончанию школы остаться в категории «пышнотелых» — около семидесяти кило при ее росте метр шестьдесят семь, — а дальше ее ждал колледж. Дженна знала, что многие студиозусы во время обучения набирают лишний вес, но не представляла себе, чем дело обернется для нее.

А обернулось так: плотная учеба и еще более плотная вовлеченность в студенческие развлечения, вследствие чего образ жизни стал заметно менее активным, — и в течение первого курса многие ее друзья поправились на среднестатистические семь кило (кое-кто и больше), вот только сама Дженна эти семь кило набрала месяца за два. Потом чуть притормозила, но летнюю сессию закрыла, став на двадцать кило толще, чем прошлой осенью.

Рвать на себе волосы она не стала. Не слишком приятно, да, однако гораздо больше Дженну волновала ее будущая карьера и, соответственно, необходимость сосредоточиться на нужных учебных предметах и обзаведении правильными знакомствами. Так что она не слишком переживала и после второго, третьего и четвертого курса, всякий раз набирая в течение учебного года еще килограммов двадцать-двадцать пять. В общем, вступая во взрослую жизнь после колледжа при неполных полутора центнерах живого веса, Дженна понимала, конечно, что это не есть хорошо, но во всем прочем она своей цели добилась — и была уверена, что когда и если перед ней встанет необходимость скинуть лишний вес, она сумеет это сделать, потому что у нее получалось все, к чему она по-настоящему стремилась.

1

Пару лет спустя Дженна решила, что все-таки пора. Избавленная от студенческой компании, где многие «сестры» брали себе кулинарные курсы и, как следствие, много и вкусно готовили, она теперь полнела гораздо медленнее. И все же, увидев на весах «168», что уже превышало ее собственный рост в сантиметрах — Дженна испугалась. Много. Этак и до двухсот разожраться можно… Надо принимать меры.

Меры начались с оборудования в подвале персональной мини-тренажерки. Она не хотела, чтобы на нее пялились в общем спортзале. Собственно, эту тренажерку Дженна обустроила несколько месяцев назад, получив повышение и крупную премию, но доселе пользовалась ей не слищком активно.

Сейчас — пора, решила она.

И вот она встала на беговую дорожку. Когда-то она спокойно пробегала киломертов пять, ибо под слоем жирка скрывались вполне основательные мышцы. Сейчас, конечно, она в два с лишним раза тяжелее, чем в те славные школьные деньки, но по колледжу Дженна помнила, что ее выносливости хватало держаться на любой дискотеке хоть до утра, когда все остальные валились дрыхнуть. Так что начала она вполне уверенно: пусть не пять, но километра полтора-два она осилить должна.

Через несколько минут стало очевидно, что настолько раскормленной тушке на бег нужно куда больше сил, чем имелось в наличии. К тому моменту, как на экране вспыхнула отметка «400 м», Дженна чувствовала, что сейчас она просто сдохнет. На том тренировку и прищлось завершить. На одной силе воли доползла до гостиной и плюхнулась на диван.

Первый день — всегда самый сложный, думала она. Нужно просто держаться на силе воли. День за днем, как бы ни было тяжело, до самого края. И вес быстро уйдет.

2

— Шаг за шагом, — решительно проговорила Дженна вслух. — Пусть будет нелегко, так все говорят. Справлюсь.

Желудок согласно уркнул.

— Ну конечно, еще бы ты не проголодался, — проворчала она.

Собственно, до того, как Дженна приняла решение «пора худеть», желудок ее никогда не был пустым. Привычки объедаться до отвала у нее не было, но она всегда, кроме как во сне, что-нибудь да жевала. А сейчас — ни крошки во рту с самого завтрака, на часах уже девять утра, уж конечно пора подкрепиться.

На это желудок и намекал разнотоновыми руладами, и Дженна сдалась: во всем нужна мера. Что-то съесть — надо.

— Посмотрим, что там есть в холодильнике… — проговорила она, вставая и направляясь на кухню.

Желудок, разумеется, хотел употребить не просто «что-то», а что-то весьма существенное, ведь такой нагрузки организм его хозяйки не переживал, наверное, лет десять, с тех пор, как она решила подиггерствовать (в первый и последний раз) и чуть не застряла в канализации...

3

Холодильник. Все мелкие вкусняшки, которые обычно валялись по квартире там и сям, закончились, и закупаясь продуктами не далее как вчера, Дженна намеренно не стала их брать, стремясь хоть так противостоять дурной привычке. Лучше уж потратить немного времени и соорудить нормальный обед.

Выбрав нужные ингредиенты, Дженна закрыла дверцу. Желудок снова громко запротестовал.

— Имей терпение, — прикрикнула она, — завтракала же, а обед сейчас сделаю!

Желудок терпеть категорически отказывался.

