Дальнейшая история Алисии и Джоанны

Джоанна, напевая под нос незамысловатую мелодию, пришивала оборки к новому платью. Игла и ткань порхали в умелых руках швеи, образуя прекрасные узоры, которые наверняка просто вынудят посетителей отдать ей свои деньги. Улыбаясь этой приятной мысли (как бы добра и щедра она не была, а шелест бумажек, кочующих из кошельков покупателей в кассу бутика, образуя прибыль, был очень приятен ей), Джоанна продолжала шить, когда входная дверь ударилась о тройной колокольчик, заставив его мелодично звякнуть. Швея кинулась к вошедшей, заговорив:

— Добро пожаловать в бутик «Карусель», здесь вы… Алисия!

В дверях стояла очень полная девушка с черными, как смоль, волосами. На ее широкие плечи был накинут синий домашний халат, расшитый звездами.

— Привет, Джоанна, — сказала она смущенно.

Что случилось, гадать было не нужно. Такие визиты Алисии были для владелицы бутика обыденностью. Раз в две недели она стабильно показывалась на пороге Джоанна, с просторным халатом на плечах и стыдливым румянцем на пухленьких щечках.

— Дорогуша, ты не влезла в платье? Опять!? – Джоанна не подала вида, что ожидала подругу.

— Мне так неловко, — призналась Алисия. – Я очень не хочу напрягать тебя, но… мне скоро на работу.

— Пустяки, пустяки, родная! Пойдем, я сниму мерки, — Джоанна потянула Алисия вглубь бутика и завела за ширму, где привычным движением руки скинула с нее халат, оставив в одном нижнем белье. Затем замерла, страждущим взглядом созерцая еще немного раздавшееся в ширину тело подруги.

— Да, я понимаю, выгляжу ужасно, — Алисия покраснела еще сильнее и закусила губу, как всегда делала в минуты сильного волнения. – Со всей этой бумажной работой в министерском кабинете у меня совсем нет времени заняться собой, а Ричард вечно покупает мне булочки и печенье, чтобы я могла закусить, не отрываясь от дел…

Алисия не знала, что это Джоанна подбивала ее секретаря на такие щедрые услуги и даже сама снабжала его средствами на перекусы для министра Райзингем.

— Нонсенс, дорогуша! Ты выглядишь восхитительно! – словно бы очнувшись, Джоанна схватила лежавшую на столике мерную ленту, и, развернув ее, принялась водить руками по округлым плечам, широкой спине и груди, большому круглому животу и мягким бокам Алисия, слегка погружаясь пальцами в складочки жирка. Сердце швеи бешено колотилось, но она прекрасно владела собой и не подавала виду, что ее трясет от невысказанных слов и сокровенных мечтаний.

Скоро мерки были готовы, и Джоанна принялась за работу над платьем. От близости к такому теплому, такому мягкому, такому… сочному телу Алисия у нее сбивалось дыхание, но она не позволяла себе потерять концентрацию над работой. Это платье будет таким же потрясающим, как предыдущие. В конце концов, это платья для подруги… для любимой.

И вот уже Джоанна подвела Алисию к зеркалу, и стала помогать надеть новое платье, не упустив возможности еще несколько раз коснуться теплого, мягкого… Джоанна тоскливо вздохнула, когда все было готово, и ей нужно было отойти, позволяя подруге рассмотреть себя.

— Прекрасно! – Алисия улыбнулась своему отражению, довольная обновкой. Эта улыбка подкинула еще полешко в костер, горевший внутри Джоанна. – Сколько я должна?

— Нисколько, нисколечко! – поспешила сказать швея. – Ты же моя подруга, я рада помочь!

— Джоанна, ты как всегда, такая щедрая…

— Щедрость – моё второе имя, — хмыкнула девушка. – Ты же знаешь.

— Ну конечно. Но всё же, я уже слишком часто захожу к тебе, поэтому… — прежде чем Джоанна успела возразить, пачка купюр уже лежала на столике. – Не бери в голову, у меня полно денег – я же министр! – воскликнула Алисия уже в дверях. – Пока, Джоанна!

— Увидимся, — выдохнула швея. Как только дверь закрылась, она повесила табличку «Закрыто» и рванулась в ванную. Защелкнув задвижку, Джоанна стянула с себя блузку и брюки, затем трусы, и нагишом запрыгнула в ванную. Присев и прислонившись спиной к стенке, она схватила лейку и повернула кран. Потоки теплой воды заструились по ее телу, очерчивая контуры полноватого тела. Джоанна не была такой же толстой, как Алисия, но и у нее был заметный животик и круглые плечи, под которыми совсем не было видно ключицы.

Девушка закрыла глаза и словно бы наяву увидела объект своего тайного воздыхания. Она была совсем рядом! Чуть-чуть податься вперед, и…

Джоанна переложила лейку из правой руки в левую, тяжело дыша. Вода бежала по ее груди, заливаясь через бока под ягодицы, а оттуда к полусогнутым ногам. Пальцы правой руки скользнули вниз, провели по мягкому животику и опустились к лону.

— О, Алисия… — прошептала Джоанна. – Если бы ты знала, какая это мука… Быть так близко к тебе… Даже касаться твоего тела руками… Но не сметь прижаться к тебе… Ах… — швея погрузила пальцы в свои половые губы, которые были мокрыми еще до того, как она залезла в ванную. – Слиться с тобой… Впиться в твои губы… — Джоанна видела их как наяву: вот они, совсем рядом, искусанные, алые… Непроизвольно она протянула язык, стремясь коснуться им губ Алисия, но тщетно, ведь на самом деле ее здесь не было. Тем не менее, швея представила, как Алисия навалилась на ее всем весом своего тела и интенсивно заработала пальцами.

Через пару минут все было кончено; Джоанна слегка выгнулась вверх и простонала:

— Алисия, я люблю тебя…

Наскоро ополоснувшись из лейки и выйдя из ванной, она закуталась в полотенце и почувствовала, как на нее накатила грусть. Сколько раз все эти слова уходили в пустоту?

Двинувшись к своим апартаментам, напрямую соединенным с бутиком, Джоанна достала из холодильника очередную банку мороженого, взяла ложку и рухнула на диван. Заглушать тоску едой было ее пагубной привычкой, а в последнее время, спасибо Алисия, она уж слишком пристрастилась к этому – и результат был очевиден.

«Я должна ей сказать, — мрачно думала она. – Но что? Но как? Алисия, а ты, случайно, не лесбиянка? Нет, я вовсе не противница однополых браков, просто так случилось, что я…»

Она должна была сказать хоть что-нибудь, но решительно не могла решиться. Все, на что ее хватало – это убеждать Алисию, что полнота нисколько ее не портит, подбивать Ричарда кормить ее прямо на работе, и делать новые платья без запаса, чтобы она приходила почаще… А после очередного визита нестись в ванную, чтобы снять напряжение…

— Я должна вырваться из этого порочного круга, — проворчала она, смотря на дно очередной опустевшей банки. – А то у меня скоро мороженое закончится…

***

Наступил вечер, и Джоанна оказалась у двери, ведущей в квартиру Алисия. Она смутно понимала, как ее сюда занесло – кажется, весь день она провела в бутике за работой, и даже почти не думала о своей проблеме; но, тем не менее, вот она здесь, в одной руке букет цветов, а в другой – коробка с тортиком.

«Что же я делаю… Я не смогу!» — Джоанна протянула палец к звонку, но тут же его отдернула. Сжала кулак, чтобы постучать, но лишь слабо скользнула костяшками пальцев по двери. Покачав головой, она грустно вздохнула и двинулась к лестнице, чтобы уйти.

«Конечно, она выслушает… она поймет… На то мы и друзья… Но не более. А затем начнет ходить за одеждой в бутик Дэкуорта – из самых лучших дружеских побуждений, конечно, чтобы не дразнить меня лишний раз. Денег-то у нее навалом, а ты утирай слезки своими бесплатными платьями и улыбайся при встрече, как ни в чем не бывало. Будет стараться замять историю, вести себя как обычно, сохранить дружеские отношения… Но она будет знать, а это главное, даже если это меня уничтожит».

Джоанна резко развернулась, цокнув невысокими каблуками, и снова подошла к двери. Выдохнув, она нажала на звонок.

Прошла целая минута, прежде чем Алисия ответила, и так глупо втрескавшаяся в подругу швея успела подумать, что умерла от разрыва сердца и навечно застряла в этом моменте.

— Кто там?

— А… я, — выдавила Джоанна. Ей послышалось, что Алисия говорила словно с одышкой, и это наполнило ее каким-то тревожным чувством.

— Джоанна? – Алисия открыла дверь и подтянула чуть сползшие с широких ягодиц шорты. – Что ты… Странно-то как. Ты к Ричарду, что ли?

— Нет, не к Ричарду. Я к… — Джоанна подняла глаза и осеклась. Наполненная тревогами по поводу того, что Алисия может отвергнуть ее чувства, она совсем не подумала о вероятности чего-то не менее ужасного.

Министр Райзингем была одета в спортивную форму. Кроме шорт, на ней был топик, доходивший до середины большого живота. Он был пропитан потом, отчего прилип к коже и повторял форму складок на боках. На лбу Алисии явственно виднелись капли, стекающие по круглым щекам, плавно переходящим в широкую, чуть дряблую от жира шею.

— Чем это ты занимаешься!? – позабыв все слова, которые собиралась сказать, Джоанна рванулась вглубь просторных апартаментов и увидела страшное: беговую дорожку. – О, нет…

— Ну, я подумала, что пора уже наконец заняться собой, и заказала тренажер, — рассказала Алисия растерянно. – А что случилось? Ты сама не своя.

— Сама не своя!? – Джоанна истерично рассмеялась. – И ты только сейчас заметила!? Да я сама не своя с тех самых пор, как ты впервые пришла ко мне с жалобой, что не влезаешь в платье! Я не дам тебе угробить себя этой мерзкой машиной! – швея набросилась на беговую дорожку, повалила на бок и принялась дробить каблуками, правда, без особого успеха, только экран потрескался. Пока вокруг нее порхали лепестки цветов, зажатых в ее руке, Джоанна продолжала пинать тренажер, больше нанося вред своим ногам, чем ему. Так продолжалось до тех пор, пока Алисия не схватила ее за пояс и не оттащила; тогда она стала вырываться и орать: — Не будешь ты худеть! Не будешь! Останешься толстой, или я сдохну!

— Да что нашло на тебя?! – пыхтя, Алисия усадила подругу на диван и села рядом, удерживая ее за плечи и не давая вскочить и снова начать вымещать накопившуюся злобу на проклятой машине уничтожения женской красоты.

— Я же говорила тебе! – выдохнула Джоанна. – Я говорила – ты выглядишь восхитительно! Ты самая красивая! Почему ты не слушала?

— Я слушала, спасибо тебе за добрые слова, но… Так же не может продолжаться вечно: каждые две недели – новое платье, на размер больше. Я так в двери пролезать перестану! На меня уже смотрят косо на работе…

— А какое тебе дело до них!? Ведь я, я же тебе сказала, как ты на самом деле пре… прекрасна… — Джоанна захлопнула рот, медленно остывая и осознавая, что только что натворила. Так вот, значит, как? Всего-то и нужно для преодоления страха и признания, что разозлиться до чертиков? А казалось, так сложно…

— Так ведь, Джоанна, вокруг меня полно народа, и твое мнение – не единственное… — сказала Алисия слегка укоризненно.

