Историю Ксюши

— Ксюша, зайдите ко мне!

— Уже бегу, Евгений Семенович.

Голос начальника сейчас было последнее, что Ксения хотела бы слышать. Она с самого утра витала где-то в облаках, и это было отнюдь не романтическое настроение. Еще по пути на работу в ее рыжую голову закралась какая-то странная мысль. Это было толи желание чего-то, толи тоска о том чего она не смогла сделать. Но как бы она не старалась, не могла понять причину своего столь скверного настроения.

Ксения тихонько постучалась в дверь, и дождавшись ответа начальника тихонько вошла.

— Евгений Семенович, Вы меня вызывали?

— Ксюша, ты мне не предоставила отчет, о котором я тебя просил вчера вечером.

— Но Евгений Семенович, когда бы я его успела сделать?

— Меня это не волнует. Сегодня же он должен лежать у меня на столе. Вечером должен быть готов отчет либо заявление по собственному желанию.

Девушке нечего было ответить начальнику — тирану и он дал ей знак рукой что она свободна.

«Мерзкий маленький уродец» — думала про себя Ксюша, идя к своему рабочему месту. «Я что, должна теперь заниматься этой ерундой дома в свое свободное время!?». Настроение, и без того омраченное утренними раздумьями, теперь просто скатилось в какую-то пропасть. Но делать было нечего. В городке где жила девушка было очень сложно найти работу и поэтому все держались за свои рабочие места. «Опять придется работать без обеда. Так и язву не долго заработать. И больничный конечно же никто оплачивать не будет!».

О своем здоровье она думала, конечно, в последнюю очередь и это было хорошо заметно по ее внешности. Самой выдающейся частью ее тела была грудь второго размера, все остальное же было каким-то несуразным и казалось, как будто стояло не на своих местах. Ее большие, даже можно сказать, огромные серые глаза сильно выделялись на фоне бледной кожи впалых щек. С первого взгляда казалось что ее ноги и руки были одной толщины и их можно было перепутать, однако хорошенько приглядевшись, становилось понятно, что ноги у нее это те конечности которые были боле кривыми. За всю жизнь у Ксении не было даже намека на девичью попку. Злые языки в школе так и дали ей прозвище – щепка. И толи из-за своей внешности, толи от природной скромности круг ее общения состоял из ее же одной.

Работы предстояло сделать просто неимоверно много, к тому же сегодня был сокращенный рабочий день – пятница. Девушка проклинала всех и все вокруг, в том числе и себя. Ей хотелось просто забиться в какой-нибудь темный уголок, в какую-нибудь щелку, хоть как-то убежать от всего того, что навалилось на нее сегодня. Но время неумолимо шло вперед и работа понемногу шла к своему логическому завершению. Когда она сдала проклятый отчет начальнику, ей казалось, что из нее просто высосали все жизненные соки. Пытаясь хоть как-нибудь себя взбодрить, Ксюша пыталась думать о позитивных и веселых вещах, но это ей удавалось очень плохо. Плюнув на все и махнув рукой, девушка собрала вещи и отправилась домой. Проклятый рабочий день наконец-то был закончен.

Ее путь домой пролегал все по тому же маршруту: работа – магазин – дом. Ничего нового. Катя перед собой тележку, и снова задумавшись о чем-то своем – Ксюша автоматически набирала товары с полок магазина. Когда она наконец очнулась, тележка была полна более чем на половину. Она посмотрела в нее, пожала плечами и добавила ко всему еще и бутылочку коньяка «Выходные же».

Добравшись домой, она уже не хотела даже шевелиться, не говоря уж о каких либо действиях. Но отсутствие обеденного перерыва давало о себе знать и девушка нехотя начала готовить себе ужин. Нарезав простенький салатик и сварив пельменей, она отправилась в зал и включила свой любимый сериал. Время шло, серия сменяла серию, затем еще одну и еще… Так прошло около двух часов. Ксюша не глядя потянулась за очередным остывшим пельменем, но услышала только скрежет вилки по дну миски. «Странно. Неужели я уже съела все? Да не может такого быть, я обычно и половины не могу съесть от того что сегодня приготовила». Однако глаза девушку не обманывали, обе миски были пусты, а рядом стоял пустой литровый пакет от сока. «Вот это я даю. Надо же так обожраться» и она машинально положила ладонь на свой живот. Он в свою очередь отозвался гулким протяжным урчанием. «Мистика какая-то. Слопала две своих обычные нормы, а такое чувство что ничего и не ела вовсе. Ну да ладно, как будто меня кто-то ограничивает» и с этими мыслями Ксения пошла кухню готовить следующую порцию.

