Ешь. Ленись. Люби. (четвёртая часть)

Тип статьи:
Авторская

Наслаждение

— Итак… Я предлагаю начать с простого. – Натаниэль склонился над лежащей на кровати Деланой и протянул ей кончик полупрозрачного шланга, на котором был резиновый наконечник. Девушка коснулась его пухлыми губками, переводя взгляд то на юношу, то на чудное устройство рядом с кроватью. Толстые ладошки сжимали шёлковые простыни, выдавая лёгкое волнение. – Ты же любишь молочные коктейли?

Натаниэль приподнялся и взял со стола двухлитровый кувшин с молоком. Он начал заливать белоснежную жидкость в беззвучную выключенную машину.

— Я пробовала один раз молочный напиток, сделанный из пюре банана и сливок – это что-то похожее? – спросила Делана, отбросив свободной рукой локон кудрявых рыжих волос с лица.

— Да-да, именно оно! – лицо Натаниэля светилось от восторга, а руки немного дрожали, плохо пытаясь скрыть всепоглощающее возбуждение мужчины. – Только я немного изменил рецепт специально для тебя. – после того, как Нейт влил последние капли молока в машину, он начал добавлять кусочки нарезанных бананов в отверстие с другой стороны металлического корпуса. – Здесь будут не только молоко и бананы. Не считая небольшое количество ванили для вкуса, сахара, достаточное для нужного нам количества углеводов, но не слишком много, чтобы не получить приторный оттенок… — следом за бананами, он начал накладывать в отверстие куски пломбира. – Бананы, мороженое и, самое главное, — ещё одно моё изобретение, которое, к сожалению, имеет только «тайный» спрос. Не очень прибыльно, но всё равно приятно, чем никакого…

— О чём ты говоришь? – Делана наблюдала за тем, как Натаниэль наполнял машину вкусностями и ощущала нарастающий аппетит, хотя не так давно наполнила свой желудок сытным завтраком.

— Некоторые мужчины, пытаясь достичь идеала мужского спортивного тела, не хотят много есть, но при этом желают набирать мышечную массу… — Нейт достал из шухляды упаковку с порошкообразным веществом. – Я придумал, как сконцентрировать большое количество калорий в нескольких граммах сухого вещества. – он набрал из упаковки ложку с горкой порошка и всыпал его в третье, небольшое, словно специально для этой ложки сделанное, отверстие. – Однако ты, в отличии от них, не будешь перерабатывать эту энергию в мышцы. – он увидел нахмуренные брови Деланы, которая очевидно не понимала и половины из того, что он говорил. Печально вздохнув, он добавил: — Проще говоря, благодаря этому ты от того же количества еды поправишься в разы быстрее, чем если бы ела без его добавления.

— Аааа… — протянула Делана, перестав хмуриться и кивнув. – Теперь понимаю. – на её лице появились нотки радости, когда она наконец-то поняла, какой эффект принесёт этот ингредиент: — Это отличное изобретение! А кто-нибудь из девушек покупал его у тебя?

Нейт усмехнулся, услышав этот вопрос.

— Если бы хоть одна девушка из Брайтауна попросила меня о подобном веществе, скорее всего ты бы встретила уже женатого меня. – он рассмеялся и, засыпав ещё несколько полных ложек в машину, нажал пару кнопок на панели управления.

Металлическая конструкция загудела и выпустила клубок серого дыма, который за несколько секунд превратился в маленькую струю. Натаниэль присел на край кровати рядом с Деланой и провёл рукой по её бедру, рассматривая виднеющиеся из-под ночнушки складки.

— Главное – расслабься и наслаждайся… — он прикусил губу, смотря на шланг, который тянулся к лицу Деланы, и на её развалившиеся на кровати складки. – Для этого машина и придумана – что бы отдыхать и получать удовольствие.

Гул машины стихал и постепенно превратился в ненавязчивое жужжание, а по шлангу медленно начала течь молочная жидкость с лёгким желтоватым оттенком. Делана тут же охватила губами резиновый наконечник и не отрывала взгляда от приближающегося потока молочного коктейля, который за пару секунд должен был достичь её языка. Как только жидкость добралась до конца шланга, дрожащая от желания Делана прикрыла глаза, медленно глотая поступающий в её рот вкуснейший напиток. Он действительно напоминал тот, который она пробовала в Кахале, однако ванильный вкус мороженого и зефирный привкус от порошка Нейта делали его намного слаще. Юноша жадно смотрел на Делану, которая прикрыла глаза от удовольствия, и продолжал гладить мягкие бока и бёдра, словно пытаясь слиться с её наслаждением. Он провёл рукой по растолстевшей ляшке, чуть притормаживая на каждой выпуклой растяжке: этих следов ещё не было неделю назад, когда он подсматривал за переодеваниями рыжеволосой бестии. Рука Нейта скользнула на внутреннюю сторону бедра, немного сжимая тёплую и невероятно мягкую плоть девушки.