От этого швея снова вспылила. «Какая же ты дура, Алисия! Дура, при всем своем уме! Я только что выдала себя с головой, а ты ничего не поняла!»

— Да конечно, мое мнение – не единственное для тебя! – выкрикнула Джоанна, совершенно внезапно охрипнув (как всегда с ней и бывало в моменты стресса). – А ты думаешь, почему я так злюсь!? – вырвавшись из объятий Алисии, она швырнула на диван коробку и букет и стремглав вылетела из министерской квартиры.

— Джоанна, постой! Да что с тобой? – с небольшим усилием подняв грузное тело, Алисия подошла к двери, но швеи и след простыл. Растерянно вздохнув, девушка закрыла дверь, подошла к зеркалу и посмотрела на себя.

«Факт есть факт: я растолстела сверх всякой меры, — подумала она, сжимая руками тяжелый, мягкий как подушка, и податливый и упругий одновременно, жир на животе и боках. – Джоанна так рьяно убеждала меня, что все в порядке, а сейчас в открытую заявила, что я толстая. Но не так, как обычно говорят девушкам, что они толстые, а словно это что-то хорошее… Так может, так и есть? Разве можно назвать вес лишним, если он совсем не мешает, а даже наоборот – придает чувство комфорта? Гуди Хэтч вот всегда была толстой, но выглядит так естественно, совсем не комплексует и у них с Беннетом все хорошо… Джоанна, кстати, тоже медленно, но уверенно набирает килограммы… Может, у нее какая-то навязчивая идея, и она мне завидует? Да нет, это же бред… — тут Алисия бросила взгляд на диван, где все еще лежали цветы и торт, чудом уцелевший в своей коробке после броска. – Маргаритки? Мои любимые…»

Алисия подобрала букет и уткнулась в маргаритки носом. Сладкий цветочный запах смешался с запахом пота, создав терпкий, но приятный аромат.

— О боги, Джоанна… Все это время…

***

Весь следующий день бутик «Карусель» был закрыт. Джоанна проводила время в своих апартаментах, заполняя внутреннюю пустоту любимым мороженым из самых жирных сливок. Раньше она никогда не позволила бы себе не выйти на работу, но теперь ей было все равно, ибо весь мир ее рухнул. Несколько пуговиц на блузке, в районе решительно не желавшего оставаться в тесном пространстве живота, оторвались, но Джоанна не обращала внимание даже на это.

Несколько раз за день в двери стучали; швея никому не открывала, но никого и не прогоняла. «Меня нет, — думала она, — я умерла». И в очередной раз, когда раздался стук, она лишь меланхолично засунула в рот наполненную лакомством ложку.

Стук настойчиво повторялся, но Джоанна не думала оживать. Зазвенел телефон, и она протянула руку, сбросила звонок и настрочила короткое сообщение, даже не смотря, кому отправляет:

Я умерла.

Через пару секунд пришел ответ:

Джо, не надо. Это я. Я пришла.

Посмотрев, наконец, на строку, где указывался отправитель, Джоанна и правда чуть не умерла. Затем рванулась к двери, по пути наступив в банку с остатками мороженого и своротив пару вешалок.

— Алисия, дорогуша, прости, я не знала, я сегодня никому не открываю… — затараторила она, отперев замок. – А ты?.. а ты…

— Я хотела прийти раньше, но было много работы, — ответила девушка, в этот раз снова одетая в последнее свое платье, плотно облегающее ее манящие формы. – Послушай, ты не должна себя изводить. Я понимаю, тебе нелегко, но нам нужно поговорить и все решить. Так больше не может продолжаться.

Джоанна отошла в сторону, чтобы Алисия не видела слез, которыми внезапно наполнились ее глаза, а та воспользовалась моментом и вошла в бутик.

— Но так теперь и будет, Алисия, — тихо сказала швея, закрывая дверь. – Ты все знаешь, ведь так? Значит, со мной покончено.

— Не торопи события, — сказала нежданная гостья. – Жизнь еще впереди. И я не все знаю; я пришла, надеясь, что ты все расскажешь.

— Хочешь посмотреть на мои страдания? – пробурчала Джоанна, отворачиваясь, чтобы не изводить себя лишний раз зрелищем такой желанной и такой недоступной подруги.

— Не говори так! Я вовсе наоборот! Тебе же уже давно надо высказаться, Джоанна…

— Ты права, дорогуша, но пойми, я не могу… Теперь мне незачем уже держать бесстрастное лицо, но отчего-то теперь я еще сильнее не могу…

— Я не буду осуждать тебя, Джо, — пообещала Алисия. – Я очень хочу понять тебя, потому что… Я всегда думала, что мы подруги, а теперь не знаю, где же грань… И главное, — тут девушка слегка улыбнулась, — если ты так хочешь, чтобы я не стеснялась своего вида, то не стесняйся своих чувств.

— Что-что?

— Да, логика такая себе, но суть вот в чем: ты всегда убеждала меня, что со мной все в порядке, что я выгляжу только лучше и лучше, так, наверное, настала моя очередь убедить тебя?

— Алисия, мне не нужны утешения, — тускло отозвалась Джоанна, все еще не оборачиваясь.

— А ты меня разве утешала?

— Нет, я говорила то, что думаю, по-честному, потому что… люблю, — швея повернулась и наконец взглянула в глаза той, кого так жаждала и одновременно страшилась. – Тебя. Дьявол, ты все-таки выудила это из меня! – вскричала она, затем всхлипнула.

— Джо, все хорошо, — Алисия подошла и немного неловко обняла ее в вечернем полумраке закрытого помещения. – Тише.

— Ничего не хорошо, — Джоанна уткнула нос, вытирая бегущие по нему слезы, в ткань платья на круглом, мягком плече любимой. – Каждый раз, когда ты приходишь, ты оказываешься так близко, как сейчас, но остаешься запретным плодом… Я могу даже коснуться тебя, когда снимаю мерки для очередного платья, но не могу… не могу… — швея захлебнулась в рыданиях.

— Ну тише, платье испортишь, — Алисия погладила Джоанну по спине.

— Да я сколько угодно новых сделаю, сразу всех размеров, чтобы больше не…

— Опять ты торопишь события, — шепнула Алисия. – Джо, не умрешь ты сегодня. Я обещаю.

Джо прижалась к крупной, теплой, мягкой девушке, ощущая то самое обволакивающее чувство уюта.

— Ты еще нежнее, чем я представляла, — выдохнула она. – Теперь я точно не смогу жить.

Алисия отстранилась и взяла Джоанну за плечи. Та почувствовала себя словно выброшенной с уютной мягкой перины в холодный, мертвый вакуум.

— Хватит уже торопить события! Я ведь пришла не только тебя выслушать. Мне тоже есть что сказать.

Джоанна заставила себя поднять глаза и посмотреть наяву на то лицо, что всегда так отчетливо видела в своих влажных мечтаниях.

— Ну так покончи с этим и со мной, — сказала она смиренно.

— Ох, да что же это! – вспыхнула Алисия. Не собираясь больше подбирать слова, она подалась вперед и прижалась губами к губам Джоанна.

Первый поцелуй вышел довольно неловким; рот Джо были плотно сжат, а у Алисии, наоборот, приоткрыт, так что последняя просто обхватила губы подруги своими, слегка смочив кожу вокруг слюной.

— Ты что… ты зачем… — выдохнула швея, когда Алисия отклеилась от нее. – Я же… Ты же…

Алисия вновь обняла ее, на этот раз за пояс; девушки прижались друг к другу выступающими животами. Джоанна не знала, что ей делать; побывав в стольких мечтаниях, она и не думала о плане действий на случай, если все случится в реальности. Да, она мечтала об этом очень, очень сильно, но никогда по-настоящему не верила, и теперь растерялась. Тогда Алисия взяла инициативу в свои руки и снова поцеловала ее. На этот раз Джоанна вовремя ответила; она схватила Алисию за щеки, раскрыла рот и впилась своими губами в ее, словно высасывая ту страсть, которой так давно жаждала.

— Ммф! – Алисия подняла голову вверх, прерывая поцелуй, и тогда Джоанна опустила руки от ее щек к плечам и принялась оставлять влажные следы, навевающие приятную прохладу, на горячей мягкой шее возлюбленной. – Ох, Джоанна…

— Алисия, я люблю, люблю, люблю тебя, — выдохнула швея ей прямо в губы. Опустив руки еще ниже – с плеч на талию – она сжала пальцами мягкие бока, нежно сминая складки жира, и поцеловала ее.

Алисия погладила ее по волосам и затем двинулась к двери.

— Нет, нет, нет! – у Джоанна не хватило сил ее остановить, но она крепко вцепилась в бока своей мечты, отчего упала на колени. – Не уходи! Пожалуйста! Ты обещала, что я не умру! Мне нужно ласкать тебя, дышать тобой, Алисия! – на глазах снова выступили слезы.

— Да не ухожу я, — Алисия ласково улыбнулась, взяв руки Джоанны в свои. – Я кое-что оставила на улице.

Швея поднялась на ноги и двинулась вслед за возлюбленной, снова схватив ее за бока сзади.

— Даже не думай убежать, я тебя не пущу, — прошептала она, уткнувшись носом ей в волосы.

— Я даже не думаю, я очень хочу остаться, — заверила ее Алисия, отпирая дверь и выглядывая на улицу. Случайный прохожий задержал взгляд на этом странном «паровозике» из двух располневших девушек, но обеим было все равно. Алисия взяла с подоконника оставленную коробку и снова зашла в бутик.

— Это мой тортик! – воскликнула Джоанна, отпустив, наконец, широкие бока подружки. – Зачем ты его принесла? Он для тебя.

— Я хочу, чтобы его съела ты, — сказала Алисия. – Я ведь и так достаточно толстая.

— Алисия, что я тебе говорила насчет этого? Я думала, ты поняла! Неужели мне снова говорить?

— Скажи снова, — Алисия улыбнулась.

— Алисия, ты… — Джоанна выдохнула. – Толстая. Очень. И мне это очень нравится. И я не позволю тебе худеть. Запомни это.

— Я не хочу и не собираюсь худеть, обещаю, — ответила Алисия. – А теперь скажи еще раз.

— Чего!? Зачем?

— Давай, давай. «Алисия, ты…»

Джоанна выдохнула снова.

— Алисия, ты ненормальная.

— Да. И ты тоже, с твоими пристрастиями. Но я не это хочу услышать. Давай наконец перестанем таить свои чувства, раз и навсегда.

— Я до сих пор тебя не убедила?

— Ну, сперва мне было трудно поверить, но сейчас мне просто нравится слышать это от тебя. Так приятно чувствовать, что я действительно желанна вместе со всем… этим, — Алисия взяла себя за живот, сминая жирок. Швея не могла не подумать, что ее возлюбленная прекрасно знала и намеренно этим безобидным для постороннего взгляда действием нагло и бессовестно соблазняла ее.

Джоанна набрала воздуха в грудь и отчеканила:

— Министр Алисия Райзингем, вы очень толстая девушка, и я очень люблю вас. Пожалуйста, съешьте мой тортик.

