​Десять лет тому вперед

Тип статьи:
Перевод

Десять лет тому вперед

(gaining a fortune)

— Так чем ты сейчас занимаешься? — спросила Лори, пригубив вино. Судя по ее виду, это был уже пятый лишний бокал.

Майкл, правду сказать, ее едва слышал. В школе она была из первых красавиц, но за десять лет преобразилась до неузнаваемости. Подтянутая девчонка с помпонами из команды поддержки стала раскормленной толстухой с колоссальным выпирающим пузом и почти того же объема задним фасадом. Кило этак сто восемьдесят, если не больше, прикинул Майкл — и как же эти килограммы ей шли! За минувшие десять лет многие барышни поправились, но никто — настолько… и никто из них не выглядел так потрясно, как Лори.

— В основном тружусь на фондовой бирже, — пояснил он, прекрасно зная, как произвести на людей выгодное впечатление. Сегодня он именно так и выглядел: костюм с иголочки, прокатная машина с опущенным верхом. Незачем бывшим одноклассникам знать, насколько это порой адский труд, чтобы сводить концы с концами. — А у тебя как? — спросил Майкл, удивленный, что самая популярная тогда девочка школы вообще его запомнила.

— Впечатляюще, — улыбнулась Лори, глотнув еще вина, словно пытаясь компенсировать некие издержки. — А я продажница. Доход неплохой, но… — похлопала она себя по громадному пузу, — для талии все это очень и очень грустно. Все время в дороге и еда на бегу.

Майкл хотел было сказать что-нибудь одобряющее — мол, «хорошо выглядишь», или «тебе идет». Однако собеседница продолжала, словно хотела облегчить душу как можно скорее.

— И недавно я развелась, — сказала Лори, словно срывая присохший к ране бинт. Майкл слышал, что вскоре после школы она вышла замуж за парня из футбольной команды, и тогда все ахали, какая прекрасная получилась пара. — У нас так и не вышло нормальной совместной жизни, — с виноватым видом призналась она. — Вообще… — добавила она, — когда-то в школе я была влюблена в тебя, — и отвела взгляд. — Глупо, да? — Рассмеялась и снова глотнула вина.

Майкл мог лишь молча стоять и моргать. Знать бы раньше! Жизнь у них обоих могла бы повернуться совсем иначе! Когда воля преподавателя сводила их с Лори на лабораторках или совместных проектах, они прекрасно ладили, но Майкл и подумать не мог, что звезда всея школы согласится на нечто большее, а потому никогда не осмеливался это большее предложить...

— Просто слов нет, — рассмеялся он в ответ, не в силах подавить счастливую ухмылку.

— Эй, Лори! — позвал кто-то. — Тебе стоит познакомиться с женой Джексона!..

— Извини, — проговорила она, развернулась, все еще смущенная собственным признанием, и удалилась.

Майкл, ошарашенный случившимся, отошел в уголок и прислонился к стене. Покачал головой. Самая красивая девчонка в школе была в него влюблена...

— Время не ведает пощады, — раздался рядом голос.

Майкл чуть не подпрыгнул — здесь же только что никого не было, так близко? Темноволосая женщина выглядела минимум лет на пять младше, чем его бывшие одноклассницы.

— На таких сборищах понимаешь, что тебе на самом деле следовало делать со своей жизнью — но поздно, она уже растрачена.

— И как это понимать? — Майкл выпрямился и оправил модный пиджак. — Я со школьных времен вполне неплохо поднялся.

Та коротко хохотнула.

— Меня не обманешь. И себя тоже. — Она скользнула взглядом по всей компании бывших выпускников. — Именно твоя душа здесь рыдает от сожаления. Я это чувствую.

Майкл нахмурился. Кто она такая? Чья-то спутница? Непохоже. Тогда как она вообще тут оказалась?

— Если я верну тебе это время, ты воспользуешься им правильно? — спросила она, поднимая руку и глядя прямо ему в глаза.

Майкл совсем уже ничего не понимал. Фоновый шум бесед стал ниже и тише… а движения всех присутствующих замедлились, и вот вокруг тишина, и все замерло.

— Что… что это такое? — внезапно во рту пересохло от страха.

— Я — Вереск, — проговорила она, очень быстро, словно волшебство могло исчезнуть в любой момент. — Мне нужны деньги. Много! — В его руке оказалась бумажка, на которой была записана солидная сумма. — Никаких чеков, никаких банковских переводов, никакой зеленой бумаги. Золото в старых добрых монетах!

— Я… у меня столько и близко нет, — вернул он ей бумажку.

— Ты работаешь с акциями и фондами. Играй. У тебя есть знание будущего. Заработаешь за пару месяцев, и останется еще немало для себя самого. — Пронзительный взгляд. — Сделка?

Майкл едва мог сосредоточиться на происходящем. Она требовала ответа. Прямо сейчас. Да или нет.

— Э… — выдавил он. — Я… наверное… да.

И он ощутил, как все его нутро словно перевернулось, как от сильнейшего приступа тошноты, словно он выпрыгнул из самолета — однако ноги его по-прежнему твердо стояли на земле. Он моргнул, и внезапно в лицо ему брызнули лучи утреннего солнца, заглянувшего в окно. Он опустил взгляд — парадный костюм исчез, а отет он был… да ну, быть не может! Сунул руку в карман и извлек сотовый телефон, старенькую «раскладушку», о которой благополучно забыл лет десять назад. Майкл ностальгически смотрел на нее еще минут пять, затем поднес руку к лицу и вместо аккуратной стрижки нащупал лохмы, с какими бегал примерно в то же время, десять лет назад...

Как это произошло, он не понимал, но он действительно переместился во времени, и сегодня был его выпускной — праздник после всех сданных экзаменов, вечеринка и все такое.

Старая спальня. Старая машина. Круг дружков, с которым он в том будущем давно расстался. Новизна небывалого испарилась за считанные часы. Что он натворил? Зачем вернулся, чтобы войти второй раз в ту же реку? Плюс теперь на нем долг, который лучше бы выплатить, иначе — он не хотел даже думать, что способна сотворить с неплатежеспособным должником та, которая назвала себя Вереск...

*

— Я передумал насчет колледжа, — сообщил родителям Майкл на следующее утро. — Пойду сразу работать.

Восприняли это не лучшим образом, и он это предвидел. Но зачем тратить три года на то, что он и так уже знает? Ему нужно поскорее выйти в реальный мир и начать зарабатывать деньги, которые он уже сможет вложить куда следует! Молодость — такой недостаток, который проходит очень быстро...

*

— Я думаю, Эрика — как раз та самая, — выдохнул Джейми и залпом осушил банку пива. — Я уже собираюсь подарить ей кольцо — то самое, что мне оставила бабушка. Ну а почему нет? Я знаю, мы с ней останемся вместе навсегда.

Расслабившийся за столиком у бассейна Майкл должен был прикусить язык. Но не сумел.

— Не останетесь, — с горечью бросил он. — В колледже Эрика найдет себе нового парня. По-моему, даже не станет тебе звонить, просто сбросит эсэмэску.