Скрежет вилкой. История повторилась. «Как так?!» девушка ошарашено смотрела на пустые миски, перевела взгляд на свой живот и обратно. Она потрогала свой слегка вздувшийся живот. Такого еще никогда не было. Гладя и слегка надавливая на животик, она пыталась идентифицировать новые ощущения. Это было что-то странное – ей хотелось его гладить, мало того ей это НРАВИЛОСЬ. ДИКО НРАВИЛОСЬ. Не секунды не раздумывая, Ксюша рванула снова на кухню и начала хватать все продукты, которые можно было есть не готовя. Принеся всю эту гору еды и разложив ее на столе, она плюхнулась на диван. Несколько секунд она сидела в нерешительности и смеряла взглядом объем того что было перед ней на столе. «Что это со мной? Как будто какое помутнение…», но что-то в ее голове щелкнула и она как бешеная начала жадно поглощать принесенную провизию. Твердую еду она даже не удосуживалась толком переживать, а просто запивала большим глотком какой-нибудь жидкости и с силой отправляла в свой желудок. Мягкую же пищу ее глотка безо всяких усилий отправляла прямиков в чрево новоиспеченной обжоры. Так продолжалось минут 30. Количество еды на столе заметно уменьшалось, однако снижался и темп ее поглощения. После очередной порции из горла девушки вырвалось резкое «Ой!». Жгучая боль мелькнула где-то под ребрами и это заставило ее остановится. Ксения посмотрела на свой живот и не могла поверить глазам. Он был просто огромный. Маечка еле прикрывала его, расположившись на его верхней половине. «Как…. Как же…. Как же приятно!» — простонала девушка. И с этими словами из недр ее организма вырвалась протяжная и громкая отрыжка. «Что это было? Что заставило меня так набить свое бедное брюхо?» — пока она рассуждала об этом боль потихоньку стихла. Однако стихла не только боль в животе. Вместе с ней ушли и мысли, которые весь день не давали ей покоя. Теперь она была полностью расслаблена и довольна. Никогда еще она не была так довольна. Расположившись полулежа на диване, наша героиня нежно оглаживала свое новое приобретение. «Если это обжорство принесло мне такое облегчение, то возможно еще большее количество приведет меня в полный экстаз? Но похоже что в меня уже не влезет ни крошки.» и тут она вспомнила о купленном сегодня коньяке «Точно. Алкоголь же притупляет чувства. Ну сейчас я оторвусь на славу. Пусть мое брюхо лопнет, но я сегодня познаю блаженство».

Если бы в этот момент кто-то находился в комнате, то перед его взором бы открылась следующая картина. Развалившись на диване и громко постанывая, маленькая хрупкая девушка с бешеными глазами пыталась затолкать в свое огромное раздувшееся до немыслимых размеров пузо, очередной кусок вяленого мяса, запивая его при этом большим глотком коньяка прямо из горла бутылки. Но ей это не удавалось. Она сделала очередную попытку, икнула и отключилась. Кусок мяса вывалился у нее изо рта и громко чмякнул, упав на ее живот – шар.

В таком состоянии наша Ксюша и провела всю ночь. Ее переполненное чрево не было похоже на живот, он был настолько растянут, что казалось как будто растет не из нее, а прикреплен к ней спереди. Этот шар дико бурлил и издавал протяжные стоны. Девушка безмятежно спала. На ее лице была улыбка выражающая полное блаженство.

На дворе стояло теплое майское утро. Природа просыпалась от долгой зимней спячки и казалось, что каждое живое существо радовалось этому как могло. Душистые ароматы свежей травы и распускающихся на деревьях почек просто сводили с ума и каждый, сам того не замечая, вливался в этот резвый танец перерождения и обновления. Стаи птиц щебетали со всех сторон, да так, что складывалось впечатление, как будто они соревнуются между собой в громкости. Жизнь била через край.

Тонкий луч весеннего солнца пробился сквозь щелку в задернутых шторах о пробежался по лицу Ксении. Девушка поморщилась и не открывая глаз повернулась на другой бок, упершись животом, еще округлым после вчерашнего пиршества, в спинку дивана. Она хотела поспать еще немного, ощутить эту безмятежную сладкую негу, которую ей дарили долгожданные выходные. Но зов природы оказался сильнее. Девушка недовольно фыркнула, лениво поднялась с дивана и побрела в уборную, шаркая ногами.