— Ладно-ладно, — сдалась Дженна, — сделаю обед посытнее, чтобы уж точно хватило до ужина!

Она взяла из холодильника еще немножко… и еще немножно… и еще… и так пока злобно-недовольное урчание желудка не сменилось волнительным предвкушением, какое всегда бывает, когда готовишь, вдыхаешь потрясающие ароматы и знаешь, что на вкус все это будет еще лучше! Посмотрев на гору ингредиентов, Дженна недовольно проворчала:

— Нельзя позволять желудку управлять собой. — Тот ничего не ответил. — Весь смысл моего плана в том, чтобы ты стал поменьше, а не получал все, что только захочется.

Вздохнула и принялась за готовку. Обратно в холодильник ничего из выбранного не отправилось.

4

Обед громоздился на блюде. Куда более внушительный, нежели Дженна предполагала изначально — собственно, поэтому пришлось достать из буфета блюдо, а не просто тарелку. Два часа, пока обед готовился, желудок оставался на удивление молчалив, но Дженна чувствовала: это молчание хищного зверя в засаде, в ожидании добычи.

— Этого ты хотел, да? — вопросила она. — Что ж, можно есть часто, но по чуть-чуть — или редко, но поплотнее. Оба варианта нормальные, так что если до ужина я не стану ничем перекусывать, все в порядке.

Учитывая многолетнюю привычку Дженны «жить на перекусах», она банально уже позабыла, каким должен быть обычный плотный обед. Поэтому ее не слишком насторожила гора вермишели с сырным соусом, стейк, жареную картошку и гренки, выложенные на блюдо — каковое размером примерно соответствовало стандартному подносу. Ну, почти не насторожила. Ладно, решила Дженна, будет много — оставлю. Но тут желудок издал одобрительное урчание, и треволнения вынуждено остались позади. Она еще попыталась прикинуть, сколько на этом блюде разместилось калорий, но прежде чем мозги выдали ответ, руки сами собой потянулись к свежеприготовленной трапезе...

5

Очнулась от ступора Дженна уже на диване. Последнее, что сохранилось в памяти — это как она вгрызается в стейк, все остальное походило на осколки сна после утреннего умывания, вроде что-то такое было, но в упор не помнишь. Взглянула через дверной проем на кухню. Там все было в полном порядке: блюдо, которое размером с поднос, спокойно стояло на столе, и выглядело совершенно чистым. В это мгновение часть воспоминаний к ней таки вернулась: да, блюдо было чистым. Только не вымытым водой и мылом — нет, она смела все, что там находилось, а потом вылизала его начисто.

Термином «смела» в применении к еде обычно описывают ситуацию, когда съедено было чрезвычайно быстро и с удовольствием. В данном случае слова «чрезвычайно быстро» являют собой сильное преуменьшение, ибо на то, чтобы уничтожить такую гору съестного, у Дженны ушло менее получаса. В чемпионате по скоростному поеданию пищи у судей бы челюсти отвисли от такого.

Она попыталась встать и столкнулась с непредвиденной помехой: собственным животом. Отяжелевший, небывало раздувшийся, он был категорически против каких-либо перемещений.

— Ну да, если так прикинуть, такой горы калорий хватило бы на несколько дней, — пробормотала Дженна и все-таки попробовала оторвать себя от дивана. Не тут-то было: мускулы все еще болели после тренировки, и сил приподнять обожравшуюся гору собственного пуза банально не хватало.

— Черт, — вздохнула она, — на тренировке я, конечно, сколько-то калорий сожгла, но сожрала сейчас как бы не в пять раз больше. С точки зрения программы похудения — полный провал. А морить себя голодом — организм не позволяет… похоже, все это будет труднее, чем я думала...

Дженна перекатилась набок, позволив пузу слегка свесится с края дивана, облегченно вздохнула и принялась массировать это разбухшее образование. Боль в переполненном желудке потихоньку начала утихать. Она позволила плоти взять верх над духом, обожравшись до такого состояния, что сейчас скорее напоминает кресло-подушку, а не живого человека — это плохо. Но… вот такая вот полная потеря контроля над собственными действиями приносила ни с чем не сравнимое ощущение свободы. В эти краткие минуты Дженну совершенно не заботил собственный немалый вес, более того — ее вообше ничто не заботило и не сдерживало. И она не могла не признать, что такая свобода ей по душе.

— Надеюсь только, что такие приступы свободы не будут повторяться очень уж часто, — вздохнула она.

Эпилог

Надежда оказалась тщетной.

Года не прошло, а на весах отобразились те ужасающие «200».

Вот только почему-то к тому моменту они Дженну совершенно не ужасали...

Поддержи harnwald

Пока никто не отправлял донаты
+2
4216
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Для работы с сайтом необходимо зарегистрироваться!