Джейми чуть из шезлонга не выпал.

— Ты о чем это вообще?

Майкла уже достали все эти подростковые страхи и наивный оптимизм. Иногда он просто резал правду-матку, а потом давал задний ход и делал вид, что пошутил. На самом деле была лишь одна причина, почему он сегодня вечером заявился на эту домашнюю вечеринку.

— Лори! — улыбнулся Майкл проходящей мимо красавице. Как все уверенные в себе барышни, одета она была лишь в купальник, выставляя напоказ свои великолепные формы — стройная талия, большая грудь и идеально очерченные бедра. Он не мог не глазеть на покачивающиеся туда-сюда мячики, зримо воображая-вспоминая, какими массивными и тяжелыми они вырастут за последующие годы. На талии у Лори неизменной печатью весь вечер лежала лапа Киерана Льюиса, который тем самым заявлял на нее свои права. Неудивительно, что Майкл так и не узнал, что на самом деле он ей нравится — типы вроде Киерана своих девчонок всегда контролируют.

Но сегодня ему в некотором роде повезло — в один прекрасный момент Лори все же оказалась одна, и Майкл не упустил случая оказаться рядом:

— Как дела? — спросил он.

Лори развернулась, желая узнать, кто это с ней заговорил.

— А, Майкл, — улыбнулась она с чуть удивленным видом. — Да нормально вроде все, — ответила нарочито невыразительно.

— Слышал, ты работаешь в салоне красоты у своей матери? — спросил Майкл, честно пытаясь удержать взгляд на лице собеседницы, хотя тот так и норовил опуститься на уровень сочного бюста. — Значит, ты уже зарабатываешь живые деньги, в отличие от всех тех, кто намылился в колледж.

— Ну да, — фыркнула Лори. — Это реально плюс. А ты как? Я слышала, ты тоже на колледж нацелился — школа бизнеса и все такое?

— Передумал, — отозвался Майкл. — Пока лучше покручусь здесь.

Лори вздернула брови.

— Что, правда?

— Угу, — кивнул Майкл, наслаждаясь легким оттенком искренней заинтересованности, каковой он ни за что не распознал бы в той, прошлой жизни. — Так что мы с тобой точно еще будем видеться.

*

Заработать сумму, с которой можно было бы начать хоть какие-то биржевые игры, оказалось не так тяжело, как долго. Поскольку на руках у Майкла имелся лишь обычный школьный аттестат, выбор возможных вакансий для него был невелик, да и оплата не фонтан. Тем не менее месяц за месяцем от откладывал грошики, зная, что все окупится. Да, жить с родителями было нелегко — труднее, чем он полагал, — и не зря в прошлой жизни он в восемнадцать лет покинул родной город и более не возвращался. И все же экономия средств на квартплате и коммуналке сейчас была меньшим злом, а родители даже несколько уважали Майкла, ведь сами видели, что он реально пашет как проклятый на трех работах.

— Как дела в салоне? — спросил он у Лори, когда та как-то зашла перекусить. В этой забегаловке Майкл трудился не только из-за денег, а еще из-за возможности иногда видеть красавицу Лори.

— Да так, — вздохнула она, поправляя шелковистые волосы. — Тяжело. Весь день на ногах. Ненавижу!

— Понимаю, — усмехнулся Майкл, принял у напарника заказанный бургер, уложил в пакет и передал Лори. — Тебе больше подошла бы работа в отделе продаж — недвижимость и все такое, — улыбнулся он, зная, что именно к этому Лори в итоге и пришла, — ты умная, симпатичная и легко находишь общий язык с кем угодно, как раз ключевые качества для такой профессии.

Лори улыбнулась, более того — просияла, даже не пытаясь скрыть свое удовольствие от услышанных комплипентов.

— Спасибо, — белозубо сверкнула, — ты так красиво говоришь… А ведь дядя мне уже предлагал пойти к нему в отдел продаж, но я не была уверена, что это мое. Но еще пара-тройка месяцев в салоне, и я могу и передумать.

Майкл изобразил удивление.

— О, поздравляю, — призывно улыбнулся он. — Но зачем ждать-то? Я бы на твоем месте ухватился за эту возможность обеими руками. Уж поверь моему опыту, ты не пожалеешь!

И смерил взглядом идеально-модельную фигурку Лори — плоский живот, крепкие руки, стройные ноги, — зная, что это все временно, что уже избранная ею дорога вскоре лишит ее всех этих спортивных достоинств… и Майкла не могла не воодушевлять мысль, что вот здесь и сейчас Лори сворачивает на тот путь, который превратит ее в то роскошное ставосьмидесятикилограммовое очаровательно-толстопузое существо с десятилетней встречи выпускников!

Улыбнулся и вложил в пакет второй бургер из неликвидов.

— Держи, это за мой счет. Отпразднуешь начало новой жизни.

И все так же улыбаясь, глядел вслед уходящей к столу красавицы, любуясь ее покачивающимися плотными ягодицами. Скорее бы Лори начала становиться той толстухой, которой ей предначертано было стать.

*

— Так ты по-прежнему пашешь по шестнадцать часов в сутки? — спросил Джейми несколько месяцев спустя, на вечеринке у бассейна, куда, как и в прошлом году, собрались почти все.

— В общем да, — вздохнул растекшийся по шезлонгу Майкл. Уставал он адски, но знал, что оно того стоит. — А ты как, возвращаешься в колледж на второй курс?

Вопрос был не риторическим: в той, прошлой жизни сам Майкл домой так и не вернулся, и о том, как шли дела у его некогда лучшего друга, знал лишь вкранце и по слухам. Так, он понятия не имел, насколько тяжело Джейми дался разрыв с той, кого он уже готов был назвать своей женой. Сейчас, менее погруженный в собственные дела — по крайней мере моральную поддержку другу он оказать мог. И был готов, если нужно.

— Собираюсь, — кивнул Джейми. — Новый семестр, новое начало, — ухмыльнулся и отсалютовал банкой пива.

И как раз в этот момент мимо пробежала Лори и с визгом плюхнулась в бассейн, как делала вместе со своей командой поддержки еще лет пять назад, классе в седьмом-восьмом… Вот только когда она снова вылезла из воды, Майкл обратил внимание, что фигурка ее несколько изменилась. Пять месяцев на ниве продаж сказали свое веское слово. Прошлогоднее бикини выглядело куда теснее, особенно в бедрах и на животе. Руки также утратили спортивнуб подтянутость, а бюст, и прежде великолепный, стал еще массивнее, едва сдерживаемый тесемками купальника. И когда Лори шагала вдоль бортика, стали заметны и пополневшие ягодицы, и чуть округлившееся лицо.

— Господи, а что с Лори-то стало? — воскликнул Джейми, перехватив взгляд друга.

— Угу, — согласился Майкл, делая вид, что впервые заметил все вышеописанное. — Похоже, она поправилась!