Делана же буквально растворялась во вкусе молочного коктейля и молила Аль-Хелга о том, чтобы эта машина не прекращала вливать райское наслаждение в неё. Девушка почувствовала руку Нейта там, где он раньше её не трогал, но вместо того, чтобы останавливать юношу подобно тому, как она останавливала других мужчин, когда они решали сблизиться с ней, Делана немного раздвинула свои толстые ножки и в этот момент глаза Натаниэля загорелись ещё ярче.

Это был «зелёный свет». Юноша не хотел тратить больше времени на хождение вокруг да около, и нагло ухватился за нижнюю складку её разбухшего за последние дни живота. Делана издала лёгкий стон, но не оторвала губ от шланга, только положила ладонь на верхнюю часть живота, так же легонько сжав его. Она чувствовала, как её желудок всё больше наполняется, делая живот круглым и твёрдым. Дыхание Натаниэля стало глубоким и дрожащим. Он пододвинулся ближе к рыжеволосой девушке и начал мять её нижнюю складку двумя руками. С первого взгляда на толстушку он только и делал что представлял, как будет трогать и щупать этот живот. А сейчас, при мысли о том, что это тело будет с каждым днём увеличиваться всё больше и больше, по его телу пробегали мурашки.

Он откинул юбку ночной рубашки Деланы вверх, оголяя живот. Поддаваясь охватывающей юношу страсти, он прильнул губами к спрятанному в небольшой складке пупку, и скользнул внутрь языком. Делана не удержалась и простонала от нового ощущения: кто же мог догадаться, что пупок может быть настолько чувствительным? Когда губы девушки оторвались от наконечника шланга, жидкость вылилась прямо на её грудь, испачкав усыпанную веснушками кожу и светло-розовую ночнушку. Натаниэль даже не заметил этого, играя языком внутри мягкого пупка девушки. Делана быстро вернула трубку в рот, и только мычала от удовольствия.

Машина начала стихать, а напор жидкости стремительно уменьшаться. Натаниэль заметил это и оторвался от игр с пупком. Делана смотрела на него со взглядом, полным возбуждения и тяжело дышала надутым и полным коктейля животом.

— Я не хочу, чтобы ты останавливалась. – прошептал Нейт, смотря прямо в глаза рыжеволосой бестии, которая была заляпана молочным коктейлем. Он приподнялся и провёл пальцем по одному из пятен, после поднеся его к пухлым губам девушки. Она жадно слизала жидкость с пальца, не отрывая взгляда от голубых глаз.

— А со вчера ещё остался торт? – тихо спросила Делана и Натаниэль расплылся в улыбке.

Уже через мгновение тарелка с несколькими кусками шоколадного торта с арахисовым кремом, тирамису и глазурью стояла на тумбочке с другой стороны кровати. Делана жадно схватила кусок торта и, немного раздавив его в руке, начала откусывать по кусочку и слизывать остатки со своих пальцев. Натаниэль больше не смог себя сдерживать и, раздвинув ноги Деланы и не отрывая взгляда от того, как она наслаждается десертом, усыпая свою грудь ещё и крошками, начал пылко и яростно иметь девушку, вцепившись руками в её складки на боках.

Через некоторое время на тумбочке осталась пустая тарелка с крошками и каплями крема, а на кровати лежали два тяжело дышащих, уставших и безумно довольных человека.


Холангеон

— Ты была права, Джорджина. – довольным и уставшим голосом сказала Люцианна, расположив все свои три сотни килограмм на огромнейшем ложе в одной из комнат для отдыха. Она потирала центр своего живота распухшей ладонью и довольно улыбалась, вспоминая недавний пир. – Я последние два дня ем практически только твои бисквитные торты – не могу найти ничего вкуснее!

Джорджина сидела в кресле рядом с ложе Люцианны, которое стояло в самом центре комнаты. Она даже не смотрела на подругу, будучи погружённой в размышления, и никак не отреагировала на её комментарии по поводу бисквита, словно это совершенно её не касалось. Она закинула ногу на ногу и, опёршись на подлокотник кресла, медленно потирала пальцами свой подбородок, а во второй руке крутила меж пальцев походной нож.

— Ты меня слышишь, Джорджина? – возмутилась Люцианна и подруга наконец-то обратила на неё внимания. Она повернула голову к Верховной Жрице, приподняв одну бровь и вопросительно посмотрела на подругу. – Хочешь что-то сказать?

— Пора проводить второе собрание по поводу пропажи Деланы. – как только Джорджина произнесла это имя, Люцианна закатила глаза и, пыхтя, приподнялась, приняв сидящее положение. – Уже прошло много времени. Никаких следов мы не нашли, и Делана так и не вернулась. Городские могут поднять шум из-за того, что ты прилагаешь недостаточно усилий для её поисков.

