Матушка Мадж и живот под прикрытием

Тип статьи:
Перевод

Матушка Мадж и живот под прикрытием

(undercover belly)

Суд над лос-анджелесскими бандитами успешно завершился, ставший более чем упитанным ключевой свидетель со своей не менее упитанной супругой обрел безопасное пристанище в Юте, и денверский офис судебных приставов смог заняться другими делами.

Старший пристав Дон Андерсон как раз беседовал с главой офиса, Джимом Майером. Обсуждались недавние взрывы в клиниках для похудения.

— Эти сволочи развиваются и улучшают тактику, — отметил Андерсон.

— Знаю, Дон, но вы же в курсе, прошлая наша попытка внедриться туда закончилась паршиво.

Год назад служба судебных приставов отправила агента, чтобы попытаться проникнуть в террористическую группу изнутри. Упитанная оперативница практически сразу исчезла, а пару месяцев спустя ее нашли в номере полузаброшенного мотеля, разжиревшей чуть ли не до габаритов этого самого номера — самостоятельно она и встать с кровати не могла, не то что выйти наружу. Сейчас она проходила лечение в клинике, сгоняя сало до сколько-нибудь человеческих кондиций.

— И все-таки нам нужен свой человек внутри. Тот, кто будет вне подозрений, — вздохнул Майер.

— То есть уже толстый или действительно желающий растолстеть. И чтобы ни одна собака не знала о связях агента с полицией, — добавил Андерсон.

— Да, но кто по доброй воле захочет растолстеть? Даже чтобы уйти под прикрытие и поймать этих извращенцев!

— Хммм… — протянул Андерсон. — Джим, а я знаю, кто может нам подойти. — И на недоверчивый взгляд начальника добавил: — Вы не поверите, но это пристав Комбс!

— Да вы в своем уме, чтобы наша фитоняшка...

— Джим, вы в последнее время не обращали на нее внимания. С тех пор, как мы прятали того лос-анджелесского свидетеля с женой, она потихоньку набирает вес. Уж не знаю, как так случилось, но когда супруги Фокс сбежали от преследователей из мотеля в одних купальниках и оказались в доме у очень корпулентной пенсионерки-поварихи, миссис Мадж Баквелл, которая их потом жутко раскормила — в общем, когда Комбс впервые увидела эту женщину, и что потом стало с Фоксами, ее как пыльным мешком по голове шарахнуло. Оба раза, когда мы приезжали к Мадж, Комбс съедала все, что перед ней поставили, и объедалась до осоловения.

— Хм, на прошлом совещании мне и правда показалось, что у нее чуть пополнело лицо, но я подумал, это фокусы освещения, — проговорил Майер. — Ну хорошо, давайте снова попробуем изучить бар-ресторан «Жирная задница» и тамошний персонал, и побеседуем с Комбс.

Судебный пристав Комбс действительно набирала вес. Во время привычных визитов в тренажерку она не могла сосредоточиться на правильном порядке упражнений, уставала и отвлекалась — в голове у нее в это время активно крутились образы еды. И она едва удерживала себя от того, чтобы сразу после тренажерки завернуть в ближайший ресторанчик и облопаться до отвала. Ночами ей снилась Мадж, которая скармливала ей горы калорийнейших блюд, и просыпалась экс-фитоняшка с волчьим голодом. Ей уже следовало обновить гардероб, в большую часть прежнего она почти не влезала! Ей было стыдно за то, что у нее такая слабая воля… однако, глядя в зеркало на свой слегка выпирающий животик и чуть раздавшиеся бедра, Комбс возбуждалась и ничего не могла с собой поделать.

С трудом втиснувшись в костюм, она явилась во вторник в офис и с удивлением обнаружила на рабочем столе сообщение: по прибытии сразу явиться для отчета в кабинет Джима Майера.

Комбс пошла в кабинет начальника, ощущая, как пояс юбки врезается в новоотращенные жиры на животе. Постучалась, вошла. Там же сидел ее прямой шеф, Андерсон, а на столе лежало знакомое всему департаменту дело клиник для похудения.

Приветствия, обмен рукопожатиями. Затем начальство пригласило ее садиться, не упустив того факта, что в последнее время она явно поправилась еще немного.

— Как ваши дела, пристав Комбс? — спросил Майер.

— Отлично, сэр, — не задумываясь, отозвалась она. И прежде чем начальник сказал что-то еще, она выпалила: — Сэр, если дело в моем весе, я приведу себя в форму. Не знаю, что со мной в последнее время творится, но я возьму себя в руки!

Майер покачал головой.