***

Ксюша долго стояла перед зеркалом во весь рост, которое висело у нее в прихожей еще с тех времен, когда она только переехала в эту квартиру. Но раньше она не обращала на него никакого внимания, изредка только заглядывая в него, и то только для того чтобы проверить как на ней сидит гардероб. Сегодня же оно полностью поглотило внимание девушки, точнее то, что в нем отражалось. Она стояла и пристально разглядывала себя, поворачиваясь то одним боком, потом другим, потом снова тем же. «Господи! И как только я раньше не обращала на это внимания?!» — говорила она сама с собой. Ее хрупкое нескладное тело казалось ей сейчас таким уродливым, таким мерзким, что ей даже не хотелось верить в то, что это она сейчас смотрит на нее из зазеркалья. «Ужас! Какой ужас! Ну надо же было себя так запустить. А еще удивлялась почему на нее никто никогда не обращал внимания.» — Ксения подошла поближе и стала рассматривать внимательно свое лицо. «Вот это скелет. Из всего лица одна единственная выдающаяся часть – глаза. Да причем еще как выдающаяся, того и гляди из орбит выпрыгнут.». Так она простояла еще примерно около получаса. Ничто не осталось без внимания и упрека. Ни одна часть ее тела ей не нравилась, кроме одной вновь приобретенной вчера. Девушка нежно положила ладони на слегка выдающийся животик и стала его нежно гладить. Это приносило ей полное удовлетворение и мысли ее таяли и улетали куда-то далеко далеко, где не было ни проблем ни забот… Не было ничего, ничего кроме удовольствия. Очнувшись, Ксюша вновь взглянула в злощастное зеркало, недовольно надула губки и отвернулась. «Надо что-то с этим делать». И она знала что. Ехидно улыбаясь сама себе, рыжая плутовка отправилась на кухню, где стала греметь кастрюлями, орудовать ножами и прочими столовыми приборами.

Когда все, что Ксюша с таким трудом наготовила себе на обед, было перенесено на просторный стол, сил у нее уже просто не оставалось. Девушка придвинула большое мягкое кресло к столу и плюхнулась в него. Часы показывали два часа дня. Она оглядела все что стояло перед ней на столе и задумалась: «Я конечно решила, что с сегодняшнего дня мой живот не будет пустовать ни одной минуты, но для одного только обеда я похоже перестаралась». Два ароматных супа, один наваристее другого, пюре, обильно приправленное сметаной, скворчащая сковородка с дюжиной котлет, три салата, пирожные, конфеты и прочие сладости. Все это по замыслу Ксюши должно было составить ее сегодняшний обед. Она какое то время сомневалась, а не переборщила ли она, но успокоив себя мыслью, что сегодня завтрака то у нее не было, начала раздумывать с чего бы начать трапезу.

Ксюша пожала плечами – «Первое есть первое…» — взяла большой половник и налила себе первую тарелочку супа. Он оказался на удивление вкусным, она никогда и не подозревала в себе таких кулинарных способностей. Пока девушка мысленно рассуждала об этом, опустела первая тарелка, за ней вторая, третья… Ксения тяжело выдохнула и откинулась на спинку кресла. «Как приятно. Эта давящая, но приятная тяжесть в животе. Я прямо чувствую как внутри меня что-то происходит. И почему я не пробовала этого раньше?» — она посидела так минут пять. «Ну, надо продолжать. Еда сама себя не съест.» — и с этими мыслями она принялась за следующий супчик. Он, на удивление самой девушки, так же легко и просто исчез в животе маленькой обжорки. Но теперь перерыва уже не было. Как только опустела последняя тарелка супа, в нее тут же было направлено несколько крупных ложек пюре и тройка котлет. Затем все это перекочевало в желудок девушки. Когда с первой порцией второго блюда было покончено и пришло время для второй, она почувствовала, что дальше дела так лихо уже не пойдут. Хотя она еще могла есть, желудок уже начинал упираться. Каждую новую порцию девушка пережевывала все дольше и дольше, не решаясь проглотить ее. И тут до нее дошло – «Вот же балда! Да кто же устраивает праздник живота с застегнутыми штанами» — и не размышляя ни секунды она скинула с себя штаны и маечку. Теперь наша королева восседала на своем мягком троне в одних только тоненьких кружевных трусиках. «Ну ничего себе!» — от увиденного у девушки загорелись огоньки в глазах. Твердый округлый животик уже довольно приличных размеров выступал вперед и лоснился от выступившего на нем пота. Он был такого размера, что сверху трусиков уже не было видно. Ксюша нежно погладила свое сокровище и внизу живота пробежала приятная теплота. – Ах! Теперь ничто не могло остановить нашу обжору, она как бешеная накинулась на еду и только пустые тарелки одна за другой отлетали от нее в стороны. Пюре и котлеты были благополучно отправлены в чрево рыжей чревоугодницы, затем туда же последовали пирожные. На пятом пирожном девушка резко остановилась и схватилась за свой живот. В этот момент он представлял шар уже довольно внушительных размеров. От объемов проглоченного он больше походил на живот беременной женщина на седьмом месяце беременности, чем на животик слегка переевшей девушки. – Оооох…. Пузо мое, пузо – простонала Ксения – Я сейчас лопну – и с этими словами она грузно откунулась на спинку кресла. Не тренированный желудок ее не мог вместить и половины того что в нем сейчас находилось. Но в порыве нахлынувших новых чувств, Ксюша набивала его до тех пор, пока у него не осталось выхода, и он выразил свой протест резкой жгучей болью. – Ой ей ей… Сейчас взорвусь! Сейчас меня точно порвет! Она боялась пошевелиться, обхватив свое переполненное пузо руками, как будто только это ее спасало от разрыва, запрокинув голову назад могла только издавать только жалобные писклявые стоны. Купол ее живота поднимался вверх и опускался вниз в такт ее редкому прерывистому дыханию. И казалось, что с каждым новым вздохом он как будто бы увеличивался в размерах.

