Матушка Мардж и откормленные свидетели

Тип статьи:
Перевод

Матушка Мардж и откормленные свидетели

(well fed witness)

Лос-Анджелес. Бандитские разборки со стрельбой и прочие удовольствия.

Мне повезло: я видел все со стороны и остался в живых.

Полиции и федералам тоже повезло: с моими показаниями они раскрутили громобойное дело. Маховик правосудия уже настроился перемолоть ту самую банду, а заодно и всех причастных.

Разумеется, оставшимся пока на свободе бандитам этого категорически не хотелось.

Разумеется, главным слабым звеном маховика оставались мои показания. Представленные в открытом суде. Чтобы избавиться от них, бандитам нужно было избавиться от меня, и на это у них мозгов хватало.

Нас с Джен, это моя жена, тут же забрали в программу защиты свидетелей. Чтобы сбросить с хвоста преследователей, нас переводили из одного укрытия в другое. Мы сменили с дюжину адресов в четырех штатах. Переезжали только на авто (федералы подогнали из своих запасов) и сидели в четырех стенах, пока наружка проверяла, не выследили ли нас.

Такая жизнь и мне, и Джен кое-чего стоила. Она недавно бросила курить, а я привык вести куда как более активный образ жизни. Плюс нервы.

Дело было в небольшом городишке в Колорадо. Мы остановились в симпатичном мотеле вдали от главных дорог, выдохнули и как раз решили искупаться в гостиничном бассейне. Я влез в плавки, Джен — в бикини, накинули футболки и собирались уже спуститься, но я по привычке глянул в окно.

На парковку как раз выруливал длинный «седан» с калифорнийскими номерами, и сидящие там рожи показались мне… в общем, показались. Сердце пропустило удар.

— Джен, живо через заднюю дверь. На парковке машина, калифорнийские номера и четверка бандитов.

Уговаривать ее не пришлось. В две минуты мы промчались по коридору и выскочили через пожарную дверь на соседнюю улочку.

Спасены.

Пока.

Помните, я упомянул, что такая жизнь нам с Джен кое-чего стоила? Так вот, в цифрах это «кое-что» — плюс десять кило для меня, мое брюшко метрового обхвата уже с трудом влезало в футболку сорок восьмого размера и распирало резинку плавок; а Джен, заменяя курево едой, в дороге постоянно что-то жевала, а обеденные перерывы максимально растягивала, чтобы подольше оставаться не в машине — ну и поправилась в итоге на все пятнадцать, так что ее круглое пузико, прикрытое футболкой едва наполовину, нависало над низом купальника, а тесемки бюстгальтера врезались в мягкие подмышки.

И вот они мы, незнамо где, бредем почти голые, почти босые (в тапочках) и разжиревшие уже без почти.

Нырнули в ближайший переулок, что вел куда-то в старую часть городка. И даже при том, что коленки дрожали от страха — дружно повернулись на запах еды. Совершенно фантастический.

— Жаль, у нас нет времени выяснить, кто так потрясающе готовит, — заметил я.

— Согласна, — сглотнула слюнки Джен.

Тут где-то рядом отворилась дверь, и Джен ахнула:

— Ого, ты только на нее посмотри! Центнера полтора будет, если не больше!

Я, конечно, посмотрел. Мечта любителя пышек — ну, соответствующего возраста. Женщине было этак за шестьдесят, она вперевалку спускалась с крыльца, в руках мешок с мусором. Бедра в ширину более метра, круп словно два пляжных мяча, пузо выпирает куда дальше, чем сиськи, и ходит ходуном при каждом шаге. Одета в старый домашний халатик невообразимого размера, который едва вмещал все это великолепие.

Мы с Джен замерли на месте, а она повернулась в нашу сторону и улыбнулась:

— День добрый, дорогие мои!

— Здравствуйте, мэм, — сумел ответить я.

Она шагнула к ограде.

— Молодой человек, помогите, пожалуйста, закинуть пакет вон в тот контейнер.

— Конечно, — я охотно исполнил просьбу.

Она хмыкнула.

— Вам бы стоило одеться чуть поосновательнее, молодые люди. Хотя, конечно, фигурки у вас обоих на зависть, есть чем похвастать.

