​Гримуар идеального грядущего

Тип статьи:
Перевод

Гримуар идеального грядущего

(The Tome of Perfect Futures)

Делия из готок, это-то я знал, но не думал, что она во все это на самом деле верит.

— Живее, — сцапала она меня за руку и потащила еще глубле в лес, — у нас мало времени, пока Луна пройдет нужную фазу.

— Ага, — ответил я, тяжело дыша. Холодный воздух резал легкие, и плотная куртка помогала слабо. Для октября необъяснимо прохладно, что Делия сочла знаком… чего-то особенного. Что-то там с вуалью меж миров.

Вот честно, я почти не слушал, когда она об этом говорила, весь этот поток чуши, перемежаемый фразами типа «энергетическое соответствие» и «кристаллический психорезонанс»...

Интересно, она сама все это выдумала? С нее станется.

Почему мы с ней вместе?

Что она нашла во мне — не знаю. Вокруг нее вилась целая толпа — готы, хиппи, ткни в любого, все они говорят на одном непонятном языке, как и сама Делия.

Но они ее почему-то не интересовали. С ними ей было скучно. А вот когда ее льдисто-голубые очи останавливались на мне, там вспыхивали огоньки радости и восхищения.

Наверное, я для нее был загадкой. Женщины.

Что до моего интереса к ней, тут все было проще. Не потому что она чертовски привлекательная — конечно, это сразу привлекло мое внимание, да, с кожей как фарфор и черными как ночь волосами, она словно светилась. И еще у нее были совершенно убойного размера сиськи, у меня в ладонях это великолепие не умещалось. Она их, кстати, обожала не меньше, чем я, стоило лишь полапать ее за грудь, и она уже раздвигает ножки и требует «возьми меня», а потом еще и благодарит.

Чертовски горячая оторва, факт.

Но дело не в этом. Мои бывшие пассии охотно сидели дома перед телевизором, а напиться на вечеринке или пройтись вечером по парку считали достойным двухмесячного обсуждения приключением.

Ни одной из них и в голову бы не пришло тащить меня посреди ночи в темный лес, восторженно твердя о темном ритуале, который мы сейчас проведем.

Она радостно улыбнулась мне, ослепительно-белые зубы сверкнули в темноте.

Делия, возможно, не совсем в своем уме, определенно пышущая страстью и абсолютно непредсказуема.

Поэтому я с ней. Она верит во всякую чушь, но это забавная чушь.

А еще многие ее ритуалы предполагают, что мы трахаемся под открытым небом. Ради такого я готов разделить ее верования.

Я дважды проверил телефон — процент заряда и уровень сигнала, — на своей шкуре узнав, что с ней никогда не помешает иметь запасной план отступления.

Делия громко ахнула и рассмеялась.

— Мы на месте!

Пришлось поверить ей на слово. Для меня что эта часть леса, что другая. Ну разве что здесь небольшая полянка, на которую льется лунный свет, и в ее середине крошечный прудик, природный родник самую чуточку побольше обычной лужи.

— Ты готов? — В лунном свете лицо ее сияло. Делия казалась еще прекраснее, чем обычно.

— Я-то да, — помолчал. — Только опиши еще раз, что именно мы делаем.

Она закатила очи горе и подняла книгу. Даже при нормальном свете она была темной, а сейчас просто казалась прямоугольной тенью. Помню, какой та казалась наощупь — кожаная, мягкая и странно приятная.

— Используем этот гримуар.

— Ну да, — кивнул я.

— Тебе повезло, что ты такой милый, а то так бы и врезала! — Стиснув мою руку, Делия потащила меня к краю родника. — Это Гримуар Идеального Грядущего, который...

— … покажет нам, каким будет наше идеальное будущее, — наполовину угадал я.

— Именно так. Но он покажет только положительное будущее. Возможен миллион вариантов, когда мы могли быть счастливы вместе, но гримуар покажет нам тот, где будет самый сильный фактор эндотемпорального каскада.

— Да, конечно, — я очень постарался не рассмеяться.

— Отлично! А теперь замри, нельзя беспокоить духов. Надо действовать быстро, ритуал сработает только пока Луна отражается в пруду.