В таком положении наша обжорка провела около трех часов. Ее сильно клонило в сон, но боясь отпустить свой живот она только вслушивалась в собственное дыхание, а глаза ее бесцельно смотрели куда-то вперед и вдаль.

Когда боль мало-помалу стихла и она наконец решилась пошевелиться, желудок не высказал никаких претензий, а лишь протяжно и громко простонал – мол, надо бы еще подкрепиться. Чего сидим то? Этот звук вызвал у девушки приступ необъяснимой ярости «Ах ты, дрянное пузо! Ну я тебе покажу. Не желало вместить полный объем обеда, тогда я тебе устрою внеплановую тренировку». Обхватя живот, она с трудом смогла наклониться вперед чтобы встать. С пятой попытки ей это наконец удалось и, поддерживая вредное пузо снизу двумя руками, в перевалку пошла на кухню. «Сейчас. Сейчас ты у меня получишь» — ехидно улыбаясь и в то же время с выражением сладкой мести, Ксюша взяла трехлитровую банку компота и сорвала с нее крышку. Широко расставив ноги и выпятив вперед живот, она начала пить компот большими глотками, делая небольшие паузы чтобы перевести дух. Когда пустая банка оказалась на столе, девушка звонко шлепнула ладонью по раздувшемуся до огромных размеров пузу – «Ну что, получило?». Глухой звук, раздавшейся внутри переполненного до краев брюха девушки, и ощущение его твердости, пробудило в ней очередную волну дикого голода. Как только могла, она добралась до кресла и снова упала в него. Живот под собственным весом опустился вниз и разлегся на бедра девушки. Та в свою очередь с новой силой начала вталкивать в него все новые и новые порции сладостей.

«Ты опять за свое, упрямое пузо?» — очередной кусок застрял у Ксюши в горле. Она протянула руку вперед, чтобы взять со стола бутылку газировки и запить этот неповинующийся кусок пирожного. Но каменно твердый живот ее не дал ей возможности согнуться вперед ни на миллиметр. Она закрыла глаза, сомкнула покрепче губы и со всей, что есть силы, сделала глоток. Кусок пирожного нехотя пополз в чудовищно переполненный желудок девушки. Дышать она могла только через раз и то очень маленькими порциями, желудок внутри раздался во все стороны и сильно сдавил диафрагму девушки. Живот был раздут до такой степени, что уперевшись в ноги обжоры мог увеличиваться только вверх и в стороны, что собственно уже и делал последний час беспрерывного его наполнения.

Ксения сидела вдавленная в кресло тяжестью, теперь уже горячо любимого своего пуза, и громко икала. С каждым иком волна прокатывалась по ее животу и он слегка подпрыгивал у нее на ногах. Она была счастлива, довольная и полная блаженства улыбка сияла нее лице. С каждой минутой ее веки становились все тяжелее и тяжелее. В очередной раз громко икнув, Ксения вздрогнула и забылась безмятежным сном младенца. Живот отозвался длинным и протяжным урчанием. Сладкие выходные подходили к концу.

Дззззз – зазвонил будильник, оповещая девушку о начале новой трудовой неделе. Как же она ненавидела этого металлического гада. По утрам его звук пробирал Ксюшу до самой глубины ее измученной души и выворачивал ее наизнанку. Но сегодня было иначе.

Заставив будильник замолчать, девушка присела на край кровати, сладко потянулась и протерла глазки. Около пяти минут она просидела, уставившись в одну точку и пыталась понять, что же было не так с сегодняшним утром. В отличие от последних нескольких месяцев, сегодня она проснулась в хорошем расположении духа, ее ничего не раздражало и даже появилось желание жить. Ксюша покачала головой, чтобы отогнать позыв прилечь обратно в постель и отправилась в ванную комнату. Обычные гигиенические процедуры на этот раз заняли заметно больше времени, сказывались подвиги, проделанные ее в выходные. Покончив с приготовлениями, Ксюша надела свободное легкое платьице, закинула в рот печеньку, запила ее кофеем и побежала на работу. Пробегая мимо нового друга – зеркала, она кокетливо ему улыбнулась, окинула себя быстрым взглядом и грациозно, как кошка, выбежала на улицу.