В его забегаловку красавица Лори, перейдя в отдел продаж, начала заглялывать куда чаще, чем раньше, а в последний визит Майкл даже ухитрился выцыганить у нее ее телефончик, мол, вдруг и я созрею чего-нить у вас прикупить. Лори ухмыльнулась и сделала вид, что поверила, но номерок дала. И вот сейчас Майкл незаметно вызвал в контактах этот самый номерок, сунув стоящий на беззвучке телефон обратно в карман; краем глаза увидел, что Лори отвечает на вызов, и проговорил:

— Но мне кажется, она симпатичная, — проговорил Майкл, зная, что Лори сейчас слушает, полагая, что он просто случайно набрал ее номер.

— Лори? — явно удивился Джейми. — Ты влюбился в Лори?

— А почему нет? — рассмеялся Майкл. — Она великолепная! Самая роскошная женщина, какую я только встречал. — Все так же, краем глаза, он убедился, что Лори сидит с мобилкой у уха, с интересом слушая, что еще такого скажут о ней. — Когда она появляется в моем ресторанчике, у меня, по правде говоря, коленки дрожат.

— Ты серьезно? — проговорил удивленный Джейми. — Она же… ну, в общем, чуток пополнела, тебе так не кажется?

Майкл поморщился: Джейми мог бы и не касаться ее веса.

— По мне, так ей даже идет, — тут же заявил он. — соблазнительных местечек просто побольше стало! — и сам рассмеялся собственному энтузиазму.

— Ну, тут уж кому что больше нравится, — усмехнулся Джейми. — Она красотка, факт, но вот шансов у тебя немного… вроде пару месяцев назад я слышал, что у них с Киераном все серьезно, уже до помолвки дошло.

— Знаю, — театрально вздохнул Майкл. — Киеран ее не заслуживает. Мне бы такое сокровище, уж я бы с ней обращался получше. Да хоть сейчас на него посмотри — сидит там, гогочет со своими дружками-качками. А ей даже толики внимания не уделяет, и так весь вечер! — проворчал он, проверив, что Лори по-прежнему все это слушает.

И улыбается, искренне и мечтательно, даже при том, что реплики Джейми не очень походили на комплименты.

Стратегия была рискованная, но, похоже, она оправдалась.

*

— Майкл, ты мне случайно позвонил, я так поняла, — через пару часов улыбнулась ему Лори, предъявив смартфон как доказательство.

— Что, правда? — изобразил удивление. — Ой, и точно, прости! — сделал покаянный вид, изучив журнал вызовов, — небось, в кармане лежал, а я забыл заблокировать, вот и нажалось...

— Да, я так и подумала, — с заговорщицким видом кивнула Лори.

— Ты чего это так смотришь? — спросил Майкл, делая вид, что его поймали на горячем.

— Да так, ничего, — явно довольная собой, она встряхнула пышными волосами. — Я сегодня переборщила с выпивкой, — вздохнула Лори, заранее готовя почву для того, что собиралась сделать. — А ты весь вечер на меня так смотришь...

И, сцапав его за руку, тут же и затащила в пустую комнатку, заперев за собой дверь.

— Я знаю, ты меня хочешь, — прошептала она, развязывая тесемки нижней части бикини, которая не преминула соскользнуть на пол. И впилась в его губы, горячо и страстно.

Майкл замер, не вполне осознавая, что происходит. Своим нехитрым маневром он просто хотел дать Лори знать, что она ему нравится — и вот сейчас они с ней наедине, в чуланчике, и она его целует и определенно жаждет продолжения!

— Я слышала, как ты говорил со своим другом, — улыбнулась Лори, наслаждаясь, что сцену эту разыграла и ведет именно она, искренне веря, что просто подслушала не предназначенное для сторонних ушей. Развязала тесемки верхней части купальника, высвободив стиснутые слишком тесной тканью груди, большие и манящие. И вот пышнотелая красавица стояла полностью обнаженная перед Майклом, желая, чтобы он увидел ее всю как есть — и потерял голову.

— Ты слышала?.. — изобразил Майкл смущенный вид. Он пытался смотреть ей в глаза, ну во всяком случае — не выше подбородка… честно пытался, но ее голые груди вышибали из головы всякое соображение. Такие большие и круглые, ставшие еще пышнее от набранных за последние месяцы килограммов.

— Ага! — радостно кивнула Лори, проводя ладонями по своему бюсту, недвусмысленно намекая собеседнику, что здесь должны быть его руки.

— Это на тебя так выпивка действует? — Майкл все еще не осмеливался сделать следующий шаг.

— Нет. Это на меня так действует мой вроде как жених, который весь вечер игнорирует меня, — объяснила Лори, покачав головой. А потом взяла Майкла за руки и положила их себе на груди, как раз туда, куда он не мог не пялиться. — А раз так, почему бы тебе не продемонстрировать, как тебе нравится самая роскошная женщина, какую ты только встречал. Та, у которой стало побольше соблазнительных местечек, и ей это идет, — в точности процитировала его слова.

— Ты серьезно? — только и успел спросить Майкл, но губами уже тянулся к ней, а ладони его сами собой принялись оглаживать ее груди; тенниска его как-то незаметно оказалась где-то в стороне, расстегнутые штаны скользнули вниз, и все это время он не отрывался от великолепной Лори, а потом та, тяжело дыша, надавила ему на голову, безмолвно приказывая «вниз», и он опустился на колени, скользнув губами по ее шее, промеж грудей, по пухлому животу — и замер в точности промеж ног Лори, которая вновь ласково толкнула его уже в затылок, направляя к пункту назначения. Ладонями он стиснул ее ягодицы, удивительно мягкие, и язык его заработал изо всех сил. Майкл сейчас не просто доставлял удовольствие стоящей перед ним Лори — он воображал ту женщину, какой она станет в будущем, погружая ладони в ее упитанные окорока, он зримо представлял себе, насколько их разнесет — образ с той встречи выпускников прочто отпечатался в его памяти, о, эти бедра чудовищного обхвата, это пузо, подобное горе сала, тому, кто попытался бы вот так вот приласкать ту, будущую Лори, пришлось бы преодолевать все это изобилие плоти...

— Ах, черт! — простонала Лори нынешняя, пораженная силой накрывшей ее волны, еще теснее вжимая в себя его голову, чтобы его язык мог проникнуть по максимуму глубже.

А через две минуты пышнотелая красавица решила, что языка ей все равно мало, и приняла в себя Майкла уже полностью.

*

— Привет! — улыбнулась Лори, появившись в кафешке однажды вечером, как раз во время его смены. Она уезжала из города на пару месяцев, но с началом зимы вернулась — располнев еще больше. Бюст и живот выпирали еще сильнее, лицо округлилось еще заметнее, а одежду просто распирало, намекая, что гардероб пора бы обновить, иначе вот эти вот раскормленные бедра и задний фасад сильно рискуют. — Давно не виделись! — ухмыльнулась она с прежней несокрушимой уверенностью в себе.

После того эпизода на вечеринке Лори не стала делать следующий шаг — получив все удовольствие, какое могла получить там и тогда, она вновь стала прежней, сказала Майклу большое спасибо за чудесно проведенное вместе время, но напомнила, что в конце концов они с Киераном помолвлены и она все-таки хочет выйти замуж именно за него, и вообще так неправильно, это обман, даже если будущий жених об этом никогда не узнает, а потому так нельзя и больше мы так делать не будем, пусть даже секс был совершенно отпадный.