Она раскрыла книгу — простите, Гримуар — где-то на случайно чернильно-черной странице. И затянула неразборчивый речитатив, который для меня звучал ангельской оперной арией. В глазах ее сияла надежда, и я вдруг и сразу вновь влюбился в нее по уши.

Когда Делия замолчала, я шагнул к ней. Я хотел заставить этот прекрасный голос кричать от наслаждения.

— Смотри! Работает!

Я развернулся, но увидел лишь тени и деревья.

Она сжала мою руку.

— В воде! Смотри!

В воде отображались странные цвета и формы, примерно соответствующие нам, ведь то были наши отражения, но под каким-то странным углом. Когда картинки стали четче, лиц наших я не увидел. Я увидел нас так, как будто заглянул в окно в чей-то дом.

— Какого...

Я моргнул. Картинка стала еще четче.

Голова пошла кругом. Впервые какой-то ее ритуал хоть как-то сработал.

— Это мы! — Пальцы Делии впились в мою ладонь. — Мы вместе в этом идеальном будущем!

— Похоже на то, — прищурившись, проговорил я. Образы все еще были искаженными и странными.

А потом вдруг обрели четкость.

Себя я узнал, причем я и правда выглядел лучше — выработал осанку и даже оброс некоторым количеством мышц.

Потом узнал Делию и ахнул.

Тот я, что в воде, возвышался позади шарообразно-бледной персоны неимоверной ширины с теми же голубыми как лед очами, что у Делии, она не просто была толстой — она была невероятно жирной, с руками толще, чем мой торс, полным отсутствием шеи и пузом ниже колен. Слишком жирная, чтобы самостоятельно стоять.

Мое отражение что-то произнесло, похлопав ее по пузу. Я ничего не слышал — лишь завороженно смотрел на эту странную сцену. Он сдвинул ее пузо набок — понятно, откуда такие мышцы, небось чертовски тяжелое, а он этим занимается часто. Опираясь на ее тучные телеса, поднес к ее губам трубку. Губы расплылись в улыбке и чуть раскрылись, смыкаясь вокруг трубки, затем он открыл клапан, и в ее рот потекла густая как сироп жидкость. А он расстегнул штаны и погрузился в ее колыщущееся тучное тело...

Вода потемнела, и вот снова перед нами был просто прудик.

— Я… я не понимаю, — тихо и неуверенно проговорила Делия. — Это не наше идеальное будущее. Это все неправильно и отвратительно.

— Прости, — ответил я, не зная, что еще сказать. Я все еще не отошел от того факта, что вообще что-то случилось. — Может, гримуар с ошибкой, или еще что. Ты сама сказала, у нас миллион счастливых вариантов. Может, попробуешь провести ритуал еще раз?

— Нет, он работает для одного человека только один раз… — Она смотрела в воду, плотно поджав губы. — Я не понимаю! Что это было? Ты видел то же, что и я?

Я замялся.

— Там, в воде, ты была… ну, — изобразил я руками, — очень большая.

Делия коротко кивнула.

— Ну да. Черт! — Вырвала из земли булыжник размером чуть ли не с голову и швырнула в пруд. — Я боялась, что он покажет нас не вместе, или еще что. Но почему он показал меня такой толстой? Какого черта?

Я обнял ее, а что тут еще сделаешь.

— Все хорошо. Просто дурацкое заклинание. Оно ничего не значит.

— Ага. Наверное. — Она вздохнула. — Пойдем домой? Я устала.

***

— Доброе утро! — чмокнула Делия меня в губы.

— … доброе. — Я уж было настроился на ее хандру, или что она снова попытается откусить мне голову. Приступ дурного настроения продолжался вот уже два дня, с того ритуала с гримуаром. — Рад, что ты снова улыбаешься. Значит, ты нашла объяснение?

Она покачала головой.

— Прошерстила все ссылки, какие нашла. Все как одна твердят: гримуар указывает путь к абсолютному счастью. — Пожала плечами. — В магии нет ничего абсолютного. На сей раз не сработало. Бывает.

— Вот и отлично! — Прямо гора с плеч, пусть я и не понимал, каим образом книга создала картинки в воде. Все равно на увиденное я не слишком полагался. — Так какие будут планы на сегодня?