— Усилий более чем достаточно! – возмущённо вскрикнула Люцианна и кивнула одному из слуг, которые стояли у кровати, и тот сразу же взял тарелку с нарезанной свежей дыней и протянул кусочек ко рту Жрицы. Та жадно схватила его и проглотила, почти не прожёвывая, а после сразу открыла рот, ожидая следующий.

— Ты сама понимаешь, что это не так! – разъярённо сказала Джорджина и резко воткнула нож в быльце кресла. Слуга замер с куском дыни в нескольких сантиметрах от губ Люцианны и уставился на воительницу. Верховная Жрица нервно сглотнула и, взяв кусочек дыни из руки слуги, тихо ответила:

— Мы делаем всё возможное. – она медленно засунула и тот кусок дыни в рот и вытерла руку о шёлковую тряпку, жестом прогнав слугу назад на его место. – Если она покинула границы Кахала, то это дело уже не в моей власти.

— Ты хочешь, чтобы кто-то снова поднимал вопросы о твоей власти? – спросила Джорджина. Люцианна тут же поджала губы от злости и огляделась вокруг, оценивая, слушает ли кто-то их разговор. Взглянув строгим взглядом на подругу, она получила её кивок в ответ, и они сразу же закрыли эту тему. – Я предлагаю обратиться к Холангеону. – тихо добавила воительница.

Слуги не сдержались и издали звук подобный словно их только что ударили по коленям. Люцианна отвела взгляд в сторону и задумалась. Холангеоном называли одного из самых старых жителей Амеранвиля. Он проживал в одной из пещер в горах около западного леса и редко принимал гостей. Всё потому, что люди знали о его тесном общении с потусторонним миром и связью с оккультными и магическими вещами, которые считались богохультсвом и тем, что противоречит основам религии Аль-Хелга. Правда, Люцианна была в курсе, что иногда жители приходили к нему: одни считали, что могут продать ему душу взамен на богатство или счастливую жизнь, а некоторые хотели насолить соседям. Не смотря на это, увидеть кого-нибудь из местных в тех краях было редкостью. Имя Холангеона было синонимом отчаяния.

— Я не видела Холангеона с тех пор, как… — Люцианна запнулась, смотря на Джорджину взглядом, полным ужаса. – Ты правда считаешь, что мы больше ничего не можем сделать?

Джорджина пожала плечами.

— Во время нашей последней встречи, он сказал, что Рею можно было найти, если бы мы подумали об этом пока не стало слишком поздно. – она поджала губы, не скрывая собственного нежелания идти и просить помощи у старого ведьмака. – Тогда он сказал, что Рея больше не существует в нашем измерении. Но есть надежда, что Делана всё ещё где-то есть и её можно найти.

— Что значит «в нашем измерении»? – приподняв бровь, спросила Люцианна. – Ты думаешь, что эту уборщицу занесло в какой-нибудь другой мир?

Джорджина вздохнула. Люцианна никогда не отличалась особым и острым складом ума. Даже когда Верховная Жрица была молодой и амбициозной личностью, которая всеми силами рвалась к власти, вокруг неё была только лишь атмосфера злости, ярости и ненависти ко всему, что становится на её пути. Так же она относилась ко всем вещам, которые плохо знала или не понимала, поэтому не было никакого смысла вникать в детали и объяснять Люцианне теории устройства мироздания.

— Просто дай мне официальное разрешение на этот поход, и я отправлюсь в пещеру Холангеона. Возможно, это принесёт нам пользу, и мы сможем наконец-то избавиться от проблемы пропажи Деланы.

— Да будет так. – равнодушно ответила Люцианна и повернула своё внимание к слуге, чувствуя нарастающий голод, который всегда вызывали подобные разговоры. – Бери с собой кого-нибудь, если посчитаешь это необходимым, и постарайся вернуться как можно скорее. – Люцианна заулыбалась, наблюдая, как слуга взял один из подносов, наполненных свежей выпечкой, и осторожно нёс его к ложе Жрицы. – Удачи тебе и всё такое.

Джорджина молча кивнула и, встав с кресла, покинула комнату для отдыха.

На следующий день, когда солнце было на пике, как раз подходил к концу дневной пир Жриц, Джорджина и Мирабель, уставшие и истощённые, вошли в храм Аль-Хелга. Джорджина старалась скрывать свою усталость и не выдавать того, что путешествие в пещеру Холангеона было для неё очень нелёгким походом. Большую часть препятствий и потраченных усилий забрало наличие Мирабель рядом с ней. Когда она узнала о намерении Джорджины отправиться к Холангеону за ответами на счёт Деланы, девушка, не слушая уговоров Элоизы и злостных нареканий воительницы, твёрдо решила отправиться вместе с ней. А сейчас юная Жрица, в отличии от Джорджины, выглядела потрёпано и ужасно: её светло-салатовое платье было грязное и мокрое от пота, волосы запутаны и с кусочками веток, застрявшими меж чёрных прядей, а лицо до сих пор пылало от перенапряжения из-за невиданных ранее физических нагрузок.