Майкл мог бы уболтать ее изменить это решение. Мог даже открыть ей всю правду насчет того, что вернулся в прошлое, включая и причины этого возвращения. Но ни в первом, ни во втором случае ему скорее всего не выиграть. Лори нужно самой разобраться в себе, самой проявить свои истинные желания, а на это требовалось время. В себе он был уверен на все сто. Школьная влюбленность, легкий флирт в последующие года и вот теперь эта потрясающая вспышка страсти на вечеринке — он знал, что любит ее.

Но Лори сейчас всего двадцать лет, она сама себя еще толком не знает. Не мог он сейчас вмешиваться в ее жизнь. Кроме того, вот прямо сейчас что он мог ей предложить? Каторжный труд на сто часов в неделю, чтобы успеть купить нужные акции, пока они не подорожали? Какая женщина на это пойдет?

— Привет, Лори, — он намеренно припустил в голос соблазнительной хрипотцы, — чудесно выглядишь!

Она подмигнула, явно довольная тем, что сходу приковала к себе внимание Майкла. И пока перечисляла свой заказ, искоса поглядывала на него, что он, конечно же, не упустил.

Собрав в пакет заказанное, Майкл шепотом добавил, оглядевшись, чтобы никто не видел:

— Дополнительный бургер и картошка. Для моей любимой клиентки! — и улыбнулся.

— Спасибо! — просияла Лори, развернулась и потопала к выходу, а Майкл любовался ее филейной частью, распирающей тугую брючную ткань. От былой спортивной фигуры мало что осталось, сейчас Лори обхватами походила на типичную американку, которая живет за рулем и ест там же. Ох, какое же откормленное чудо! А в будущем она станет еще больше, еще тяжелее… Майкл предвкушал тот час, когда это сокровище позвонит ему.

Однако в том-то и была проблема. Лори так и не позвонила, а потом вообще перестала появляться в кафешке. И Майкл начал понимать, что, быть может, самая роскошная женщина в мире просто его не хочет. Вот так.

*

— Ты в последнее время виделся с Лори? — спросил Джейми летом, когда они встретились за кружечкой пива. На сей раз друг вернулся из колледжа полный энтузиазма, ибо познакомился там с новой барышней и считал, что жизнь прекрасна. До выпуска оставался год, но пара уже составляла планы на будущее. Собственно, об этом он весь вечер и болтал. Оно и к лучшему: сам Майкл, весь в работе и без проблесков личной жизни, сейчас был не лучшим собеседником. — Вроде тем летом ты на нее слегка запал, а? Так вот, слышал, она на той неделе таки вышла замуж. Я видел в сети фотки.

— А… — разочарованно вздохнул Майкл. Он с головой ушел в работу и за сетью не следил. Как-то попросился в блоге у Лори добавиться в друзья, но принят не был. Вероятно, она до сих пор чувствовала себя виноватой и не желала усугублять.

А не видел он ее… да вот уже более полугода. И все же новость эта словно кинжалом пронзила его сердце. Тогда, после той встречи в чуланчике тем летом, он надеялся на лучшее, и еще несколько месяцев она заглядывала к нему в кафешку, перекусить и пофлиртовать, безмерно наслаждаясь собой.

Но похоже, она свой выбор сделала. Майкл проиграл.

— А ее муж — Киеран, помнишь такого по школе? — продолжал Джейми, не замечая, что его слова еще глубже топят собеседника в омуте отчаяния. — Мне он всегда казался самовлюбленной тупой скотиной.

Против воли Майкл фыркнул.

— Я бы и сам лучше не сказал! — но в голосе его скрипела зависть.

— Впрочем, Лори выглядела чудесно! — добавил Джейми. — Скинула весь лишний вес, в подвенечном платье вся просто светилась! Хоть на обложку каталога моделей!

— Скинула вес? — переспросил Майкл, с трудом пряча разочарование. — Она теперь снова стройная?

Джейми кивнул, что-то листая в телефоне — вероятно, разыскивая в ленте выложенную одним из общих друзей фотку.

— Вот, сам смотри, — и повернул аппарат экраном к Майклу.

А тот почувствовал, как весь его мир рушится. Лори и правда резко похудела, вернувшись в свои прежние, до-продажные пропорции, белое платье обтягивало стройную талию и обнажало крепкие загорелые руки. Но расстроился Майкл не поэтому — стройная или полная, Лори всегда была красавицей.

— Выглядит она счастливой, — заметил он, глядя на широченную улыбку на ангельском лице. — Правда счастливой.

— Ну, все же это ее свадьба, — отозвался Джейми, забирая телефон. — С чего бы ей не быть счастливой.

— Просто… я не думал, что Киеран сможет сделать ее счастливой. — Майкл вздохнул. — Видимо, я был неправ.

*

Правду сказать, работа в ресторанчике Майклу больше была не нужна. Как и любая другая из прежних, на которых он пахал. Игра на бирже уже принесла ему небольшое состояньице — аккуратно продать правильные акции в нужный момент и вложиться в новые, знание будущего прекрасно сработало. Он переехал из родительского дома в собственные апартаменты, но в остальном жил скромно, вкладывая весь капитал в дело. По максимуму ужаться сейчас, чтобы побольше получить в будущем. Затянуть пояс еще на несколько лет, и итоговой суммы хватит до конца жизни и ему, и потенциальным внукам.

Лори по возвращении из медового месяца снова начала появляться в его ресторанчике — не столько перекусить, хотя и это тоже, сколько поболтать. Она охотно расписывала подробности жесточайшей диеты, на которую села и благополучно вернулась почти к своим школьным пропорциям, может, лишь килограмма на четыре больше. Майклу это жуткое издевательство не понравилось категорически. Но — да, именно благодаря ему Лори ухитрилась за столь краткий срок сбросить столько жира. Муженек ее был счастлив, сообщила она, также заметив, что Киерану не нравились ее пышные телеса.

Майкл на это лишь кивнул. Сказать-то он мог многое, а толку?

— Свадьба у тебя была красивая, — улыбнулся он, вручая ей заказанную чашечку черного кофе.

А дома, размышляя над подробностями адовой диеты — как вообще живой человек может существовать на столь крохотном количестве калорий? и ради чего все это, только чтобы свадебные фото получились «как в высшем свете»? — внезапно вспомнил: у всех этих жутко эффективных похудательных диет есть один интересный минус. Долго в таком режиме не протянуть, а как сойдешь со схемы питания — все вернется на круги своя.

*

И действительно, к началу зимы пышнотелая Лори медленно начала проявляться снова. Теперь над ней не довлела необходимость «влезть в свадебное платье», и за полгода она расслабилась и диету то ли отставила в сторону, то ли вовсе махнула на нее рукой. Сперва редкий бургер стал более частым, потом к нему добавилась жареная картошка, далее заказ дополнился большой шипучкой, что совершенно естественно потребовало десерта и еще пары вкусных мелочей… а та одежда, которую Лори носила в былые «упитанные» дни, вновь стала повседневной. Стройная фигура, блиставшая в свадебном альбоме, вновь раздалась вширь… и уже к лету, в канун первой годовщины свадьбы, все ее жиры вновь активно колыхались.

