Осторожнее с кузиной!

Тип статьи:
Перевод
Источник:

Осторожнее с кузиной!

(Be careful around your cousin!)


— В доме у моей сестрицы будь осторожнее, — предупреждающе помахала мать пальцем. — Я знаю, что с тобой творит свежий деревенский воздух.

На все триста процентов уверена, что опасалась она совершенно не воздуха.

— Мам, я уже взрослая и совершеннолетняя. Что со мной станется-то за одно лето.

— И особенно осторожно будь с кузиной, — продолжила она.

Меня почти перекосило. Я что, отправляюсь в вампирское семейство из среднезападных ужастиков?

— Мам, перестань. Мы с Дейзи всегда были на одной волне.

— Это-то меня и волнует. Вы сделаны из одного теста. И у вас обеих прабабушкин генотип. Моей сестре следовало бы пожестче держать Дейзи в руках, как по мне. Даже ты уже распираешь это платье больше, чем должно барышне твоих лет.

Я говорила, что моя кузина самая клевая из всех моих знакомых?

В школе девочки всегда болтают о своих родных так, как будто родились с золотым половником во рту, изображая из себя миллионеров. Ах, моя кузина, Аннабель-Беатрис третья, она живет в Лондоне, а по выходным отправляется в Токио на выставку пуделей, она совершенно неверотная — а твоя, говоришь, кузина откуда?

На что я обычно отвечала: а я ничего и не говорила, да ты и мест-то таких наверняка не знаешь.

В подростковые годы жизнь моя была чудовищной. Девочки в школе считали своим священным долгом сообщить мне, что у меня юбка на размер-два-три больше, чем у них. Да и мамочка полагала, что растущая вширь дочь желает слышать лишь о новых эффективных диетах.

Но вот наступало лето, я собирала свои шмотки и отправлялась в гости к тете и, особенно, к кузине — и все ужасы пропадали без следа, и я обретала свободу. В первый мой приезд, как только мой рюкзак плюхнулся на скрипучий пол ее, а на лето — нашей общей комнаты, Дейзи заявила:

— Эмма, в качестве наказания — за каждое самоуничижительное слово, которое ты произнесешь, ты должна будешь съесть еще печенье. Ты самая умная кузина из всей моей родни.

— Ах, Дейзи, ты просто чудо. А если не будет ни слова, какую награду я получу?

— Фунтовый кекс.

Неудивительно, что год за годом я возвращалась домой еще полнее и раздавшись в бедрах еще чуток. Тот самый деревенский воздух, о котором говорила мама.

Я говорила, что Дейзи барышня крупногабаритная? Так вот, говорю. И всякий раз, как ее вижу вновь, она становится еще более габаритной.

Школа закончилась, а в колледже нас разделила судьба. Всякий раз планировали встречу, и всякий раз что-то мешало — то ей, то мне. Но вот сейчас все помехи исчезли, я выпускница, у меня впереди все лето свободно. И пахнет оно домашней выпечкой, отсюда чую!

На ферме меня поджидал, скажем так, немалый сюрприз. Я за время колледжа особо не изменилась, многочисленные маменькины диеты сумели удержать меня примерно в тех рамках, каких я достигла к выпускному классу: весьма пухлая стовосемнадцатикилограммовая барышня с могучими бедрами и филейной частью. Дейзи же все эти годы продолжала неудержимо радоваться жизни во всех своих любимых смыслах, и назвать ее «крупногабаритной» теперь, пожалуй, уже было бы неуважением, ибо она гордилась своими неохватными объемами. И лицо ее сияло еще радостнее прежнего.

Ах, бедняжка Дейзи, говорила моя мама, у нее такое красивое личико, какая жалость, что оно не так заметно, как все остальное.

По мне — красивое личико, оно или есть, или нет, и от объемов прочей фигуры это не зависит. А Дейзи просто воплощение прелестной деревенской барышни, и неважно, что она уже поперек себя шире.

Я сообщила Дейзи насчет прабабушкиного генотипа.

— Так и есть, — кивнула кузина, пока мы поедали вишневый пирог. — Я видела в альбоме старые фотки. Она реально была громадная. Но, Эмма, тут не только в генах дело, им нужна кое-какая помощь.

Рассмеявшись, я взяла себе еще кусок.

— Например, вишневый пирог?

— Скорее кувшин сливок каждый день.

— Так, Дейзи, а подробнее?

— Лучше я тебе покажу. Давай только пирог догрызем. Ты была у нас в маслобойке?

*

Когда в конце августа я позвонила маме и сказала, что остаюсь у тети на ферме до Рождества, воспринято это было на удивление спокойно.

— Просто следи за тем, что ты ешь.

— Помнишь, ты волновалась насчет деревенского воздуха? — осторожно намекнула я. — Пожалуй, я тут слегка поправилась.

— Неудивительно. Ты всегда возвращалась от сестрицы Шелли килограммов на пяток потяжелее.

— Думаю, на этот раз вышло чуть побольше.

Краткое молчание.

— Чуть побольше — это насколько?

— Сама не знаю точно. Килограммов восемь или десять, наверное.

Наглая ложь. Ближе к двадцати, но этого маме знать не нужно.

— Ладно, — вздхнула она, — но будь осторожнее. Ты же знаешь, как легко ты набираешь вес.

А вот это правда. Дейзи сообщила, что судя по моим летним успехам, к Рождеству, а до него четыре месяца, я легко смогу поправиться еще на тридцать кило, если не больше.

— Обязательно, мам.

Втайне я надеялась на больше, чем тридцать. Как рождественский подарок для Дейзи — ну и для мамы тоже. Правда, вряд ли одна из них будет в восторге.

— Ну, надеюсь, домой ты все-таки приедешь не ставосьмидесятикилограммовой копией моей любимой племяшки, — пошутила мама по телефону. И сама рассмеялась своей шутке.

Я — нет.

— Не переживай, мам.

Я могла бы, конечно, сказать, что в последний раз мама видела кузину четыре года назад, тогда она действительно весила что-то около ста восьмидесяти. А так Дейзи сообщила, что на последнем медосмотре в ней было все двести сорок — и поскольку дело было весной, еще до выпуска из колледжа, сейчас она определенно стала еще тяжелее.

Сама же я, судя по тому, как на мне трещало старое школьное платье Дейзи, уже подбиралась к ста сорока. А значит, есть шанс к Рождеству добраться до ста семидесяти. Или даже больше, если я буду хорошей девочкой и стану в день по совету Дейзи выдувать по два кувшина свежевзбитых сливок.

Это ведь все равно меньше ста восьмидесяти, правда? Так что я маме не соврала.

Сто восемьдесят — это если я здесь останусь до февраля, а к Пасхе есть шанс дорасти до двухсот. Дейзи уже предложила, и не то чтобы я была так уж против. Но — шаг за шагом. Пусть мама потихоньку смирится, что я все же вырасту в копию ее любимой племяшки. В конце концов, мы из одного теста сделаны.

Поддержи harnwald

Пока никто не отправлял донаты
0
2262
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Для работы с сайтом необходимо зарегистрироваться!