— Джоанна, ты чудо, — Алисия рассмеялась. – Мое чудо. Знаешь, я всегда смотрела на себя в зеркало и думала, мол, никто не смеет мне ничего сказать, ибо я занимаю высокий пост в правительстве, а тут ты не только не боишься, но еще и делаешь это комплиментом.

— Я всегда боялась, — напомнила Джоанна. – Спасибо, Алисия, спасибо, что ты есть. Я больше не буду бояться, никогда. Ведь ты правда хочешь быть со мной?

Хитрый прищур сделал полное лицо Алисии еще более милым.

— Зависит от того, съешь ли ты тортик.

— Да что ж такое!?

— Ну же, — Алисия вновь подошла к Джоанна вплотную, встав сбоку, — тебе же он гораздо нужнее, — сказав так, она скользнула рукой под блузку подруги и принялась нежно гладить ее животик. Та почувствовала мурашки и запрокинула голову от удовольствия.

— Ах ты… — швея хотела сделать тон возмущенным, но он получился томно-нежным, словно мурлыканье ее кошки Опал. – Ты просто знаешь, что я никогда не смогу отказать тебе, и нагло этим пользуешься!

— Конечно. А ты разве против? – Алисия продолжала ласкать живот Джоанны, пользуясь брешью в ряде пуговиц на блузке. Ее пальцы то нежно поглаживали, то игриво сжимали довольно крупное, выпирающее, но все же изящное скопление мягкого жирка, доставляя его владелице жгучее удовольствие, мурашками разбегающееся по всему телу швеи.

— Алисия, для меня это очень серьезно… оооох, — Джоанна снова хотела начать разговор, но не смогла сдержать страстный стон. – Я на самом деле люблю тебя; для меня нет наслаждения большего, чем удовлетворять любые твои желания, какими бы они ни были. Я все что угодно для тебя сделаю, с тобой или с собой, но… Я должна знать, что на уме у тебя. Если ты просто пользуешься мной, пусть, но скажи честно.

— Джоанна, это глупости. Если ты хочешь наконец это услышать, я люблю тебя. Нет, не по-дружески. Если говорить откровенно, то по-лесбийски люблю, — все еще лаская животик швеи, Алисия смачно поцеловала ее в область между шеей и щекой рядом с ухом.

— Мне правда тяжеловато в это поверить, — вздохнула Джоанна. – Я не хочу обидеть тебя недоверием, но я слишком долго страдала, а одним вечером ты внезапно врываешься ко мне и ни с того ни с сего исполняешь все мои желания. В реальной жизни так не бывает.

— Ни с того ни с сего? Джо, после твоего… визита, я встала у зеркала. Я смотрела на себя и желала понять тебя, понять, что же ты нашла во мне. И я поняла. Я по-настоящему поняла тебя, Джоанна, — Алисия наконец отпустила живот швеи (которая к тому моменту промокла уже насквозь), освободившейся рукой повернула ее голову к себе, взяв за щеку, чуть приоткрыла губы и впилась ими в губы Джоанны, также приоткрытые от возбуждения. Поцелуй вышел долгим, страстным и нежным; Джоанна развернулась передом к переду Алисии, и девушки вжались друг в друга телами. Когда поцелуй наконец прекратился, Алисия закончила: — Вот почему я хочу, чтобы ты съела тортик.

— Хитрая бестия! Ты всегда умеешь подбирать правильные слова, — рассмеялась Джоанна.

— А ты думаешь, отчего я министром стала. Уж не из-за того, что дружить научилась, — Алисия шутливо улыбнулась. – Но в сфере любви честность – лучшая политика, — поспешила она заверить. – Так, где у тебя кухня?

— Ну, — Джоанна слегка отстранилась от любимой, прижала руки к телу, а ладони свела в замок. – Я немного несвежая, весь день валялась на диване и жрала мороженое. Может, сначала в душ?

— Мне и так хорошо с тобой, — Алисия подалась вперед, ткнулась носом в плечо подруги и шумно втянула воздух ноздрями, втягивая в себя запах ее тела; затем поцеловала ее в шею, оставив влажный след. – Но если тебе очень нужно, я подожду.

— А… — Джоанна замялась, — а может… — она набрала в грудь воздуха, — пойдем вместе?

Алисия округлила глаза, а затем захихикала.

— Отличная идея! Я за.

Джоанна выдохнула, после чего улыбнулась и игриво похлопала Алисию по бокам.

— Если мы вдвоем поместимся, — шутливо сказала она.

Алисия рассмеялась; Джоанна взяла ее за руку и повела в ванную. У входа швея отпустила ее и потянулась к пуговицам блузки, тем, что еще остались целы, намереваясь расстегнуть их, но от волнения пальцы не слушались ее. Алисия легонько ударила ее по рукам и сама взялась за блузку.

— Не трясись так, все хорошо, — шепнула она, стаскивая одежду с плеч за ворот. – Я тебя люблю. – погладив Джоанну по плечам и спине, Алисия принялась за застежки бюстгальтера.

— А-а-алисия, я… — швея и не думала успокаиваться; ее сердце бешено колотилось. Ее объект страсти сама раздевает ее! «А вдруг я ей не понравлюсь?»

Наконец справившись с лифчиком и отбросив его в сторону, Алисия встала на колени и стала расстегивать брюки Джоанна. Ее лицо оказалось всего в паре сантиметров от живота швеи, который слегка обвис вниз, как только его перестал поддерживать пояс.

— Какая же ты у меня красивая, — улыбнулась Алисия. – Прости, что раньше не обращала внимания. – опустив взгляд и задержав его на босых ступнях Джоанны, она провела руками по ее бедрам и помогла одну за другой поднять ноги и стянуть с них штанины, затем схватилась за резинку трусов и ее тоже стянула вниз. Швея слегка запуталась в них пальцами ног, но Алисия помогла высвободить их, несколько раз коснувшись ступней подруги руками, и наконец встала. Девушки поравнялись взглядами.

— Так я правда нравлюсь тебе? – Джоанна сжалась, стесняясь своей наготы.

— Ну конечно, глупышка! – Алисия то опускала, то поднимала взгляд, любуясь пухленьким телом швеи. – Я тебя хочу.

— А я – тебя, — осмелев, Джоанна протянула руки и дернула потайную застежку на платье Алисия, отчего оно бесформенной кучей осело на пол, оставив свою владелицу в одном нижнем белье.

— Я во всех твоих платьях сделала такие, — призналась швея в ответ на растерянный взгляд любимой. – Ну, на случай… Я ведь надеялась… Но ты не волнуйся, их никто, кроме меня, не найдет.

— Надеюсь, — промолвила Алисия. – А то мало ли что. Я ведь часто выступаю на публике.

— Честно, любимая! Ты не сердишься? Я больше не буду такие делать!

— Все в порядке, — Алисия потянулась руками за спину, пытаясь расстегнуть свой лифчик. – Поможешь?

— О, да, — Джоанна подошла к любимой вплотную, так, что ее большой и мягкий животик соприкоснулся с еще более крупным и мягким животом Алисии, и ловко расправилась с застежками. Затем схватилась за резинки ее трусов и потянула их вниз, одновременно опускаясь на колени. Когда последний элемент одежды Алисия оказался на полу, Джоанна крепко схватила ее руками за бока и вжалась носом в живот.

— Обожаю тебя, — сказала она приглушенно. – Мммф! – ловко сжимая пальцами и поглаживая складки на боках Алисии, швея подчинилась порыву страсти и принялась покрывать обширную площадь ее животика поцелуями, иногда слегка касаясь языком.

— Ох, Джоанна, — Алисия чуть отступила назад, прижавшись лопатками к стене, и запустила пальцы в растрепанные волосы подруги, отвечая лаской на ласку. – Аааах!

Начав со средней части живота, Джоанна опускалась ниже, к его основанию, затем ее губы снова пошли вверх и зигзагами поднимались, не прекращая целовать, достигая грудей. Поднимаясь на ноги, она принялась поочередно облизывать их, одновременно взявшись руками за животик и ласково играясь с ним, то приподнимая, то опуская обвисающий и приятно давящий на пальцы мягкий жирок.

— Я так счастлива, — сказала швея, наконец оторвавшись от Алисии и выпрямившись. – Продолжим в душе? – предложила она, взяв ее руки в свои.

— Согласна, — Алисия улыбнулась. – Главное, продолжим, — она погладила Джоанну по спине и обхватила губами ее мягкий подбородок с едва заметной складочкой.

— Ну, пойдем, — та открыла дверь, и пустила Алисия вперед, чтобы та первая залезла в ванну. Присоединившись к ней, Джоанна задернула душевую занавеску, одной рукой схватила лейку, включая теплую воду, а другой обхватив любимую за пояс. Вжавшись в нее всем телом, она стала обливать ее и себя одновременно. Алисия крепко обняла Джоанну обоими руками, и девушки принялись целоваться.

— Все еще не могу поверить, — призналась швея. Вода сгладила ее волосы и прибила их к спине. – Каждый раз, едва ты уходила отсюда в новом платье, я бежала в ванную и… Сейчас ты на самом деле здесь… Алисия, Алисия, дорогуша, моя милая, сладкая, моя мягонькая Алисия… — все те слова, что так часто уходили в пустоту, теперь услаждали слух ее любимой.

— И что же ты здесь воображала? – спросила Алисия, улыбаясь. – Давай сделаем это, — предложила она игриво.

— Я… ничего, — Джоанна сильно смутилась. – Просто ложилась, представляла тебя рядом – после снятия мерок, с самыми свежими воспоминаниями…

Алисия положила руки на плечи подруги и надавила, увлекая вниз. Девушки опустились на колени; Алисия забрала лейку из руки Джоанны. Любуясь, как возлюбленная поливает себя, и как струи воды очерчивают манящие формы ее широкого тела, швея одновременно возбуждалась и смущалась. Раньше это было лишь ее воображение, и она саму себя ублажала пальцами. Теперь Алисия была здесь, взаправду, и Джоанна могла коснуться ее, ласкать ее, а не себя, как всегда мечтала. «А что насчет меня самой?» – спросила себя швея.

— Ну, что было дальше? – спросила Алисия.

Джоанна ответила не сразу. Она была поглощена размышлениями и созерцанием доступного теперь тела возлюбленной.

— Ты хочешь, чтобы я показала? – да, пожалуй, это будет наиболее простой способ разобраться, что же должно случиться теперь, решила Джоанна. Но ведь это не воображаемая, а настоящая Алисия Райзингем, спрашивала, что делала подруга, представляя ее рядом! — Ой…

— Я просто хочу воплотить твои мечты в реальность, любимая, — шепнула Алисия прямо в губы Джоанна. – Нечего стесняться.

— Да я сама не знаю теперь, о чем мечтала, — призналась швея. – Я хотела тебя, но тебя не было, и я… Я не знаю, что теперь!

— Шшш, — Алисия обхватила подругу одной рукой и погладила по плечу. – Просто покажи мне, поэтапно. Я не стану тебя высмеивать, если ты этого боишься. Доверься мне, родная.

— Ну, ладно, — Джоанна вздохнула. – Обычно я садилась как-то так, — она откинулась назад, прислонившись лопатками к стенке ванны, и прижала колени к груди. – Хм, что-то не так, раньше вовсе не такой калачик получался, — Джоанна растерялась. Раньше она выпрямляла ноги, но теперь на их пути была Алисия. Воображаемую обогнуть было гораздо проще, чем настоящую.