— Вовсе нет, пристав, дело тут не в вашем весе. Хотя вопрос действительно в некотором роде с ним связан. Вам знакомо это расследование? — пальцы его побарабанили по обложке дела о клиниках.

— Да, сэр, — ответила Комбс, она и правда интересовалась этим вопросом.

— Это хорошо, поэтому я и вызвал сегодня вас и старшего пристава Андерсона. Мы хотим все же накрыть эту банду, но для этого нам нужно внедрить туда агента. Человек этот для них должен быть вне подозрений. Грубо говоря, тот, кто уже имеет изрядно лишнего веса, и категорически этому рад!

Комбс приобрела помидорный оттенок, а Андерсон и Майер изобразили, что в упор этого не замечают. Начальник продолжил:

— Помните, что случилось с агентом Смит?

Комбс кивнула, все такая же багровая от смущения.

— Так вот, повторная такая ошибка нам не нужна. Нужен человек, который, и без того будучи толстым, пойдет туда и наберет еще веса, чтобы нивелировать все подозрения, какие у них могут возникнуть. Причем это должна быть женщина: психологи однозначно утверждают, что в этой группе все решают женщины, мужчины только тупая сила. И женщина эта должна быть из недавних сотрудников, которые еще нигде не засветились. Пристав Комбс, я хотел бы, чтобы вы задумались над этим поручением. Заверяю, служба покроет все медицинские на то, чтобы потом вернуться в форму, или даже оплатит досрочный выход в отставку. Вознаграждение и лучший уход вам гарантированы!

Внешне Комбс оставалась спокойной, но внутри прыгала и кричала: да, да, мечта сбылась, ей приказывают стать ТОЛСТОЙ!

Она посмотрела на Майера:

— Да, сэр, я с гордостью этим займусь!

— Спасибо, пристав Комбс. Откровенно говоря, я боялся задать вам этот вопрос, когда мы начали обсуждать операцию. Искренне ценю ваш рабочий порыв, особенно учитывая, что от вас потребуется, — с облегчением отметил начальник. — Кстати, пристав, могу я вас называть по имени?

Комбс хихикнула.

— Конечно, сэр — я Элизабет, но предпочитаю, чтобы меня звали Бет.

— Так вот, Бет, времени на эту операцию у нас очень мало. А новых документов для прикрытия мы вам сделать не можем, пока вы не наберете больше веса. Поэтому вам необходимо начать поправляться как можно быстрее.

— Сэр, у меня есть предложение, — вставил Андерсон.

— Конечно. Какое?

— Знаю я одну персону, которая может помочь Бет набрать вес, причем очень быстро. Та наша отставная повариха, Мадж. Уверен, она будет только рада!

— Отличная идея, Андерсон. Свяжитесь с ней и проверьте, действительно ли она готова помочь, ее дом станет идеальным укрытием, чтобы Бет...

— РАСТОЛСТЕЛА, — выдала обсуждаемая персона, прервав замявшегося начальника.

— Я позволил себе заранее позвонить ей. Так, на всякий случай. Она с удовольствием примет у себя Бет как свою гостью и, как она сказала, «протеже».

— Пристав Комбс — Бет, — вам нравится такой вариант? — спросил Майер.

— О да, сэр. Если мне нужно очень быстро растолстеть, Мадж точно это обеспечит! — хихикнула она.

— Андерсон, отвезите пристава Комбс домой, пусть соберет вещи, и поскорее доставьте ее в дом миссис Баквелл.

Комбс оставила машину на парковке и вместе с Андерсоном поднялась в квартиру. Собрала небольшую сумку — белье, пара футболок и спортивный костюм, косметика, туалетные принадлежности — и переоделась в эластичные шорты и маечку. А уже по дороге потребовала, чтобы шеф проехал через кондитерскую, и взяла там большой латте и дюжину пончиков — подкрепиться по пути к Мадж.

Андерсон, вздернув бровь, наблюдал, как Бет сметает все это, а живот ее раздувается. И поинтересовался:

— А почему такая маленькая сумка-то? Вам ведь жить у Мадж несколько недель.

Бет хихикнула:

— Сколько я ее знаю, я уже через несколько дней во все это не влезу, так какой смысл тащить лишние вещи?

— Логично, — не мог не признать тот.

