Корпоратив

Тип статьи:
Перевод
Источник:

Корпоратив

(The Office Party)


— О боже, — простонала Лаура, лицо ее исказилось от боли, — как же я обожралась! Посмотри, как меня расперло!

— Неудивительно: мы как пришли, ты без остановки все ешь, ешь и ешь, — строгим тоном отозвался Саймон. — Притормозила бы. А то что хозяева подумают?

— Знаю, прости! — попыталась Лаура успокоить жалобы в животе, оглаживая его то так, то этак. — Просто ничего не могу с собой поделать: всякий раз, когда я оказываюсь на вечеринке или на фуршете, и вокруг куча разных вкусняшек — постоянно объедаюсь по самое не могу.

Они познакомились всего несколько недель назад, однако именно ее Саймон попросил составить ему компанию на «суаре», которое организовала его контора. Для него это был шанс вживую встретиться с большим начальством и показать боссам, что он не просто тот пацанчик, который бегает за стаканчиком кофе для более важных персон. Он хотел произвести правильное впечатление, а поскольку в правилах корпоратива стояло «плюс один», Саймон решил, что привести свою девушку, которая могла бы поболтать с женской частью коллектива и женами коллег — значит несколько придать себе серьезности.

— Ик… ох, нет, — выдохнула Лаура, — опять… на меня всегда — ик! — нападает икота, если я слишком много ем...

Саймон осмотрелся, боясь, что могут подумать окружающие, увидев столь бесстыдное чревоугодие, которое демонстрировала его спутница. Странно, однако на них особо вроде никто и не обращал внимания.

— Саймон, прости, — сказала Лаура, — я не хотела — ик! — чтобы тебе было стыдно...

— Да ну что ты, — вежливо отозвался он.

По правде говоря, неудержимый аппетит Лауры и ее соответствующие объемы как раз и были теми факторами, которые его к ней изначально и притянули. Ибо Саймон, сколько себя помнил, всегда завороженно втыкал на пышнотелых и упитанных женщин — и просто обожал, когда тучная красавица объедается невероятным количеством вкусностей. Вот только он никогда не задумывался о том, что будет, если он приведет именно такую с собой на корпоратив.

— Ой! Креветки! — внезапно проворковала Лаура, когда мимо прошел официант с большим блюдом креветочных рулетиков. И, словно сама только что не жаловалась, насколько обожралась, быстро сцапала парочку и слопала оба, как будто три дня не ела.

— Лаура! — воскликнул Саймон, но губы его сами собой расплылись в улыбке. Он не мог не восхищаться ее неприкрытым обжорством.

— Фвофти, — с набитым ртом отозвалась она, губы ее были перепачканы красным соусом. — Я просто — ик! — не могу удержаться...

— Все нормально, — заверил он ее, ласково коснувшись ладонью раздувшегося пуза Лауры. — Просто не хочу, чтобы ты перегнула палку, потом ведь живот болеть будет, сама знаешь, каково это.

Вот уже несколько раз, когда они ужинали в ресторанчиках (неизменно со шведским столом), в итоге Саймону приходилось буквально катить раздувшуюся спутницу до дому, укладывать в кровать и всю ночь заботиться о страдалице, ибо такое количество сожранного не мог нормально переварить даже ее желудок, Лаура стонала от боли, а он массировал ее переполненный желудок. Явственно болезненные ощущения, однако, столь же явственно доставляли ей истинное наслаждение, а то б одного такого случая хватило.

— Эй, Альварес! — махнул ему рукой один из коллег, — двигай сюда, тут кое-кто, с кем тебе надо пообщаться.

— Конечно, иду, — отозвался он.

Повернулся к Лауре, которая жадно облизывала пальцы, высматривая, что бы такого еще слопать, он строго проговорил:

— А теперь послушай. Я отойду, там наш новый клиент, его специально сюда пригласили. Скоро вернусь, а ты попробуй держать себя в руках, ладно? Ты тут все-таки не одна, оставь и другим чего покушать!

— Хорошо, милый, — отозвалась Лаура, продолжая сканировать помещение, — я сейчас вернусь.

И, вопреки своим немалым объемам, метнулась к столику, на который только что выставили блюдо шашлычков из ягнятины, пока Саймон отходил пообщаться с клиентом. Издалека он видел, как Лаура вновь пустилась во все тяжкие, запихивая в рот все, до чего дотягивалась. Нежную ягнятину она заглатывала практически не жуя, очищая небольшой шампур в одно движение.

Невероятно, подумал Саймон, с такой скоростью даже конвейеры не работают!