Алисия хихикнула.

— Калачик ты мой любимый, — сказала она. – Вытяни ножки.

Джоанна, млеющая от нежных слов из уст возлюбленной, послушно потянула их вперед, но пальцы и часть стоп уперлись в бедра Алисии. Тогда та нежно взяла рукой голень подруги и помогла распрямить ногу, минуя собственную; затем, переложив лейку в другую руку, повторила все с другой ногой швеи. Таким образом, ноги Джо вытянулись, огибая ноги стоящей на коленях Алисии, и касаясь голенями ее приподнятых над дном ванны пяток. Лоно швеи теперь было открыто для созерцания во всей красе, лишь немного прикрытое сверху нависшим животиком. Министр Райзингем чувствовала, как ее нутро все сильнее наполняется желанием. Как она могла раньше даже не обращать внимания на эту внеземную красоту, на ее собственную богиню?

— Вот так, удобно? — спросила она у Джоанны. Та взволнованно кивнула. – Что дальше?

— Дальше я… Ну… Представляла, как ты наваливаешься на меня, представляла, какая ты мягкая… и тяжелая… — швея почти неосознанно потянулась рукой под животик, но Алисия перехватила ее своей.

— Ну-ка: теперь у тебя есть я, — улыбнулась она нежно. – Свои же пальчики прибереги для меня, — пока Джоанна смущалась, осознавая смысл этих слов, Алисия поднесла перехваченную руку к своим губам и нежно поцеловала пальцы любимой. Затем она нагнулась вперед, нависая над швеей, но тут же подалась назад. Сердце Джо охватил страх: неужели Алисия передумала?

— Алис… — только и смогла выдавить она. Но Алисия просто переключила воду и повесила лейку на место.

– Без нее будет удобнее, — пояснила она и снова нагнулась, одной рукой опершись о стенку ванной, а другой принялась наглаживать плечи, грудь и живот Джоанны.

— В реальности все совсем не так, как в мечтах, — швея ощущала странное чувство: с одной стороны, ласка Алисия возносила ее на седьмое небо, а с другой… — Развернуться негде… Пожалуй, лучше было бы на кровать.

— Это ты потянула нас в душ! – напомнила Алисия, не прекращая, между тем, гладить Джоанна.

— Я совсем не подумала… И я, смешно, столько мечтая о том, как буду ласкать тебя, совсем не думала, что ты будешь делать тоже самое со мной.

— Привыкай! – рассмеялась Алисия, склоняясь ниже и целуя шею и плечи швеи. Теперь ее живот, слегка покачиваясь, касался живота Джоанны, заставляя ее совсем терять голову от возбуждения. – Или ты не хочешь?..

— Нет! – воскликнула Джо поспешно. – Продолжай, и… Сделай это, — швея почти взмолилась, и затем замерла от ужаса. Она только что в самом деле попросила Алисию… отыметь ее? – Я не знаю, как это должно быть, поэтому сделай, как умеешь.

Алисия и сама жаждала приступить, наконец, к кульминации, но все же стеснялась. Восприняв мольбу подруги как долгожданное дозволение, она провела рукой вниз по животику Джоанна и скользнула пальцами под него.

— Расслабься, — шепнула она, наклонившись совсем низко над горящей от возбуждения швеёй, но все же не наваливаясь на нее: мешала собственная рука Алисия, готовая погрузиться в лоно Джоанны. – И не бойся, любимая.

Но расслабиться совсем не получилось: блаженство за пределами любых мечтаний разливалось из маленькой области под животиком, где нежные пальчики Алисии работали сначала неловко и нежно, затем все увереннее и страстнее, и заставляло дрожать каждую клеточку тела. Джоанна застонала, почти вслепую ища губы Алисии своими; та целовала ее куда попало: в нос, щеки, подбородок, шею – не прекращая то проталкивать пальцы вглубь любимой, то слегка отступать. Джоанна стонала все громче, пока наконец не выгнулась в конвульсии, вжавшись в такое широкое, мягкое, такое уютное, родное тело Алисии и не сжала ее губу зубами, потеряв над собой контроль в момент оргазма.

— Ай! – толстая девушка вскрикнула от боли и резко отшатнулась назад, снова встав на колени и схватившись залитой соками швеи рукой за кровоточащую губу. Джоанна же еще пару секунд лежала, приходя в себя после оргазма, а затем в ужасе уставилась на пострадавшую от ее наслаждения возлюбленную. «Я все испортила!» — пронеслась в сознании холодящая мысль.

— О нет, Господь милосердный, Алисия, прости, прости, я не хотела, я случайно, — заблеяла Джо, глотая выступающие слезы.

— Я в норме, Джо, — Алисия с задумчивым видом слизнула с ладони смесь своей крови и того, что вытекло из швеи. – Хм, мне это нравится, но в следующий раз я предпочту твой чистый эякулят.

— Следующий раз? – Джоанна почувствовала, как у нее отлегает от сердца. – Ты не уйдешь?

— С чего ты взяла, глупая? – Алисия улыбнулась. – Я люблю тебя, Джо. Иди ко мне.

— Прости меня, прости, — Джоанна поднялась на колени, неловко развернув ноги назад, и, вжавшись своими грудью и животом в более широкие и мягкие министерские, принялась зализывать пострадавшую губу Алисии, подчиняясь какому-то преисполненному нежности и заботы инстинкту.

— Ты такая милая, — Алисия улыбнулась, после чего встретила ласкающий ее губы язык Джоанны своим. Секунда неловкости и хихиканья – и девушки сплелись в страстном поцелуе, смело и самозабвенно вторгаясь во рты друг другу. При этом они старались теснее сплестись в объятиях, и каждая наслаждалась мягкостью тела другой. Поцелуй продолжался так долго, что им обеим стало не хватать воздуха, но тем не менее они не отрывались друг от друга еще несколько секунд, изо всех сил вжимаясь друг в друга губами, грудями и животами и упоенно переплетаясь языками.

Когда поцелуй наконец был разорван, Джоанна вздохнула не раньше, чем положила голову на грудь Алисия. Уткнувшись носом в мягкую плоть, она шумно втянула воздух, а Алисия нежно погладила ее по волосам и прижала к своей груди.

— Ну что ж, пора мне вернуть должок, ты не против? – сказала Джоанна.

— О, я вся твоя.

— Честно? Я ни о чем не мечтала сильнее, чем обласкать вас, госпожа министр, с вашего высочайшего дозволения… Можно мы попробуем кое-что?

— Вся твоя, — повторила Алисия с улыбкой.

— Тогда давай двигаться ближе к краю ванной, — Джо погладила любимую по бокам и бедрам. – Раздвинь ножки, — попросила швея, села, прижав колени к груди, и затем вытянула ноги вперед, просунув между бедер стоящей на коленях Алисия. Теперь она сидела, прижавшись спиной к краю ванны, а Алисия нависала над ней, грудь на уровне лица Джо. Она положила руки ей на плечи, но швея сказала:

— Лучше обопрись руками о стену, — и стала сползать вниз, протискиваясь между министерских бедер, пока ее лицо не оказалось прямо между ними.

— Очень интересная поза, — сказала Алисия, оглядываясь назад и видя тело и ноги лежащей на спине Джо. – Что ты хочешь, чтобы я…

— Просто позволь мне вкусить тебя, — донесся снизу голос швеи, которая схватилась руками за бока Алисия, приподнялась вверх и вторглась в нее языком.

— О, Джоанна, — Алисия слегка передернулась, чувствуя, как мурашки удовольствия лениво расползаются от ласкаемого лона по области паха и дальше по животу. Сладкое ощущение в животе усиливалось еще и тем, что Джо, держась за бока Алисии, сжимала ее складки руками.

Джо все увереннее работала языком, стараясь проникать в Алисия поглубже. Та от наслаждения сначала пыхтела, затем тяжело дышала, и вскоре уже постанывала сквозь сжатые губы; да и сама швея, судя по производимым ей мычащим звукам, получала недюжинное удовольствие от процесса.

Наконец настал момент, когда Алисия слегка сжала ноги, коснувшись мягкими подушками широких бедер ушей Джо, и неловко предупредила:

— Джо, я… сейчас… аааах… ммм… кончу, ты не хочешь…

— Давай же! – потребовала швея, слегка погрузив пальцы в складки на боках Алисия, и принялась еще интенсивнее двигать языком внутри нее. Алисия больше не могла сдерживаться и резко выдохнула в оргазме. В этот момент Джо вжалась в нее лицом, обильно измазавшись в ее соках. – Ах, моя сладкая, — прошептала она едва слышно.

— Так ты ради этого все задумала? – Алисия рассмеялась. – Джо, если хочешь знать мое мнение, ты самая красивая и без таких вот экзотических косметических масок.

— Сладкая, — повторила Джоанна, прижимаясь к лону Алисия губами. – А остроумие твое – пикантная перчинка.

— Да и твое не хуже, — парировала та, продолжая смеяться. – Ладно, гурманка, умывайся и вылезаем – тебя еще тортик ждет.

— Тортик! – повторила Джо, поднимаясь. Девушки оказались спина к спине.

— А ты думала, я забуду? – Алисия развернулась и приблизилась к швее, взяв ее сзади за животик и принявшись поглаживать, слегка стискивая. Та откинулась назад, погружаясь спиной в мягкую плоть груди и живота любимой.

— Ох, как я тебя люблю, — сказала она, блаженствуя. – Ты лучше любой самой мягкой перины, моя толстая Алисия…

— Ах, кажется, это станет моим самым любимым комплиментом, — хихикнула Алисия.

— А ты думала, я забуду? – усмехнулась Джо. Протянув руки к струе воды, льющейся из крана, она умыла лицо, затем взяла лейку. Девушки окатили друг друга, смывая пот и не забывая при этом поглаживать округлые плечи, налитые спелые груди, обширные бока, мягкие животы, ягодицы и бедра, улыбаясь друг другу и часто соприкасаясь губами.

Водные процедуры окончились, Джоанна повесила лейку и отдернула душевую занавеску. Алисия, однако, вылезла первой, наскоро вытерлась, схватила лежащие на полке мягкие тапочки и поставила перед швеей.

— Ну, спасибо, хотя я обычно ими не пользуюсь, — сказала Джо с улыбкой.

— А сейчас воспользуйся, — попросила Алисия настойчиво и, схватив одно из полотенец, помогла любимой вытереть ноги и вылезти из ванны.

— Не такие комфортные, как моя девочка, — еще раз улыбнулась Джоанна.

— Это временная мера, погоди, — Алисия улыбнулась в ответ, обернула еще одно полотенце вокруг пояса подруги, еще одно накинула ей на плечи и, взяв за руку, повела к тортику.

***

Девушки расположились на кухне, с одной стороны круглого столика, на краю которого стоял тортик. Алисия, сидевшая левее, переводила взгляд с него на находящуюся справа от нее Джоанна. Последняя сидела, закинув правую ногу на левую; такая поза отлично подчеркивала ее кругленький животик. В руке ее была самая большая ложка, какую только смогла найти Алисия в столовом сервизе.

— Ты меня немного смущаешь, — призналась Джоанна.

