Гермиона Грейнджер и слишком тесная мантия.

Тип статьи:
Авторская
Источник:

После победы над Волан-де-Мортом Гермиона оставалась 50-килограмовой худышкой недолго. Виной тому были, во-первых, кулинарные уроки миссис Уизли. Гермиона быстро научилась готовить вкусную и сытную, но при том слишком калорийную пищу.

Второй причиной набора веса являлась сидячая работа. Гарри служил мракоборцем и бегал за оставшимися Пожирателями Смерти. Рон некоторое время работал с ним, а потом вместе с Джорджем стал управлять магазином «Всевозможные волшебные вредилки Уизли» — тоже все время на ногах. И только Гермиона проводила рабочие дни сидя за столом в министерстве – сначала отдел по контролю за волшебными существами, потом отдел магического правопорядка.

Её карьера успешно продвигалась – она была умной, старательной и овеянной ореолом славной победы над Волан-де-Мортом. С продвижением по службе она с каждым годом, медленно, но уверенно становилась мягче и чуть шире в талии. И это было обидно!

Рон оставался худым из-за более активной работы и своего знаменитого быстрого метаболизма, которому Гермиона удивлялась ещё в Хогвартсе. Джинни, её лучшая подруга, тоже сохраняла стройную фигуру – ещё бы, она профессионально играла в квиддич. На их фоне Гермиона казалась себе ещё толще.

Затем были две беременности и у них с Роном появились двое прекрасных детей – Роза и Хьюго. Гермиону после двух родов разнесло до 100 кило – в два раза больше, чем весила в школе. Кто-то мог бы даже сказать, что это слишком много для её роста в 165 сантиметров.

Худеть Гермиона, впрочем, не собиралась. Во-первых, она была слишком умной чтобы менять свой образ жизни из-за навязанных обществом стандартов красоты. Во-вторых, она знала, что её новые пышные формы очень нравятся Рону.

Когда дети оставались у Джинни с Гарри или у бабушки с дедушкой, Рон и Гермиона не могли оторваться друг от друга. Гермиона целовала его шею, зарывалась пальцами в короткие рыжие волосы, гладила руками его плоский живот и сильные бицепсы. Рон ласкал пальцами её огромную грудь, покачивал ее толстое пузо, гладил круглую попу и мягкие ляжки. «Толстая», «мягкая», «раскормленная», «тяжеленькая» — каждое из этих слов возбуждало их обоих.

Гермиона хорошо разбиралась в контрацептивных зельях, поэтому они могли заниматься любовью без презерватива, полностью чувствуя друг друга и испытывая полный накал страсти.

***

Вскоре после рождения Хьюго вес Гермионы перестал расти. Она оставалась в солидном весе в 100 кг (плюс-минус 5 кило) в течении следующих 10 лет.

Но в 2019 Гермиона начала толстеть снова. Весной её выбрали министром магии – и, на радостях, она начала позволять себе больше еды чем обычно. Во время летнего отпуска она гордо позировала на фото в миниатюрном бикини во всей своей 112-килограммовой красе. Она знала, как сильно её тело возбуждает мужа и была этому чертовски рада.

В сентябре их сын Хьюго уехал в Хогвартс и теперь оба их ребенка были не дома. Гермионе было одиноко, что тоже стало причиной переедания. Потом, в конце сентября был её юбилей, 40 лет, который тоже не обошелся без пышного и сытного праздненства.

И вот сейчас, в начале декабря, Гермиона пыталась изо всех сил застегнуть на боку парадную мантию. Завтра был важный день, приезд делегации из Франции – так что министр должна была выглядеть безупречно, а сейчас с этим были проблемы.

Мантия была куплена весной, к её вступлению в высокую должность, и с тех пор Гермиона дважды накладывала на неё заклятия расширения. И все же мантия опять не застегивалась.

Взвесившись, Гермиона только улыбнулась. Она чувствовала гордость и вожделение.

«Меня возбуждает не только то, что я толстая» – подумала она. – «Но и то, что я жирею, набираю вес, становлюсь мягче и толще».

Стянув слишком тесную мантию, она взглянула на часы. Очень кстати, что Рон скоро придет домой.

***

Их квартира располагалась прямо над магазином, так что закончив работу Рон незамедлительно оказывался дома.

– Я в спальне! – крикнула его красивая, толстая жена, услышав звук открывающейся двери.

Зайдя в спальню, Рон увидел Гермиону в кровати, лежащую на животе и одетую лишь в бюстгальтер и кружевные трусики, слишком маленькие для её огромной, откормленной задницы.