Майкл понял, что слишком рано решил «все кончено». Просто раньше Лори не была еще готова толстеть по-настоящему. Но вот она уже совершеннолетняя по всем стандартам — двадцать один год, — категорически замужем, и как положено замужней американке, имеет более двадцати кило лишнего веса, причем продолжает поправляться самым активным образом. Так что можно просто усесться поудобнее и наслаждаться происходящим!

*

Время от времени Лори продолжала появляться в городе, неизменно заглядывая в ресторанчик перекусить. Беседы их были неизменно сдобрены толикой флирта, однако пока растущая вширь барышня сопротивлялась явному желанию еще разок… пообщаться с Майклом более тесным образом. А его самого уже не беспокоило, что Лори замужем: по прошлой жизни он-то знал, что эта пара в итоге разведется. Более того, уж себе-то Майкл мог признаться, что нотки адюльтера только придадут пикантности итоговому блюду. Наслаждалась этими нотками и сама Лори, он видел это в ее глазах, искрящихся удовольствием от внимания, какового ей явно не хватало дома. А ее сверхкомпенсация собственных чувств, когда во время общения она только и говорила, что о своем муже — что ж, если ей кажется, что это делает ее хорошей женой, пусть.

Майклу нравилось наблюдать за ней. Аппетит у Лори неизменно рос. Оставаясь у стойки, он любовался обжорой издалека. Как она облизывала губы, как жадно обозревала всю еду на столе, как уплетала за обе щеки, быстро жевала и глотала, чтобы поскорее отправить в рот новый кусок… Майклу было очевидно, что именно так отприродная страсть к вкусной еде побеждает все наносные условности.

Не то чтобы он все это время жил монахом, вожделея одну лишь Лори. Уж конечно, на сей раз он использовал свою молодость, помноженную на былой опыт, куда лучше прежнего. Но глубоко в сердце своем он знал, всегда знал, что именно Лори, медленно растущая вширь Лори, которой все теснее становится в ресторанном альковчике — именно та, которую он ждет.

— Бесплатный бонус — молочный коктейль, — улыбнулся Майкл, присаживаясь за ее столик. Плевать, что не положено. Он тут уже почти замдиректора.

— Спасибо, — ухмыльнулась Лори, тут же всосав через трубочку треть стакана. — Мне у тебя тут очень нравится!

— Это потому что я тебе подкидываю бесплатной кормежки? Или… по иным причинам? — спросил Майкл, уверенно улыбаясь и недвусмысленно обозначая свой интерес в отношении Лори. В этой второй жизни он лучше следил за собой, чаще навещая тренажерку и не поглощая бочонками пиво, как тогда, в колледже. Это сидящая напротив Лори оплывала и раздавалась вширь, Майкл же никогда не был в лучшей форме. — Как там твой муженек? — намерено шутливым тоном проговорил он.

— Ну, сам понимаешь… — отозвалась собеседница, — он бы закатил мне истерику, если бы знал, что я сюда хожу. — Вздохнула, опустив взгляд на собственный обильный бюст и выпуклый живот. После двух лет скучного брака последний изрядно вырос, выпирая на ее коленки и увеличиваясь в обхвате с каждым днем. Как и ягодицы, которые заполняли все большую часть скамейки, на которой она здесь сидела… — Когда-то я легко сгоняла все эти калории. Сейчас — не выходит.

— А по мне, так тебе идет, — ответил Майкл совершенно искренне. — Ну а если вдруг тебе потребуется более явное доказательство… — прошептал он, решив играть с открытым забралом, и положил на стол визитную карточку, где был записан адрес его квартиры, — загляни ко мне как-нибудь вечерком.

Карточку Лори взяла, скользнув обеспокоенным взглядом по сторонам, словно покупая наркотики у уличного пушера.

— Так, для полноты картины — принести тебе еще мороженого? — искушающе проговорил Майкл. — Хотя, о чем это я вообще? Конечно же такая красавица, как ты, не может отсюда уйти без мороженого!

И подмигнув, отправился к стойке, чтобы принести обозначенное.

Теперь он видел словно воочию, как нынешняя упитанная фигурка Лори обрастает пока еще виртуальными слоями сала, чтобы в будущем достичь тех, памятных ему пропорций уже по-настоящему. Это завораживало. Фантазии, которые непременно сбудутся.

*

Вскорости, буквально через двадцать минут после того, как Майкл пришел домой, в дверь постучали. Глянул в глазок — и сердце яростно забилось еще до того, как до головы дошло, кто там. Лори. Здесь, за дверью. Никогда еще руки его не двигались так медленно, отпирая замок. Она здесь! Она на самом деле пришла к нему!

И вот замок наконец щелкнул, и упитанная барышня поразительно быстро скользнула внутрь. Словно там, снаружи, за ней охотилась толпа чудищ.

— Прости! — сказала она, захлопнув за собой дверь и опираясь на нее спиной. — Я просто не хотела, чтобы меня видели входящей сюда! Какая-то женщина смотрела из окна — а вдруг она меня узнала еще по салону красоты?

Майкл с трудом удержался, чтобы не закатить глаза. Ох уж эта ее паранойя. Она здесь, она пришла — но пока еще ее сдерживало что-то. Остатки брачных обетов? Он знал, что это временно, однажды Лори избавится от необходимости хранить верность супругу вполне официально. Но пока… он попросту хотел насладиться моментом. Женщина его мечты сама переступила порог его дома!

— Итак, ты соскучилась по мне, потому и пришла? — игриво уточнил он, касаясь ее волос и склоняясь все ближе к ее губам.

— Возможно, и так… — предположила Лори, упиваясь его вниманием. Взгляд ее затягивал, руки дрожали в предвкушении прикосновения к его телу.

Майкл сделал первый шаг, проведя пальцем по ее щеке и коснувшись губами ее губ в легчайшем, нежнейшем поцелуе. Мгновение, и вся сдержанность Лори сгинула, она ответила на поцелуй, яростно и страстно. Если он и хотел, чтобы все прошло медленно и плавно, ничего не вышло: Лори буквально набросилась на него, словно у нее несколько месяцев никого не было, срывая с него одежду и параллельно выпутываясь из своей. Никогда еще Майкл никого не раздевал с такой скоростью. Пышные, тучные телеса Лори потихоньку высвобождались из плена, трепеща и раскачиваясь от интенсивных движений, и вот наконец на ней совсем ничего не осталось.

Майкл не мог сдержать возбуждения, увидев полностью обнаженную Лори. О да, она стала ТОЛСТОЙ. Мягкий, круглый и обильный живот выпирал вперед и в стороны, переходя в мощные широкие бедра, которые в свою очередь, округлялись пышным и тяжелым филеем — самым сочным и роскошным, какой ему только приходилось видеть без одежды. Большие груди сохраняли свою невероятно великолепную форму — интересно даже, какой размер лифчика она носит? Он не мог не скользнуть ладонями по этому нежному великолепию, продолжая любоваться ее роскошным телом.