— Давай пойдем куда-ниьудь позавтракаем? Я два дня копалась во всяких архивах, и сейчас умираю от голода. — Хихикнув, встала в позу «руки в бедра». — Только вот, чтобы ты не питал напрасных надежд: жрать за четверых я НЕ собираюсь!

— А я-то надеялся… — И ухмыльнулся. — Ладно, придется довольствоваться тобой нынешней, стройной и чертовски соблазнительной. — Ладони мои скользнули к ее внушительному бюсту, но были синхронным шлепком сбиты в сторону. Она хотела что-то добавить, но слова опередило громкое урчание желудка. — Так, намек понял, сперва накормить, а потом уже лапать.

— Именно так, — и клацнула зубами.

Наша любимая кафешка находилась совсем рядом, так что мы туда просто прошлись. Хорошо, что прежняя Делия вернулась, я еще никогда не видел ее такой убитой после ритуала.

— Наверное, мне после всего этого нужна особая, здоровая пища, — проговорила она, когда мы устроились за столиком. — Я устала и проголодалась, а еще я магически опустошена.

Кое-кто из соседей покосился на нее, что мы дружно проигнорировали.

— Недостаток энергии нужно восполнять энергией. Так что забудь о том, что там тебе «нужно», и просто скажи, чего хочется.

Бледные щеки ее чуть порозовели.

— Хочется одновременно и чего-нибудь жирного, и чего-нибудь сладкого. И нет, на две порции даже не намекая, я не такая голодная!

— Понял, — махнул офиицантке и заказал ей блинчики с яичницей и полосками ветчины.

— Это еще что такое? — шепотом вопросила Делия.

— Ну ты же колебалась, что лучше, вот тебе два в одном.

Она нахмурилась. Я спокойно отразил ее взгляд, через несколько секунд она пожала плечами.

— Ладно, пусть так, спасибо. Вроде звучит вкусно. Но там многовато, не думай, что я впихну все это в себя.

Я махнул рукой.

— Не вопрос. Сколько захочешь, столько и съешь, просто после тяжелой работы тебе явно нужно подкрепиться.

— Ну да. Теперь я просто эксперт по гримуарам.

— Кстати… а что ты теперь собираешься делать с этим гримуарам?

Глаза Делии вспыхнули — не часто я проявлял интерес к ее магическим штудиям. Но сейчас мне действительно было любопытно, ведь что-то и правда получилось.

— Для нас он теперь бесполезен, — сказала она, — но его можно продать. Или передать достойному, дабы гримуар снова обрел подходящее пристанище.

Мы обсуждали сей вопрос, пока не принесли еду. Я заказал себе среднепрожаренную лососину с японским салатом, а перед Делией на тарелке возвышалась целая гора.

— Ого, — фыркнула она, — без твоей помощи я с этим точно не разберусь.

Однако аппетит после изнурительных штудий у нее и правда проснулся, ибо, атаковав свою порцию с ножом и вилкой, Делия аж застонала от удовольствия. И через некоторое время счастливо выдохнула:

— Класс. Совершенно фантастический вкус. Хорошо, что я выбрала себе на завтрак именно это блюдо.

— Кто-кто выбрал, прости?

— Неважно, — подмигнула она, — главное, что вкусно.

Делия, очевидно, проголодалась по-настоящему, потому как тарелку она очистила до последней крошки, не оставив мне ничего. И лишь под конец, чуть осев на сидении, положила руку на живот и громко икнула.

— Ох, прошу прощения.

А когда мы уже поднялись, чтобы уйти, взгляд мой остался прикован к ее животику, слегка округлившемуся под облегающим свитерком и странно притягательному.

***

Следующие недели вышли сложными.

Обычно для нас обоих готовил я, ибо Делия порой была настолько рассеянной, что, как она сама заявила, в процессе сотворения ризотто с грибами запросто может призвать Мефистофеля. Я не возражал, готовить мне нравилось.

Вот только на работе был сплошной аврал. Я переключился на рецепты попроще вроде макарон со сливочным соусом, а если и на это не хватало времени, в запасе всегда оставалась доставка готовых блюд. Я, сражаясь со сном, поедал то, что было под рукой, и плюхался в кровать.