Она повернулась к нему лицом и Рон понял – её тяжелая грудь прямо-таки распирает слишком тесный лиф. Сообразить, на что намекает Гермиона, было просто.

– Госпожа министр, вы что-то задумали? – спросил он.

Гермиона едва сдержала стон. Ей так нравилось, когда он называл её «госпожа министр». Это напоминало о том, чего она добилась, какой значимой и большой стала… большой во всех смыслах, да.

– Думаю оказать давление на бизнес, мистер Уизли, – ответила она, вставая с кровати и плавно двигаясь к нему. – Тяжелое и весомое давление.

– А как же подготовка к встрече с французами? Твоя речь? – спросил Рон.

– Ты забыл с кем живешь, Рональд? – переспросила она удивленно. – Моя речь давно готова и выучена, приготовления завершены.

– Блестяще, Грейнджер. Пятьдесят очков Гриффин…

Он не успел договорить – Гермиона впилась в губы мужа жарким поцелуем. Целуя его, она почувствовала, как его руки гладят её толстое пузо, зарываются в её мягкие складки на боках. Она уже намокала, но все самое сладкое ещё было впереди.

– Единственное что не так с подготовкой – это моя парадная мантия, – сказала Гермиона, когда их уста разомкнулись. – Она мне мала. Но я наложу на неё заклинание расширения и все будет готово, это дело на пять минут.

– Мала? Ты что, опять растолстела? – спросил Рон.

Конечно, он знал, что она растолстела. Но ему хотелось, чтобы она сама это признала.

– Да, наела немного жирка, – ответила Гермиона, поглаживая Рона между ног, чувствуя его мощную эрекцию. – Хочешь знать, сколько я сейчас вешу?

– И сколько же?

– 132 кило. Помнишь, какой толстой я выглядела на фотках с отпуска?

– Конечно.

– Теперь я на 20 килограмм больше.

– Ого…

– Неплохая задница, да? – сказала она, повернулась боком и немного потрясла задом. – Больше чем у афроамериканок из ситкомов.

Рон погладил её толстенную попку.

– Каждый твой сантиметр прекрасен, любимая, – сказал он.

Она щелкнула пальцами – и простейшая магия расстегнула все застежки бюстгальтера. Лиф упал к её ногам и Гермиона осталась в одних трусиках.

Рон взял в рот одну из её больших, тяжелых сисек и начал нежно гладить её затвердевший сосок языком. Вторую грудь он ласкал пальцами.

– Знаешь, я недавно ходила по министерству и вспомнила, как мы убегали там от Яксли, – сказала Гермиона. Теперь-то я и десять метров пробежать не смогу, настолько я толстая.

– Ты великолепна. Большая, круглая, роскошная, – откликнулся Рон, на пару секунд отлипнув от ее огромной груди.

– А ещё я вспомнила Хогвартс, – добавила она, стягивая трусики. Рон тоже быстро раздевался. – Какими толстыми мне казались наши однокурсницы со Слизерина — Пэнси Паркинсон, Милисента Булстроуд. Теперь на моем фоне они выглядят стройными.

– Ещё бы. Такими темпами ты скоро до ста сорока отожрешься, моя толстушка – ответил ей муж и притянул к себе для нового поцелуя.

Когда страстный поцелуй был окончен, Гермиона сказала:

– Почему только до 140? Я планирую растолстеть до 150, чтобы быть в три раза больше той худышки-Грейнджер, которая осталась в прошлом.

Рон больше не мог сдерживаться. Он повалил свою жирненькую, сладенькую жену на кровать.

А когда после бурного секса они лежали в обнимку, Гермиона сказала:

– Ужин с тебя, Рональд. Твоя толстая жена слишком ленивая и слишком измотанная чтобы что-то готовить.

– Слушаюсь, госпожа министр, – с улыбкой ответил Рон.

Поддержи Hlobart

Пока никто не отправлял донаты
+1
2232
RSS
20:27 (отредактировано)
А где же встреча с французами? Хотелось бы узнать, как она прошла, вдруг у Гермионы заклятие на расширение временное только))) и все бы сразу разошлось прямо на сцене
22:04
Зря вы недооцениваете госпожу министра. Она весьма талантливая волшебница, а в заклятиях расширение у неё большой опыт.
Однако встреча с французами это и правда интересно. Возможно, к этому мы ещё вернёмся в будущем.
Загрузка...

Для работы с сайтом необходимо зарегистрироваться!