Бедра переходили в пухлые и мясистые ноги, которые уверенно влачили корпулентную барышню, целенаправленно продвигающуюся в сторону спальни, от этих движений сало на ягодицах и животе призывно колыхалось. Майкл, предвкушая нынешний эпизод, полагал, что Лори, возможно, будет неловко оказаться перед ним обнаженной. Ничуть не бывало: она лучилась уверенностью в себе, в своем теле, ибо знала, как Майкла к ней влечет. Она хотела, чтобы он пялился на нее, преклонялся перед ней, доставлял ей наслаждение. И Майкл только рад был ей все это дать.

Он позволил Лори полностью управлять ситуацией, делать все так, как хотелось ей. Одного раза обоим оказалось мало. Мало и двух, лежа в обнимку, оба чувствовали, как возбуждаются снова.

— Чудесный был вечер, — проворковала Лори с сытой и довольной ухмылкой.

— Согласен, — кивнул Майкл. Он бы с радостью поцеловал ее снова, а с еще большей радостью — просто оставил бы у себя на всю ночь… и на каждую следующую ночь начиная с сегодняшней. — Может быть, как-нибудь повторим? Желательно… поскорее...

Лори медленно кивнула, делая вид, что размышляет над разумным деловым предложением.

— Для этого мне придется вернуться к тебе… — заметила она, и на сей раз Майкл таки впился в ее губы страстным поцелуем. Не сдержался.

Но после третьего раза Лори все-таки оделась, отворила дверь и исчезла в ночи, возвращаясь к мужу.

*

Одна удачная сделка сменялась другой. Рыночная картина во всех отношениях повторяла ту, что была прежде. Собственно, в глобальном плане ничего и не поменялось. Приятели Майкла встречались с теми же пассиями, что и тогда, образуя те же самые брачные пары и работая в тех же самых сферах на тех же должностях. Ну разве что Майкл пару раз изобразил ангела-хранителя, вспомнив точные даты нескольких террор-актов и массовых расстрелов. Анонимный звонок куда следует с левого телефона, и жизни спасены!

А еще он начал готовить деньги, которые обещал отдать Вереск. Сумма для него нынешнего уже вовсе не казалась столь громадной — у него и так больше денег, чем нужно ему самому, а в пересчете на золото получится чуть меньше сорока килограммов. Купить золото, конечно, чуть сложнее, чем просто обналичить нужную сумму; по случаю Майкл получил выход на ребят, которые клепают копии старых добрых десятидолларовых «орлов» с головой индейца, что хоть и не совсем законно, но ведь и фальшивыми эти деньги не являются, те же двадцать два карата золота, что и во времена Вудро Вильсона и Тедди Рузвельта. Выход-то получил, но, подумав, решил действовать иначе, раз Вереск запросила «старые добрые монеты», значит, она получит именно старые, в смысле настоящие. Поэтому с предназначенного для Вереск счета потихоньку приобретались малые партии южноафриканских крюгеррандов, которые Майкл аккуратно складировал в банковской ячейке. Малые — чтобы никто не задавал ненужных вопросов; до дня Д оставалось чуть меньше четырех лет, собрать запланированные тринадцать сотен монет (тысяча двести девяносто шесть, если точнее) он вполне успеет.

*

— Твоя новая квартирка — высший сорт, — заявила Лори, расслабленно растекшаяся на простынях после очередного раунда.

Ну да, в сравнению с теми скромными апартаментами, что Майкл арендовал раньше — небо и земля. Сейчас он мог вывести Лори подышать воздухом на личном балконе с видом на океан. Можно и нагишом, лишних глаз тут нет. А мог снять трубку и заказать лучшего шампанского в любой момент, когда захочется. Для нее — все, что угодно. Он готов был заботиться о ней, лелеять ее, чтобы ей не захотелось больше уходить.

— Пари держу, все девицы, с какими ты прежде встречался, теперь локти себе кусают, что упустили столь выгодную партию.

Майкл, подумав, хмыкнул. Лори права. Теперь, когда он был достаточно уверен в своем будущем, чтобы вложить толику добытого состояния не в дело, а в зримый всему свету «имидж» — да, пожалуй. Сразу вспомнилась «моделька», с которой они зажигали пару недель назад. Но… в той красотке не было чего-то самого важного. Того, что ему было по-настоящему нужно.

Он перекатился на спину и обвил рукой Лори за плечи, чтобы она могла потеснее прижаться к нему. Вот именно так. Каждый раз, когда она приходила к нему — только тогда он чувствовал себя цельным. Именно в такие моменты Майкл был по-настоящему счастлив, что живет во второй раз.

Снова и снова возвращаясь к нему, Лори становилась все толще и толще. Живот с каждым разом вздувался все больше, бедра раздавались вширь, окорока с каждым месяцем становились все массивнее. Но вот за последние пару месяцев Лори снова села на диету, скинув примерно килограммов двадцать. Красавица, разумеется, осталась более чем упитанной барышней в сто десять с хвостиком кило, как говорится, есть за что взяться. А диета — а что диета, пожал плечами Майкл, как скинула, так и наберет, да еще с походом. Не в первый раз.

— Не спорю, пару цыпочек я на эти апартаменты легко подцепил, — согласился он, а сердце его пело от того, что Лори лежала у него на груди. — Но никто из них и мизинца твоего не стоит! Такого секса, как с тобой, у меня ни с кем не было.

Лори польщенно улыбнулась честному комплименту.

— Серьезно? А мой муж твердит, что мне надо скинуть еще немало веса, чтобы я хоть что-то могла представлять собой в спальне.

— Ты что, шутишь? — изобразил Майкл глубочайшее непонимание. — Мы оба только что доказали, что это не так! — Он фыркнул. — Да у этого болвана просто никакого соображения нет! — Подхватив обеими ладонями ее массивную грудь, он любовно взвесил мягкое сокровище.

— Ты что, думаешь, что это хорошо, что я такая толстая?

— Ну конечно! — заявил Майкл. — Большая и пышнотелая барышня, которая целиком и полностью моя — да любой нормальный мужик захотел бы оказаться на моем месте! Я тебе вот что скажу: ни одна женщина за всю мою жизнь — святой истинный крест, — ни одна не доставляла мне такого счастья, как ты. Предложи мне всех красавиц со всего мира, я все равно выберу тебя. Для меня ты само воплощение соблазна!

И любовно чмокнул ее в лоб. Лори обожала вот такие разговоры. Она хотела чувствовать себя привлекательной и желанной — собственно, именно этого она больше всего и хотела от него. С мужем она чувствовала себя жирной уродиной, Майкл же твердо намеревался, чтобы с ним она себя ощущала как минимум богиней.

— Помнишь, мы в прошлый раз встречались, в ноябре? Ты была такой чертовски горячей и соблазнительной! У меня чуть крышу не сорвало, когда ты заявилась сюда в том облегающем красном платье и сразу начала работать язычком… — и фыркнул, вспоминая ту ночку.