Я вздохнул:

— Нам пришлось сматываться из мотеля в чем были. Шли в бассейн, даже одеться не успели...

— Ну, в таком случае не стоит вам шататься вот так вот по городу. А кроме того, судя по всему, вы не страдаете отсутствием аппетита, так что заходите ко мне, угощу хорошим сытным ужином! Матушка Мадж никогда не оставит хороших людей в беде.

В ответ на это в желудке у Джен громко заурчало, и пожилая дама, рассмеявшись, открыла перед нами калитку.

— Да, такую чудесную фигурку надо хорошо кормить! Ну и вам тоже не повредит подкрепиться, молодой человек.

И вслед за невероятным крупом матушки Мадж мы поднялись по ступеням в уютный теплый дом, где нас атаковали невероятные ароматы кулинарного изобилия, что было выставлено на кухонный стол.

Хозяйка поставила еще два прибора, прочитала быструю молитву и нагрузила нам полные тарелки овощной запеканки, тушеного мяса и густого соуса. Потребовав, чтобы перед едой мы обязательно попробовали ее особый чай: прохладный, сладкий и очень вкусный.

Представившись и быстро поведав Мадж нашу краткую историю, мы принялись воздавать должное ее стряпне. Не отставая от нас в темпах поглощения пищи, хозяйка пересказала нам свою одиссею.

Джордж, ее муж, некогда работал железнодорожником, и тридцать с лишним лет назад его перевели в этот городок, ну и она, конечно, была вместе с ним. Профессиональная домохозяйка, Мадж любила и умела готовить. Любила кормить других, ну и себя не обделяла. Когда стало скучно просто сидеть дома, устроилась поварихой в местную школу. Работать там ей нравилось. Нравилось смотреть, как дети в охоту уплетают ее готовку.

Джордж пристроился туда же футбольным тренером на полставки — когда-то в колледже он и сам играл в полузащите, и работать с детьми ему нравилось. Так что во время футбольного сезона после тренировок вся команда ужинала в доме у Джорджа и Мадж, которая с удовольствием подкармливала «своих мальчиков». Местная команда вскоре прославилась на местном чемпионате как «у этих масса прет как на стероидах», что для американского футбола совершенно не в минус.

С железной дороги Джордж ушел с хорошей пенсией. Вскоре на пенсию вышла и Мадж, они с супругом немного попутешествовали, благо денег хватало, но увы, через пару лет Джорджа скосил рак.

Мадж очень горевала по любимому. Скучала по старой работе в школе. И по привычке готовила громадные порции, не в состоянии перестроиться и куховарить на себя одну. А поскольку выбрасывать еду было не в ее правилах, она вынуждена была съедать все, что приготовила. Упитанной Мадж была всегда, но от таких объемов кормежки ее буквально разнесло килограммов на полста только за прошлый год, и в основном все это ушло в бедра и живот...

После двухчасовой обжираловки я опустил взгляд на собственный раздувшийся живот, потом покосился на Джен — у той был стеклянный взгляд и глубоко беременный вид, настолько расперло ее пузико. Мадж посмотрела на нас, икнула, прикрыв рот рукой, и рассмеялась.

— О, прошу прощения. Нед, Джен, цыплятки мои, вам определенно нужно немного отдохнуть перед десертом.

Какой там десерт, подумал я — я же сейчас лопну, а Джен и вовсе, кажется, на девятом месяце и с тройней, куда нам еще десерт!

Хозяйка, однако, предложила:

— Нед, ты бы помог своей любимой встать и уложил ее на диван, пузику тогда станет полегче.

Я не без труда поднялся на ноги, зацепив стол собственным брюхом, с немалыми усилиями помог объевшейся супруге перейти в вертикальное положение, после чего мы с трудом доползли до гостиной. Когда Джен перетекла на диван, она громко икнула.

— Ох, милый, прости, я просто обожралась… но мне так хорошо… — проворковала она.

Я не мог не признать, что и мне после ужина стало гораздо легче, хотя в желудке и прибавилось не знаю уж сколько килограммов съеденного. Но тут вспомнил: черт, надо же сообщить судебным приставам — они там небось на стенки лезут, думают, что нас похитили или убили!

— Мадж, я могу воспользоваться вашим телефоном? Надо кое-кому сообщить, где мы.

