Марина

В этот магазин я попал случайно. Сестра давно просила купить ей новую часть какой-то девчачьей компьютерной игры, а мне было нечего делать, и я решил заглянуть. Магазин был из числа тех супермаркетов, где есть абсолютно все, кроме посетителей. Куча ларьков с различной продукцией, скучающие продавцы, сонные охранники…

Припомнив, что игры продаются на втором этаже, я поднялся по эскалатору и собирался уже свернуть в нужный отдел, когда увидел эту картину.

Прямо перед эскалатором расположился ларек с различными аксессуарами. Брелки, значки, очки, ремни и всякая прочая дребедень. И перед этим ларьком стояла высокая девушка и примеряла пояса. Она была одета в черное обтягивающее платье с белыми узорами, которое интригующе подчеркивало её фигуру. А фигура была великолепна – высокая, стройная, с длинными пышными волосами. К тому же она не была надоевшим стереотипом модельной рекламной худышки – напротив, платье отчетливо показывало складочки по бокам и пухлый живот, который, по всей видимости, она собиралась выделить ещё сильнее с помощью широкого пояса. Фраза «словно сноп перевязанный», которую обожала повторять моя сестра при виде полных девушек, очевидно, не была ей знакома. Напротив, незнакомка с удовольствием поглаживала живот, потирала складочки жира и примеряла то один, то другой поясок. Я стоял сзади и с наслаждением наблюдал, как пояс натягивается на её спине, делая более заметными складки вокруг него. Продавщица что-то сердито выговаривала ей, но девушка продолжала заниматься своим делом.

Наблюдать за ней можно было бы часами, но магазин был пустым, охранники подозрительно косились на меня, и я решил пойти дальше по своим делам. Заглянув в отдел с играми, и убедившись, что нужный мне диск привезут «наверно на следующей неделе», я медленно направился обратно, наблюдая за девушкой. Задерживаться возле неё без повода было бы затруднительно, повод я придумать не смог, так что я направился к эскалатору с черепашьей скоростью, делая вид, что осматриваю витрины, как вдруг от прилавка послышался раздраженный голос продавщицы.

— Девушка, вы испортите пояс! Положите его на место!

Что ответила незнакомка, я не смог разобрать.

— Девушка, вы что, не видите что пояс вам мал?!

— Он в самый раз, просто нужно выдохнуть…

— Вам нужно идти в магазин больших размеров! У нас продают пояса для нормальных людей!!!

— А мне нравится этот…

— Вы его порвете!!! – продавщица перешла на крик

— Пояс должен держать талию – возразила девушка. И если он рвется, то это некачественный пояс.

— Пояс нужно носить на талии, но разве вы не видите, ЧТО У ВАС ТАЛИИ НЕТ?!!!

Девушка обиженно отвернулась от продавщицы, оказавшись ко мне лицом. И тут я увидел, что пояс ей действительно мал – нужно было ещё около 10 см, чтобы застегнуть его. Но она не прекращала попыток.

— Верните пояс! Вы все равно не сможете его застегнуть!

Девушка нахмурилась, но тут заметила меня и глаза её засветились озорным огоньком.

— Молодой человек, подержите тут, пожалуйста – попросила она, засовывая в мою руку пряжку непослушного пояса, и отчаянно сдавливая обеими руками живот. Надо сказать, первая попытка оказалось неудачной — я волновался, и кончик пояса скользил в руках. Но со второго раза пояс уверенно застегнулся на крайнюю дырочку, отчетливо обрисовав круглое пузико над ним и шарик поменьше – под ним.

— Вот видите? – гордо повернулась к продавщице девушка. Хорошо смотрится, правда? – спросила она уже у меня, и, не дожидаясь ответа, бросила деньги на прилавок, взяла меня за руку и поволокла к выходу.

— На самом деле я просто вчера на дне рождения была – пояснила девушка, когда мы оказались на улице. – Вот и переела немного. Она погладила по выступающему над поясом животу. – На самом деле мне пора уже худеть, но когда столько еды – надо этим пользоваться. Похудеть успею ещё. Кстати, меня зовут Марина.

