Диетолог

— Добрый день, — сказал я. — Присаживайтесь, пожалуйста. Я Вас слушаю.

Третья пациентка оказалась тощей долговязой девицей лет двадцати. А, ну-ну.

Она начала говорить… Да, я не ошибся. Эта юная особа ужасно страдала от того, что ее подруга весит 45 кг, а она целых 50.

— Девушка, — сказал я, — простите, но я не могу Вам помочь. У Вас дефицит массы, между прочим — это я Вам как врач говорю. При Вашем-то росте.

— А Вам чего? — спросила она. — У вас же типа платная клиника — я заплачу, у меня деньги есть.

И для убедительности она потрясла сумочкой.

— Я врач, девушка, при чем тут деньги, — устало ответил я. — Вот Вы сходите к хирургу, спросите — может, он согласится Вам ногу ампутировать… Сразу станете намного меньше весить!..

— Ну блин, — разозлилась она. — Все учат вообще, я в шоке. Я взрослая, мне восемнадцать лет, кстати, вообще.

И как хлопнет дверью! Хоть силы есть еще… М-да. А я думал — двадцать лет...

***

Вот следующая — другое дело. Нормальная упитанная женщина средних лет. Вот она, моя основная работа. После анорексички было одно удовольствие обсудить с ней, как похудеть на десять-пятнадцать кило, которых ей не хватает (простите, оговорился — которые ей кажутся лишними) для полного счастья. Расписал ей на выбор три диеты, которые действительно работают, и запретил есть биодобавки, а то она уж было купилась на очередную рекламу.

***

Пятая была смешная. Начала она так:

— Доктор, я что, очень толстая?

Ну если по меркам той тощей — еще какая...

— Давайте лучше начнем с того, что Вас привело ко мне, — ответил я с самым невозмутимым видом.

Оказалось, муж. Ну заодно поиграли в психолога, повысили самооценку. Диету, конечно, тоже назначил.

— Только, пожалуйста, решайте САМИ, нужно это Вам лично или нет.

***

Потом было еще несколько человек: мама с сыном (Сама раскормила? Ах, бабушка...), за ними девочка-подросток (ну этой-то есть куда худеть, не то что утренняя). Насиловать растущий организм я ей не советовал — но все равно, конечно, хочет худеть. Придется помочь.

Наконец прием закончился, и я поехал домой.

***

Когда я вошел в гостиную, то увидел, что жена в халате стоит на стремянке и развешивает на стене нашу коллекцию трусиков — сорок восьмого размера, пятьдесят второго и так далее. В этот момент она как раз вешала 66-й.

Я тихонько подошел сзади и поднырнул под лестницу. Отсюда было хорошо видно, что под халатом у Вики ничего не было, и я мог насладиться видом ее роскошных бедер, поддерживающих, как колонны античного храма, балкон восхитительно круглого живота.

— Ку-ку, — сказал я.

— Ой. Привет.

— «Не кочегары мы, не плотники, а мы высотные работники»… Чего это ты затеяла?

— Да пылится все, — пожаловалась Вика. — Решила постирать.

— Хозяюшка, — ласково протянул я. — Спускайся ко мне.

Она осторожно сошла вниз по ступенькам, восхитительно покачивая формами, и попала в мои широко распростертые объятия. Я обнял Вику и поцеловал ее, прижимаясь всем телом к ее теплой груди и мягкому животику.

Вика подняла брови с притворным удивлением, ощутив твердый предмет, упирающийся ей в живот.

— А ужин? — спросила она.

— Ужин — обязательно, — заверил я. — Не изволит ли графиня приказать подавать к столу? А пока слуги трудятся, пойдемте в опочивальню.

Это мы так шутим, потому что, конечно, не графья и слуг не держим, хотя «замок» у нас отдельный, трехэтажный, и американский комплекс «CyberChef» на две плиты, под завязку напичканный компьютерами, себе позволить можем. Так что готовка еды обыкновенно заключается в том, чтобы запрограммировать это чудо техники. «Программист» у нас Вика — она обожает лежать с ноутбуком, поваренными книгами и справочником по «кибершефу» и придумывать что-нибудь новенькое.