Слопав все, что могла, Лаура двинулась к следующему столику — настолько проворно, насколько пухлые короткие ножки могли тащить ее разбухшую тушку. Народ старался не пялиться, но очень уж трудно было не замечать разжиревшую барышню, со второй космической скоростью поглощающую все на своем пути.

Мне должно быть неловно за то, какая она обжора, думал Саймон, но это просто превыше меня. Я не могу не восхищаться, когда смотрю, как она ест, и чем больше лопает, тем больше я ее хочу!

Он честно пытался участвивать в разговоре с клиентами и коллегами насчет анализа текущего рынка недвижимости и прогнозов на будущее… очень важно для дела и глубоко неинтересно лично ему вот конкретно сейчас. Краем глаза он продолжал следить за своей обожаемой обжорой.

Так, надо думать о чем-нибудь другом. Отчеты, таблицы, показатели, о чем там эти снобы надутые еще болтают… Саймон усилием воли переключился на идущую вокруг беседу, искренне стараясь не смотреть, что там сейчас лопает Лаура. Ну вот, сказал он себе, так даже легче, пожалуй, справлюсь.

В этот самый момент Лаура совершенно взрывоподобно икнула, перекрыв все деловые беседы вежливых гостей. В помещении на мог воцарилась тишина, сменившись затем легкими ахами-охами, и лишь затем воцарился обычный тон разговоров. Народ твердо намеревался игнорировать обжорливое поведение Лауры, вот только Саймон не мог последовать их примеру.

Ну все, думал он, чувстувуя ручеек пота на спине, меня от возбуждения просто корежит. От себя-то не скроешься...

Саймон сам удивлялся, что с ним не так — причем не потому, что ему стыдно за то, насколько он заворожен своей ненасытной подружкой, а потому, что постоянно гадает, что подумают об этом его сухари-коллеги. Да какое ему, черт возьми, дело?

— Парни, видели ту жирную девку? — услышал Саймон, как какой-то жабоподобный типчик обращается к своим соседям. — Снова лопает, во-он там.

— Интересно, с кем она сюда пришла, — проговорила одна из женщин в той же компании.

— Со мной, — бесхитростно признался Саймон, — пойду-ка проверю, как она там.

И покинул озадаченную компанию. Да ну их к дьяволу, мысленно сказал он, пусть роняют челюсти. Да пусть они даже меня уволят, если пожелают! Но прямо сейчас — мне нужна она!

Как ни странно, скользящий по залу взгляд Саймона не находил Лауру, хотя с ее габаритами слиться с толпой было затруднительно. При этом следы ее продвижения вполне оставались заметны: стопки опустевших тарелочек, груды обглоданных куриных костей, пустые бокалы… тут он опустил взгляд и увидел, как в той сказке, натуральный след из крошек.

Ага, вот и указатель.

Длинный извилистый след из крошек и капель соуса привел его к столику в дальнем углу зала, и за столиком этим раскормленная обожравшаяся Лаура беседовала с никем иным, как мадам Жанин Пеллетье, директором компании.

«Ох, черт! — подумал он. — Вот это я попал...»

Саймон медленно подошел к столу, у которого болтали две женщины. Мадам Пеллетье, пожилая дама лет шестидесяти с небольшим, имела платиново-седые волосы до плеч и очень добрый взгляд. Невысокая, она умела подавлять одним своим видом. Саймон дрожал, не зная, чего ожидать, но подойдя ближе, заметил, что беседа у них явно приятная и благодушная.

— Вечер добрый, дамы, — проговорил он.

— А вот и он, — радостно отозвалась Лаура, — вот это мой Саймон!

— Мистер Альварес, — тепло проговорила Жанин, покрутив у себя под носом бокал шардоне, — прошу, составьте нам компанию.

Саймон придвинул себе стул. Он едва мог поверить в увиденное. Лаура, пол-лица в крошках и пятнах соуса, громадное пузо свисает над поясом юбки, безжалостно икает, обожравшаяся как полдюжины рождественских гусынь — каким-то чудом очаровала большую начальницу, и они теперь смеялись и болтали аки старые подружки.

Я что, сплю? — вопросил себя Саймон, когда Лаура и мадам Пеллетье принялись болтать о семейных рецептах, бывших ухажерах и дамских романах. Тайком ущипнул себя за бедро: нет, все это наяву. Что ж, но пора, наверное, и честь знать… и как раз когда он собирался коснуться пухлой руки Лауры, мол, нам бы уже пора — предобрейшая мадам директор опередила его.

— Что ж, как бы ни было хорошо с вами, но мне уже пора, — поднялась со стула мадам Пеллетье, — у меня деловая встреча завтра утром в Британии, надо успеть на самолет. Мистер Альварес, где вы ухитрялись все это время прятать вашу невероятную юную даму? Вы непременно должны привести ее ко мне как-нибудь на ужин. Мы с Ришаром с удовольствием примем вас обоих.