— Очень приятно – я тоже назвал себя. А тебе так… не очень туго? – поинтересовался я, глядя на перетянутый живот.

— А тебе не нравится? – спросила она

— Ну почему, очень нравится! – искренне ответил я.

— Вот и мне нравится – ответила Марина. А если мне нравится и тебе нравится, то что в этом плохого?

Я растерялся. Действительно, ничего плохого. Но я не знал ни одной девушки, которая бы так одевалась.

— Просто люди наделали себе стереотипов, и сами теперь не знают, откуда они идут – сказала Марина. – Традиции, привычки… вообще-то всегда на Руси дородство и тучность означали здоровье и богатство. Худеть – от слова «худо» идет. Но потом затащили к нам французские и немецкие традиции, и началось… фижмы, корсеты…

Я внимательно слушал. Сестра много рассуждала о средствах и методах похудеть, но никогда не говорила ничего подобного.

— Хорошо, если девочка с хорошим обменом веществ, много двигается, вес не растет – продолжала Марина. Но есть и полные люди, и, самое главное – полнота тоже красива. Просто мы прячем её, стыдимся, не умеем подать.

Она взяла мою руку и решительно положила себе на талию, на тугой кожаный пояс.

— Нравится? Спросила она.

— Очень – прошептал я. Её платье было из какого-то эластичного упругого материала, кожаный пояс нагрелся и казался живым. Я слегка прижал её к себе, и она радостно улыбнулась.

— Вот смотри – шепнула она мне на ухо. К нам навстречу идет девушка. Её вес примерно равен моему, но она одела бесформенный балахон, который якобы скрывает излишки. И он действительно скрывает — всю её фигуру! Так и мешок можно на себя одеть. Зато прилично и по правилам – но никому не нравится – даже ей самой, судя по выражению её лица.

А вот ещё девушка. Она потоньше меня будет. Но смотри – одела свободную юбку, сверху безразмерную кофту. Все свободно, лишнее прикрыто – а смотреть не на что.

Я пригляделся и подумал, что Марина права. Смотреть там было действительно не на что – то ли дело у моей спутницы, так соблазняющее подчеркивающей свою полноту.

Девушки делают много странных вещей – продолжала Марина. Вот говорят – красота требует жертв. И девушки на все идут ради красоты, чтобы понравиться… вот только кому понравится? Журналу мод? Давно известно, что большей части мужчин неприятна яркая косметика, яркие и многочисленные кольца, браслеты, сережки. Девушки прекрасно это знают, но продолжают наряжаться, словно сороки.

И тут я обратил внимание, что Марина действительно не пользовалась косметикой. Её красота была естественной, природной. Но смотрелась она привлекательней любых моделей с обложек журналов.

Я вот тут живу – показала она на подъезд. Спасибо за помощь – сама бы я его не застегнула – и она ласково провела рукой по поясу — и заодно по моей руке, все ещё обнимавшей её за талию. И тут я вспомнил одну фразу из книжки Логинова. «Если девушка позволяет проводить себя до самого дома, значит, она к себе приглашает. Это все знают»

— Пошли – решительно сказал я, увлекая её в подъезд. Решительность была показной, но Марина улыбнулась и мы пошли к ней в гости.

— Только у меня есть нечего – робко заметила она. Я почти все слопала, а может и все…

— Это не проблема – заметил я, вспомнив, что взял деньги на покупку диска. – Пиццу закажем. Ты же любишь покушать?

— Очень люблю – подтвердила Марина. – Однажды две пиццы съела, целиком.

— Вот и проверим – обрадовался я.

Дома у неё был небольшой беспорядок. Это для меня небольшой, а Марина очень заволновалась. По дивану были разложены брюки, джинсы, пояса, на полу валялось несколько кофт.