— До сих пор не понимаю, зачем тебе нужно было идти вместе со мной. – кривясь, пробурчала Джорджина, покосив взгляд на задыхающуюся от отдышки и измученную Мирабель, устало шагающую рядом. – Без тебя я бы вернулась ещё вчера и не заработала растяжение, пытаясь вытащить вверх твою тушу на каждом более-менее крутом склоне!

— Я… Я не могла это пропустить… — Мирабель еле переставляла ноги и глазами пыталась найти свободное место, на которое можно обессилено упасть. Она была голодная и уставшая, поэтому слушая упрёки Джорджины, не злилась в ответ, а думала только о еде, которая могла ещё остаться после пира. – Это же Делана… Моя…

— Мирабель, смотри, — Джорджина кивнула на пуховую лежанку рядом с одним из столов.

Толстая и измождённая жрица бросилась из последних сил к лежанке и упала на неё лицом вниз, тяжело выдохнув в мягкую и шёлковую перину. Джорджина прошла мимо неё прямо к главному залу, где как раз заканчивался пир, оставив напарницу по путешествию отдыхать.

А вот в зале для пира была неудивительная для женщины картина: Люцинна, с раздувшимся и наполненным животом, лежала на самой большой и мягкой лежанке посередине. С обоих сторон были невысокие, но длинные столы, которые, хоть и были наполовину пустыми, всё равно ломились от обилия вкусностей и благоуханно пахнущей еды. Возле Люцианны сидела Сатилия и, с довольным выражением лица, гладила огромный живот своей Верховной Жрицы, с восхищением и неподдельной покорностью рассматривая множество складок, которые образовались на почти трёхсот килограммовом теле Люцианны. Глубоко дыша, девушка медленно водила пухлой ладошкой по поднимающемуся вверх и опускающемуся вниз животу, проводила пальцами между складок, чувствуя там тепло и влажность, и невольно прикусывала губу от возбуждения. Подобное вожделение и внимание не было чем-то необычным для Люцианны – она абсолютно не обращала внимания на свою подругу, в тот момент пытаясь запихнуть в свой рот ещё один кусочек бисквитного торта. За её спиной сидела ещё одна Жрица и массировала огромные плечи Верховной, явно считая это самой высокой честью, которая могла быть ей дана. Иногда, когда Люцианна чувствовала особенно приятные моменты во время массажа, она закрывала глаза, самодовольно улыбаясь, и протягивала толстенную руку с куском торта чуть выше, а Жрица за её спиной тут же наклонялась и пыталась отхватить как можно больший кусок зубами, при этом не переставая массажировать.

Джорджина прокашлялась, давая о себе знать. Люцианна открыла глаза, а Сатилия остановилась, не убирая свои пальчики, которые спрятались между одной из боковых складок трёхсот килограммовой богини. Девушка сзади Верховной Жрицы на секунду прекратила массаж, но, тут же перестав обращать внимание на гостью, вернулась к любимому занятию, иногда целуя Люцианну в одну из складок на шее.

— Здравствуй, Джорджина. – немного устало и без особо интереса произнесла Люцианна и кивнула двум рядом находящимся Жрицам, приказывая продолжать делать то, чем они были заняты. Сатилия вернула своё внимание к телу Люцианны, начав целовать одну из самых больших её складок, а массаж вернулся к привычному темпу. – Ну, рассказывай, что сказал старик. Бедную Делану не удастся спасти? – саркастично изображая печальный тон, спросила Люцианна. – И где эта дурнушка Мирабель? Осталась в пещере, не в силах вернуться обратно?

— Мирабель отдыхает на лежанке у входа сюда, — Джорджина присела на один из стульев у стола и взяла близлежащую булочку с корицей и ежевичным вареньем, жадно откусив сразу половину – последний раз она ела только вчера вечером, потому что Мирабель с утра слопала абсолютно все оставшиеся припасы, что парочка брала в путешествие. – Прошу тебя, не разрешай ей больше идти в подобные походы.

— Она сильно измучалась? – поинтересовалась Люцианна, не сдержав лёгкий довольный стон, когда Сатилия нежно укусила одно из скоплений её многочисленных растяжек.

— Я сильно измучалась! – выкрикнула Джорджина, уплетая булочку. – Не хочу, что бы кто-то ещё подвергался такой пытке как напарница в походе, которая весом в полтора центнера. Красиво, но абсолютно непригодно для подобных затей.

— Не тяни, — лениво буркнула Люцианна, гладя Сатилию по волосам и легко вжимая в свой необъятный живот. – Что там с Деланой?