— О, ик, простите — конечно, Нед, сколько угодно.

Я набрал номер, который мне велели запомнить, трубку сняли сразу.

— Старший пристав Андерсон слушает.

— Андерсон, это я, Нед Фокс. Увидел, как к мотелю подъезжает машина с бандитами, и мы с Джен сразу смылись!

— Хвала Господу, мы уж думали, вы куда-то пропали. Где вы сейчас, Нед?

— В доме в нескольких кварталах от мотеля — погодите, сейчас уточню адрес.

Прикрыл трубку ладонью, спросил:

— Мадж, какой адрес у вашего дома?

— Западная Вязовая, двести тридцать пять, — отозвалась та.

Я повторил названное Андерсону.

— Окей, Нед, принял. Кстати, вы что, голыми ушли? Номер осмотрели, вся ваша одежда там.

— Ну, почти, — хихикнул я, — в одних плавках. Купаться собирались.

— Понятно. Кстати, ту машину мы проверили — это не наши бандиты, можете не волноваться, однако я рад, что вы столь осторожны. Пожалуй, вам бы на этом этапе на несколько недель затаиться где-нибудь. Вы можете остаться там, где вы сейчас?

— Наверное. Может быть, вы и пристав Комбс подойдете и обсудите этот вопрос с нашей хозяйкой? А заодно и нашу одежду принесете.

— Договорились, Нед, скоро будем.

Я пересказал все это Мадж, добавив подробностей по нашему делу, и сказал:

— Похоже, страна в лице института судебных приставов попросит вас несколько расширить ваше гостеприимство в нашем отношении.

— Даже не думайте, Нед. Оставайтесь у меня сколько понадобится.

Андерсон и Комбс появились через полчаса и были изрядно удивлены нашим видом. Конечно, они и до того знали, что мы поправились, но в нынешнем обожравшемся состоянии да в одних купальных костюмах — наши истинные габариты скрывать было нечему. Сам Андерсон был моего роста, но полегче даже меня прежнего, а Комбс — на полголовы ниже Джен и совершенно птичьей комплекции, фитоняшка, так ее дразнили в офисе судебных приставов; та не обижалась.

Служители силовой стороны американской Фемиды пообщались с Мадж, а та в процессе разговора усадила их за стол и накормила до отвала.

Уже у себя в машине Андерсон проговорил:

— Кажется, тут они будут в безопасности. Еще проверю эту Мадж у здешнего шерифа, но мне она кажется честной.

Комбс икнула.

— Простите, шеф, никогда в жизни столько не ела. Неудивительно, что она такая огромная. А Неда и Джен видели — они, кажется, скоро лопнут!

Андерсон фыркнул: всегда плоский живот Комбс сейчас заметно раздулся.

— Главное, что они сейчас в безопасности. Но согласен, когда их пребывание у Мадж закончится, оба изрядно растолстеют!

Он не заметил, как Комбс потихоньку расстегнула юбку, высвободив раздувшийся живот.

Следующую остановку Андерсон сделал у офиса шерифа. Комбс, сражаясь со сном, предпочла остаться в машине.

Шериф прекрасно знал миссис Мадж Баквелл, благо его сын как раз был один из «мальчиков», которых Джордж тренировал, а Мадж кормила. Поделился с Андерсоном анекдотом насчел командных ужинов и их последствий, добавил, что одна из соседок жаловалась на миссис Баквелл, мол, ее дети изрядно растолстели, бегая в гости к Мадж, которая позволяла им есть гораздо больше, чем полагается по науке диетологии; но безусловно, она хороший человек и гражданин, и конечно, позаботится о попавшей в неприятности парочке наилучшим образом. Подмигнул Андерсону и добавил: разве что, возможно, когда вы за ними вернетесь, оба станут чуток покруглее...

Далее Андерсон направил авто в сторону Денвера, где находился местный офис судебных приставов. Покосившись на раздувшуюся подчиненную, он мысленно фыркнул: ну да, уж если Мадж способна довести до такого нашу фитоняшку всего за одну трапезу, у Неда и Джен никаких шансов в принципе нет...

Теперь, с багажом, кошельками и прочими нужными мелочами, мы могли привести себя в порядок и хотя бы одеться. Однако Мадж настояла, что сперва нужно съесть десерт. Забавно: несмотря на все съеденное, мы оба почувствовали, что не прочь подкрепиться!