Мадж очень обрадовалась телефонному звонку Андерсона, на Бет Комбс она сделала стойку еще когда впервые ее увидела. Ей тут же захотелось откормить Бет, пока ее плоский животик не превратится в большой тяжелый шар. Мадж всегда считала, что современные девицы слишком тощие и оттого больше смахивают на мальчиков. У девушки должны быть выпуклости. И не только пышный бюст, но и круглые ягодицы, мясистые бедрам и мягко-плюшевое пузико, колыхания которого сами собой привлекают взгляды мальчиков. Если бы ей дали волю, она бы кормила всю команду поддержки после каждой тренировки!

Она приготовила обед, большой и сытный, который намеревалась скормить Бет. Скорее бы!

Примерно в час дня Андерсон припарковал авто у нужного дома. И Мадж, и Бет с нетерпением ожидали этой встречи.

Бет Комбс выскользнула из машины и выпрямилась, нарочито выпятив свой скромный пока животик — пусть Мадж полюбуется. А та уже вперевалку спешила как могла, чтобы обнять гостью — и удостовериться, что с тех пор, как приставы забирали у нее чету Фокс, Бетти хотя бы не похудела.

Объятия, приветственные поцелуи — и Андерсон понял, что он тут лишний, эти двое и так знают, что делать. Интересно, что будет с фитоняшкой после того, как Мадж ее откормит, за четыре недели-то!

А Мадж уже вела Бет в свой дом, в новую жизнь. Никакого отныне спорта, никакой физической активности! У них впереди всего четыре недели, нельзя терять ни минуты! Ущипнув Бет за филейную часть и живот, Мадж свела брови:

— Это никуда не годится, дорогая моя. Готова начать исправляться?

— Да, Мадж, готова! — и выразительно огладила свой животик.

Бет плюхнулась в удобное кресло, Мадж выставила перед ней на стол тарелку, с горкой наполненную сытнейшей едой, и Бет с ложкой наперевес атаковала предложенное. Очищенную тарелку немедля сменила следующая… и так пока Бет не отрубилась от пережора, осев в кресле, ее живот раздулся как никогда. Мадж помогла ей переползти на диван, чтобы подремать и «лучше улеглось», а затем гостью ждало продолжение банкета...

Завтрак. Краткий сон и второй, еще более сытный завтрак. Полежать, потихоньку жуя вкусняшки. Умопомрачительный обед. Подремать, а потом колоссальный ужин. После него опять поваляться с вкусняшками и, уже в постели, финальная кормежка до полной отключки.

Как Бет и предсказывала, уже через неделю она физически не влезала в свои старые шмотки. Бедра, ягодицы и живот разбухли от сала. Через две недели она, с постоянно раздувшимся от обжорства пузом, ходила уже вперевалку. К концу третьей недели это самое пузо, даже будучи постоянно набитым, начало потихоньку отвисать под собственной тяжестью.

Бет такое свое состояние дико возбуждало, и она намеренно покачивала всем, чем качалось.

Мадж полагала полуночную кормежку излишней, ведь ее подопечная и так набирала вес достаточно активно. Но сама Бет порой ночами, лежа в постели, так активно оглаживала свои разбухшие телеса, что от возбуждения не могла заснуть — и спускалась на кухню, утешиться полномасштабным жором. Бывало, Мадж, поднявшись на рассвете, чтобы приготовить своей гостье сытный завтрак, обнаруживала ее как раз на кухонном полу, отрубившейся от обжорства, с раздувшимся пузом промеж раздвинутых ног. Тогда она, разбудив Бет, скармливала ей двойную порцию и отправляла обратно в спальню, отдыхать.

К концу четвертой недели от прежней фитоняшки не осталось практически ничего. Круглое пузо, раскормленный филей, трущиеся друг о дружку бедра; девяносто три кило живого веса — учитывая, что раньше она всегда весила не более сорока пяти, а к Мадж прибыла пополневшей до пятидесяти четырех кило. В общем, тот, кто видел фитоняшку-пристава Комбс, нынешнюю Бет физически бы не узнал.

— Ну все, шеф, я готова, — позвонила она Андерсону в денверский офис судебных приставов. — Когда вы меня заберете?

— Давайте сегодня к вечеру, время поджимает, чем раньше начнем инфильтрацию, тем лучше.

Приехавший к половине шестого Андерсон так и застыл у машины, когда Бет спускалась с крыльца. Спортивные штанишки и футболка в облипку совершенно не скрывали разбухших форм его подчиненной. Бет с улыбкой похлопала себя по пузу:

— Ну что, шеф, как я выгляжу?

Тот чуть покраснел.

— Для операции — великолепно. Как вы себя чувствуете?

— Вы имеете в виду, нравится ли мне быть такой раскормленной? — хихикнула Бет.

Андерсон закашлялся.

— Ну в общем да. Как там — толстая и красивая?