— Холангеон заглянул в Бездну Вселенных… — Джорджина сразу заметила, как Верховная Жрица закатила глаза, но, терпеливо вдохнув побольше воздуха в лёгкие, спокойно продолжила рассказывать: — Он сказал, что Делана не находится в Кахале.

— Слава Аль-Хелгу! – довольно выкрикнула Люцианна, приподняв толстенные руки вверх, чем на мгновение отпугнула от себя двух подруг. Но как только она довольно накричалась и расслаблено откинулась назад, девушки вернулись к своим занятиям. – За пределами Кахала – это за пределами моей власти. Значит, отныне это не моя проблема.

— Как тебе сказать… — Джорджина взяла ещё одну булочку и начала крутить её в руке, на которой были кожаные перчатки без пальцев. – Если подумать, в каком-то плане она всё ещё находится в Амеранвиле.

— Определись. – жёстко сказала Люцианна, от злости сжимая губы. – Она здесь или она не здесь?!

— Она в месте, которое называется… Батаун… Брайленд… — Джорджина напряглась, пытаясь вспомнить название. – Короче говоря, она в другой Вселенной, которая имеет те же координаты, но в совершенно иной плоскости.

Люцианна выгнула бровь. Сатилия, продолжая ублажать свою покровительницу, так же наострила уши, поглядывая в сторону Джорджины, явно заинтересовавшись темой разговора.

— Холангеон сказал, что вместе с нашей Вселенной родилась и развивалась ещё одна подобная, но, грубо говоря, противоположная нам. – Джорджина усердно пыталась объяснить то, что сама не до конца понимала. — Это другой мир с другими правилами, но жизнь там течёт таким же образом. Те же животные, те же растения, те же люди – но совершенно другая культура, ценности…

— Ближе к делу: КАК она там оказалась? – Люцианна привстала немного и внимательно слушала Джорджину, не скрывая своего раздражения. Рукой она отмахнула от себя девиц, и те послушно присели рядом с ней, так же приковав свои взгляды к Джорджине.

— Холангеон сказал, что она… Она нашла способ переместиться в тот мир. Какой именно, он не уточнял, но… — Джорджина прикусила губу, осторожно смотря на Люцианну. – Он сказал, что подобного эффекта можно достичь несколькими способами. Один из них – это когда непосвящённый испивает из источника Као-Мар.

Люцианна хлопнула в ладоши, а её взгляд налился ещё большей яростью. Она тяжело задышала, словно не в состоянии подобрать слова, однако, запыхаясь, произнесла:

— Эта предательница нарушила одно из главных правил Храма Аль-Хелга! – её голос был близок к тому что бы сорваться. – Это Мирабель! Гнусная юная дурочка решила помочь своей подруге набрать вес, незаметно украла что-то из даров Као-Мара и эта челядь перенеслась в другой мир! Теперь я по-настоящему хочу её вернуть, но только что бы лично наказать и отдать под суд!

— Погоди, не гони лошадей, — Джорджина встала с кресла и подошла к подруге, погладив её по плечу, пытаясь умерить пыл Верховной Жрицы. – Это не точно. Всего лишь один из вариантов, которые предложил Холангеон для того, чтобы кто-то мог отправиться за ней.

Люцианна тут же поменялась в лице. Она посмотрела в глаза Джорджины так, словно видела перед собой совершенно незнакомую женщину, которая несла полную ахинею. С чего бы Джорджине оправдывать эту девицу?

— Отправиться за ней? – переспросила Люцианна. – Ты говоришь о том, что из-за того, что кто-то нарушил правила Аль-Хелга, нужно нарушить их ЕЩЁ РАЗ?! – Верховная Жрица буквально прокричала последние два слова.

— Он так же дал мне плод из источника в его Пещере… — Джорджина, немедля, полезла в один из мешочков, что были привязаны к её кожаному поясу, и достала оттуда бирюзово-лазурную ягоду в форме заокруглённого ромба, усеянную крохотными тёмно-синими точками. – Это что-то противоположное дарам Као-Мара. Если съесть её, находясь в ином мире, человек переместиться сюда. Он сказал, что достаточно маленького кусочка ягоды, чтобы переместиться…

— Так же как достаточно и маленького глотка горячего шоколада из Као-Мара, чтобы обречь себя на вечные муки Аль-Хелга! – возмутилась Люцианна, отведя свой взгляд от чудной ягоды. Она попыталась скрестить руки на груди, но из-за слишком массивных жировых наслоений, ей это не удалось, и женщина злобно ударила кулаками о шёлковую ткань лежанки. – Ну допустим. И кто же готов пойти на риск что бы испить из источника и отправиться за рыжеволосой сволочью?