Она порхала как бабочка, казалось, что она едва касается земли. Внутри все пело и хотелось обнять и расцеловать каждого встречного. Погода была теплая и тихая, только изредка мягкий ветерок слегка колыхал сочные зеленые листья деревьев. Девушка даже не заметила как оказалась на своем рабочем месте и с несвойственным для нее рвением принялась за работу. В таком приподнятом настроении Ксюша находилась несколько часов, пока не почувствовала слабое сосущее чувство в животе.

До обеденного перерыва оставалось еще пара часов и каждая минута все увеличивало желание голода. Через некоторое время, в конец обнаглевшее чрево девушки, уже в открытую постанывало, требуя от хозяйки перекуса. О работе теперь не могло быть и речи, все мысли были только о еде. Смотря на часы и подсчитывая каждую минуту, Ксюша прикидывала, куда она отправится на обед. «С собой у меня сегодня ничего не приготовлено и в нашем кафетерии обедать опасно, вдруг сорвусь как на выходных». И тут ее осенило – в паре кварталов от места ее работы находилось кафе на подобии общественных столовых. Это те, в которых в самом начале пути берешь поднос и, продвигаясь вдоль стеллажей, набираешь себе, что душа пожелает. На этом и было решено. Едва досидев последние секунды, Ксюша схватила сумочку и почти бегом отправилась утолять голод.

Выбор в кафе был весьма внушительный – несколько вариантов первых блюд, еще больший ассортимент вторых и гарнира, салаты, десерты, разнообразная выпечка, сласти и т.д. От этого у девушки помутилось в голове и она стала набирать на свой поднос практически все, что попадалось ей на глаза. В себя она пришла только когда оказалась возле кассы, отступать было уже поздно.

— А я знала что в тебе есть потенциал – послышался женский голос за спиной Ксении.

— Я это…. Обычно… — стала она оправдываться прежде чем обернулась и увидела своего собеседника.

Когда она наконец обернулась, потупив взгляд, перед ней возник живот огромных размеров, который вздымался вверх и опускался вниз при каждом вздохе его хозяйки. Это зрелище на несколько секунд парализовало Ксюшу.

— Что, нравится?

— Очень – еле слышно прошептала Ксюша.

Обладательницей этого роскошного тугого пуза была Вероника Евгеньевна – секретарь начальника фирмы в которой трудилась наша героиня. Вероника была женщиной лет сорока, среднего роста с объемным налитым бюстом и короткой прической. Заметив покрасневшее лицо девушки, Вероника Евгеньевна огладила свой живот сверху вниз и расхохоталась.

— Ну что ты, милая, засмущалась? Давай быстрее расплачивайся и присаживайся за вон тот столик. Я сейчас подойду.

Опомнившись, Ксения последовала совету Вероники и усевшись за столик, ждала предстоящего разговора.

— Ну, милая, давай рассказывай. Когда это ты стала в тайне от меня баловать свой животик – ехидно улыбнулась Вероника.

— Ну я…. Это…

— Не надо стесняться здесь все свои.

— В эти выходные.

— Вот и умничка. Я давно на тебя глаз положила, уж очень ты тощенькая. Надо тебя взять под свое крыло. Ты чего сидишь, кушай давай, кушай.

— Я это с горяча. В меня столько не войдет да и как потом работать.

— На счет этого не волнуйся, у меня все схвачено – и с этими словами Вероника Евгеньевна принялась отправлять еду в свое огромное чрево.

Ксюша взяла ложку и осторожно принялась за одно из первых блюд, поглядывая на свою собеседницу. Она всегда немного побаивалась Веронику. Не смотря на то, что всех посетителе она встречала с широкой улыбкой, могла и хорошо осадить какого-нибудь зазнавшегося выскочку.

— Вероника Евгеньевна…

— Просто Вероника!

— Простите. Вероника, что Вы имели ввиду под моим потенциалом?

— Ну во-первых: не вы, а ты. А во-вторых: я имела ввиду твой аппетит.

— Мне правда очень неловко. Я и сюда пришла специально, чтобы никто из знакомых меня не увидел.

— Ха-ха и нарвалась прямо на мое логово. Я постоянно устраиваю пирушке в этой столовой. Стол, за которым мы сидим, лично мой. Хозяин заведения выделил его специально для меня в знак благодарности. – Женщина одним глотком осушила пол-литровый стакан морса.

— Ого! Вот это вы даете!

— Да это ерунда. В праздничные дни для меня специально готовят отдельную кастрюлю – и она похлопала себя по животу, который отозвался глухим звуком.