Так неправильно, я это отлично знал, и совсем не годится для совместной жизни — но что я мог поделать? Работа есть работа.

Однако как только проект наконец был сдан и весь офис дружно планировал вечеринку «сдыхались, ура», я тихо смылся домой прямо посреди дня. К черту. Все мы заслужили отдых, да, но я отдохну так, как нравится мне.

Решил сделать сюрприз Делии и отворил дверь как можно тише.

А сюрприз ожидал меня.

Дверь в нашу спальню оказалась открыта, и я тихо заглянул. Голая, в одном лифчике, поддерживающем ее невероятный бюст, Делия стояла перед зеркалом, левая рука промеж ног.

У меня челюсть отвисла. За эти недели я и не заметил, как она поправилась на несколько кило. Лифчик был ей определенно тесноват, руки и ноги стали попухлее...

Причины были разбросаны вокруг. Пустые коробки от заказов — китайская ресторация, эфиопская, да еще начатая пицца. Пиццу я в последнее время точно не заказывал, значит, это она.

Поднимая ломтик пиццы ко рту, она застонала, активнее работая пальцами левой руки.

Я завороженно наблюдал, как она увлеченно воплощает одновременно два своих желания: набивает желудок до предела, и в то же время...

— Ох! — заметила она меня. Недоеденный ломоть упал, оставив пятно соуса у нее на животе. Широко распахнутые очи забегали. — Ты… как долго ты тут стоишь?

Одной рукой она попыталась прикрыть вздувшийся живот, второй — разбросанные картонки из-под еды. Бесполезно в обоих случаях.

Я молча шагнул вперед и поцеловал ее в губы, и она расслабилась, отвечая мне всем телом. Вкус сразу нескольких блюд.

— Я тобой так долго пренебрегал, — прошептал я красавице, — но с этим покончено.

— И вовсе ты не пренебрегал, ты просто был занят на работе, — щеки ее горели. — И все равно благодаря тебе я голодной не осталась.

— Это я вижу, — погладил я ее раздувшийся животик, и она замурлыкала. Плоть моя беспромедлительно восстала.

— Покорми меня, — прошептала она, в хриплом голосе сочилась страсть.

Я поднял тот самый ломтик пиццы и поднес к ее губам. Она сжевала все, облизнув потом мои пальцы.

— А еще? Я такая голодная...

У нее были такие большие и жаждушие… глаза, что я просто не мог не дать ей того, что хотели мы оба.

***

Делия была похожа на ангела.

Она сидела за столом, одетая в облегающие кожаные брючки — они очень ей шли, а сейчас даже лучше прежнего, лопнувшие по шву и со свисающим через пояс салом.

Живот ее, полуголый, выкатывающийся из-под коротенькой маечки, был сплошным шаром жира, втянуть его она не могла даже на пустой желудок. Пока этот шар выпирал в основном вперед и в стороны, но уже начал слегка свисать.

На животе остались сальные отпечатки там, где Делия его периодичнски стискивала, постанывая от возбуждения.

Сверху громоздились ее громадные груди, переросшие все, что было в ее гардеробе, включая купленный две недели назад лифчик.

Лицо стало чуть более мягким, но в сравнении с прочими подробностями фигуры оставалось тонким и худым.

Я никогда не думал о том, чтобы Делия набрала вес, толстушки для меня ранее никакого интереса в этом плане не представляли. Но здесь и сейчас я считал, что она стала еще прекраснее, чем была прежде.

Обсосав остатки мяса с последнего крылышка, она бросила косточку в ведерко, стиснула пузо обеими руками и икнула.

— Извини.

— Десерт? — поинтересовался я.

Она попыталась сесть поудобнее, но, придавленная тяжестью собственного пуза, сумела это сделать лишь с четвертой попытки.

— Весь день только и делаю, что ем, ем и ем, — она огладила желудок, явно вздувшийся и твердый даже под мощным слоем сала. — Совсем обожралась!

— Это понимать как «нет»?

Она покачала головой.

— Что у тебя там?