Пока я принимал душ, Вика запустила кухню и, когда я вышел, сообщила мне, что ужин будет готов через 42 минуты.

Мы отправились в спальню и занялись любовью. Я ласкал ее пышное тело, проводя пальцами по приятным округлостям, которые у Вики были везде — плечи, руки, шея, бока, спина, грудь, живот… это сверху; потом я передвинулся и занялся нижней половиной, там тоже было много интересного… Потом снова стал целовать любимую в губы, глядя ей в глаза. Вику это возбуждало.

— А это новая складочка? — осведомился я, обхватив пальцами пухлую подушечку на боку у супруги.

— Не совсем, просто она была маааленькая, — отозволась моя красавица. — А что, доктор, я растолстела и мне надо похудеть?

— Это надо измерить, — сказал я. — Становись-ка на коленки.

Вика перевернулась и поднялась на кровати, упираясь локтями и коленями. Я положил ладони на роскошные бедра красавицы и вошел в нее.

— А что это ты делаешь, доктор? — поинтересовалась Вика, чувствуя, как моя возбужденная плоть входит в ее лоно.

— Проверяю, толстая ли ты.

— Да? А по-моему, ты меня трахаешь, — сказала Вика, постанывая от удовольствия.

— Все правильно, — рассмеялся я. Значит, ты толстая! Я ж не стану худую...

— И мне надо… ах!.. похудеть?

— Тебе?...

Не останавливаясь, я наклонился и просунул руку под живот Вики. Он немного не доставал до простыни.

— Безобразие, — сказал я, — кулак проходит. Вам, девушка, показано усиленное питание.

— Ах! Да!...

(Вике было уже совсем хорошо, и я, зная слабые струнки жены, подстегивал ее возбуждение.)

— И эта бесстыдница вместо того чтобы отдыхать после обеда...

— Аааа...

— Тра-а-атит кало-рии (я терял контроль над собой) и убирает квар-ти-ру!

— И-и-и-ще! — стонала Вика.

— Да те-бя на-до отка-а-а-а...

Мы кончили одновременно.

— Надо что? — спросила она, перевернувшись, обняв меня и прижимая к груди.

— Откармливать, моя сладкая.

— Сейчас… — Вика потянулась. — Отдохнем немножко и пойдем кушать.

Она посмотрела на часы.

— Кстати, уже пять минут как готово.

Я помог Вике подняться и проводил ее в малую столовую — небольшую комнату за кухней, которая идеально походила для наших планов. В большой столовой, для гостей, конечно, было просторнее, зато из малой не нужно было ходить за едой — «кибершеф», встроенный в стену, открывался с двух сторон.

К тому же, так как комната была не для посторонних, мы смогли устроить в ней все так, как нам нравилось.

Вика устроилась на своем широком кресле, развязала пояс халата и посмотрела на меня, показывая готовность к трапезе. Я достал посуду и открыл отделение «кибершефа», где подогревалась готовая еда.

— Что это у нас? — спросил я, накладывая в тарелки аппетитно пахнущее блюдо — себе в обычную тарелку, а Вике — в ее любимую, большую.

— Рагу, — ответила она. — Какой-то южноамериканский рецепт.

— Сейчас попробуем, — сказал я и тоже сел к столу. Рагу оказалось очень вкусным, и если бы не жена, я съел бы его за один присест, не отрываясь. Однако Вике тоже понравилось — поэтому, пока я ел свою порцию, мне пришлось два раза вставать, чтобы наполнить ее пустую тарелку.

На второе был рулет, какой мы уже когда-то ели. Видно, он ужасно понравился Вике, раз она решила сделать его снова — вообще-то моя любимая любила разнообразие и редко повторялась в еде, если не считать десерты.

И действительно, она набросилась на рулет так, как будто только что не съела три здоровенных порции рагу. Однако довольно скоро, когда оставалась еще четверть рулета, Вика остановилась.

— Надоело? — осведомился я.

— Объелась, — ответила Вика. Она сидела, удовлетворенно поглаживая свой живот, который удобно разместился в полукруглой выемке посередине столешницы. Этот стол я заказал специально для Вики, в подарок на «круглую дату» — 150 кг...