— Вероника, можешь меня научить кушать так же?

— А чем мы по твоему сейчас занимаемся? – она отодвинула свой поднос поближе к Ксюше – остальное твое.

У девушки аж дыхание перехватило. Вместе с «подарком» Вероники, перед ней стояло: 2 первых блюда, 2 тарелки макарон с четырьмя котлетами, тарелка пюре с мясным рагу, 5 салатов, 3 пирожных и около двух литров компота.

— Ты что, это же просто не возможно съесть!

— Ха-ха-ха – живот женщины заколыхался и по нему пробежали волны жира – это же только перекус.

Ксения поняла, что спорить и отпираться просто бесполезно и принялась за дело. Первые блюда с легкостью разместились в желудке новоиспеченной обжорки. За ними последовали и вторые блюда. Когда дело дошло до салатов, девушка почувствовала, что дальше ей придется постараться. Чувство сытости наступило еще на первой порции второго, но останавливаться Ксюша и не собиралась, а теперь каждая новая порция еды давалась все сложнее и сложнее. «Уффф… Я уже полна под завязку, но Вероника на меня смотрит таким взглядом, что я не могу остановиться» — подумала девушка и продолжала заполнять свое раздувающееся чрево. Ее бросило в пот, платьице натянулось на животе, не смотря на то, что было ей немного велико. Когда с очередной порцией было покончено, девушка откинулась на спинку стула и тяжело отдышалась.

— Что, больше не можешь?

— Кто такое сказал? Животик не дает согнуться – Ксюша погладила свое раздувшее пузико.

— Умница! Так и должен отвечать мой ученик – подмигнула Вероника.

Девушка ничего не ответила, с трудом оторвала свое отяжелевшее тело от спинки стула и продолжила трапезу. Она пыхтела, пот тек ручьями со лба и пробегал струйками по всему телу. Но обжорка продолжала пихать в себя кусок за куском, ложку за ложкой, не замечая происходящего вокруг. Наконец на столе остались только пустые тарелки и стаканы. Ксюша отвалилась от стола, протяжно рыгнула и сильно покраснела от стыда. Свободное до этого платье, теперь плотно облегало тело девушки, а в районе пупка и вовсе натянулось так, что было страшно за его сохранность. Не в силах пошевелиться, она еле дышала и с каждым вздохом платье угрожающе потрескивало. Спустя пару минут раздался звук – хлоп хлоп хлоп… Подняв глаза, Ксения уведела Веронику всю сияющую от радости. Она широко улыбалась и хлопала в ладоши, поздравляя свою ученицу с победой.

— Вот умница! Ай да молодец! Я ни на секунду в тебе не сомневалась.

— Да как… Уффф…. Как же я…. Уффффф…. Как теперь на работу то идти? Ик.

— Об этом не беспокойся.

Вероника Евгеньевна сделала звонок и через несколько минут за ними подъехал служебный автомобиль начальника. У Ксюши разом возникло огромное количество вопросов, но она была не в силах произнести ни единого слова. Вероника помогла ей встать и дойти до машины. С великим трудом выбравшись из нее, две раздувшиеся дамы стали взбираться по лестнице на второй этаж. Вес переполненного живота не позволял Ксении идти ровно, она обхватила его обеими руками снизу и откинувшись немного назад стала медленно подниматься. Ступенька, еще ступенька, передышка, еще ступенька. Девушку просто распирало из нутрии. Ее желудок был настолько раздут и переполнен, что раздался не только вперед но и в стороны, от чего она стала казаться шире. Войдя в приемную начальника, молодая чревоугодница плюхнулась на диван и застонала. Но это не был стон боли, это был стон абсолютного блаженства.

— Посиди здесь до конца рабочего дня, а потом мы с тобой сходим на ужин. Вдвоем веселее.

— А как же – девушка кивнула на дверь босса.

— Мне еще многое предстоит тебе рассказать. Но сейчас могу тебе сказать, что беспокоиться тебе абсолютно не о чем.

В этот момент вернулся и сам шеф. Ксения съежилась, не смотря на упорное сопротивление ее переполненного сверх меры пуза. Сделав пару шагов, начальник остановился и посмотрел на шарообразный живот девушки, который та нежно поддерживала снизу. Затем взглянул в сторону секретарши, та ему слегка кивнула и он ушел в свой кабинет, так и не проронив ни слова.

— Что это….

— Потом я тебе все расскажу и объясню, а сейчас расслабься и не думай ни о чем. Теперь ты под моей опекой.

Ксюша хотела еще что-то спросить, но обилие съеденного ею давало о себе знать и она сама не заметила как провалилась в глубокий и сладкий сон.