Путь домой

Ежедневно Натаниэль заполнял машину самокормления доверху различными комбинациями продуктов, засыпал каждый раз туда всё больше своей авторской смеси и откармливал Делану так, что та не успевала привыкать к новой одежде, когда она становилась уже тесновата. Нейт с удовольствием наблюдал как его гостья пыталась влезть в розовое платье, которое он сшил ещё до встречи с ней, а когда оно порвалось по швам прямо на растолстевшей рыжеволосой бестии, внутри мужчины что-то вспыхнуло новыми красками. В тот момент он тут же накинулся на Делану и, дорвав платье и отбросив куски в сторону, и жадно овладел ею на том же месте. Девушка никогда не сопротивлялась во время вспышек страсти юноши и, охватив его своими толстыми руками, прижималась ближе и довольно стонала, чувствуя, как с каждым разом этот процесс становиться для неё всё труднее и труднее в физическом плане.

Набор веса происходил внушительными шагами: не по днях, а по часах увеличивая девушку в объёмах. Её веснушки практически скрылись под тем количеством новых растяжек, которые появлялись каждые несколько дней – только розовые щёчки всё ещё укрывались рыжими пятнышками. Когда Делана смотрелась в зеркало, она напоминала себе переспелую помидорку. Спустя пару месяцев ей казалось, что она даже стала больше, чем её подруга Мирабель. Мечта быть посвящённой Жрицей приближалась, словно это была не недостижимая цель, а бушующий надвигающийся ураган.

Спустя несколько недель после ссоры Натаниэля и Лауры, девушка таки начала приходить к ним в гости. Первый визит запомнился Делане лучше всего: в дверь постучали как раз в тот момент, когда Нейт скармливал рыжеволосой девушке фисташковые кексики, которые сам приготовил. Они не ждали гостей и юноша, казалось, был в полном замешательстве, увидев на пороге Лауру с опущенной головой. Однако это чувство быстро развеялось, так как он вспомнил о бесхребетном и податливом характере подруги, из-за которого её появление перестало быть удивительным.

Лаура принесла свои извинения за чрезмерную грубость и язвительность по отношению к Нейту и его избраннице. И хоть она сказала, что не поддерживает идею Натаниэля по раскормлению Деланы, а к рассказам девушки о Кахале, Жрицах и Храме Аль-Хелга отнеслась изначально скептически, однако со временем Лаура то ли смирившись с происходящим, то ли действительно поверив в высшую цель и рассказы о другом мире, сменила холодное отношения ко всему этому на тёплое и даже местами дружеское. Лаура и Делана отлично поладили между собой: для рыжеволосой девицы, худощавая иноземка напомнила о потребности в дружеском общении, которого безумно не хватало из-за отсутствия Мирабель. Пока Натаниэль нырял в свои записи и зарисовки новых изобретений, девушки в комнате Деланы болтали обо всём на свете. Она рассказывала Лауре всё больше о жрицах и культе красоты полноты. Лаура с каждым разом всё больше влюблялась в мир, где так боготворили девушек за их любовь к отдыху и расслабленности. Когда о подобных вещах говорил Нейт, она воспринимала это как одиночную бредовую фантазию, которой не найти единомышленников. Однако, узнавая о мире, где живут тысячи поклонников такого образа жизни, Лаура всё больше завидовала Делане и мечтала оказаться на её месте.

— Однажды я вернусь в Кахал. – на одной из встреч, сказала Делана. – И тогда сделаю всё что бы меня посвятили в Жрицы! Как видишь – первый шаг уже сделан. – девушка похлопала себя по толстому набухшему животу и рассмеялась.

Однако, чем больше становилась Делана, тем больше тоска и уныние охватывали Натаниэля. Он изощрённо старался скрывать то, что с каждой неделей его энтузиазм всё больше угасал, и со временем просто лицемерно изображал радость и заинтересованность в помощи своей гостье. Спустя пару месяцев, он уже неохотно наполнял машину самокормления любой, самой доступной ему, едой, и натянуто улыбался, когда Делана хвасталась очередными набранными десятью килограммами. Уход за девушкой же с каждым разом становился всё более сложным и требующим больше сил и терпимости. Ему стали отвратительными моменты, когда девушке нужно было вымыть ножки, к которым она с трудом дотягивалась, или помогать полностью вытереться после принятия душа.

Он мечтал попасть в Кахал и увидеть что-то большее, чем одна девушка в его квартире. Ведь он знал, что этот мир полон интересного и ещё неизведанного. Прикрываясь потребностью в разработке новых изобретений, Нейт часами ломал голову над тем, как изобрести что-то вроде портала или воронки, с помощью которой Делана попала в его мир. Однако, сколько бы идей он не пробовал воплотить в расчётах, как бы безумно не пытался смотреть на эту проблему – решение так и не приходило. Ему казалось, что Делана повиснет на его шее теперь до конца жизни – а это было точно не то, чего он хотел, когда решил оставить гостью на своём попечении. Он бы с удовольствием оставил ей всё, что имел в этом мире и сам переместился в Кахал.