— Именно так! — рассмеялась Бет. — Я просто фантастически себя чувствую, и точно знаю, в «Жирной заднице» ни одна скотина не заподозрит, что я оперативник!

Андерсон помог Бет усесться в просевшее под ее тяжестью авто. По пути в Денвер она нестанно болтала, как ей нравилось жить у Мадж — и обжираться почем зря тридцать шесть часов в сутки!

Согласно плану, Бет должна была появиться в «Жирной заднице», заказать обед и честно объесться до полного нестояния — опер, даже под прикрытием, такого себе не позволит, так что ее не заподозрят, — а потом изобразить, что у нее трудности с оплатой счета за съеденное. Рядом с ресторацией автостанция, Бет по легенде — девчонка из городишки на Среднем Западе, она специально изучила тот район и неплохо его знала. По замыслу службы судебных приставов, хозяева «Задницы» сами предложат ей подработку, а не она будет проситься в штат.

План сработал на редкость идеально. Бет зацепилась языками с официанткой, которая объемами даже превосходила ее саму — живот в две складки, тяжелый бюст и переливающиеся через пояс тугих джинсов жирные бока. И когда Джейн, официантка, увидела, что кошелек у Бет практически пустой, она спросила:

— Слушай, подруга, а работа тебе нужна?

Бет всхлипнула.

— Ох, совсем не помешала бы! Деньги почти на нуле.

— Тогда жди здесь, я сейчас поговорю с хозяйкой.

Через несколько минут Джейн поманила ее к дверям служебного входа.

— Идем, Берта хочет побеседовать с тобой.

Бет вперевалку двинулась следом за Джейн к кабинету в служебной части забегаловки. Джейн трижды постучала в двери:

— Берта, вот та девчонка, о которой я тебе говорила.

— Ик, — донеслось с той стороны, — пусть войдет тогда, и спасибо, Джейни, дорогуша.

Джейн отворила дверь, и Бет увидела невероятно толстую женщину — даже толще Мадж, которую до сих пор считала недостижимым идеалом. Берта весила, наверное, килограммов под двести, а то и больше! Она сидела в кресле за большим столом, и это кресло собой заполняла чуть больше чем полностью, массивные руки обхватом превосходили диванные подушки, а пузо свисало куда-то под стол.

— Итак, Бет, ты та самая девушка, которой нужна работа? — спросила она.

— Да, мэм, — отозвалась Бет, — я здесь новенькая, и деньги у меня почти вышли.

— Повернись, дорогуша, дай-ка я на тебя посмотрю.

Бет покорно покрутилась на месте, намеренно выпятив живот насколько получилось.

— Что ж, дорогуша, до наших стандартов ты немного не дотягиваешь, но потенциал у тебя определенно есть. Так что если хочешь, можешь работать у нас. Начнешь с окошка обслуживания автобусов, а там и до официантки дорастешь.

— О, Берта, спасибо вам большое, мне наверняка понравится работать здесь! Когда я могу начать?

— Завтра с утра, дорогуша, и у нас наверху есть свободная комнатка, можешь там и жить.

На следующее утро Бет постучалась в кабинет Берты.

— Ик… кто там еще? — послышался голос хозяйки.

— Это я, Бет. Готова приступить к работе!

— А. Входи, дорогуша.

Отворив дверь, она увидела, что на столе у Берты гора пустых тарелок, а живот ее, кажется, стал еще больше.

— Так, Бет, первое задание тебе — каждое утро ты будешь убирать с моего стола посуду из-под завтрака.

— Конечно, мэм, — отозвалась Бет, собрала тарелки и уволокла стопку на кухню. Посудомойка выдала ей рабочий фартук; Бет попыталась повязать его так, чтобы он прикрывал ее блузку и пузо, но вскоре завязки съехали пониже, уж слишком сильно ее пузо колыхалось при ходьбе.

Добралась вперевалку до кабинета Берты.

— А, уже вернулась. Хорошо, теперь иди к Джейн, ты с ней вчера уже общалась, она покажет тебе все, что надо делать.

Бет послушно отправилась куда сказано и начала работать как сказано. Быстро освоила несложные операции с подачей блюд, а еще ей, как и всем работницам заведения, позволялось есть все, что имелось в ассортименте заведения! Берта полагала, что ее персоналу положено быть круглыми и толстыми, так что работницам полагалось примерно шестиразовое кормление, дабы «блюсти фигуру».

