Мечта

Тип статьи:
Авторская

Когда я проснулся, за окном ещё было темно. Но не настолько, чтобы не разглядеть рядом с собой её. Мою жену, радость и усладу самых страстных грёз… В полумраке спальни видно, как вздымается горой одеяло, повторяя очертания её прекрасного тела, как оно мерно, подобно прибою, поднимается в такт сонному дыханию. Сладко посапывает под жарким одеялом моя любимая… Аккуратно снимаю его, как восхищённый мальчишка открывает обёртку новогоднего подарка. Она лежит ко мне спиной, маняще выставив необъятный зад. Мягкий подрагивающий жирок делает его пленительно нежным, как и широкие полные бёдра, с лёгкой и прелестной неровностью целлюлита… Не удержавшись, провожу ладонью по белоснежной коже, поглаживая округлые формы. Прижимаюсь мягким животиком к её жарким ягодицам и обнимаю рукой, лаская большой, распластавшийся по постели её обширный живот, расплывшуюся, мягкую грудь с широкими расслабленными сосками. Под моей тёплой ладошкой подрагивает и трепещет эта пленительная плоть, радуя потрясающе нежной кожей. Чуткие пальцы ощущают прелесть милых растяжек… От ласковых прикосновений возбуждаются её тёмные соски, сморщиваясь по краям и вздымаясь твёрдым бугорком по центру. Тихое дыхание становится более частым — значит, пора… Осторожно приподнимаюсь, нависая над ней. Качнулось и провисло моё пузико, нежно обволакивая её складчатый бочок… С вечера я приготовил большой кремовый торт… для её пробуждения. Разделённый на аппетитные дольки, он терпеливо дожидался этого момента всю ночь. Почти целый… — это я не смог удержаться от ночного перекуса, тайком умял кусочек… впрочем, не хватает трёх кусков… Значит, моя милая шалунья тоже просыпалась глубокой ночью… Но торт большой – его должно хватить. Не на завтрак, конечно – для завтрака этого маловато, но для пробуждения – самое то, что нужно! Балансируя над любимой, придвигаю блюдо к самому её лицу, скрытому рассыпавшимся шёлком мягких тёмных волос. Нежное движение моего животика по её спине – я возвращаюсь обратно, плотно прижимаясь к ней всем своим телом… Моя рука вновь скользит по бескрайнему полю её живота. Но теперь уже к определённой цели – манящей и сладкой… Мимо чудесной ложбинки пупка, с пышного косогора ладошка ныряет к округлому бугорку, приятно шершавому от вьющихся завитков жёсткого волоса. Мясистые бёдра плотно сжаты, являя непреодолимую преграду. Тогда я начинаю поглаживать их нежную бугристую плоть, стремясь достичь самых прелестных, пленительно-дряблых складочек её восхитительного тела… Моя прелестница шевельнулась, освобождая из-под подушки правую руку. Тишину спальни нарушило аппетитное причмокивание. Значит, аромат кондитерского шедевра всё же привлёк её внимание и соблазнил своим дивным вкусом… Жаркие объятия бёдер ослабили свою крепкую хватку, великодушно пропуская к заветной цели мою руку. Но тут же вновь сомкнулись, зажимая её в горячий мягкий плен. Это игра моей милой шалуньи… Она постепенно входит во вкус — причмокивание становится всё более частым и жадным, Торт ещё высится на блюде, но он уже обречён! Наслаждение вкусом увлекает её, накрывает волной радости – но этого мало, ей надо больше, гораздо больше! Широкие бёдра, жадно подрагивая мягким жирком, расходятся в стороны, позволяя мне добиться своего: подарить ей страстный огонь возбуждения. Добавить яркую искру экстаза к счастью насыщения вкусным кремом… Жаркое жерло вулкана – средоточие её страсти. Мои ласки доводят до безумия, вызывая глубокий стон, но сладкая масса торта превращает его в милое мычание, полное беспомощности и упоения. Я ускоряю темп, и она окончательно теряет голову. Громкое, аппетитное чавкание перемежается с несдерживаемым приглушённым охом… Ещё и ещё… Её тело судорожно сжимается в порыве страсти, её прелестные жиры трясутся от безумного возбуждения… Это вершина её наслаждения… Порывистым страстным движением она поворачивается ко мне. С мягким шлёпающим звуком перекинулись её массивные груди с тёмными, задорно торчащими сосками. Пленительной волной обволок меня её необъятный живот. Секунда – и я весь в её власти, придавленный немалой массой её восхитительного тела… Краем глаза успеваю заметить, что с тортом покончено… Пробуждение удалось… Но что это? Она наклоняется ниже, шаря за спинкой кровати. Её грудь растекается по мне мягкой волной, нежно прижимаются твёрдые пальчики сосков. Моё лицо скрывается под шёлковым водопадом её душистых волос… Что она там ищет? Тёплая мягкая ладошка закрывает мои глаза. Нежные пальчики призывают открыть рот и … Ам: гладкий тонкостенный шланг проникает в меня, широкой, необъятной воронкой обещая чрезвычайное пресыщение… Она тоже приготовила для меня сюрприз! Вот славная озорница!!! Загораясь возбуждением, включаюсь в её игру… Она поднимается, чтобы закрепить воронку, привязав к дуге светильника… Я любуюсь подпрыгивающими титьками, подрагивающим животом. Верхняя часть его слегка раздута – в ней угадывается небольшая плотность моего скромного угощения. На поднятых вверх руках колышутся массивные складки, точно сдувшиеся бицепсы суператлета. Я знаю их пленительную мягкость, а сейчас так приятно любоваться их дрожанием и покачиванием! Воронка закреплена… Она вновь наклонилась, заключая меня в сладостный плен своего пышного тела… Из-за спинки кровати извлекается большая трёхлитровая бутыль с тягучей жидкостью кремового цвета. Похоже на сгущенное молоко… Но я знаю свою прелестную изобретательницу – наверняка это гораздо более сложная смесь, плод её безудержной фантазии, немыслимо калорийная вещь… Но, милая, не слишком ли много?! Моему желудку до твоего ещё так далеко!.. Бесполезно взывать и спорить – мой рот наглухо закрыт мягкой трубой, крепко-накрепко пристёгнутой к голове особой сбруёй… Я в полной неподвижности, прикован к постели немалым весом женских прелестей, весь в её власти. И она не упускает возможности воспользоваться этим в полной мере! Разом опрокидывает в воронку большую пластиковую бутыль и начинает устраиваться на мне поудобнее, как жокей перед призовым заездом… Это происходит одновременно – в мой, ещё не очнувшийся ото сна желудок устремляется приятная, сладко-приторная смесь, когда любимая, удачно пристроившись, нанизается на меня, как аппетитная курочка-гриль на жаркий вертел… Она смело прыгает, не считаясь с запасом прочности супружеского ложа, входя в азарт, подчиняясь безумному ритму. Её тело бьёт по мне своими складками с возбуждающими шлепками, заплёскивает меня своими дрожащими от возбуждения прелестями… И в такт её прыжкам в меня входит плотная тягучая масса, наполняя невиданной сытостью, растягивая податливые стенки жадного желудка, превращая его раз за разом в ненасытного прожорливого монстра… Большая часть этого безумного угощения останется со мной навсегда – отложится на моем теле мягкими дрожащими складочками. Как память о сладком пробуждении, как пленительное воспоминание о жаркой страсти моей любимой… Осознание этого возбуждает ещё больше – мне не терпится стать обладателем такого же прекрасного тела, как у моей возлюбленной… Я представляю на миг, как мы сольёмся в едином потоке нашей нежности, сплеснувшись в единое целое дрожащей прелестью своих тел… Её движения становятся резче и агрессивнее, где-то на краю сознания слышится её крик жаркого возбуждения… Моё тело окончательно вбито в мягкую перину, мой желудок безжалостно перекормлен, моя страсть к ней рвётся из глубины души приглушённым стоном… Последние капли сладкого пойла, отчаянные приседания на мой переполненный живот, на замершее в экстазе тело… Мы разом выдыхаем: она с протяжным диким криком, полным дикой страсти, я с беспомощным мычанием запертого кормилом рта…Яркая волна эйфории и счастья обрушивается на наш разум бешеным потоком, сметая все подспудно накопившиеся противоречия и разногласия. Она устало падает рядом, а я дрожащей, неверной рукой пытаюсь избавиться от ставшего уже не нужным пустого мягкого шланга. Она лежит рядом, прижимаясь ко мне своим нежным телом, наслаждаясь мягкостью моего заплывшего жирком бочка… Нежность к нежности… 