Делана же не догадывалась об истинных мыслях и намерениях своего кормильца. Почти всё её внимание было занято тем, как быстро увеличивались складки, ляшки, живот и другие части её тела. Практически все разговоры она сводила к мечтам о том, как будет жить среди других Жриц на равных правах. А когда-нибудь, возможно, благодаря её характеру и упорству, она смогла бы даже посягнуть на место Верховной Жрицы и наконец-то утереть нос вечно угнетающей и оскорбляющей её Люцианне.

— Только представь выражение её лица, если я сравняюсь с её весом, — Делана, повиснув на плечах сидящего за столом Натаниэля, уже более часа разглагольствовала о перспективах. – Извини, Люцианна, сколько-сколько ты весишь? Двести восемьдесят? Ой, а почему же так – меньше чем я? – Делана вела диалог с ненавистной Жрицей в своей голове, не обращая внимания на полное игнорирование Натаниэлем этого разговора. – На пиру не успела съедать достаточно? Не хватило упорства и силы молодости, которая есть у челяди Деланы, но которых уже давно нет у тебя?

Делана звонко рассмеялась, однако смех тут же стих, когда она почувствовала, как пол в квартире задрожал. Нейт тут же замер, ошарашено прислушиваясь ко всем звукам: дрожание нарастало и он, постепенно осознавая, что происходит, вскочил со своего стула и схватил Делану за плечо, толкая к дивану.

— Быстро, прячемся! – он толкал озадаченную девушку к дивану, стараясь побыстрее спрятаться за ним, чтобы наблюдать происходящее. Он узнал это «землетресение» с первых же секунд: сейчас откроется воронка и в его квартире может появиться ещё одна гостья, которую он точно не собирался содержать подобно Делане. Стараясь сохранять хладнокровие, он, прикрывая рукой рот Деланы, которая уже начинала расспрашивать о том, что происходит, и, так же спрятавшись за диваном, немного выглядывал из-за него, не отрывая взгляда от точки, из которой появился портал в прошлый раз.

Посреди комнаты появилась светящаяся воронка, которая начала увеличиваться в размерах. И когда Нейт думал, что сейчас начнёт вырисовываться образ новоприбывшего жителя Кахала, как воронка окрасилась в тёмно-фиолетовый цвет. Когда появлялась Делана, воронка была светло-голубого оттенка, но теперь в фиолетовой дымке начали вырисовываться очертания грубой и мужеподобной особы. Натаниэль поднял брови и почувствовал, как задрожали его колени. Судя по очертанию, сейчас из портала должен был выйти настоящий воин – это была действительно серьёзная угроза. А вдруг Делана врала, и она – какая-то важная птица, которая специально сбежала из своего мира, пытаясь спрятаться в логове Нейта, а теперь её стражники убьют похитителя драгоценной принцессы, прямо посреди его жилья?

Фиолетовая дымка стала рассеиваться и когда очертания женщины стали чёткими и ясными, Натаниэль аж подпрыгнув, услышав крик Деланы рядом:

— Джорджина?!

Женщина обернулась на голос и её глаза округлились, когда Делана, запыхиваясь, встала из-за дивана и, улыбаясь, пошагала ей навстречу.

— Де… Делана? – голос Джорджины охрип от удивления, а после она почувствовала крепкие объятия рыжеволосой девушки, которая уткнулась ей в грудь. – Как… Как? За неделю?

— Какую неделю? – удивлённо посмотрела на неё Делана, подняв голову к лицу женщины. Девушка не понимала, что пока в мире Брайтауна прошли месяцы, в её родном Кахале минула всего лишь одна неделя.

Джорджина не могла подобрать слов. Делана стала почти в два раза больше с того момента, когда они виделись в последний раз. Руки женщины еле косались кончиков пальца друг друга, когда обнимали рыжеволосую бестию. Плечи стали шире и мягче, на шее появлялись очертания третьего подбородка, грудь разбухла до невозможных размеров, а что уж говорить про живот – из-под платья виднелась горизонтальная складка, которая шла от пупка к краю нижней складки. Подобные очертания фигуры Джорджина видела только у жриц – она не представляла, что обычная уборщица когда-нибудь сможет похвастаться такими изменениями своей фигуры.

— Это невозможно… — тихо сказала она, обнимая девушку и ошарашенно смотря перед собой в пустоту.

— Как ты здесь оказалась? Зефирное моло..? – Делана тут же прикусила язык, запнувшись на последнем слове. Но острый слух Джорджины уловил эти слова, и она тут же отпрянула от девушки.