На стол были выставлены полные миски мороженого с вареньем, орешками и взбитыми сливками. Мы с Джен снова обожрались, слопав по две громадных порции!

Мадж показала нам гостевую комнату — достаточно удобную. Ванная в доме, правда, была всего одна на нас всех, но как-нибудь устроимся.

Мы с Джен распаковали багаж. Одеваться, впрочем, не было настроения ни у нее, ни у меня.

Джен вдруг хихикнула:

— Нед, ну и как тебе Мадж?

— Очень милая и радушная. А что?

— Ну ты же не слепой. Она явно хочет нас откормить. Видела, как она смотрела на Комбс? Я уж думала, она начнет кормить ее силой, если бы там не было Андерсона и нас обоих. Худышки ей идеологически противны!

Затем Джен задумчиво потыкала меня в живот, тугой и выпуклый.

— А что скажешь о ее габаритах? Ты такую толстуху когда-нибудь живьем видел?

— Видеть-то видел, но не общался близко. Впрочем, мне такая фигура скорее нравится, округлая и женственная, а уж когда колышется при ходьбе...

Джен ткнула меня в живот еще сильнее.

— А если я сама настолько растолстею — тебе я все еще буду нравится?

— А ты хочешь, родная?

Джен хихикнула.

— Нед, если мы проживем тут полтора месяца и будем каждый день вот так вот есть, нас обоих разнесет как не в себя!

— Ты думаешь о том же, о чем и я? — вздернул я бровь.

Джен снова хихинула, на сей раз огладив собственное пузико.

— Я — за! Давай забудем все наше прошлое и пусть Мадж откармливает нас как ей угодно, мне плевать, насколько я растолстею, я просто хочу забыть все прошлые тревоги и наслаждаться жизнью, собой и тобой!

Перед моим мысленным взором предстали мы оба — разжиревшие, с тяжелыми животами и расплывшимися бедрами...

Джен рассмеялась:

— Судя по тому, что у тебя сейчас выпирает и кое-что пониже брюха, ты со мной полностью согласен!

— О да, родная, это будут лучшие полтора месяца нашей жизни!

Мы вперевалку спустились в гостиную — помочь Мадж с уборкой. Заметив наш счастливый и шалый вид, она улыбнулась:

— О, да вы вовсю наслаждаетесь друг дружкой! Не могу не сказать, вы великолепная пара. В таких милых куцых купальных костюмах, у меня прямо дух захватывает, особенно от твоего, Нед, брюшка, которое вот так вот торчит из-под футболки...

Фыркнув, я похлопал себя по животу.

— Спасибо за комплимент, Мадж, раньше я бы занервничал от того, что настолько поправился — а сейчас объедаюсь и наслаждаюсь этим!

Мадж даже прослезилась от счастья.

— Пташки мои, вы просто Дар Господен, я готова с рук вас кормить, лишь бы вы и дальше остались у меня. Теперь идите оба на диван и отдохните, чтобы не растрясти ваши роскошные животики, а я принесу вкусняшек, которые мы все будем грызть, пока смотрим телевизор.

Все так же вперевалку мы с Джен протопали в гостиную и устроились перед телевизором, сходу попав на кулинарный канал! Мадж прикатила тележку, на которой была целая гора свежевыпеченных коржиков и двуслойного печенья, плюс громадный кувшин цельного молока, великолепно холодного. Она устроилась рядом с нами в большом кресле… и через час от молока и печенья не осталось ничего.

Потом мы все расползлись по спальням. Наши купальные костюмы после сегодняшней обжираловки трещали по швам, так что мы избавились от них и еще какое-то время наслаждались тем, как колышутся наши жиры даже от легких шлепков.

Подняла нас Мадж очень рано, около шести утра.

— Нед, Джен, цыплятки мои, ваш фантастически вкусный завтрак готов!

А мы и правда проголодались: после вчерашнего обжорства желудки у нас обоих изрядно подрастянулись, и сейчас были огорчительно пусты.