— Правда? — недоверчиво переспросила Лори, но и ее начало накрывать возбуждение. — Я же тогда была куда толще...

Майкл сдержался. «Куда толще», как тогда, на встрече выпускников, Лори еще будет.

— Чистейшая правда. Ты все равно красавица, но не могу не признаться: чем тебя больше, тем лучше! — И рассмеялся. — Заниматься с тобой любовью — это просто ни с чем не сравнить, такое наслаждение!

Волна возбуждения заставила Лори, потянувшись, сесть и предвкушающе ухмыльнуться.

— Я тоже обожаю, когда мы с тобой… — и прикрыла глаза, готовая к следующему раунду страсти.

Майкл мысленно собрался, готовый к тому, что сейчас корпулентная барышня оседлает его; однако Лори просто села спиной на подушки, глядя прямо на него, любяще-мечтательно — такого взгляда он ранее удостоен не был.

— Может быть, когда-нибудь мы с тобой… сможем обойтись без всей этой игры в прятки? — смущенно проговорила она.

Майкл довольно улыбнулся. Даже в тех старых нищенских апартаментах, где он обитал прежде, он чувствовал, как Лори потихоньку тянется к нему не только телом. А теперь она наконец внутренне приняла, что нынешний ее брак был сплошной ошибкой, но такая ошибка, к счастью, в нынешнем столетии уже не является неисправимой. Он скользнул рукой по ее широкому бедру и не мог не потискать это мягкое сокровище.

— Лично я — за, — ухмыльнулся он, — категорически за!

— Вот и хорошо, — сверкнула улыбкой Лори, неуклюже наклонилась — мешали громадные груди и пузо, — и коснулась губами его губ.

— Давай закажем несколько пицц и поговорим об этом подробнее? — предложил Майкл, точно зная, что с диетами у нее покончено раз и навсегда.

*

И вот наконец к двадцати пяти годам Лори набралась смелости уйти от мужа, честно признавшись, что уже несколько лет ходит на сторону. К Майклу. Он почти ожидал увидеть у дверей разгневанного рогоносца, но был приятно удивлен: Киеран принял все это без звука, отнесясь к расставанию с таким же равнодушием, как, собственно, и к самому браку.

Лори, разумеется, переживала, однако и она явно ожидала худшего. А так — никто из прежних друзей не стал относится к ней хуже, и родители не закатили скандала. А кое-кто так и вовсе поздравил с обретенной свободой, ибо понятно было, что любовь из их отношений с Киераном давным-давно ушла.

И конечно же, как только Лори начала новую жизнь с Майклом, она снова начала набирать вес, причем очень и очень активно. Она словно махнула рукой на все попытки контролировать собственный аппетит, теперь ей никто не препятствовал принимать себя такую, как есть. И буквально с каждым днем пузо ее выпирало все больше — по крайней мере именно такой ее, возвращающеся с работы, встречал Майкл, который не мог не подумать, сколько же всякой дорожной снеди Лори ухитрилась сплопать сегодня, не выбираясь из машины.

А она лишь ухмылялась:

— Ну что, готов?

И немедля, оседлав его в спальне, тут же наваливалась всем своим немалым весом. Майкл таял, считая это самым лучшим ощущением в мире, а Лори просто светилась от гордости, зная, что для ее теперь уже официально «нынешнего» это самый лучший подарок.

*

В свой двадцать шестой день рождения, проснувшись под боком у Лори, Майкл счастливо улыбнулся. Ночью та сбросила покрывало и сейчас лежала во всей своей раскормленно-обнаженной красе, мирно посапывая спиной к нему.

— Доброе утро, милая! — прошептал он, целуя ее в пухлую шею, и плечи, и еще куда-нибудь, благо было куда — сам размер ее обильных форм всякий раз вызывал у него прилив воодушевления.

— Доброе, — улыбнулась Лори, сонно и медленно разворачиваясь к нему, отчего все ее жиры заколыхались. — С днем рождения! — выдохнула она, подставляя губы для ожидаемого поцелуя.

— Спасибо! — улыбнулся Майкл, ласково поглаживая массивное пузо Лори как раз так, как ей нравилось. — У меня для тебя сегодня целая куча подарков, приготовься!

— Подарков для меня? — хихикнула Лори, даже проснувшись от удивления. — Это же твой день рождения!

— Ага, и я точно знаю, как я его отпраздную, — отозвался он, даже не пытаясь сдержать ухмылку. — Поведу тебя кое-куда обедать, а потом мы пройдемся по магазинам и купим тебе еще кое-что...

Лори фыркнула.

— Уже согласна! И где обедаем?

Вопросы желудка, разумеется, прежде всего. Майкла это умиляло.

— Не волнуйся, голодной не останешься, — одобрительно похлопал он ее по колыхнувшемуся пузу.

Лори улыбнулась — ей просто нравилось, как Майкл открыто восхищается ее телом.

— Когда мы должны там быть? — спросила она. — Может, у меня хватит времени немного позаботится о нашем имениннике? — И переползла чуть пониже, устроившись у него на коленях.

— Э… — Майкл сделал вид, что прикидывает расписание. — Ну, наверное, полчасика еще в запасе осталось...

И откинулся на подушки, руки за голову, пока жадный ротик Лори уже трудился над восставшей плотью.

*

— Снова завтрак в постели! — радостно улыбнулась Лори, которая явно проснулась от близких и дразнящих ароматов. Села, соорудила подпорку из подушек — не слишком тщательно, впрочем, ибо по опыту знала, чем такие завтраки обычно заканчиваются. — И та-ак много! — восхищенно округлила глаза, упиваясь явными знаками внимания любимого.

Майкл передал Лори тарелку, а та неспешно раздвинула обильные тучные бедра, давая ему доступ куда нужно. Готовый доставить ей удодольствие, Майкл скользнул пальцами к расщелине, нежно лаская Лори именно так, как ей нравилось. Еда для сташестидесятикилограммовой красавицы сама по себе была источником наслаждения, однако Майкл придумал способ, как подарить ей еще больше радости в это время, а для него самого просто не было ничего лучше, кроме как наблюдать, как глаза чревоугодницы закатываются от счастья, пока она поглощает приготовленный для нее провиант. Пальцы его скользнули чуть глубже и заработали в нужном ритме, отчего пузо ее начало восхитительно колыхаться; при всем при этом Лори ни на миг не прерывала процесса питания. Отприродная чревоугодница, собственно, поэтому она и в той жизни так растолстела — и в этой уверенно шла тем же путем.

— Ахх… как же хорошо… — выдохнула Лори, продолжая жевать.

— Я знаю, как заботиться о моей девочке, — подмигнул Майкл и ухмыльнулся, видя, как реагирует Лори на такие мелкие, но важные моменты. Чуть наклонился и чмокнул ее в обильное пузо. — Ты ж мое чудо, — прошептал он, любуясь, как раскормленную красавицу начинает накрывать.

