Биатлонистка толстеет

Источник:

Алёна Каверина узнала, что Кириллу, её парню и её личному тренеру нравятся полненькие ещё в самом начале отношений. Впрочем, для него это не было принципиально — скорее, просто фантазия. Так что Алёна вздохнула с облегчением – её совсем не толстое тело вполне возбуждало её парня.

С тех прошло несколько лет. Кирилл и Алёна поженились, но она оставила девичью фамилию, под которой её уже знали фанаты. За эти годы из спортсменки регионального уровня Алёна стала одной из звезд российского и мирового биатлона. В этом была и большая заслуга твердой тренерской руки Кирилла.

Алёна, к радости мужа, не была особо тощей. Она весила 63 килограмма при росте в 170 сантиметров. Широкие плечи, мускулистые руки, небольшая подтянутая грудь. Живот её был абсолютно плоским, с прокаченными кубиками пресса, а вот на ляжках и попе было немного жирка. Жирок спортсменкам гоночных видов спорта необходим – чтобы было что сжигать на трассе. Мягкими, впрочем, её ляжки и попа не были – под тонким слоем жира были твердые, сильные мышцы.

***

Предпоследний сезон Алёны (она в свои 24 ещё не знала, что этот сезон – предпоследний) выдался для неё тяжелым. Как лидер команды, она почти не пропускала гонки. Как лидер команды, она выступала под огромным давлением болельщиков и СМИ – именно на её неудачи, даже локальные, обращали больше всего внимания.

Как лидер команды, она столкнулась с завистью.

До этого лучшие результаты в российской сборной показывала Ира Смирнова, но теперь Алёна Каверина сместила ей с лидерских позиций. Та, конечно, в лицо ничего не говорила, но Алёна знала, как Ира обсуждает её другими сокомандницами. Это было мерзко. Масла в огонь подлило и руководство сборной – оно не отпустила Алёну на самоподготовку с личным тренером перед следующим сезоном. Только вместе со спарринг-партнершей, второй по результатам в сборной – то есть Ирой.

Мрак.

Неудивительно, что уже в феврале Алёна заявила Кириллу, что очень вымотана и в межсезонье на активный отдых (горы или поездку в одну из европейских столиц) у неё не хватит. Она просто хочет лежать на пляже и ни о чем не думать. Муж был не против – и для отдыха они выбрали пятизвездочный отель на Кипре.

С питанием all-inclusive.

***

В начале апреля биатлонный сезон закончился чемпионатом России по биатлону, на котором Алёна выиграла сразу три гонки.

Ликовать по этому поводу она не могла – так мало моральных сил у неё осталось.

Затем был заключительный, восстановительный сбор в Хантах. А потом – долгожданный отпуск.

Если в Ханты-Мансийске ещё лежал снег, то на Кипре ярко светило солнце, а температура +25 стояла почти круглые сутки, позволяя Алёне с комфортом валяться на пляже или у бассейна. Помимо принятия солнечных ванн, Каверина нашла для себя и другое увлечение – обжорство на каждом завтраке, обеде и ужине.

Алёна всегда любила поесть, но интенсивные тренировки всегда помогали ей не набирать вес. Но здесь, на Крите она не только не тренировалась – она вообще двигалась очень мало.

Все заранее запланированные экскурсии отправились в топку – Каверина предпочитала ходить только до ресторана, пляжа или шезлонга у бассейна. Даже плавала она немного – море ещё было холодноватым, да и зачем много плавать, когда на берегу есть теплый песочек и прохладное пиво?

Разумеется, такие привычки не могли не сказаться на фигуре – биатлонистка начала набирать вес. Как личный тренер, Кирилл должен был её остановить. Но как любящий муж, он не мог это сделать.

Во-первых, он был счастлив видеть, что к Алёне возвращается вкус к жизни. Она больше не выглядела нервной и измотанной, наоборот – сияла от радости, что наконец-то отдыхает.

А во-вторых, на его вкус, набранные килограммы делали его жену только красивее.

«Интересно», – думал Кирилл. – «Когда она сама поймет, что толстеет?».

***

Алёна поняла только в самом конце их третьей, последней недели на Кипре. Был её день рождения, 25 лет. В честь праздника она решила пойти на ужин не как обычно, в тянущихся шортах или просторной юбке, а в маленьком, коротком черном платье.

Даже втиснуться в платье оказалось для Кавериной непростой задачей. А когда она все-таки в него влезла, она никак не смогла застегнуть платье на спине – ни сама, ни с помощью мужа.

– Я что, растолстела?! – воскликнула Алёна.

Стянув треклятое платье, биатлонистка разглядывала себя в большое зеркало – и не узнавала себя. Она была одета только в кружевные трусики, больно врезавшиеся в кожу её потолстевшей задницы. Лифчик она сняла, когда пыталась влезть в платье, чтобы освободить ну хоть какое-то место.

Её каменный пресс не просто исчез – вместо него появился небольшой, но мягкий животик, нависавший над трусиками. Грудь и попа подросли и стали мягче, ляжки округлились, появились складочки на боках.