Мадж сдержала слово: завтрак был фантастически вкусный и не менее фантастически обильный. Мы снова обожрались до осоловения, мое брюхо, тугое и тяжелое, распирало футболку пятьдесят четвертого размера, и это был невыразимый кайф. А у Джен вообще пижамная кофточка треснула, ее пузо выпирало теперь дальше, чем бюст. Мадж тоже переела, но для нее это было делом совершенно обычным, и она любовалась нашим видом.

— Нед, Джен, вы просто прелесть, такие милые, с такими роскошными животиками, я просто горжусь, как вы воздаете должное моей кулинарии, это же просто счастье, что вы тут со мной! Отдохните, я пока приберу здесь все, и приготовлю обед!

Обед был не менее великолепен в плане аромата, вкуса и, конечно же, количества, так что к его финалу нас снова расперло как не в себя. То же самое можно сказать и об ужине.

В кровать мы уползли часам к десяти и буквально набросились друг на друга, постоянно натыкаясь на новые выпуклости собственных фигур и балдея от этого.

Через несколько дней даже самые просторные шмотки из наших запасов банально не налезали на наши расплывшиеся тушки, даже эластичное белье! Мадж лучилась от счастья. Мы в общем-то тоже, но проблему надо было как-то решать.

Наша хозяйка помогла и в этом: Мадж оказалась той еще барахольщицей, в ее шкафах сохранилась немалая часть одежек покойного Джорджа, а Джен она выдала собственные вещички — из тех, что давно успела перерасти. Впрочем, много вещей нам и не требовалось, ведь маршрут наш крутился в треугольнике спальня-стол-диван, ну и периодические визиты в санузел. Так что по дому мы с Джен перемещались в одном белье: так и нашим раздувающимся животам удобнее, и для глаз приятнее.

Обжорный рай, иначе не назовешь. Мадж обожала готовить, есть и кормить, а мы с Джен — лопать и любоваться, как наши растущие вширь тушки распирают даже те куцые одежки, которые были на нас...

Увы, даже самые лучшие моменты жизни не могут длиться бесконечно. Миновало почти шесть недель с того дня, как Мадж спасла полуголую парочку, и приближался час судебного заседания, на которое мне следовало явиться. Созвонились со старшим приставом Андерсоном. Я еще раз уточнил, безопасно ли нам выбираться из нынешней уютной норки.

— Полагаю, теперь мы можем переместить вас ближе к месту событий, — ответил Андерсон. — Вам что-нибудь нужно для переезда?

— Да. Новая одежда. Боюсь, мы с Джен тут заметно поправились, — отозвался я.

Так я и думал, мысленно фыркнул Андерсон, она небось их кормила день и ночь. А вслух уточнил:

— И какие размеры вам нынче нужны?

— Мне — рубашки шестидесятого размера и штаны с поясом сто тридцать и шагом семьдесят шесть. А для Джен платье пятьдесят восьмого размера, лифчик второй номер, но обхват сто пятнадцать, и трусики с поясом сто двадцать.

— Ну вас там и разнесло! Это ж сколько надо слопать! — воскликнул Андерсон.

— Много, — рассмеялся я.

— Ладно, Нед. Мы с Комбс завтра доставим вам одежду, но попробуйте хоть чуток притормозить. А то не влезете в то, что мы купим. До завтра.

Старший пристав повернулся к помощнице, которая сидела за соседним столом.

— Заместитель Комбс, завтра мы перемещаем мистера и миссис Фокс в подготовленную резиденцию. Но им нужна новая одежда — я был прав, она их таки раскормила. Вот размеры.

У Комбс глаза на лоб полезли от этих цифр.

Как и договаривались, служители Фемиды прибыли за нами завтра в половине двенадцатого, приготовив пакеты с одеждой. Предусмотрительный Андерсон выбрал из служебного гаража большой фордовский внедорожник-«универсал», зная, что в обычное авто мы можем и не поместиться.

В последний день Мадж превзошла сама себя, так что когда Андерсон и Комбс переступили порог, мы с Джен даже пошевелиться не могли, так обожрались. Когда они увидели нас… в общем, у Комбс даже ноги подкосились, она покраснела до помидорного состояния, не в силах отвести от нас взгляда.