— Хочешь, я накину пока халатик?

— Нет, просто ты так пристально смотришь…

— Как и ты на меня. Но ты продолжай, мне нравится, — Алисия потянулась к Джо, взяла ее за щеки и поцеловала, после чего, смотря ей прямо в губы, добавила: — Я очень хочу видеть, как ты ешь. Помнишь, ты обещала что угодно для меня? Так что ты еще легко отделаешься.

— Правда? Алис, ты пугаешь меня.

— Я могла связать тебя и кормить насильно, — ухмыльнулась Алисия, еще раз быстро поцеловала Джо и вернулась на свое место.

— И эту женщину выбрали министром? – хихикнула Джоанна. Окинув любимую очередным полным обожания взглядом, она сжала ложку в пальцах и взяла в рот первый кусочек тортика. Алисия не отрывала от нее взгляда.

Джоанна продолжила есть, задумываясь.

«Ей правда нравится меня кормить… А значит, этот тортик будет не последним, что она заставит меня съесть, и меня, наверное, разнесет почище, чем ее… мне больше всего на свете хочется радовать ее, но все же… Полагаю, это моя расплата за все те закусочки, что я отправляла ей через Ричарда. Я не хотела ее раскармливать, просто хотела, чтобы она чаще приходила за новыми платьями… Но все же мне нравится, какой она стала. О, безумно нравится… А она, кажется, осознанно хочет меня раскормить… Нет, я правда готова ради нее на все, и на это далеко не в последнюю очередь, да я даже счастлива буду, но все же до каких пределов?..»

Погруженная в эти мысли, Джоанна внезапно обнаружила ладонь Алисия на своем животе. Министр Райзингем нежно поглаживала его, стараясь не слишком стискивать пальцами мягкий жирок, чтобы не отвлекать его владелицу; это была чрезвычайно приятная ласка, но все же она мешала сосредоточиться на поедании тортика.

— Алисия, дорогуша, прекрати, а то я не от переедания лопну, а от счастья!

— Прости, — та огорченно убрала руку.

— Извини, просто сейчас немного не время, я так сильно люблю тебя, что просто невозможно сосредотачиваться на еде во время такого блаженства… — Джоанна испугалась, что обидела Алисия резкостью.

— Нет-нет, я понимаю, — отозвалась Алисия. – Но в следующий раз я все-таки тебя свяжу, — ее улыбка стала шире, и это не позволило Джоанна сколько-нибудь возмутиться. «Ох, интересно, что же она сможет предложить такое, что я буду против?» — пронеслось у швеи в голове.

Джоанна продолжила есть; она умяла уже четверть тортика и чувствовала себя сытой. Но ради счастья Алисия она даже не подумала остановиться.

«Богиня, — думала тем временем Алисия, любуясь своей девушкой. – Богиня, которая так меня любит, что мечтает быть моей рабыней. А я… Я позволяю ей потакать моим желаниям, но все же сама хочу радовать ее. А она, видно, радуется, когда радуюсь я… Ох, так мы скатимся к спорам, кто кого сильнее любит. А я так сильно люблю ее, что…»

Совершенно внезапно даже для себя Алисия сильно наклонилась вперед, сдернула с легонько болтающейся правой ноги Джоанна тапочку и прижалась к ней губами, там, где начинался подъем стопы.

Швея ахнула и выронила ложку.

— Ну, девочка моя, это уже ни в какие брюки не лезет!

— Прости меня, прости, милая, — забормотала Алисия, обхватив ногу Джоанна обеими руками снизу. – Моя милая Джо, ты вся такая изящная, такая изысканная, что я не могу сдержаться! – воскликнула она и поцеловала ножку швеи еще раз у основания пальцев.

— Дорогуша, я пытаюсь есть! Для тебя же! – выкрикнула Джоанна.

— Извини, — вздохнула Алисия убито и выпрямилась. – Я просто так сильно люблю тебя, что мне просто необходимо выразить это… Вот так…

— Все в порядке, — сказала Джоанна. Ей стало немного стыдно за свой крик, а еще ее очень напугала пропажа улыбки Алисия. – Это немного странно, но если тебе так хочется, то ты просто потерпи немного, я доем, и мы пойдем в гостиную, — с тяжелым вздохом она принялась за очередную ложку тортика.

— Если уже совсем переела, то можешь остановиться на половине, — Алисия снова улыбнулась. Видя ее счастливой, Джо могла бы справиться и со всем тортиком, но решила не испытывать и так забитый желудок. Она впихнула в себя еще несколько ложек на радость любимой, и затем Алисия, сияя, закрыла коробку и открыла холодильник, чтобы ее убрать.

— Ого, столько мороженого!

— Ага, я ем его тоннами в минуты стресса, — отозвалась Джоанна. – Но теперь ты со мной, и я счастлива навечно.

— Не торопись списывать его со счетов, — Алисия все улыбалась, — оно нам очень пригодится, когда мне захочется тебя связать, — убрав торт на свободное место в холодильнике, девушка помогла своей любимой швее встать со стула и повела в гостиную, где уложила на диван.

— Хорошо наелась, любимая? – спросила она, присев рядом с ней и положив руку на животик.

— Никогда так не объедалась, — простонала Джоанна.

— Чудно, чудно, — Алисия встала, поглаживая ее живот, затем ее рука скользнула по бедру, голени и стопе левой ноги Джо. – Отдыхай, а я буду тебя ублажать – ты не против? – встав на колени у изножья дивана, Алисия приподняла ногу Джо, держа за пятку, и принялась целовать ее.

— Ох, это так необычно, — швея была просто чудовищно смущена. – Дорогуша, а ка… а как ты до этого додумалась?

— Ну, — Алисия говорила отрывисто, не прекращая целовать ножку Джо, — я сама от себя не ожидала. В первый раз, когда мы раздевались, я обратила внимание на остатки мороженого, прилипшие к твоей ножке, и поймала себя на мысли о том, что не прочь была бы слизнуть что-то такое с… Эта мысль как-то разрасталась во мне, я хотела ее откинуть, как глупое наваждение, но потом просто поняла, что… дело совсем не в мороженке; да и не хочу я застудить тебя, заставив вымазаться в чем-то таком холодном. Ну и пока ты ела, я любовалась тобой, и… не смогла сдержаться. Видать, силы воли во мне совсем ничего, ведь ты столько раз была так близко ко мне и ни единой мышцей лица…

— Не будем об этом, — остановила ее Джоанна. – Ведь теперь мы больше не будем сдерживаться?

— Нет, не будем, — Алисия потянулась вперед, покрывая поцелуями голень Джо, а затем внутреннюю часть бедра. Та, конечно, была возбуждена ласками и видом телес Алисии, но эти ощущения перебивались ощущениями набитого до отказа брюшка. Тем не менее, Джоанна не возражала против того, что собиралась сделать ее любимая, и потому подтянулась назад, освобождая ей место, и раздвинула ноги.

Алисия устроилась на четвереньках, стоя на локтях и коленях и прихватив ладонями бока Джоанна. Она была совсем близко к лону швеи, но не предпринимала никаких действий.

— Что же ты? – спросила Джо, приподнимая голову, но сразу же снова опуская ее.

— Да вот думаю, как же нам устроиться поудобней, — отозвалась Алисия из пространства между бедер швеи.

— А… может, так? – Джо что-то смекнула, подняла ноги, согнула в коленях и уложила на широкую спину Алисия.

— О, вот так, да! – воскликнула та и впилась губами в клитор Джоанна. После нескольких обычных поцелуев она перешла к «французским», то есть, говоря проще, к ласкам языком. Джоанна предалась наслаждению, откинув голову назад и обхватив ногами корпус Алисия, а та старательно игралась языком внутри нее.Так продолжалось несколько минут, и наконец швея резко выдохнула, откинув голову назад, а Алисия сделала шумное всасывающее движение губами.

— Это было потрясающе, дорогуша, — выдавила Джоанна. Алисия чуть-чуть подтянулась вперед и несколько раз поцеловала ее мерно опускавшийся и поднимавшийся животик, после чего вновь поползла назад, прихорашивая влажными губами правые бедро, голень и стопу Джо. Минуту швея, переводящая дух, была во власти своей любимой, затем подняла голову, чтобы полюбоваться ей, и обнаружила, что та, одной рукой держа ножку Джо у своих губ, другой легонько приглаживает себя между бёдер.

— Эй, ты что делаешь? Там мои владения! – воскликнула Джоанна с улыбкой.

— Ох, извини, я просто уж очень сильно возбуждаюсь, — Алисия счастливо рассмеялась, отпуская себя и подругу. – Ты как, передохнула после тортика?

— Пойдем в спальню, — предложила Джо, поднимаясь. – Я хочу расположить тебя с максимальным комфортом, ненаглядная моя.

Алисия послушно проследовала за подругой, и та уложила ее на полуторную кровать.

— А мы поместимся вдвоем? – поинтересовалась министр Райзингем.

— Чем теснее нам придется друг в дружку вжаться, тем лучше, разве нет? – шепнула Джо на ушко возлюбленной, улегшись на бок справа от нее. Алисия ответила томным «мхмм», и швея взяла ее в свои руки. Левой своей рукой она нашарила правую руку Алисия где-то между их бедер, и та с готовностью сжала ее; правую же возложила на ее левую щеку, заставив повернуть голову направо – туда, где губы Джо уже ждали ее. Девушки слились в поцелуе, и Джоанна принялась ласкать своего собственного министра находящейся сверху правой рукой, последовательно переходя от пухлой щеки к мягкой шейке, округлому плечу, спелой, налитой груди, обширным площадям животика, еще более мягкого, чем перина, на которой они лежали, и такого податливого ласковым пальцам, и широким бедрам. Наконец Джо проскользнула рукой между них, и в этот момент, когда она вошла в Алисия пальцами, девушки еще сильнее впились друг в дружку губами, сплетаясь языками. Алисия приподняла левую ногу, согнув в колене, и слегка прихватила свой животик левой рукой, освобождая своей ласковой швее пространство для маневра. Она долго мычала от наслаждения прямо в губы Джоанна, и вскоре оторвалась от нее, делая глубокий выдох и заливая ее руку своими соками.

— Ах, Джоанна, я никогда не была так счастлива, — прошептала Алисия, смотря, как Джо облизывает свои пальцы.

— Ты – мое единственное счастье, — ответила швея, положив подбородок на мягкое плечо любимой. – Заночуешь со мной?

— Я бы и не подумала уходить, — Алисия повернулась на левый бок, и девушки вжались в объятия друг друга, сплетясь и руками, и ногами.

— Алисия, а ты не откажешься… Прилечь на меня сверху? – попросила Джо робко. – Ненадолго. Я очень хочу… ощутить всю твою тяжесть.

Не говоря лишних слов, Алисия уложила любимую на спину и переползла на нее, старательно навалившись грудью и животом.

— Ну, как? – поинтересовалась она с улыбкой.

— Аааааах! – только и смогла выдавить Джоанна. Из глаз ее потекли слезы счастья. — Еще немного, Алиска… Люблю, люблю, люблю тебя… Моё мягкое чудо… Мой личный центнер счастья… Ну все, слезай.

Со смешком Алисия сползла с Джо и снова заключила ее в объятия.

— И еще, нам завтра по работам, и спать пора, но можно поговорить? – спросила швея, переведя дух.