Втереться в доверие к Джейн, а потом и к Берте, оказалось для Бет не такой уж сложной задачей. Когда она приносила в кабинет Берты очередную трапезу, совещания уже продолжались, невзирая на ее присутствие. Уже прогресс, ранее, когда она появлялась в помещении, в разговорах наступал перерыв. Бет не подавала виду, но потихоньку копила информацию, которую втайне передавала Андерсону.

Служба судебных приставов работала чрезвычайно аккуратно, чтобы не засветить наличие внутреннего источника. Аресты и обыски проводились так, словно копам «случайно повезло». Патрульная машина оказалась не там и не тогда, когда нужно (для плохих парней), как следствие — арест нарушителей охранного периметра, которые пытались подложить бомбу в клинику для похудания, или просто вломиться туда и учинить вандализм вручную.

Со своей стороны, Бет продолжала объедаться и набирать вес. С начала внедрения в «Жирную задницу» она поправилась килограммов на восемь, и все ее действия и разговоры свидетельствовали, что она совершенно не собирается худеть, напротив, с удовольствием поправится еще.

И вот наконец выпал случай прищучить Берту и ее команду по полной программе. Унося из кабинета Берты очередную стопку тарелок, Бет подслушала, что планируется очередное нападение, на сей раз в прицеле крупная больница, в которой располагалась очень успешная клиника для похудания, лучшие в трех штатах операции по удалению лишнего сала делали именно там. Служба судебных приставов решила, что лучшей возможности поймать банду на горячем не представится.

Бет доставила подробности операции Андерсону и Майеру. Планировалось подложить бомбу в клинику — не в основной корпус больницы, а именно в клинику, чтобы уничтожить приемные покои и рекламный уголок. Очень сожалели, что до операционных не добраться, те расположены в закрытой зоне парой этажей выше.

Несколько клиник поменьше Берте удалось вышибить из бизнеса. Что уже подняло стоимость операций по удалению сала, да и ожирение на федеральном уровне чем дальше, тем больше рассматривалось не как повод для стыда, а как вариант нормы.

В принципе Бет даже разделяла цели Берты и ее команды, ей нравилось быть толстой и не ограничивать себя в еде. Но вот методы… Поэтому, набивая пузо калорийной снедью с кухни «Жирной задницы», угрызениями совести она не мучалась.

Операция сработала как часы, причем на горячем удалось взять и саму Берту: та самолично, как правило, на сцене не появлялась, но на сей раз замахнулись на уж очень крупную клинику, и чтобы все было сделано как надо, Берта решила проследить за подготовкой сама. Там, на месте, ее и взяли. С взрывчаткой, детонаторами и прочей запрещенкой.

В тюрьму Берту везли в грузовике: в стандартный полицейский «воронок» она не влезала физически.

С такими доказательствами суд прошел без сучка без задоринки, и банда Берты села надолго.

На следующий день после того, как приговор был объявлен, стасемикилограммовая Бет вперевалку вошла в денверский офис службы судебных приставов. Джим Майер встал при ее появлении, пожал ей руку, после чего Бет тяжело плюхнулась на стул.

— Бет, какие у вас теперь планы? — спросил глава офиса. — Мы можем отправить вас в оздоровительную клинику, там вам помогут похудеть и вернуться в форму. Все расходы за счет государства, тут не беспокойтесь, мы задолжали вам гораздо больше. В этом процессе вы истинный герой, Бет.

— Спасибо, босс, — ответила Бет, — но у меня на уме был другой вариант. Вы, кажется, раньше упоминали досрочный выход в отставку? Я бы предпочла именно его. Потому что я уже привыкла быть толстой, и признаться, худеть совершенно не хочу.

— Это ваш выбор, Бет, и я его уважаю.

Через несколько дней, закрыв все финансовые и прочие вопросы, Бет вернулась к миссис Мадж Баквелл уже как лицо полностью частное. Мадж не молодела, с ее весом было очень непросто заботиться о себе. Вот Бет и предложила остаться жить у нее, благо собственный «пенсионный фонд» после отставки она уже у правительства выбила, более чем щедрый, хватит до конца жизни с изрядным запасом.

Вот так Мадж и Бет принялись жить вместе, и есть все, что пожелают. Заботами Мадж экс-фитоняшка, бывший судебный пристав Комбс, раздалась до ста семидесяти килограммов, привыкшая за каждой трапезой объедаться до отключки. Пузо ее стало массивным шаром, выпирающим чуть ли не на метр вперед и свисающим почти до колен, и по дому она предпочитала ходить в одних панталонах и футболке, играющей роль спортивного бюстгальтера, оставляя громадное голое пузо гордо колыхаться туда-сюда...

0
1678
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...