Прошло два месяца с того дня, как Ксюша столкнулась с Вероникой в общественной столовой. С тех пор они вместе каждый обеденный перерыв устраивали праздники живота. По началу, Ксения ограничивалась двумя – тремя стандартными порциями, но после месяца упорных тренировок под надзором своего нового наставника, количество порций увеличилось вдвое. Их трапеза никогда не ограничивалась временем, отведенным на обеденный перерыв. Чаще всего сигналом к окончанию служило то, что обе обжорки не могли проглотить уже ни кусочка и откинувшись на спинки стульев тяжело дышали и оглаживали свои неимоверно раздувшиеся животы. Самым тяжелым испытанием для них было донести свои прелести до машины, а затем взобраться на второй этаж в кабинет Вероники.

Как оказалось, руководитель их конторы был большой почитатель полноты и всячески поощрял набор веса подчиненными девушками. Однако посвящены в его увлечение были далеко не все. За отбор девушек, которым будет предоставлена привилегия освобождения от работы в замен увеличения собственной массы, отвечала Вероника. Ее задача состояла в том, чтобы наблюдать за всеми девушками организации и отыскивать тех, у кого есть «потенциал». В этот раз выбор пал на Ксюшу, но оказалось, что она была далеко не первой подопечной секретаря начальника. До нее было еще три девушки о которых ходили слухи, что их уволили после того как они стали полнеть. Если бы коллектив только знал настоящую причину их исчезновения с рабочих мест….

Так изо дня в день и проходили рабочие будни девушки – с утра до обеда она на пару с Вероникой проводила время за чаем с разнообразными вкусняшками, которые им приносил начальник. В обед, как положено, было пиршество «от пуза» и заканчивался рабочий день походом в кафе.

Благодаря такому распорядку дня, Ксюша за эти два месяца прибавила 30 кг. Теперь она уже не выглядела как заключенный концлагеря и стала походить на настоящую женщину. Грудь ее округлилась и налилась до уверенного пятого размера. Руки и ноги ее тоже округлились до размеров в меру упитанной девушки. Но более всего стали выдаваться попа и живот. Старую одежду ей пришлось сменить полностью еще месяц назад. Также и нижнее белье, которое уже никак не желало налазить на новые формы девушки, было заменено.

Ксения очень радовалась своим достижениям и при каждом удобном случае мяла и игралась со своим выпирающим животиком, воображала как он станет еще больше и наконец, достигнет размеров Вероникиного. Да что уж там, будет больше, гораздо больше. Она проводила по несколько часов перед зеркалом, осматривая свои роскошества до тех пор, пока ненасытная утроба не потребует очередной порции вкусностей.

***

По телевизору шла какая-то научно популярная передача о дикой природе. Хищники резво охотились на своих жертв, травоядные большими стадами паслись на равнинах и т.д. Но Ксения не обращала на телевизор никакого внимания, сейчас она была полностью увлечена переправлением килограммового кремового торта в свое бездонное чрево. Кусок за куском пропадали в глотки девушки. Еще кусок, стакан газировки залпом, еще кусок и по новой. Если получалось, что кусочек оказывался не особо большим, то он отправлялся в желудок не прожеванным: чего зря время терять на жевание. Когда осталась примерно треть от всего торта, раздался звонок в дверь. «Кого это еще принесло в такое время» — на часах было без четверти десять вечера. Ксюша скривила недовольную мордочку, ведь ее оторвали от такого увлекательного занятия, встала с дивана, не отряхивая крошки с живота и груди, направилась встречать нежданного гостя.

— Кто там?!

— Ты чего такая нервная? – раздался голос Вероники.

Ксения открыла дверь и некоторое время стояла в растерянности, ведь еще ни разу ее теперь уже закадычная подруга не заглядывала к ней в гости.

— Ну что, так и будем стоять в дверях?

— Ой прости. Проходи конечно.

— А я тут вкусностей принесла. Нельзя же в гости с пустыми руками ходить.

В руках у нее было два больших пакета набитых разнообразной снедью: от запеченной курицы до готовых салатов, от сладких булочек до консервированного мяса и куча куча еще всякого. Впустив Веронику, Ксюша собиралась уже закрыть за ней дверь.

— Погоди, это еще не все. – И Женщина занесла еще три таких же пакета.

— Но как ты….

— Шофер помог поднять. Я смотрю ты времени зря не теряешь, вся в торте извазюкалась.

— Это так, перекус.

— Вот это наш человек. Ну пойдем, располагай гостя.

Они прошли в комнату и стали раскладывать все, что Вероника принесла с собой. Если бы на эту гору еды посмотрел другой человек, то наверняка бы подумал что это запасы на неделю, а то и на насколько недель и ошибся бы. Все что сейчас лежало на столе огромной сваленной кучей будет съедено сегодня же вечером, все без остатка.