— Что такое, родная?

— Насчет тортика.

— Ох, — Алисия чуть поникла.

— Нет-нет, дорогуша! – Джо быстро поцеловала ее в щеку. – Я совсем не против, если ты хочешь меня раскормить – я это, хех, заслужила, но ты не слишком увлекайся просто, ладно? Я все же хочу, чтобы ты была тяжелее меня.

— А, ну конечно! – Алисия расслабленно улыбнулась. – Что ж, мы обе устали, а завтра много дел, но прежде чем мы уснем, я хочу сказать тебе еще одну вещь: спасибо, Джо. Спасибо, что решилась высказать мне свои чувства. Теперь я наконец нашла себя. Спасибо. Я люблю тебя. Сладких снов.

— Что может быть слаще, чем сон в твоих объятиях?

***

Утром после пробуждения девушки провели еще полчаса в постели, наслаждаясь обществом друг друга, после чего нехотя поднялись.

— Собирайся, дорогуша, — сказала Джо, бросая Алисия платье и доставая из гардероба блузку. – Я тебя провожу.

— За ручку? – Алисия рассмеялась. – О, я уже вижу газетные заголовки. «Министр Алисия Райзингем поддерживает нетрадиционные отношения личным примером!»

— А может, я хочу, чтобы такие заголовки появились, — ухмыльнулась Джоанна. – Ох, ну что такое? Давай!

Алисия подошла к любимой, чтобы обнаружить, что блузка той категорически отказывается сходиться на ее уплотнившемся после вчерашнего ужина животике.

— Хм, — произнесла Алисия, нежно прижавшись к Джо, — похоже, теперь не мне одной будут нужны новые платья?

— Ты уверена, что правда стоит? – Гуди Хэтч сверлила министра Райзингем самым серьёзным и испытующим взглядом из своего арсенала взглядов. – Я советую тебе ещё раз всё обдумать.

— Гуди, за… за кого ты меня принимаешь? Я всегда обдумываю свои решения, я обязана как высокопоставленное должностное лицо! – Алисия попыталась возмутиться, но тон вышел больше оправдывающимся, ибо она понимала, что Гуди Хэтч права. – Ладно… я ей обещала, понимаешь? Если ты можешь выдумать способ обставить это как сюрприз, более честный чем то, что придумала я, то скажи!

— Нет, но если ты правда любишь Джоанна, то тебе стоит быть с ней честной, вместо того, чтобы ставить эксперименты. И полагаться на «она меня обожает, и всё мне простит» было бы немного подло. Не думаю, что это разрушит ваши отношения, но осложнить может.

— Я не… Это не эксперимент, и я не полагаюсь на такое! – Алисия прервалась на секунду, задохнувшись от возмущения. Именно такого возмущения, которое испытывает человек, которого ткнули носом в то, что он делает неправильно. – Срань Господня… — выдохнула она, запутавшись в мыслях. – Слушай, я уверена, что она поймёт, мы говорили с ней об этом раньше, и она не была против…

— Против чего именно? – Гуди подняла бровь.

— Слушай, я просто попросила тебя помочь кое с чем, и кое-что одолжить, мои отношения с Джоанна и как я их порчу – это моё дело, и ты знаешь, что я намерения мои продиктованы только желанием сделать ей приятное…

— Ладно, так уж и быть, это и правда твоё дело, — сказала Гуди тоном, в котором ясно звучало отречение от всякой ответственности. – Можешь взять, что тебе нужно, в спальне, а я приготовлю, что ты просишь. Хех, хотела бы я, чтобы Беннет устроил мне такой сюрприз…

— Я могу намекнуть ему идею, если ты хочешь? – предложила Алисия.

— Нет, спасибо, поверь, у меня опыта в пошлых намёках гораздо больше, чем у тебя, справлюсь сама, — ухмыльнулась Гуди.

***

Алисия и Джоанна встретились вечером у Сахарного Уголка, где было назначено свидание. Швея улыбнулась, увидев любимую в последнем платье, которая она для неё сшила. Сама Джоанна нарядилась в новую белую блузку, недавно скроенную взамен той, что перестала застёгиваться на её животе после первой ночи с Алисия, и простую юбку чуть ниже колена. Особое внимание она уделила ногам, нарядив их в прозрачные чулки и туфли на невысоком каблуке с открытыми пальцами и подъёмом стопы.

— Джо, привет, — сказала Алисия, приближаясь к ней.

— Привет, дорогуша, — отозвалась Джо, шагая навстречу. – Ты выглядишь потрясающе.

— А ты выглядишь как школьница, — Алисия хихикнула. – Это так мило.

Девушки обнялись, схватив друг друга за бока, а Алисия потянулась губами к губам швеи. Несколько секунд длился поцелуй, а затем Джоанна отстранилась, смущённо сказав:

— Ну хватит, родная. Давай на публике не так уж явно?

— Ладно, как скажешь, — Алисия отступила назад и протянула Джо руку. – Идём?

— Конечно, — швея с улыбкой взяла любимую за руку, и та повела её в Сахарный Уголок, где их ждал столик на двоих.

— Гуди, привет, — поздоровалась Джо с владелицей заведения.

— Здорово, девочки, — улыбнулась та обеим. – Так, столик на двоих, у дальней стены. Это…

— Да-да, я знаю, я же сама его выбирала, — Алисия усмехнулась и повела свою девушку к столику, оглядываясь на Гуди Хэтч с многозначительным взглядом.

— Куда ты смотришь? – Джо шутливо пихнула Алисию локтём в мягкий бок. Та коротко посмеялась, отводя глаза от Гуди, чьё круглое лицо с большими задорными глазами, широким вздёрнутым носиком и большими губами было обрамлено большой гривой розовых кудряшек, струящихся по полным плечам, на Джоанна, тонкие аристократические черты лица которой вступали в контраст с полнотой, делая её ещё более очаровательной. Алисия поймала себя на мысли о том, что обе они были красивы, но по-разному, и ей стало стыдно, что она вообще сравнивает свою Джоанну с кем-то.

— Ну что, как прошёл твой день? – спросила Джо, когда они сели за стол и сделали заказ.

— В ожидании, — Алисия улыбнулась и накрыла ладонь швеи своей.

Ужин девушки провели больше за разговорами, чем за едой; Джо ожидала, что Алисия будет настаивать на том, чтобы она ела больше, но, видимо, та была больше поглощена беседой с любимой. Говорили обо всём, много шутя и смеясь, несколько раз как бы невзначай признавались друг другу в любви, в общем, были счастливы; пока взор Джоанна не помутнел, и она не упала лицом в торт.

— Джо, ты чего? – Алисия поднялась из-за стола и потрогала подругу за плечо. – Слишком много вина, наверное… — сказала она оглядывающимся на них посетителям. – Отвезу её к себе.

— Я помогу, — Гуди появилась рядом, ныряя бесчувственной Джо под плечо. Алисия подхватила любимую с другой стороны, и они повезли её к машине.

***

Проснулась Джоанна от того, что почувствовала прикосновение чего-то влажного к щеке. Открыв глаза, она обнаружила, что Алисия нависает над ней, лежащей на спине, стоя на четвереньках, и слизывает с её лица остатки крема. Джо, не долго думая, приподняла голову и лизнула Алисию в ответ, проведя языком по щеке и носу. Алисия охнула, затем хихикнула, а через мгновение девушки сплелись губами и языками в страстном поцелуе. Джоанна чувствовала, как огромный живот Алисия, чуть-чуть колыхаясь, касается её собственного, расплывшегося на плоском матрасе, на котором она лежала, и это её очень возбуждало. Джо чувствовала себя счастливой, и даже не подумала задаться вопросом, почему минуту назад она была на свидании в Сахарном Уголке, а сейчас они оказались нагими в постели, предаваясь друг другу. Но когда она попыталась поднять распластанные перпендикулярно телу руки, чтобы схватить и ласкать бока Алисия, что-то ей помешало. Вскоре она поняла, что запястья стянуты ремешками. Дальнейшее обследование своего положения показало, что ноги её были тоже зафиксированы, будучи приподнятыми, согнутыми в коленах и подвешенными за лодыжки к потолку.

— Алисия, а где мы? – спросила она растерянно, но без испуга.

— У меня, — ответила министр Райзингем. – Ты отрубилась, Гуди помогла мне тебя дотащить, и я… в общем, решила устроить тебе сюрприз. Помнишь, я обещала тебя связать?

— Помню, — Джо улыбнулась. – Ну и что же вы намерены теперь со мной делать, госпожа министр?

— Ну… — Алисия замялась. Она готовилась к тому, что придётся объясняться насчёт того, что она устроила с Джоанна против её воли, но та, видно, полностью ей доверяла и не задавалась лишними вопросами. – Я собираюсь убедиться, что это будет твоё лучшее свидание до сих пор, — наконец сказала она и принялась целовать любимую в круглый подбородок и шею.

Джоанна откинула голову назад и расслабила разложенные руки, полностью отдаваясь Алисия. Та гладила, целовала, нежно полизывала горячее тело любимой, спускаясь от шеи к плечам и груди, от них к мягкому животу и плотным бёдрам, не оставляя ни одной клеточки кожи не обласканной. Джоанна громко вдыхала и выдыхала, чувствуя невероятное блаженство.

— О, Алисия, дорогуша, — вымолвила она. – Я словно в раю… Нет, лучше, чем в раю.

— Это я в раю, — отозвалась Алисия с придыханием, целуя внутреннюю часть левого бедра Джо и поднимаясь вверх от живота к колену. – А ты – моя богиня.

— Ты ведь меня раздевала? – вдруг поинтересовалась швея, тяжело дыша от возбуждения. Её лоно уже горело, требуя вторжения, но она терпеливо ждала, когда Алисия закончит все запланированные ласки. Не то чтобы это было томительное ожидание, удовольствие всё же было невероятным.

— Ну конечно, кто ж ещё, — ответила Алисия. – Гуди только помогла довезти тебя, ну и одолжила… игрушки. А ты… была моим тяжёленьким искушением, — повернувшись налево, она переключилась на правое бедро Джоанна. – Но я не делала ничего, ну кроме как принять правильную позу, до того, как ты очнулась. Блаженство должно было быть общим.

— Ах, пусть оно всегда будет нашим общим, дорогуша, — выдохнула Джо. – Я люблю тебя. Моя очередь ещё нескоро, конечно?

— Само собой, тебя ждёт ещё много всего, — Алисия усмехнулась и поднялась на колени, перед стопами Джо. – Можно?

— Ну конечно, я и не ожидала, что обойдётся без этого, — швея ободряюще улыбнулась Алисия.

Алисия принялась ласкать ножки любимой, губами и языком, и одновременно правой рукой потянулась к себе между бёдер.

— Эй, ты что делаешь? – Джоанна приподняла голову и брови. – Ну-ка перестань!

— Ой, Джо, милая, — Алисия смущённо улыбнулась, — Я… это… часть моего плана. Ты же не то чтобы совсем против, чтобы я?.. просто расслабься и получай удовольствие. Каждый раз, после того, как я приходила к тебе за платьем… А теперь смотри, я делаю то же самое, потому что люблю тебя.