— Так всё-таки ты пила из Као-Мара! – Джорджина надменно посмотрела на Делану, не скрывая то, как низко девушка упала в её глазах. – Я до последнего не хотела верить, что ты на это пошла…

Делана отвела взгляд в сторону, виновато теребя край своего платья. «Сама виновата. – подумала она. – Надо было держать язык за зубами… Мирабель меня убьёт». Она начала бормотать что-то невнятное, пытаясь подобрать слова, но у неё получались только отрывки фраз, которые практически никак не связывались вместе. Воительница закатила глаза и решила, что этот вопрос можно отложить. Её внимание привлёк ещё один присутствующий в помещении.

— А вы кто? – Джорджина наконец-то заметила макушку, торчащую з-за дивана. Натаниэль вздохнул, осознав, что больше прятаться он не сможет. Хотя какой был смысл? Рано или поздно Делана бы вспомнила о его существовании и представила бы его этой воительнице.

Нейт медленно встал с пола и обошёл диван, остановившись где-то в метре от Джорджины, но не решаясь подойти ближе. Женщина была вдвое больше него и даже немного выше. Казалось, что её мускулатура была не слабее среднестатистического мужчины в Брайтауне, а значит – она могла спокойно победить его в простейшей драке. Стараясь не смотреть в глаза гостьи, Натаниэль набрал полную грудь воздуха и максимально уверенным, насколько это было для него возможно, тоном произнёс:

— Позвольте представиться – Натаниэль Фитцжеральд. – он немного опустил голову в знак приветствия, так и не решившись протянуть руку – ко всему прочему, стоял он достаточно далеко для такого жеста. Джорджина в ответ лишь надменно повела бровью.

— Джорджина. – представилась она, слегка наклонив голову подобно жесту Нейта. – Я так понимаю… Я в Батауне? – она начала осматривать квартиру.

— Брайтауне. – поправил её Натаниэль. – Как вы здесь оказались?

— Я пошла на риск испытать на себе гнев Аль-Хелга ради девушки, которая рисковала тем же ради пары лишних килограммов. – она кинула злобный взгляд в сторону Деланы и та в мгновение поёжилась внутри, пытаясь смотреть куда угодно, но не на новоприбывшую гостью.

— Джорджина, я… — она снова попыталась как-то оправдать себя, но воительница жестом заставила девушку замолчать.

— Нет времени на обсуждения. Я пришла забрать тебя. – женщина нырнула рукой в мешочек на поясе и достала загадочную ягоду Холангеона. Делана нахмурила брови, рассматривая непонятный фрукт: ничего подобного она не видела ни на столе во время пиров Жриц, ни тем более на местных рынках Амеранвиля. – Нужно съесть её, и мы сможем вернуться в Кахал.

— Делана! – выкрикнул Нейт, переводя ошарашенный взгляд то на Джорджину, то на Делану, пытаясь подобрать максимально подходящие слова. – Подождите… Что? Объясните мне!

Юноша видел, что события развиваются быстрее, чем он успевал брать хотя бы их часть под свой контроль. Сейчас Делана могла без колебаний схватить ягоду из рук Джорджины, съесть и тем самым поставив крест на отчаянной мечте юноши попасть в мир толстых Жриц и поклонения еде. Нужно было действовать быстро и решительно: он подступил немного ближе, ожидая хоть каких-нибудь объяснений от незнакомки.

— Это ягода от Холангеона. – от одного упоминания этого имени по спине Деланы пробежали мурашки – неужели они решились обратиться к старому ведьмаку только для того, чтобы найти её? – Один кусочек – и мы вернёмся домой.

Делана протянула руку к ягоде, но тут же замешкалась. Джорджина знает о её преступлении. По сути, Делана сама призналась ей в этом. Девушку сковали сомнения: она оказалась в шаге от второго этапа пути к своей цели, однако только сейчас всерьёз задумалась о том, хочет ли она этого.

— А как же… Натаниэль? – Делана посмотрела на юношу влюблёнными глазами, понимая, что если уйдёт с Джорджиной, то больше никогда его не увидит. – Я не могу расстаться с ним сейчас вот так… И навсегда…

Джорджина посмотрела на юношу. Делана никогда не казалась ей кем-то достаточно умным или смышлённым, но не настолько, что бы она могла рисковать своей жизнью и навсегда оставить отчину, выбрав жизнь в чужом и незнакомом мире. Нейт, пытаясь скрыть вновь разбушевавшиеся эмоции внутри, попытался держать самообладание и поддержал свою избранницу:

— Я провёл с Деланой не один месяц своей жизни и это было лучшее время за последние двадцать семь лет. – он наконец-то решился прямо смотреть в глаза Джорджины, пряча свой страх как можно глубже. – Я много слышал о вашем мире. Я полюбил Делану всем сердцем за это время и не хочу отпускать её. Я отправлюсь вместе с вами. 

Поддержи Ingrid97

Пока никто не отправлял донаты
0
680
RSS
02:01
Отличный рассказ, с нетерпением жду продолжения.
16:08
спасибо, очень приятно слышать:3
Загрузка...

Для работы с сайтом необходимо зарегистрироваться!