Лори улыбнулась в ответ, она слышала это много раз каждый день с тех пор, как стала встречаться с Майклом, но ни слова эти, ни его явная забота никогда ей не надоедали. Она поднесла ко рту следующий пирожок, давая Майклу возможностью полюбоваться ее пухлыми как подушки руками, свисающее сало раскачивалось еще активнее от того, что творилось у нее там, промеж ног. А он любовался, как она отправляет в рот очередной кусок и облизывает пальцы, довольно улыбаясь.

— Вкусно, красавица моя? — спросил Майкл.

Лори только кивнула — членораздельно говорить она уже не могла, только тихо и коротко постанывая, — но даже в таком состоянии сумела потянуться за следующим пирожком.

Он чувствовал, вершина уже вот-вот, и любовался всеми ее обильными формами. Он готов был заниматься этим часами. Массивное пузо, под которым сейчас скрывалось все его запястье. Широченный круп — четырехместный сексодром, на котором они спали, совершенно не казался слишком большим даже для одной Лори. Когда-то, в день свадьбы с Киераном, она была такой стройной — и вот как преобразилась за эти годы, не знал бы сам, в жизни бы не поверил. Ангельское лицо ее раздалось вширь, вздулось пухлыми щеками и обзавелось солидным двойным подбородком, причем у Лори имелась привычка — доходя до самой вершины, не запрокидывать голову назад, а наоборот, прижимать к груди, подчеркивая еще больше, сколько сала у нее сосредоточено в этих местах. Шеи в таком положении видно не было от слова совсем.

— Даже жаль… что мне нужно ехать на работу, — выдохнула тучная красавица в преддверии всплеска. — Когда ты вот так вот… ласкаешь меня… — простонала она, — … я хочу просто… оставаться с тобой… весь день!..

— Ты проспала очередной виток на бирже, — продолжил работать пальцами Майкл, — кое-какие мои пакеты акций достигли пика… и я их продал.

— Ах вот как, — Лори пыталась слушать его даже в столь чудесном кумаре наслаждения, — и сколько же заработал?

— Скажем так… сегодня можешь о работе не беспокоиться. И вообще когда-либо в ближайшие двести лет… — и свободной рукой погладил ее массивное пузо, с заботой и любовью. — А я смогу посвящать тебе гораздо больше времени, вот так вот, каждый день… как тебе такое?

Вместо ответа она застонала, закусив нижнюю губу, и вся заколыхалась, а внутри стало еще горячее. Перспектива, очевидно, Лори чрезвычайно понравилась!

Через несколько минут, переведя дух, она устало открыла глаза.

— Что, было так же хорошо, как это звучало? — улыбнулся Майкл, всегда довольный тем, какие мощные волны его стараниями накрывают Лори.

Сияющая, та лишь кивнула.

— Потрясающе! — и провела пальцами по взмокшей от пота прическе в стиле «приходи ко мне в пещеру, будем мамонтов пугать».

— Рад это слышать… потому что ты мне нужна в хорошем настроении для того, что у меня запланировано дальше.

И добыл из кармана маленькую коробочку. Запланировал он все это за несколько месяцев, зная, что близится день Д, когда нужные ресурсы выйдут на пик и нужные акции можно будет продать, получив на счет свои законные десятки миллионов.

Лори ахнула и, не дожидаясь того самого вопроса, выкрикнула:

— Да!

*

Он видел ее лишь однажды и достаточно давно, однако узнал мгновенно. Темные волосы, хмурый взгляд. Именно она, Вереск, предложила ему ту неожиданную, невозможную сделку с судьбой десять лет назад.

Вереск также сразу его заметила и без всякой прелюдии заявила, подойдя к нему:

— Где мои деньги?

Для нее, судя по всему, никаких десяти лет не прошло, она как бы скользнула из одного потока времени в другой. Ей так удобнее.

— Все здесь, — кивнул Майкл, открывая багажник своей машины, просторной и весьма недешевой. В багажнике обнаружился подготовленный к этому дню чемоданчик. Небольшой — тринадцать сотен золотых монет, аккуратно сложенные обернутые пергаментом столбиками, занимают не так уж немного места, — но очень прочный и основательный, потому как весят тринадцать сотен полноценных унцевых крюгеррандов почти тридцать семь кило.

Вереск быстро схватила чемоданчик и извлекла его без особых усилий, даже не проверяя содержимого.

— Было приятно иметь с тобой дело, — бросила она, разворачиваясь и удаляясь прочь.

Он не очень понимал, куда она вообще идет. Машины у нее на парковке точно не было. Вереск просто… уходила.

Десять лет он думал, какие вопросы хочет ей задать, ведь и правда любопытно — очень много чего любопытно! Однако и голос, и вся манера общения у Вереск не предполагали разговора, и Майкл предпочел промолчать. Его единственный шанс прикоснуться к космическим тайнам удалялся прочь с чемоданом золотых монет в руке, он лишь вздохнул, разочарованный, что так никогда этого и не узнает.

Словно осознав, как невежливо уходить не попрощавшись, Вереск остановилась и полуобернулась. Смерила Майкла взглядом.

— Ты стал счастливее? — слова эти прозвучали с искренним интересом.

— Вернувшись на десять лет назад? — уточнил удивленный вопросом Майкл. — Нет, дело совершенно не в деньгах… — начал он, чувствуя себя крайне глупо в своем новеньком модном и очень дорогом костюме, словно в карнавальном прикиде. — Быть богатым, конечно, хорошо, но...

Он замолчал, увидев возникшую в дверях Лори, которая махнула ему рукой, мол, давай сюда, и что-то упомянула насчет жены Джексона. Колоссальное пузо ее было куда больше и тяжелее, чем в тот, первый раз на этом сборище — чего она, конечно, не знала. Майкл подумывал было рассказать ей об этом временном сдвиге, но… история настолько странная и даже безумная, что вряд ли Лори поверит. Так что придется хранить эту тайну до скончания дней.

Но как же он был горд появиться сегодня здесь рядом с ней, снова увидев всех бывших одноклассников. Кстати сказать, в этой жизни он со многими поддерживал связь куда плотнее, чем прежде, чуть ли не половина даже приехали к ним на свадьбу прошлым летом. Однако и они были поражены размерами нынешней Лори. Широченные окорока, переходившие в массивные ноги — надежная опора для такого веса, и немалые габариты, которые не так-то просто вписать в наличествующее пространство при движении и, особенно, при поворотах. Невероятной величины бюст и неохватное пузо, свисающее до колен. Более двухсот кило живого веса — и бывшая звездочка из школьной команды поддержки, превратившаяся в сияющую красавицу воистину колоссальных объемов, продолжала эти объемы активно увеличивать, чему лишь способствовала жизнь в неге, роскоши и любви.

С точки зрения Майкла, он был самым везучим сукиным сыном в этом мире.

— Обо мне не беспокойся, — проговорил он, обращаясь к загадочной особе по имени Вереск. — Я очень, очень счастлив!

И оставив ее за спиной, вернулся к празднеству.

Поддержи harnwald

Пока никто не отправлял донаты
+1
3308
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Для работы с сайтом необходимо зарегистрироваться!