— Надеюсь,… мы …не …сильно… шумели… — задыхаясь, спросила она. Я оглянулся, только сейчас очнувшись от сладкого возбуждения. За окном просыпалось яркое лучистое солнце, где-то за толстой стеной прогудел лифт…

— Думаю, нам не мешало бы подкрепиться… — сказал я вместо ответа: — Ты лежи, а я пока приготовлю и принесу первый завтрак… С кухни было прекрасно видно, как она тяжело поднялась и принялась перестилать постель, чтобы ни одна складочка сбившейся простыни не мешала нашим нежным телам наслаждаться покоем… и вкусной едой! Украдкой любуюсь её изумительной фигурой. Она наклоняется, расправляя простыню – и все её прелести приходят в движение. Больше всех, конечно, старается выделиться её великолепный живот – он отвисает до самой постели, сводя с ума своим ритмичным покачиванием…

Она не всегда была такой. Когда-то ей была чужда даже сама мысль радоваться растущему весу… И не раскармливала себя, подставляя для ласк нежный жирок, а изводила себя измором ради пресловутого идеала красоты… который ей так и не давался, с её склонностью к полноте. Изменить всё помогла Мечта. Моя сокровенная мечта, что жаром своих фантазий сумела растопить лёд недоверия и сомнений. Не сразу, но постепенно, проникаясь этой мечтой, она стала другой. Такой, как сейчас – обворожительной и прекрасной, хорошеющей с каждым днём, с каждым новым килограммом пленительного жирка… А теперь она пошла дальше: открыв для себя чудесный мир наслаждений, она стала сманивать в него и меня, открывая простор для новых игр и ощущений. Моё тело с радостью отозвалось на этот зов и стало стремительно меняться под чутким вниманием моей возлюбленной… Меня уже пленили новые формы, нежность и мягкость… Мечта, подаренная ей, вернулась ко мне, и стала достоянием нашей любви…                                                                               

Поддержи AM

Пока никто не отправлял донаты
0
3536
AM
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Для работы с сайтом необходимо зарегистрироваться!