— Я тебя потом изнасилую несколько раз подряд, тогда будешь знать, — проворчала Джо полушутливо. Алисия же продолжила ласкать её и себя, и наконец в последний раз провела языком по ножкам швеи, заливая свою руку своими соками.

— Ну вот, — сказала Алисия, с небольшим усилием поднимаясь. – Джоанна, ты как, голодна? В Сахарном уголке почти ничего не съела.

— А, ты хочешь меня немного пооткармливать? Я не против, — Джо улыбнулась любимой, и та, улыбнувшись в ответ, взяла левой рукой стоявшую на столике вне поля зрения швеи большую миску с шоколадными конфетами, положила её слева от Джоанна и села рядом. – Только разве ты не хочешь сначала… закончить свои ласки?

— Терпение, — Алисия покачала головой, затем правой рукой, даже не подумав её предварительно вытереть, взяла одну конфету и поднесла ко губам швеи.

— Мммм, так вот оно что! – Джо усмехнулась. – Ну ты и чудо, моя милая Алисия, — схватив конфету зубами, она сжевала её и облизала кормящие её пальцы. – Моя родная хитрая толстая Алисия. О, твоё… ты… слаще, чем конфета.

Алисия счастливо засмеялась, и продолжила скармливать любимой конфеты, не забывая левой рукой поглаживать её животик. Возбуждающаяся от этого Джоанна испытывала сложности, сосредотачиваясь на жевании, но это были очень приятные сложности, такие же, как затруднение дыхания, как в тот раз, когда Алисия навалилась на неё всем своим немаленьким весом. «Мне нравится, что она это делает, — счастливо думала швея. – Я согласна стать больше для неё… Я хочу стать больше для неё».

— Мы две сумасшедшие, — выдавила она вслух, чувствуя, что объелась сверх меры. Оставалось съесть последнюю конфету, которую протягивала ей Алисия. – Две сумасшедшие, которым нравится быть жирными друг для друга. Представь, что остаток жизни мы проведём вдвоём, в герметичной камере с мягкими стенами. Каково, а?

— Я согласна на такое, — сказала Алисия. – Мне нужна только ты, и мы друг для друга будем мягче всего на свете.

Хихикнув, Джоанна схватила губами последнюю конфету, медленно разжевала её и проглотила, пока Алисия продолжала гладить её переполненный животик. Через некоторое время она откинулась назад и сказала:

— Ну всё, теперь можешь меня не развязывать. Я всё равно не встану.

— И не собиралась, — Алисия, улыбнувшись, встала, унося на столик опустевшую миску и принося оттуда нечто другое. – Ещё кое-что в сегодняшней программе «устрой любимой лучшее свидание».

Приподняв голову, Джо обнаружила, что Алисия держит в руке средних размеров фаллоимитатор.

— Одолжила игрушки Гуди, значит, — ухмыльнулась она. – Он хоть стерильный?

— Ну само собой я бы не стала использовать грязный, — ответила Алисия.

Джо вспомнила, как в прошлый раз Алисия имела её языком после того, как она объелась тортиком. Это был очень приятный опыт, и Алисия, видно, решила снова подарить ей эти ощущения в полной мере.

— О, Алисия, — выдохнула она, когда та, присев рядом и положив левую руку ей на грудь, правой первый раз ввела игрушку Гуди внутрь швеи. – Я буду кричать, — предупредила она. – Но ты… будь пожестче, хорошо?

Алисия кивнула и интенсивно заработала рукой, окидывая взглядом полное тело своей любимой, от головы, запрокинутой назад в наслаждении, до ножек, которые слегка болтались в петлях. Джоанна громко дышала, затем стонала, и под конец уже громко кричала, по мере того, как Алисия снова и снова, очень полной рукой с чуть колышущимся сальцем на плече, резко погружала в неё игрушку Гуди.

— Алисия, я тебя люблююююююю! – с последним, гораздо более протяжным, криком Джоанна передёрнулась в оргазме. Затем министр Райзингем встала и прямо на глазах швеи тщательно облизала фаллоимитатор, залитый её соками.

— Ах ты бестия, — рассмеялась Джо, переведя дух. – Ну всё, развязывай меня – моя очередь.

— Хочешь, можешь сама меня связать, — предложила Алисия, принявшись расстёгивать ремешок на правом запястье швеи.

— Не-а, спасибо. Ты и так позволишь мне сделать всё, что я с тобой захочу, — Джоанна ухмыльнулась, самой грязной похотливой ухмылкой, на которую только была способна настоящая леди вроде неё.

Алисия усмехнулась и продолжила освобождать швею. Как только она справилась с ремешками на лодыжках, та обхватила её ногами за шею. Алисия хотела смутиться, но куда уж им было теперь до смущения?

— Ну, что? – поинтересовалась она игриво, положив ладони на голени Джо и принявшись их поглаживать.

— Мне всё ещё немного тяжело после твоих конфет. Ими тебя тоже Гуди снабдила? Да уж, наша Гуди лёгких закусок не признаёт принципиально. Ты не против ещё немного поработать своим сладким язычком?

— Как пожелаешь, госпожа, — Алисия улыбнулась.

— Ты смотри-ка! Только что я была связана по рукам и ногам, а теперь я уже твоя госпожа! – засмеялась Джоанна. – Ты точно моя мисс Алисия Расположи По Алфавиту Райзингем?

Алисия вновь принялась нежить свою любимую руками, губами и языком, но на этот раз начиная с ножек и поднимаясь вверх. Джоанна раскинула руки на матрасе, и сладко застонала, когда Алисия закончила с её ногами и запустила язык внутрь неё. Через несколько минут она попросила Алисия двигаться выше, и вскоре губы той покрыли влажными следами, приятно холодящими кожу, всё тело швеи вплоть до подбородка. Девушки вновь оказались в том положении, в каком были, когда она проснулась – Джо распласталась на матрасе, а Алисия нависает над ней сверху, стоя на четвереньках.

Ну и разумеется, они не смогли обойтись без долгого-долгого, нежного-нежного, страстного-страстного поцелуя. Вот только на этот раз руки Джоанна были свободны, и она использовала их правильно – для того, чтобы схватить любимую за широкие бока и нежно сминать их.

Не прерывая поцелуя, Джо потянула Алисия влево от себя и вправо от неё, и они поменялись позициями – теперь более крупная девушка лежала на матрасе, а швея нависала над ней.

— Оу, — выдохнула Алисия возбуждённо.

— Дорогуша, а ведь я ничего не пила там, в Сахарном Уголке, — вдруг сказала Джоанна.

— Хочешь пить? Пойдём на кухню, можно взять воды из кувшина или чего-нибудь в холо… Ой. Ой, ты об этом, — Алисия потускнела. – Джо… Джоанна, я… — она пыталась что-то сказать, но смогла выдавить только, — лю… блю…

Джоанна наклонилась к ней и поцеловала. Алисия ответила на поцелуй с испуганной, отчаянной страстью, а швея вдруг поймала её нижнюю губу зубами и сильно, но не до крови, сдавила.

— Мммм? – спросила Алисия. Когда Джо отпустила её, та сказала, — ты очень зла, я понимаю. Я только хотела устроить тебе сюрприз, а как связать тебя так, чтобы ты не заметила? Блин… Я… Ты прости меня, я больше не буду ничего с тобой делать без твоего ве…

— Алисия, заткнись, – прошептала Джоанна. – Я… меня сейчас разорвёт… От любви к тебе. Алисия, Алисия, Алисияли, милая, сладкая, нежная Алисия… — она поцеловала её несколько раз.

— Ты не… Я… — Алисия растерялась.

— Я же говорила – ты можешь делать со мной всё, что захочешь. Алисия, если я не права, доверяясь тебе – значит, моя жизнь в любом случае не имеет смысла. Ты – моя жизнь. Моя мягкая и уютная Алисия, которая сейчас расплатится за то, что траванула меня снотворным и похитила… — Джо внезапно выпрямила руки и ноги и улеглась прямо на свою девушку.

— Ух! – выдохнула Алисия. – Ты… тяжёлая.

— Вот чья бы корова мычала! – воскликнула Джоанна весело, нежась на теле любимой, как на перине.

— И то верно. А я, кажется, понимаю, почему тебе так нравится, когда я… сверху. Но всё же, чтобы на мне лежал кто-то тяжелее меня, я бы не хотела.

— И это прекрасно, дорогуша, — сказала Джо, поднимаясь обратно на четвереньки и целуя Алисия. – Ну что, моя самая тяжёлая, самая любимая похитительница, кому-то пора преподать урок настоящего обожания?

— Ооооо, — прошептала Алисия возбуждённо. – Я обожаю уроки, но такого чудесного у меня ещё не было. Чур, я буду учебным пособием! – воскликнула она, и девушки захихикали.

— Ну хватит языками чесать, пора языками и поработать, — сказала Джоанна наконец и принялась за любимую. Положив ладони на плечи Алисия, она стала гладить её очень полные руки, опустила нижнюю часть торса, прижав свой животик к расплывшемуся на матрасе животу своей красавицы. Алисия глубоко вздохнула, заливаясь румянцем от возбуждения. Джо не могла сопротивляться той силе, с которой её влекли большие, искусанные губы, украшающие такое обожаемое пухлощекое личико, и резко накрыла их своими тонкими, аристократическими губами, выпустив язык глубоко в рот Алисия. Девушка замычала от неожиданности, но не протестующе, и возбуждалась всё больше по мере того, как швея старалась вытянуть свой язык как можно глубже. Алисия обхватила Джо руками за голову и не отпускала до тех пор, пока ей не стало не хватать воздуха. Джоанна, понимая без слов, оторвалась от ее рта, и нежно облизала ей губы. Алисия захихикала.

— Чего ты? – Джо, счастливо улыбаясь при виде смеющейся любимой, коснулась носом её носа.

— Помнишь наш первый раз, в ванной? Ты тогда прокусила мне губу в порыве страсти, а потом начала её зализывать, — прошептала Алисия. – Я тогда испытала такое счастье, потому что поняла, какая волшебная, какая нежная, искренняя, заботливая девочка принадлежит мне теперь, — она взяла швею за щеки. – Прокляни меня Господь, если я предам тебя, моя Джоанна.

— Моя Алисия, — отозвалась Джо с придыханием, — вся моя, — схватив Алисия за запястья, она принялась целовать руки, гладившие её щеки. Затем, уложив их вдоль манящих широких боков Алисия, швея положила руки на ее грудь, принявшись наглаживать её. Одновременно с этим Джоанна стала покрывать поцелуями кругленькие щечки, мягкий подбородок и широкую, чуть дряблую шейку любимой. Алисия дышала всё громче и возбуждённее, особенно когда швея начала массировать её сосцы кончиками пальцев, вместе с тем проводя языком по шее. Алисия издала тонкий, волнистый стон, чувствуя, что находится на пике возбуждения. Джо еще больше усугубила состояние девушки, пошевелив бедрами и потершись своим животом о животик Алисия. Министр Райзингем уже физически ощущала, как влага сочится между ее ног, а мокрое пятно уже давно холодило ее ягодицы.

Джоанна была тоже возбуждена, но в ином смысле. Счастье разливалось по всему ее телу, мозг взрывался эндорфинами от того, что она доставляла наслаждение той самой девушке, которой столь долго тайно поклонялась. Швея продолжила ласкать грудь Алисия губами и языком, а руками стала гладить ее бока, игриво очерчивая пальцами контуры складочек. Они были еще мягче и приятнее, чем Джо представляла в грезах – как и животик, который ей не терпелось снова покрыть поцелуями, как в тот, первый раз, у дверей душевой кабинки.