— Зависит от, — я сел рядом и ткнул пальцем в ее пупок, погрузив его туда довольно-таки глубоко. Делия пискнула.

— Черт, мне это нравится! Корми меня дальше, ну пожалуйста!

Я поиграл ее пузом, она замурлыкала, расплываясь на сидении.

— Как я уже сказал, это зависит от.

— От чего? — Ладонь моя тут же была прижата к ее внушительному пузу. — Я на все готова.

— От того, насколько ты хочешь растолстеть, — палец мой скользнул по складке под ее подбородком. — Выглядишь ты потрясающе, и я не против, чтобы ты толстела и дальше. Но...

— Но хочу ли я стать такой громадной, как показывал Гримуар, — завершила Делия мою мысль. — Хочу ли я разжиреть так, что и встать не смогу?

Я кивнул.

— По сути да.

Делия обдумала ответ, оглаживая складки у себя на боках.

— Это… возбуждает. Да, мне придется многим пожертвовать, но мысль о том, что я разжирела до такой степени исключительно собственным чревоугодием — мне это нравится, — светлая улыбка ее, однако, вскоре пропала. — Но я не хочу обременять тебя таким грузом ответственности. Это ведь тебе придется постоянно заботиться обо мне, кормить досыта и трахать как следует. Это будет очень непросто.

Я сжал ее ладонь.

— Я буду только счастлив.

Очи ее загорелись.

— Значит, вперед? Тогда мне точно нужен десерт.

— Не здесь. Насвинячишь.

Вздернув бровь, она ткнула в свое пузо.

— Куда сильнее. Идем.

Делия протянула мне руки, изобразив жалобный взгляд. Я помог ей встать на ноги; она закряхтела от натуги, а ее круглое мягкое пузо потерлось о мой пах.

Я провел ее в запасную спальню, где расстелил на полу брезент.

— Садись тут. Сейчас вернусь.

Чтобы приготовить десерт, потребовалось несколько минут. Когда я вернулся, обе руки ее были скрыты промеж бедер, а все телеса колыхались. Завидев меня, она остановилась и призывно улыбнулась.

— Ты принес мне что-то особенное?

— Конечно, — и предъявил пластиковую бутыль, в которую перелил растаявшее мороженое.

Губы ее предвкушающе раскрылись. Это для нас обоих было новым шагом, так что бутылка была небольшая. И все равно после всего съеденного сегодня вышло многовато, Делия пыталась глотать сколько могла, но все равно струйка пролилась на подбородок и живот, слегка испачкаб брезент.

Она закашлялась, глубокий вздох.

— Еще.

Я снова поднес бутыль к ее губам, она выпила еще, прежде чем поперхнуться снова.

— Ты в порядке?

Она кивнула.

— Еще!

Я вливал бледную жижу в ее жадно раскрытый рот, она стонала, удерживая мою руку на месте, заставляя поить ее чуть ли не насильно, даже если часть проливалась мимо рта.

— Еще! — потребовала она, притиснутая к месту тяжелым раздувшимся пузом. — Еще!

— Больше нет, обжора. Ты выдула все.

Делия, застонав, раздвинула ноги, отчего ее пузо выдалось вперед еще сильнее, и тут громкий треск ознаменовал, что еще несколько швов на ее штанах не выдержали.

— Я слишком растолстела для своих штанов! — радостно пискнула она, открыв рот и плотно закрыв глаза, плюхнулась на спину и развела ноги еще шире. Штаны лопнули окончательно.

Тут Делию накрыло с головой: тело ее затряслось, из оголившейся расщелины полилось.

Ну уж дать такому случаю пропасть даром было бы грешно, так что я мгновенно скинул собственную одежду и вошел в нее, горячую, толстую и влажно-податливую. Вся она колыхалась подо мной как водяной матрац, сочная и соблазнительная, я стиснул ее бедра — и она ахнула, снова взлетев на вершину. Вскоре до вершины добрался и я, выплеснувшись внутрбб мощным толчком, прежде чем замереть на ее вздымающемся пузе.

Пальцы Делии зарылысь в мои волосы, и через несколько секунд я услышал:

— А еще? Ну пожалуйста, я все еще голодная!

