История из жизни: теперь моя девушка целенаправленно набирает вес!

Источник:

История из жизни: теперь моя девушка целенаправленно набирает вес!
(Girlfriend is gaining weight on purpose now! (True story))


Меня всегда тянуло к пышкам, и к тем, которые полнеют — но, как и многие другие, я редко кому мог в этом признаться, и еще реже как-то свою фантазию реализовать.
Но вот моя девушка с тех пор, как мы начали встречаться, поправилась — а недавно и вовсе начала сознательно толстеть. Попробую описать, как это было...

*

Встречаться мы начали года четыре назад, еще на первом курсе колледжа. Тогда в ней было примерно пятьдесят восемь кило при росте метр пятьдесят четыре: в школе она вела довольно активный образ жизни, имела кучу знакомых и играла в софтбол.
В начале первого семестра, помню, она пошутила насчет традиционного «синдрома первокурсников» и заявила, что не намерена набирать ни семи кило за год, ни вообще сколько-нибудь. Переключилась на спортивную ходьбу по всему кампусу и, действительно, за полгода ни капельки не поправилась.
В начале второго семестра, однако, расклад несколько поменялся. Ударили морозы, прогулки по кампусу пришлось прекратить. Также она записалась на дополнительные курсы и больше сидела за учебой, разумеется, питаясь всякой готовой снедью и тем, что доставлял курьер, то есть поплотнее прежнего (не без моего влияния, факт). И вот месяца два спустя как-то утром она пожаловалась, что штаны не застегиваются. Минут через пять сдалась и надела другие, посвободнее, а через пару дней влезла-таки на весы и с ужасом обнаружила, что поправилась. Я, разумеется, постоянно повторял, что она выглядит великолепно и тут не о чем волноваться, и еще через пару недель борьбы со слишком тесными шмотками она все же приняла тот факт, что теперь носит одежду на пару размеров больше, чем раньше. Хотя и повторяла при каждом удобном случае, что растолстела и надо срочно сбросить вес. Ну, при ее скромном росточке шестьдесят шесть кило — может, для кого-то и «жутко толстая», но точно не для меня.
С точки зрения диетолога там, конечно, было о чем говорить. Рано утром она съедала тарелку хлопьев, а часам к десяти, как правило, завтракала «по-настоящему» — чем-нибудь из «МакДональса». Я, разумеется, следил, чтобы в буфете всегда было полно ее любимых вкусняшек. А еще у нее появилась привычка перед сном съедать порцию мороженого. Или две. Или три, в общем, сколько в холодильнике осталось.
Так оно и шло следующие несколько месяцев: всякий раз она жаловалась, что толстеет, или что живот растет, и клялась записаться в тренажерку или сесть на диету… и ничего не делала. Я, само собой, повторял, что она прекрасно выглядит и стала еще красивее прежнего, а поскольку при этом ни разу не кривил душой — она это чувствовала и не очень-то на самом деле старалась похудеть.
К октябрю на втором курсе она уже перевалила за семьдесят. По-прежнему обзывала себя толстухой, ругала себя за это. Я порой предлагал ей записаться в бассейн или хотя бы питаться чем-то более диетическим, но последнее с негодованием отвергалось: она слишком любила покушать.
Пожалуй, именно тогда она даже перестала пытаться похудеть. В то время, помню, я замечал, как выпирающий животик уютно устраивается у нее на коленках, а пополневшие бедра трутся друг о дружку. И на боках появились складочки. Сперва, осознав такие изменения в своей фигуре, она жутко смутилась и решила, что такой мне уже не понравится. Как-то стояла она у нас в спальне перед зеркалом и заявила: что-то совсем уже меня разнесло, живот и бедра чуть не вдвое выросли, как ты только можешь любить меня такую вот… Я ответил, что она сама привлекательная женщина из всех, кого я знаю, она недоверчиво кривилась, и я попытался объяснить, что обожаю, как она выглядит, и вообще полнота ей, как по мне, очень идет. В итоге она решила, что это все потому, что я в нее влюблен. Ну да, конечно...
К зиме на третьем курсе в ней было уже за восемьдесят. Еще плюс пара размеров. Она практически смирилась с тем, что толстая и таковой останется — но всякий раз, заметив, что набрала еще килограмм или два, устраивала истерику. Как-то вечером, вся в слезах, она заявила, что я не могу считать привлекательной такую толстуху, как она. Слово за слово, и в конце концов я решил признаться, что ее вес мне на самом деле нравится, и что я обожаю, как она поправилась. Ее удивление, к счастью, переросло не в ужас, а в интерес — и я объяснил ей, что существует целая субкультура, показал несколько сайтов… Она заинтересовалась еще больше. Нырнула сама, потом начала задавать вопросы, что именно меня привлекает и почему; сказала, что больше всего ее поразило, что женщины не стыдятся своих чрезмерных габаритов, а напротив, гордятся ими… В течение следующего месяца ее отношение к собственному весу потихоньку изменилось. Я то и дело подмечал, как она тискает себя за складки на боках или сало на животике, и при этом словно прислушивается к собственным ощущениям. А еще, когда все эти мягкие части тискал я, пока мы занимались любовью — ей это определенно нравилось еще больше.
Еще месяц спустя она заявила, что ее больше не волнует, сколько она там весит, как будет — так и будет. А было около семидесяти пяти, и где-то так и оставалось следующие полгода, вроде как стабилизировалось. Еще она начала смотреть порно с пышками и периодически лазить по тематическим форумам. И вот как-то поинтересовалась, хочу ли я, чтобы она поправилась еще больше — на что я ответил: да, но только если этого хочешь ты сама.
И вот она, кульминация. Как-то я заметил, что ее стало намного больше возбуждать мое повышенное внимание к тем местам, где она округлилась сильнее всего. И она заявила: начиталась историй о счастливых парочках, где она набирает вес, хочу, чтобы и у нас было так же — так на сколько ты хочешь, чтобы я поправилась? У меня глаза на лбу, я осторожно так ответил: ну, еще килограммов на десять-пятнадцать… думал, она скажет, что это чересчур. Не тут-то было.
С того дня она начала есть куда больше прежнего. Когда я приходил домой, она неизменно сидела на диване в окружении съестного и оберток от уже съеденного. Вес рос как на дрожжах. Она призналась, что ее это невероятно прет, и чтобы я начал ее активнее раскармливать. Можете в такое поверить, а? Какие там десять кило, к выпуску в ней уже было больше ста. И еще она стала совсем другой — не просто потому что поправилась, но потому что стала по-другому относиться к себе. Даже не знаю, кому из нас больше нравился каждый новый набранный ею килограмм. Мы уже не говорили о том, какой я хочу ее видеть в итоге — не было никакого «итога». Только обоюдно захватывающий процесс. Лопать сколько влезет, толстеть и любить друг друга.
Вчера на весах было уже сто тридцать два.
И вот я думаю, как же мне повезло, и решил наконец поведать об этом здесь...