Алисия, сходя с ума от блаженства, задавалась вопросом, сможет ли Джо заставить ее возбудиться еще сильнее. Когда швея принялась за ее живот, оказалось, что более чем сможет. Джоанна, тоже сходя с ума от счастья, долго целовала, гладила, тискала, массировала, облизывала похожий на огромную подушку животик Алисия, терлась об него носом и щеками, игралась с расплывшимися от жира по матрасу боками, приподнимая и опуская их, будто взвешивая их на ладонях. Она припоминала все те разы, когда она взвешивала живот Алисия в руках, держа за низ и снимая мерки для платья. Теперь все это великолепие принадлежало ей, и она истекала счастьем.

А Алисия истекала желанием. Джо через силу наконец оторвалась от животика и, нежно раздвигая широкие бедра, с внутренней стороны покрытые влагой у своего основания, спросила:

— Чего тебе хочется, о моя Алисия? Язычка, пальчиков, или, может… — она потянулась правой рукой к игрушке Гуди Хэтч, левую положив Алисия на живот.

— Просто трахни меня уже! – закричала Алисия в ответ, которой уже дышать становилось тяжело от возбуждения.

Джоанна устроилась справа от нее, правой рукой вводя фаллоимитатор в обрамленные жиром живота и бедер ворота любви Алисия, а левую продолжая держать на ее животе. Алисия дышала все громче по мере того, как швея ускоряла темп движения рукой, а затем схватила Джо за запястье левой руки, притягивая ее к своим губам, целуя и облизывая кончики пальцев. Та со счастливой улыбкой смотрела, как Алисия возвращает ей всю любовь и преданность, что Джоанна вкладывала в движения правой руки – почти бессознательно, с животной страстью лаская ухоженную кисть левой. Видя это, швея вспоминала, как министр Райзингем пожирала её взглядом, как покрывала её тело поцелуями, как ласкала её ножки, как гладила её животик, скармливая одну конфету за другой, и старалась не расплакаться от счастья. Все её чувства к Алисия – это бескорыстное обожание, поклонение, обожествление, желание делать всё для ублажения любимой, принадлежать ей – были полностью взаимны!

Джо отвернула взгляд от лица возлюбленной, чтобы та не заметила влагу, собирающуюся потихоньку в уголках глаз, и стала любоваться тем, как колыхался от тряски жирок на животике Алисия, нижней частью раз за разом сталкиваясь с запястьем активно работающей руки швеи. Которая, впрочем, зря волновалась: блаженствующая министр Райзингем едва ли могла толком сфокусировать взгляд на чём-либо. Весь мир её сузился до сексуального наслаждения, пальчиков любимой на языке и своих пальцев, сжимающих запястье Джоанна.

В конце концов Алисия передёрнулась всем своим огромным телом и обмякла.

— Ну, как? – поинтересовалась Джо со счастливой улыбкой, облизав побывавшие в министерском лоне пальцы. Алисия еще два раза поцеловала ее левую руку, прежде чем вернуть конечность владелице и ответить с такой же улыбкой:

— Я уже не могу дождаться нашего следующего свидания. Заночуешь со мной, Джо? Пожалуйста, останься!

— О, но я еще не закончила с вами, министр Райзингем, — погладив Алисия по щеке, швея взяла ее за плечи, намереваясь перевернуть на живот.

— Ты хочешь… о, — протянула Алисия, скосив глаза на лежащую рядом с бедрами девушек игрушку Гуди. – Джо, я слегка устала. Ты не против, если мы сперва немного передохнем?

— О, ну конечно нет, родная! – защебетала Джоанна. – И я, кстати, как раз знаю, как мы можем это сделать, — без лишних слов швея мягко раздвинула бедра Алисия, уселась между ними, а свои ноги согнула в коленях, прижав стопы к большому министерскому животу.

— О, вау, — только и сказала Алисия, обнимая любимую ногами за поясницу. – Это… мне… нравится, — произнесла она с перерывами на глубокие томные вздохи, когда Джо начала легонько и нежно сминать жирок на животике Алисия своими ножками.

— Это ты мне обещала, между прочим! – захихикала швея.

— Что? Не может быть, — игриво фыркнула Алисия.

— Да-да, когда мы вылезали из душевой после нашего первого раза, ты заставила меня одеть домашние тапочки. Я отметила тогда, что они не такие мягкие, как ты, моя девочка, на что получила ответ, мол, это временная мера. Ну, и…

— А, да, вспомнила, — Алисия подняла руки и положила их сверху на своды стоп Джо. – Всё-то ты помнишь!

— Само собой, ведь это был день, когда ты ответила мне взаимностью, Алисия, — прошептала швея едва слышно. – Главный день моей жизни…

— Ну, что ж… — Алисия взяла правую ногу Джоанна за щиколотку и аккуратно поднесла к своему лицу, посмотрев на любимую поверх нее. Та с блаженной улыбкой кивнула, и Алисия с наслаждением принялась покрывать стопу Джо нежными поцелуями, пока швея другой ногой ласкала ее животик. Через минуту Алисия поменяла их местами, чувствуя, что это возбуждает ее все сильнее. По прошествии еще одной минуты она вернула владелице и левую ножку, после чего начала подниматься со словами:

— Ну, теперь я готова. Давай сделаем это.

Джоанна сменила позу, встав на колени, и стала помогать любимой справиться с ее собственным грузным телом. Наконец Алисия встала на четвереньки, а Джо устроилась позади нее, левой рукой прихватывая снизу обвисший тяжелый живот девушки, а правой гладя и сминая ее широкую задницу. Поласкав их недолго, швея взяла игрушку Гуди и начала вторгаться ею в Алисия. Она вводила ее между огромных, мягких, но, однако, гладких ягодиц любимой, постепенно ускоряя темп. Сама Алисия от этого пыхтела и тряслась всем телом, все быстрее и быстрее. Джо сильнее обхватила свободной рукой ее живот, с наслаждением ловя каждое колебание, каждую волну, проходящие через болтающийся и трясущийся жирок.

— Как же я люблю тебя, моя толстая Алисия! –выпалила она, тщетно пытаясь выровнять сбивающееся от счастья дыхание.

— Твоя! Толстая! Алисия! Тоже! Тебя! Очень! Любит! Ах! Ах! Аааах! – отозвалась министр Райзингем томным, горячим и вибрирующим голосом. – О да! Да! Дааа!

Безошибочно угадав момент, когда любимая испытает оргазм и обессиленно рухнет на матрас, Джо бросила фаллоимитатор и довольно проворно для такой, как она, пухлой девушки, нырнула под Алисию. Та обрушилась прямо на нее, заставив швею издать приглушенный писк счастья.

— Ой! – воскликнула Алисия, переживая, не придавила ли возлюбленную слишком сильно ненароком. – Джо, это было совсем неожиданно. Ты в порядке?

— Я не в порядке, я самая счастливая швея-лесбиянка на свете, — промычала Джо, уткнувшись в подмышку Алисия. – Не вздумай слезать с меня! – прошипела она, обхватывая девушку руками за поясницу и вжимая ее в себя. «Или, скорее, себя в нее, — подумала Джоанна, блаженствуя. – Она словно безбрежный океан уюта…»

— Ты уверена, что не задохнешься или еще чего?

— Просто расслабься, лежи и отдыхай, мой личный центнер счастья, — прошептала швея. – Сейчас я хочу погрузиться в тебя поглубже… утонуть в тебе, моя Алисия…

— Толстая Алисия, — напомнила та со смешком.

— И божественно тяжелая, — выдавила Джо. – И такая мягкая, мммм, о да… Давай пролежим так всю ночь. Конечно, если тебе неудобно…

— О, ты, возможно, не знаешь, но ты сама очень мягкая и комфортная, моя девочка, — захихикала Алисия. – Но ты уверена, что будешь в порядке?

— Нет, — честно призналась Джоанна. – Ладно, плохая была идея.

— Но ты все равно останешься? Я бы очень не хотела засыпать одна, — прошептала Алисия. – Если честно, все эти дни до нашей новой встречи я очень тосковала по той ночи, когда мы с тобой впервые засыпали в обнимку, счастливые, что открылись друг другу. До слез тосковала, — девушка шмыгнула.

— О, Алисия… — Джо сняла любимую с себя, мягко подтолкнув в бок, и они улеглись на бока, сплетаясь и руками, и ногами в объятиях, и даря друг другу медленный, спокойный, нежный поцелуй.

— Останься со мной навсегда, — прошептала Алисия в губы возлюбленной.

— Я всегда буду принадлежать тебе.

— Нет, я… то есть да… конечно… То есть… Давай жить вместе! Как пара!

— О, Алисия! – ахнула Джо. – Но… у меня квартирка при бутике…

— Брось ее, у меня хватит места для нас обоих! Я могу отвозить тебя на работу по утрам и забирать вечером. Джо, честно, я очень хочу жить с тобой. Ты мне нужна, я…

— Тоже тебя люблю, — подхватила швея любимую на лету. – Но так народ точно поймет, что мы с тобой вместе. Это не навредит твоему имиджу?

— Глупышка моя, нет, конечно, не волнуйся об этом, — улыбнулась Алисия.

— Сегодня я остаюсь с тобой, Алисия. Завтра утром я ухожу в бутик.

— О, — Алисия потускнела.

— Вечером я собираю вещи, и ты меня забираешь к себе, — закончила Джо дрогнувшим голосом.

— О! – Алисия просияла.

— Туда-обратно, туда-обратно, каждый день, — задумчиво промолвила швея. – Вот к чему я не привыкла, так это ездить на работу. Жить прямо в бутике было удобно, но это ничто по сравнению с твоими объятиями, моя Алисия.

— Толстая Алисия! – зашипела Алисия в шутливом гневе.

— Но я не думаю, что квартирку при бутике стоит забрасывать. Ты будешь забирать меня оттуда каждый вечер?

— Мгм, — отозвалась Алисия, проводя носом по ключице и груди Джоанны.

— Ну, что-то мне подсказывает, что нас будет частенько посещать желание взять друг дружку сразу же, как встретимся. Так зачем каждый раз противостоять этому желанию, раз и удобное место для его исполнения есть?

— А потом мы прямо там и заночуем, — хмыкнула Алисия. – Так кто к кому переезжает, милая?

— Я, собственно, не вижу разницы, кто у кого живет, пока мы живем вместе, — с улыбкой шепнула Джоанна, нижней рукой гладя возлюбленную по волосам, а пальцами верхней слегка погружаясь в складки на ее боку. – Сладких снов, моя хорошая.

— Мягких и тяжелых снов, моё чудо, — шепнула Алисия в ответ, прижимаясь щекой к груди Джо, совсем слегка наваливаясь на нее сбоку, и натягивая плед поверх них обоих. Одной ногой она обхватила швею поверх живота, и та со счастливой улыбкой положила свободную руку на ее широкое, мягкое бедро. Так они и заснули.

Поддержи Трабант

Пока никто не отправлял донаты
0
1617
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Для работы с сайтом необходимо зарегистрироваться!