— Да чего там, осталось-то ерунда, — сказал я. — Давай напополам?

— Давай, — согласилась Вика.

Я отрезал половину, переложил на свою тарелку, отломил кусочек и начал жевать.

— М-м, как вкусно!

Вика последовала моему примеру, и скоро наконец общими усилиями рулет был доеден.

— Ну все, — сказала она, отодвинув от себя тарелку.

— Значит, переходим к сладкому?

— Только чуть-чуть, а то после твоего рулета места не осталось — ответила Вика.

Я усмехнулся, доставая из буфета коробку пирожных. Места не осталось? Мне ли не знать свою жену! С тех пор, как мы поселились в собственном доме и смогли наконец дать волю своим желаниям, желудок Вики изрядно растянулся, и я хорошо представлял себе, сколько он может вместить.

Я поставил коробку на стол и снял крышку — внутри были эклеры с заварным кремом. Вика облизнулась. Я достал кувшин сливок и чашку и придвинул к ней.

Она взяла эклер, потом еще один, и еще один, запивая сливками. Я сидел напротив и смотрел, как завороженный, как Вика наслаждается своим любимым десертом.

Из оцепенения меня вывел голос любимой:

— Больше не могу, живот полный.

Я обошел вокруг стола и встал за спиной у Вики. Наклонившись, положил руки ей на живот и начал осторожно массировать его сквозь нежный, восхитительный слой жира.

— Как же так, детка, — ворковал я, — так нельзя. Ты же у нас на диете, на усиленном питании, а кушаешь еле-еле. Ну-ка давай, пожалуйста, постарайся...

С этими словами я взал в руку эклер и поднес его к Викиным губам, другой рукой продолжая массировать ее живот. Вика открыла рот, откусила кусочек и стала жевать с закрытыми глазами, смакуя вкус пирожного и наслаждаясь лаской, потом еще кусочек...

— Ну вот, теперь все, — сказал я, когда эклеры кончились.

Вика открыла глаза: перед ней стояла пустая коробка.

— Ты что, все в меня вкормил? — спросила она с удивлением.

— Вот видишь, а ты говоришь, нет места, — сказал я. — Вот теперь ты молодец, хорошо покушала. Можно допивать сливки и идти спать.

Вика заглянула в кувшин — там оставалось немного сливок, стакана полтора от силы.

— Пузо лопнет, — сказала она.

— Не лопнет, — заверил я. — Это как раз на растяжечку, чтобы еще больше влезало.

— Хорошо.

Вика откинулась на спинку кресла и подняла подбородок. Я взял со стола кувшин, поднес к ее губам и стал осторожно наклонять, чтобы она не подавилась. Сливки ровным ручейком потекли Вике в рот.

— Вот так, радость моя, потихоньку… — подбадривал я, пока она глотала. — Тянись, пузик, тянись, наполняйся...

Когда я поставил пустой кувшин, Вика закрыла глаза и несколько минут так и сидела, запрокинув голову, не в силах пошевелиться.

Наконец ее глаза открылись, она вздохнула — насколько позволял переполненный желудок — и потянулась.

— Искуситель, — улыбнулась Вика. — Скажи мне, несчастный, ты сколько сегодня женщин на диету посадил?

— Четверых, — признался я. — Но одну выгнал.

— А ведь они и не подозревают...

— Ничегошеньки.

— Класс! — с удовольствием ответила Вика. — Ну вези меня спать.

Я нажал на рычажок, и кресло плавно опустилось, трансформируясь в кушетку на колесиках. Осторожно подталкивая ее, я повез жену в спальню.

— А ты знаешь, что я с понедельника ухожу в отпуск? — спросил я по дороге.

— Надолго?

— На целый месяц, — ответил я. — Целый месяц буду дома с тобой!

Вика задумалась.

— Пузо, — сказала она.

— Что — пузо?

— Лопнет...

Поддержи Трабант

Пока никто не отправлял донаты
-1
977
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Для работы с сайтом необходимо зарегистрироваться!