*

За последний месяц она обленилась еще пуще прежнего. На днях на весах высветилось сто сорок, мы это дело отметили капитальной пирушкой (и она слопала целую тонну десертов). Ни она, ни я не сосредоточены так уж сильно на том, что она толстеет — просто так уж сложилось, что она набирает вес, потому как постоянно ест, логично, да. В основном все лишние килограммы ушли в бедра и ягодицы, но в последнее время начал расти как раз живот. Когда она сидит, в нем уже три складки, и трусиков под ними почти не видно. Еще у нее складки на боках, да и на спине появились. Она решила, что на следующий семестр в колледже уйдет в онлайн, будет там карантин или нет. А значит, еще больше времени будет проводить в четырех стенах, сидеть на диване и есть.

Издержки нынешнего состояния в том, что ей уже стало трудно надевать обувь и носки, и неудобно сидеть за обеденным столом (так что ест она в основном на диване). Еще ее расстраивает то, как быстро она выбивается из сил при любой физической активности. Например, выбирались мы за покупками, и она устала уже пока мы добирались от апартаментов до машины — спуститься по лестнице на один этаж и перейти дорогу до парковки. Так что она передумала и вернулась домой. Когда я вернулся, она дрыхла себе на диване, но проснулась на запах свежих вкусняшек и тут же их радостно схрумкала. В общем, такие вот мелочи ее несколько расстраивают. Обычно она отмахивается в духе «ладно, невелика цена за то, что я могу есть сколько пожелаю, и что у меня теперь такие формы». Но иногда хнычет, что надо бы притормозить и немного скинуть. Впрочем, пока это только разговоры, которые забываются, как только в пределах досягаемости появляется блюдо с чем-нибудь вкусненьким...

Поддержи harnwald

Пока никто не отправлял донаты
0
7674
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Для работы с сайтом необходимо зарегистрироваться!