***

После того случая Делия всякий раз объедалась по самое не могу при каждом удобном случае, а затем выдувала большой стакан растопленного мороженого. Как правило, после этого она просто валялась на полу и стонала от боли. Но продолжала целеустремленно сражаться с собственным организмом, растягивая желудок.

И не напрасно. Вскоре она после завтрака выдувала уже три литра коктейля… и еще три после обеда… и еще три после ужина… Неделя в таком режиме, и что-то внутри нее словно переключилось, и из вечно голодной Делия стала попросту ненасытной.

— Милый, когда будет обед? — как-то спросила она. — Я не подгоняю тебя, просто хочу знать, насколько мне растянуть этот перекус.

— Еще несколько минут, — отозвался я. — Потерпишь?

Надула губки.

— Видимо, придется...

На пузе у нее возвышался громадный бело-розовый торт, какого вполне хватило бы восьмерым. Глубокий вдох, медленный выдох, терпение...

… а потом голод победил, и она буквально вгрызлась в торт.

Я пока постарался немного прибраться — столик и пол вокруг были завалены картонками и обертками. Надо освободить хоть немного места.

Все утро Делия объедалась, разве что после утреннего коктейля минут пятнадцать валялась в обжорном ступоре. Но очнулась она потом дико голодной. Так что мусора вокруг хватало.

Я не возражал. Вовсе нет! Утрамбовывая весь этот хлам в мусорник, я не мог не ощутить, сколько она нынче ест. Неудивительно, что в ней уже хорошо за двести. Сиськи напоминают два тяжелых мешка сала и сражаются за свободное пространство с пузом — которое при всем своем объеме не может скрыть ее раздувшегося желудка. Нет, это не потому что пузо маленькое. Это потому что в нее реально столько влезает.

С каждым днем диван под ее расплывшимися окороками все больше смахивает на кресло. Пока еще я могу уместиться рядом. Пока.

Торта хватило минуты на две. После чего Делия лишь подняла на меня глаза, большие и печальные.

— Сейчас будет обед, — пообещал я, погладив ее по пухлой руке и направляясь на кухню.

Вылизывая картонку из-под торта, она напомнила:

— И не забудь добавить еще сыра!

***

Все было точно как мы видели во время ритуала.

Делия разжирела до полной неподвижности, притиснутая к ложу гигантским весом собственного сала. Поперек себя шире, с такими сиськами, что не может достать до собственных сосков, с пузом до земли.

Ну и я, как в том видении, подкачался — помогло то, что именно я ворочал Делию туда-сюда и постоянно таскал ей еду.

Похлопав ее по пузу, я привлек внимание обжоры — она как раз всасывала очередную дозу коктейля из растопленного мороженого, шоколадного сиропа, масла и сала. Как правило, присосавшись к емкости, Делия не отрывалась, пока там что-то оставалось.

— Вот не могу спокойно смотреть, как ты это пьешь, — заявил я, сдвигая вбок ее пузо. — Я срочно должен тебя трахнуть.

Делия замурлыкала, а затем, всосав остатки коктейля, выпустила опустевшую трубку — та закачалась на креплениях, — и опустила веки.

— Это правильно, ведь ты сам знаешь, как я возбуждаюсь, когда это пью.

Нам пришлось поэкспериментировать, чтобы найти нужные позиции. Даже если убрать пузо, путь к пещере наслаждения преграждали расплывшиеся бедра, поди проберись. Так что мне буквально приходилось сражаться за право войти. И продолжать искать все новые способы входа, потому как слои сала продолжали накапливаться...

— Все-таки твой гримуар был прав, — урча, погружался я в нее, — это и правда наше идеальное грядущее.

— Шутишь? — возмутилась Делия. — Это далеко не наше идеальное будущее!

Я моргнул.

— Как так?

Она вздохнула.

— Как же оно может быть идеальным, пока я такая тощая? Тебе еще предстоит откормить меня гораздо сильнее… — Она повела плечами, отчего все ее телеса заколыхались. — Что-то похожее на идеал получится, когда я буду вдвое… нет, втрое больше, чем сейчас!

Поддержи harnwald

Твоя поддержка будет первой, это приятно
+1
1664
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...