– Мне нужно взвеситься! – заявила Каверина. – Где тут можно найти весы?

– В фитнес-зале, – ответил Кирилл.

– Тут есть фитнес-зал? – удивилась Алёна.

– Да, я говорил тебе о нем, но ты была слишком занята лежанием и обжорством, – сказал её муж.

– Ой, да ладно, как будто тебе это все не нравится, – ответила Каверина и повернулась к нему.

Одной рукой потолстевшая биатлонистка приподняла свою левую грудь, второй – погладила мягкий животик. Кирилл не был в силах сдержать стон и потянулся к ней.

– Сначала взвешивание, потом все остальное! – отрезала Алёна.

Вскоре они уже были в фитнес-зале. Весы показали 71 килограмм при её росте в 170 см. На 8 кило больше чем её обычный вес.

– Кошмар! А ведь через несколько дней у меня первый предсезонный сбор! Представляешь, как Смирнова будет ржать надо мной? – ужаснулась Каверина.

– Все будет хорошо, родная, – ответил Кирилл. – Да, она поприкалывается, но к началу сезона ты сбросишь вес и снова будешь уделывать её на трассе. Пока же- давай просто наслаждаться тем, что имеем.

Так они и сделали. На ужин Алёна пришла в растянутых шортах и свободной майке и, в честь дня рождения, съела даже больше чем её обычная обжорная норма. А после ужина она наконец почувствовала, какой это кайф, когда любимый в постели ласкает каждый сантиметр твоего пухлого, мягкого тела.

***

Отпуск закончился, пришло время вернуться к тренировкам. В Сочи, на первом предсезонном сборе, Ира Смирнова с трудом узнала Алёну.

– Ни хрена себе, как тебя разнесло, Каверина! – воскликнула она.

– Ну подумаешь, немножко набрала. Скоро все скину.

Ира приподняла живот сокомандницы и немного потрясла:

– И это ты называешь немножко?

– Ну да, потолстела, с кем не бывает, – покраснев, оправдывалась Каверина.

– Со мной не бывает, – уверенно ответила Смирнова.

Что правда то правда. Помимо широких плеч и сильных мышц ног, Ира была абсолютно тощей. От худых скул и плоской груди до подтянутого живота и мальчишеской попы. Тренеры хвалили её за выносливость, но говорили, что ей нужно поработать над силой и набрать массу, чтобы выйти на топ-уровень. Но Смирнова как огня боялась растолстеть и всю карьеру оставалась именно с таким телосложением.

Тренируясь в паре с Ирой, Алёна поняла, что набранный вес сам по себе – не единственное изменение.

Во-первых, её сильные мышцы стали слабее после отпуска, полностью лишенного физических нагрузок. Во-вторых, она стала намного ленивее – куда-то подевались её твердая мотивация и железная воля.

Единственное что мотивировало её – это конкуренция со Смирновой. Но даже тут были проблемы. Потолстевшая, потерявшая форму, Алёна к тому же ещё не привыкла к своим новым объемам.

Закончилось все печально – на первой же тренировочной гонке Каверина, тщетно пытаясь догнать спарринг-партнершу на равнинном участке, пропустила момент, когда нужно входить в спуск и упала с лыжероллеров.

У неё обнаружили перелом ноги – и довольно серьезный.

***

Лечение травмы и последующее восстановление дались Алёне очень тяжело. Нога постоянно болела, а мысль о том, что она точно не похудеет к началу сезона, не давала ей покоя. Её тело казалось ей дряблым, слабым и слишком мягким – и она знала, что лучше в ближайшие месяцы оно не станет.

Радовала её только нежная забота Кирилла. Он ухаживал за ней, как за маленьким ребенком, постоянно говорил, какая она красивая и сильная, как она со всем справится. Он даже не пытался скармливать ей калорийную еду, хотя любителю пышек это явно далось тяжело.

Каверина старалась есть поменьше. Понимая, что до восстановления от травмы она уж точно не похудеет, она надеялась хотя бы потолстеть не очень сильно. Это оказалось тяжелой задачей – конечно, она уже не обжиралась, как на Кипре, но уже привыкла к определенному уровню комфортной сытости. Кириллу было даже не обязательно её откармливать – она справлялась сама.

В середине октября, спустя пять месяцев после травмы, она уже наконец-то была здорова и врачи разрешили ей приступить к пусть и легким, но тренировкам. Пять месяцев – ужасно много, за это время другие девчонки прошли весь летний период подготовки, посоревновались на летних чемпионатах России и мира и были готовы к первому тренировочному сбору на снегу.

А вот Алёна была уверена, что совсем не готова. Пухлая, мягкая, растренированная биатлонистка осторожно взошла на весы и увидела на них 76 килограмм.

«Всего 5 кило набрала», – радостно подумала она. «Не так уж плохо, всего по кило в месяц».

Она не хотела думать о том, сколько мышечной массы она потеряла за месяцы без тренировок и с минимальным количеством движений.