Посмотреть было на что. Два шедевра неумеренности и чревоугодия. Мое брюхо выпирало так, что я собственных ног не видел, да что там ноги — мне сходить по малой нужде стоя уже стало непросто! Обхват пояса у меня-прежнего был меньше, чем обхват бедра — у меня-нынешнего, а облачен я был в старые подштанники Джорджа, которые Мадж откопала в сундуках. У Джен пузо свешивалось промеж ног, когда она сидела, то бишь почти всегда: слишком сильно терлись ее внутренние части бедер друг о дружку, чтобы ходить даже вперевалку. Ягодицы ее походили на пару баскетбольных мячей, и панталоны Мадж были ей не так уж и велики...

Андерсон лишь хмыкнул.

— Да уж, вы двое тут дали жару. Вы что, двадцать четыре часа в сутки только и делали, что ели?

Я похлопал себя по массивному брюху.

— Именно так — ели, ну и еще спали. А Мадж кормила нас столько, сколько хотела, и мы все трое были невероятно счастливы!

Андерсон выдал нам обещанную одежду, мы с Джен с трудом потопали к себе в спальню переодеваться.

Я этого уже не видел, однако заместитель Комбс буквально не отрывала от нас взгляда, ее била нервная дрожь. А вот Андерсон заметил.

— Комбс, с вами все в порядке? Вы словно марсианина увидели.

— А… нет, шеф, все в порядке, простите. Я… просто собственным глазам не поверила, насколько быстро Нед и Джен стали такими толстыми.

Тут вступила Мадж:

— И вовсе они не толстые, так, чуть-чуть пополнели, ну и после доброго плотного завтрака еше в себя не пришли. А вот вы, пристав Комбс, такая худенькая, почему бы вам не перекусить немного? Поездка из Денвера наверняка была долгой и утомительной.

— О, Мадж, спасибо, но я не могу, я и так несколько поправилась после того раза, когда мы у вас были полтора месяца назад, мне не следовало бы...

Однако перебороть Мадж было невозможно, так что Андерсон и Комбс оказались усажены за кухонный стол, пока двое их раскормленных подопечных пытались переодеться у себя в комнате. Мадж выставила полный поднос выпечки, Комбс покраснела, взяла плюшку, откусила раз, другой… попыталась ее отложить, не смогла и откусила снова.

Когда мы с Джен привели себя в порядок и спустились вниз, Комбс уже слопала полдюжины плюшек.

Мы обнялись с Мадж, та утирала слезы. Андерсон и Комбс помогли нам с багажом, в котором почти ничего не осталось, разве что туалетные принадлежности: в старую одежду нам все равно не влезть, так какой смысл таскать ее с собой?

Дотопали до «универсала». Когда мы загружались, рука Комбс случайно пару раз задевала мое брюхо и складки на боках, и я чувствовал, как она при этом рефлекторно вздрагивает. Я кое-как одернул рубаху и проговорил:

— Спасибо большое за помощь. Мы, пожалуй, чуток перебрали, даже где-то стыдно за себя и Джен — за то, что ты так растолстели. Надеюсь, это не нарушило планов вашей службы насчет наших новых документов и прочего.

Комбс чуть покраснела.

— Думаю, с вами обоими все будет в порядке, Нед, и не смущайтесь, вам в любом случае следовало изменить внешность, так что набрать вес — не самая дурацкая идея.

А я отметил, что и она сама после выпечки Мадж заметно округлилась, блузка только что не трещала под напором очень туго набитого животика. Она, конечно, оставалась очень стройной… но ранее идеально сидящий костюм в некоторых местах был ей уже тесноват. Так что не мы одни тут набираем вес!

Андерсон и Комбс заняли свои места. Андерсон отметил, что Комбс перед тем, как скользнуть на пассажирское сидение, расстегнула юбку, и хмыкнул: общение с Мадж определенно заразно, даже наша фитоняшка не устояла.

А служебный «универсал» направлялся на запад, к границе штата Юта и нашему новому местоположению. Нам с Джен подготовили небольшой сервис по продаже и аренде трейлеров в пригороде Моава. Официально сей городок входит в кучу программ оздоровительного туризма, но в нашем пригороде в основном обитают пенсионеры с западного побережья, желающие отдыхать там, где тепло, но все-таки иногда бывает нечто похожее на зиму. Народ они в основном не спортивный, так что и мы выделяться там не будем...

0
1606
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...