У Саймона челюсть отвисла, он не мог даже придумать, что сказать.

— Мы с удовольствием, — радостно заявила Лаура, сияя белозубой улыбкой.

— О, на ваш счет, Лаура, я не сомневаюсь, — мадам Пеллетье чуть наклонилась и игриво похлопала Лауру по громадному пузу, — мы заранее предупредим поваров, чтобы они готовились удовлетворить ваши аппетиты!

Дамы обменялись веселыми смешками, а ошарашенный Саймон подбирал челюсть уже с пола. В такое поверить было попросту немыслимо.

И только когда они выбрались из зала и направлялись наконец к машине, Саймон пришел в себя.

— Ты знаешь, кто это? — восторженно вопросил он. — В смысле, ты хоть понимаешь, с кем вообще говорила?

— Это была мадам Пеллетье, но она просила называть ее Жанин, — безмятежно ответила Лаура, переваливаясь с боку на бок, переполненное пузо ее ходило ходуном при каждом шаге. — Очень милая дама.

— Эта очень милая дама — мой босс, — открыв дверь, Саймон придержал ее для своей спутницы. — И не только мой, она тут вообще самая главная. Она директор нашей компании, они с мужем владеют всей нашей корпорацией. Они, черт подери, миллиардеры!

— Это круто, — Лаура выдохнула и попыталась заархивировать свои объемы, чтобы протиснуться в дверцу авто. Не получилось. — Ришар вроде бы тоже очень милый товарищ, с удовольствием познакомлюсь и с ним.

— Я поверить не могу, что они пригласили тебя… меня… НАС — к себе домой, — у Саймона голова шла кругом, — в смысле, они живут в особняке, понимаешь? В журнале была статья с фото. У них там одна гардеробная, пожалуй, больше, чем все мои апартаменты!

— Мрак! — хихикнула Лаура, и со второй попытки все-таки утрамбовалась на переднее сидение машины.

Саймон обошел авто и опустился на водительское сидение, закрыл дверь и молча уставился в темноту, соображая, чему только что стал свидетелем.

— Даже не понимаю, откуда она знает мое имя, — стиснул он рулевое колесо. — В смысле, в компании шесть с лишним тысяч сотрудников, я начинающий бизнес-аналитик. Да человек должен лет пять проработать в конторе, пока ему выпадет случай однажды принести Пеллетье чашечку кофе! Как, черт возьми, я оказался у нее на радаре?

— Так я ей и рассказала, — отозвалась Лаура. — Сказала, что ты мой парень, что ты красавчик, очень милый и вообще на втором месте после — ик! — творожного торта, и она пожелала узнать о тебе побольше.

— Ты ей рассказала обо мне? — Саймон расплылся в ухмылке, медленно разворачиваясь к Лауре. Сидящей здесь, рядом, обожравшейся до состояния «щас лопну». — И это все? Ты просто рассказала ей обо мне?

— Это и все, милый — ик! — подтвердила она, откидываясь на спинку сидения, насколько это было возможно в авто, чтобы у разбухшего пуза образовалось хоть чуть-чуть свободного места до передней панели. — Между прочим, твои коллеги тебя ценят, Саймон. Ты многим нравишься.

— Правда? — с трудом в это веря, Саймон все-таки завел машину и направил к выезду.

Приспустив юбку и расстегнув блузку, Лаура выкатила все пузо наружу, пыхтя и отдуваясь.

— Мне бы сейчас массаж живота… — пожаловалась она и принялась оглаживать обеими ладонями вздувшееся пузо.

Саймон свободной рукой присоединился к процессу, ласково покачивая это тучное изобилие туда-сюда.

— Ничего ж себе тебя расперло, — усмехнулся он, — ты небось сегодня вечером целую тонну слопала.

— Если — ик! — не две...

Ведя машину на автопилоте, Саймон все больше стал отдаваться ощущениям лауриного пуза, мягкого и жирного, завороженный тем, насколько круглым и тугим стал ее переполненный желудок, отмечая, насколько больше она стала занимать места в машине. Всю жизнь он мечтал о женщине колоссальной и ненасытной — и вот она здесь, с ним, и это просто невероятно. Она и правда женщина его мечты.

— Знаешь, мне очень повезло, — кончиками пальцев он побарабанил по тучному подбрюшью Лауры, отчего то слегка колыхнулось.

— Да, я тоже так считаю, — улыбнулась она.

Автомобиль послушно вез их домой...

Поддержи harnwald

Пока никто не отправлял донаты
0
2277
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Для работы с сайтом необходимо зарегистрироваться!