***

К большому облегчению Кавериной, руководство сборной после её травмы нашло Смирновой другую спарринг-партнершу. Это было приятно – насмешки своей главной конкурентки она бы не выдержала.

Впрочем, над ней за её спиной посмеивались и другие девчонки в сборной, с которыми она теперь тренировалась. Ещё бы – лидер их команды, которая всегда опережала их на трассе превратилась в круглую, мягкую пухляшку.

За четыре недели тренировок, оставшихся до начала сезона, Алёна смогла чуть подтянуть тело, подкачать свои пухленькие ручки и ножки и даже скинуть чуть-чуть жирка. Весы показывал 74, на 2 килограмма меньше чем, когда она только приступила к тренировкам.

«Можно было бы потерять и больше, но я же набираю мышечную массу», – утешала себя Каверина. Другой причиной, почему она не скинула больше веса, было банальное нарушение режима – после тяжелых для её пухлого тела нагрузок Алёна нередко восстанавливалась с помощью пива и сладких булочек.

В середине ноября предстояли контрольные тренировки, из-за которых пухленькая биатлонистка очень нервничала. Так назывались две гонки, в которых принимали участие все девушки, которых допустили к отбору в сборные. Те, кто показывал лучшие результаты, отправлялись на Кубок Мира. Выступившие похуже попадали в резервную команду и выступали на втором по силе соревновании, кубке IBU. Те же, кто провел гонки плохо, отправлялись в свои региональные команды и выступали на Кубке России.

Сравнивая себя, все ещё очень неспортивную, с другими девочками, Алёна была уверена – Кубок Мира в ближайшие месяцы ей не светит.

Все стало ещё хуже, когда перед контрольными тренировками с самоподготовки вернулась Ира Смирнова – все такая же стройная, легкая и атлетичная.

– Я смотрю, ты продолжаешь себе ни в чем не отказывать, Каверина, – сказала она и потрепала потолстевшую конкурентку по пухлой щеке.

Алёна попыталась перехватить её руку, но была для этого слишком медленной.

– Ты же знаешь, у меня была травма! – ответила она.

– Ты и до травмы была толстушкой, – усмехнулась Ира.

– Да, а ты как была, так и осталась дистрофиком.

– Может, ты не в курсе, но у нас тут биатлон, а не сумо, здесь ценится стройность, а не толщина пуза, – продолжала насмехаться Смирнова.

– Скажи это своему парню, когда он будет дрочить на девушку с формами вроде меня и игнорить те прыщи, которые ты называешь сиськами, – зло сказала Каверина.

Она гордо удалилась, думая: «Я впервые назвала себя девушкой с формами – и ведь это действительно так».

***

На контрольных тренировках Алёну превзошли все – не только Смирнова и другие девочки из основной сборной, но и ветеранки, подходившие к концу карьеры, вчерашние юниорки и даже малознакомые ей девчонки из региональных команд. Дело было не только в том, что Каверина теперь бежала гораздо медленнее. Она и стреляла медленнее, потому что перед огневым рубежом ей нужно было гораздо больше времени, что отдышаться. Да и винтовка казалась тяжелее её ослабевшим ручкам. В спуски она входила аккуратно, но слишком медленно – из-за выросших габаритов и страха снова получить травму.

Она была уверена, что ей предстоит отправиться в региональную команду и выступать на Кубке России, но тренеры сборной учли её прошлые заслуги и отправили на Кубок IBU.

«Все не так плохо», – думала Алёна. «Вот похудею, и в феврале уже буду снова бегать на Чемпионате Мира».

На Кубке IBU все было не так, как на Кубке Мира. Меньше болельщиков, нет телетрансляций, среди соперниц – спортсменки гораздо более низкого уровня, чем на соревнованиях элиты. Да и призовые деньги были меньше.

Впрочем, до призовых у Кавериной дело и не дошло. Даже на этих второсортных соревнованиях она занимала места в пятом или шестом десятке (из 70 участниц). Даже в резервной сборной она была балластом.

Скрытый текст доступен только участникам клуба

– Нет предела совершенству, родная, – с улыбкой ответил Кирилл.

Несколько слов от автора.

Спасибо, что прочитали. Для меня было очень важным наконец перестать бояться и начать воплощать в тексте кучу замыслов, которые давно скопились у меня в голове. И то, что кому-то нравятся мои рассказы – это супер. Ну а если кому-то не нравятся – не страшно, у всех вкусы разные.

Если вы хотите спин-офф этой истории про Иру Смирнову или новую подопечную Кирилла, пишите в комментариях.

Поддержи Hlobart

Пока никто не отправлял донаты
+6
2379
RSS
16:50
Очень хочется увидеть продолжение
nnn
06:25
Проканстрация, страх и отсутствие мотивации. Вот три слона из за которых всё идёт коту под хвост.
08:39
Напиши про Иру, пожалуйста
Загрузка...

Для работы с сайтом необходимо зарегистрироваться!