— Если не передумал про пиццу – телефон там – указала она на кухню, с необычайной ловкостью подбирая вещи и распихивая по шкафам.

— Я просто вчера так налопалась, что сегодня не влезла в брюки – извиняющимся тоном заметила она. – Вот, выбирала в чем пойти… хотела купить продуктов, а снова потянуло покупать пояса. А потом спрашивается, почему дома есть нечего…

— Пиццу уже везут. – успокоил я её.

Две заказал?

Я кивнул.

Ох – вздохнула она. Ну я и обжора… завтра на мне платье застегивать будешь, сама не влезу.

— Застегнем – убедил её я.

Она быстро переоделась – одела темносиние джинсы с белым поясом и черную обтягивающую майку. Когда она села, живот вывалился над поясом и радостно заурчал. Она поправила майку и тут обратила внимание на пояс. Он был застегнут на вторую дырку, и, судя по всему – с немалым трудом.

— Вчера ещё на первую затягивала – заметила она, как в дверь позвонили.

Через минуту я внес в комнату три горячие коробки пиццы. Три – ахнула она. Будешь мне активно помогать, а то я лопну.

Первую пиццу она ела с таким видом, будто голодала целый месяц. Живот её поднимался все выше и выше, туго натягивая майку. Ближе к концу она встала, привычным движением расстегнула пояс на одну дырку, помассировала живот и упала на диван. Ешь, ешь – иногда она протягивала мне коробку, я одна объедаться не стану… Делала глубокий вздох, глотала соку и принималась за еду.

К началу второй коробки пояс оказался застегнутым на третью дырку. К середине – на четвертую. Ближе к концу она распустила пояс до пятой, пощупала кончик, словно желая убедиться, что дырок больше нет, шумно вздохнула и открыла третью коробку.

Майка задралась наверх, живот вылез над поясом и не реагировал больше на все попытки натянуть на него майку.

— Все, не лезет – вдруг прошептала Марина и без сил упала на диван. Я расстегнул её пояс, и живот моментально выполз тугим комом ещё сильнее. Я начал медленно массировать и поглаживать живот, опасаясь, что ей и вправду станет плохо. Но Марина приподнялась на диване и заявила – а вот так, наверное, полезет…

И продолжила есть.

Джинсы натянулись необычайно, эластичная ткань была готова вот –вот лопнуть. Но ещё сильнее натянулся Маринкин живот, круглый, плотный, чуть приподнимающийся при вздохах.

— Покорми меня… попросила она шепотом, и я стал кормить её, поднося куски пиццы к её лицу. Она, бессильно упавшая на спинку дивана, могла только жевать.

И вдруг раздался треск и что-то лопнуло и заскрежетало. Я вздрогнул и чуть не уронил кусок пиццы, который держал в руке. Сразу припомнился страшный случай, описанный где-то в газете – женщина умерла от обжорства, что-то в желудке лопнуло…

А так, пожалуй, я смогу и остальное доесть – сказала Марина. И, заметив что я испугался, пояснила – это пуговица отлетела и молния разошлась у джинсов. Завтра зашью. Не бойся, чтобы я лопнула, трех пицц явно не хватит.

— Могу заказать ещё парочку – сказал я, продолжая её угощать.

— Не надо – попросила она. Лучше оставь на завтра…

Можно и это оставить – предложил я. Её живот был невероятно раздут и мешал ей дышать. На лбу выступили капельки пота, лицо раскраснелось. – Положим в холодильник, завтра разогреем…

— Завтра она будет холодной и невкусной! – обиделась Марина. – Давай ещё! Ещё…. Ещё….

Больше нет – наконец сказал я, когда она прожевала последний кусок.

Как это нет – удивилась девушка.

— Кончилась – вдохнул я.

— Не… все только начинается – Марина приподнялась на диване, обняла меня за плечи и сильным, властным движением притянула к себе. 

Поддержи Трабант

Пока никто не отправлял донаты
0
3356
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Для работы с сайтом необходимо зарегистрироваться!