Покончив с распаковкой обе грузно плюхнулись на диван. От этого по огромному пузу женщины пробежала волна – снизу вверх и обратно. Ксюша всегда замечала это жировое цунами и сильно ему завидовала. Она слегка вздохнула и посмотрела на свой животик который сейчас слегка выглядывал из под маечки снизу.

— Не переживай, сладкая. И у тебя тоже вырастит. Собственно для этого я сейчас здесь. – С этими словами женщина взяла недоеденный торт, отрезала от него кусочек и стала кормить свою подопечную.

— Сколько ты набрала? Взвешивалась сегодня?

— Да, 30 килограмм.

— Славно. Но этого еще очень и очень мало. Ну-ка еще кусочек. – И очередная порция бесследно пропала в чреве молодой девушки.

— А ты сколько набрала с нашей встречи?

— Ой, сладкая, я даже и не знаю. Но могу тебе сказать, что скоро придется менять весы. Сегодня они показали 187 кг, а предел у них всего 200.

От услышанного у Ксюши загорелись глаза, она просто потеряла чувство реальности. Сейчас ей хотелось только одного – есть, есть и еще раз есть. Надо поскорее набирать вес, толстеть и раздаваться во все стороны. 187 килограмм – мечта. НЕТ! МАЛО! Надо больше, гораздо больше. Девушка выхватила остатки торта из рук своей кормилицы и лихорадочно стала поглощать его прямо с тарелки, не заботясь не о приборах не о порциях.

— Я тебя догоню! Вот увидишь! До конца года я буду весить больше тебя!

— Ого! Вот это рвение. Хвалю.

— Угумнннм..

— Кушай, не отвлекайся.

Не отрываясь от торта, молодая чревоугодница ткнула пальцем в бутылку с чаем, давая знак о желании пить. Вероника открутила крышку, налила жидкость в поллитровую кружку и передала ее девушке. Проглотив последний кусок, Ксюша залпом осушила стакан, после чего откинулась на спинку дивана, положила ладони на свой мягкий животик и широко раскрыла рот. Говорить ничего не надо было, Вероника все поняла и так.

На часах было двадцать минут двенадцатого вечера. Из всего изобилия, которое сегодня было принесено, оставалось меньше половины. Ксюша сидела на диване в одних трусиках, раскинув руки в разные стороны и тяжело дышала. Ее живот раздулся просто до невообразимых размеров и выпирал огромным тугим мокрым от пота куполом. Давление внутри было просто зверским, казалось что каждый следующий вздох будет последним и ее просто разорвет на маленькие кусочки.

Оценив измеряющим взглядом оставшуюся на столе еду, Вероника положила ладонь на чрезмерно переполненный живот девушки и надавила. Ксюша застонала и скривила гримасу боли – говорить она просто была не в состоянии.

— Хорошо ты сегодня постаралась, сладкая. Но твое пузо еще проминается. Надо это исправить.

В глазах девушки отразился ужас, она попыталась пошевелиться, но единственное что у нее получилось это издать очередной жалобный стон. Она не могла поверить, неужели ее сейчас будут кормить дальше. Еще один малейший кусочек, малейший глоток какой- либо жидкости и ее желудок точно не выдержит. Она смотрела широко раскрытыми глазами и до последнего момента думала, что Вероника просто шутит. Но нет. Очередное пирожное поднеслось к губам девушки. Она упорно сопротивлялась, как могла сильно смыкала губы. Но женщина зажала ее нос и просто вынудила утрамбовать в свое чрево это проклятое пирожное. Затем еще одно и еще и еще. Когда пятое пирожное кое-как разместилось в горящем от боли животе обжоры, он уже напоминал не купол, а полусферу слегка раздающуюся в стороны.

— Ты оказалась прочнее, чем я думала. Девушка, которую я откармливала до тебя, сдалась еще на половине того объема который сейчас в тебе.

Вероника еще долго рассказывала о том что ждет Ксюшу дальше, массируя и смазывая маслом ее тугое трещащее по швам многострадальное пузище. Но она уже ничего не понимала. Собрав последние силы, ненасытная девушка, не смотря на дикую боль в желудке указала пальцем сначала на большую порцию салата, затем на свои губы. Женщина посмотрела на свою сегодняшнюю жертву, уважительно ухмыльнулась и взяла миску с салатом. Ксюша с трудом раскрыла рот, готовясь принять в себя еще хоть сколько-нибудь еды, громко и протяжно рыгнула и отключилась.

— Ты превзошла все мои ожидания – с умилением прошептала Вероника и поцеловала обжору с урчащее брюхо.

Поддержи Трабант

Пока никто не отправлял донаты
-1
1288
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Для работы с сайтом необходимо зарегистрироваться!